Архив категории » Путешествие. из Москвы. в Санкт-Петербург «

31.07.2015 | Автор:

Для нормального человека свойственно любить свой род­ной город, местность, Родину. Естественным является жела­ние расширить свои знания о своей родной земле, ее прошлом, настоящем и будущем, понять, объяснить, разумно использо­вать своеобразие природы, хозяйства, населения. Эти знания не только духовно обогащают человека, но и помогают найти правильный путь в жизни, определить и сделать для себя не­обходимой грамотную активную позицию в ней.

ММ. Пришвин (1873—1954), большой патриот России, замечательный певец русской природы, писал, что птице нужен воздух, рыбе — вода, а человеку прежде всего Родина Чтобы быть ее достойными гражданами, настоящими хозя­евами, надо знать очень много о ней: о ее духовных истоках и традициях, природе, истории, хозяйстве, о разрабатывае­мых планах ее развития. Пока знания о главных духовных ценностях и природно-хозяйственном развитии России за­нимают недостаточное место в школьном, среднем, высшем образовании России. Пока в стране год от года все в боль­шей мере ориентируются на западную модель образования (при которой нужно прежде всего уметь отвечать на тесты, а не раздумывать и мыслить комплексно, готовиться жить там, где удобнее и выгоднее, т. е. совсем не обязательно на сво­ей Родине, давшей жизнь, воспитание, образование). Вот по­чему путешествие по России, знакомство с ее духовными ис­токами, неприукрашенной жизнью и реальной историей, о которой многие узнают принципиально значащие факты, только побывав в исторических местах, дают чрезвычайно многое думающему человеку.

«Знание возбуждает любовь», — писал Н. Г. Чернышевс­кий (1828—1889). Только досконально зная свою Родину, можно сознательно строить свою жизнь в ней, влиять на ра­зумное использование ее богатств и определение перспек­тив ее развития во имя интересов большинства соотечествен­ников.

К. Г. Паустовский (1892—1968) писал: «Счастье дается только знающим. Чем больше знает человек, тем резче, тем сильнее он видит поэзию земли там, где ее никогда не най­дет человек, обладающий скудными знаниями».

В этой книге автору хотелось поделиться с читателями знаниями о местах России и событиях в ней, которые соби­рались многие годы. Изложенную информацию нужно оце­нивать как основу для мыслей, раздумий, обоснования ре­шений и действий читателей — моих соотечественников, скорее всего — людей молодых, энергичных, патриотично на­строенных, от которых и зависит будущее России.

Н. А. Добролюбов (1836—1861) говорил: «Настоящий патриотизм выше всех личных отношений и интересов и находится в теснейшей связи с любовью к Отечеству». Вели­кий россиянин русский святой Серафим Саровский (1759— 1833) пророчествовал (абсолютно все его пророчества все­гда сбывались): «Господь помилует Россию и приведет ее пу­тем страданий к великой славе». Хочется верить, что страда­ния рке позади, и теперь мы вносим свой посильный вклад в возрождение нашей великой страны — России и ее при­ближение к периоду давно заслуженной и великой славы.

31.07.2015 | Автор:

Известна старая истина — «… а еще жизнь хороша пото­му, что можно — путешествовать». Действительно, люди дав­но знают, что смена впечатлений, путешествия, поездки при­дают человеку новые силы, возвращают душевное спокой­ствие, умиротворение, интерес к жизни, дарят вместе с обо­гащенными знаниями способность думать, творить, рабо­тать, жить. В прошлом Руси, России всегда особо значимы­ми были паломнические поездки к местам земной жизни русских святых, местопребыванию православных святынь: святых мощей и честных останков угодников Божиих, чти­мых и почитаемых чудотворных икон, других православных реликвий. Дворянский период принес новую страницу в ис­тории странствий наших соотечественников. Стали чаще и больше ездить за границу, чтобы якобы избавиться от спли­на (плохого настроения, хандры, тоски, разочарования), при­чем традиционно стремились ехать во Францию и Италию, а самые смелые решались отправиться в кругосветные путе­шествия. Со временем путешествия приобрели и репутацию элемента престижной жизни. И раньше, и теперь, чтобы по­казать свою респектабельность, осведомленность в возмож­ностях проведения отдыха в престижном обществе, говорят о том, где путешествовали, что видели, куда собираются по-

image4

Путешествие на теплоходе сочетает комфорт и новые яркие впечатления

ехать. С 1990-х гг. россияне получили долгожданную свобо­ду в выборе места отдыха в любом уголке мира Толпы рос­сийских туристов теперь ежегодно устремляются на Кипр, в Турцию, Египет, Испанию, а кто побогаче — в Италию, Францию, Индию и некоторые другие страны, в речные кру­изы по Дунаю, в морские путешествия вокруг Европы, по Черному и Средиземному морям, в другие места. Отправля­ясь в подобные путешествия, люди, как правило, ощущают свою рекреационную свободу и удовлетворение от дости­жения определенных материальных успехов, обеспечива­ющих эти поездки и иные радости. При этом они чаще все­го забывают, что едут в давно освоенные, многократно ис­пользованные рекреантами места, где, получив среднего уровня бытовой комфорт, питание, развлечения, главного — приобретений для ума, сердца, души — они получат, как правило, очень мало (и это, не говоря уже о том, что эко­номическую выгоду в роли рекреанта они отдают другой стране, а не своей).

Пока в России невелик набор действительно высокого класса предложений о полезном душе и телу проведении отдыха. Одними из лучших оцениваются путешествия по рекам и озерам страны на комфортабельных теплоходах, при этом самым востребованным остается круиз от Москвы до Санкт-Петербурга и обратно. Дивные красоты русской при­роды, познание отечественной истории, архитектуры градо­строительства, знакомство с земной жизнью русских святых и православными реликвиями в сочетании с веером типо­вых развлечений на борту теплохода (кафе, ресторан, бар,

image5

Начало речного круиза

дансинг, спортзал, сауна и т. п.), да еще и при желании в эли­тарном обществе обеспечивают максимальную отдачу от от­дыха подобного рода Теперь на следующий теплый сезон хорошие путевки на борту действительно современных теп­лоходов дальновидные люди спешат покупать в декабре — марте, не позже. Дефицит качественных путевок на комфор­табельных теплоходах по рекам России, и особенно на мар­шрут «Москва — Санкт-Петербург», стабильно сохраняет­ся. Как ни грустно, но далеко не все россияне могут позво­лить себе этот высокоэффективный вид отдыха Чтобы сде­лать подобную поездку реальной, полезно помнить о том, что цена путевки зависит от времени ее покупки, продолжитель­ности поездки и ее запланированного периода, степени ком­фортности теплохода и каюты, уровня и характера питания, интенсивности экскурсионной программы, ряда других об­стоятельств. Особо нужно заметить, что лучший на первый взгляд период для поездки — июнь — август — совсем не гарантирует рекреационных радостей по полной програм-

image6

Канал им. Москвы. Шлюз № 3

ме из-за возможных дождей и холодной погоды вместо ожи­даемой жары, да, еще и при максимальной стоимости путе­вок. В этом один из ответов, почему растущий поток иност­ранных туристов на речных круизах России велик с первого весеннего теплого периода до поздней осени. Они умеют счи­тать свои деньги и практично одеваться в расчете на любую погоду. На теплоходе нужна простая и функциональная одеж­да, здесь не место для демонстрации помпезных нарядов, го­ловных уборов, дорогих ювелирных украшений.

Одним словом, гораздо лучше отдыхать на комфортабель­ных теплоходах в круизах по рекам России, любоваться не­редко уникальными природными и рукотворными богат­ствами нашей страны, познавать отечественные духовные ценности, чем быть рекреантом — песчинкой в многочислен­ной толпе отдыхающих на давно используемых зарубежных рекреационных площадках.

* * *

Третье издание книги «Путешествие из Москвы в Санкт — Петербург. Речной круиз» инициировано крупнейшей в России круизной компанией «ВодоходЪ» и издательством «Вече», по­нимающими патриотическую и экономическую значимость путешествий по нашей стране Благодаря усилиям компании «ВодоходЪ», издательства «Вече» и трудам автора уже вышли два подобных издания — «От Москвы до Твери. Речное путеше­ствие» (2006 г.), «От Москвы до Ярославля». Автопутеше­ствие» (2007 г.), «Путешествие из Москвы в Санкт-Петербург. Речной круиз» (2007 г.). Компания «ВодоходЪ» проводит рек­реационные путешествия туристов в теплое время года на сво­их речных круизных, удобных и красивых теплоходах (одни из самых лучших сейчас в России), а поздней осенью и зимой — на современных, комфортабельных междугородных автобусах. Продолжительность путешествий — от 2 до 21 дня.

Автор считает своим приятным долгом выразить благодар­ность за поддержку идеи третьего издания этой книги — глав­ному редактору издательства «Вече» — С. Н. Дмитриеву, кото­рый еще и позволил использовать в трех изданиях книги свои пре­красные фотоработы. Особую благодарность выражаю сотрудни­кам ООО «ВодоходЪ»: Генеральному директору — АА Трофимо­ву, директору по туризму — СИ. Козак, менеджеру отдела рекла­мы, великолепному экскурсоводу, большому знатоку краеведчес­ких жемчужин России — АА Степанишину, за помощь в под­готовке рукописи второго издания этой книги, обогащение ее визуального ряда, тактичную и плодотворную поддержку ав­тора

31.07.2015 | Автор:

(По изданию: Гладкий Ю. И., Доброскок В. А., Семе­нов С. П.. Экономическая география России. Учебник для педагогических и экономических вузов. М.: Гардарика. 1999, 2000. С. 732—73б, 738, 740,741, 744. Авторы этого учебни­ка — крупные ученые, профессора ведущих вузов Санкт — Петербурга, большие патриоты и знатоки ценностей свое­го родного города.)

* ДВОРЦОВАЯ ПЛОЩАДЬ, главная площадь города. Выдающийся архитектурный ансамбль: Зимний дворец, арка и монументальное здание Главного штаба (1819—1829 гг., арх. К. И. Росси), Александровская колонна и др. На Дворцо­вой площади происходили важнейшие для судьбы России исторические события. В годы советской власти площадь ис­пользовалась для проведения демонстраций и парадов.

* АЛЕКСАНДРОВСКАЯ КОЛОННА, в центре Дворцо­вой площади. Монументальный гранитный столб (высотой 47,5 м, весом 500 т), увенчанный фигурой ангела, воздвигнут в 1830—1834 гг. (арх. А А Монферран) в честь победы в Оте­чественной войне 1812 г.

* ЗИМНИЙ ДВОРЕЦ, главная резиденция российских императоров. Грандиозное здание (свыше 1000 залов) пост-

роєно в Санкт-Петербурге в 1754—1762 гг. (арх. В. В. Рас­трелли) в етиле барокко. Бо­гатые интерьеры дворца, ук­рашенные позолотой, леп­кой, резьбой, многократно перестраивались, особенно после пожара 1837 г.

Подпись:* ЭРМИТАЖ, один из крупнейших музеев мира. Го­дом основания Эрмитажа принято считать 1764 г., ког­да Екатерина II купила в Бер­лине коллекцию картин гол­ландской и фламандской жи­вописи. Эрмитаж, занимая 350 залов, размещается в пяти связанных друг с другом зданиях: Зимний дворец, Ма­лый Эрмитаж (1764—1767, арх. Ж. Б. Валлен-Деламот),

Старый Эрмитаж (1761—1767, арх. ЮМ Фельтен), Новый Эрмитаж (1839—1852, арх. Л. фон Кленце) и Эрмитажный театр (1783—1787, арх. Дж. Кваренги). После реставрации 1980 г. Эрмитажу также передан бывший дворец Менши — кова. В современном Эрмитаже создано несколько отделов: первобытной культуры, античного мира, культуры народов Востока, истории русской культуры (в том числе дворцовые интерьеры и галерея 1812 г.), нумизматики, западноевропей­ского искусства, где хранятся всемирно известные произве­дения Леонардо да Винчи, Рафаэля, Тициана, Джорджоне, Ве­ласкеса, Мурильо, Рубенса, Ван Дейка, Халса, Рембрандта, Кранаха Старшего, Гейнсборо, Пусена, Ватто, Моне, Ренуа­ра, Сезанна, Пикассо, Матисса и др., скульптуры Микеланд­жело, Родена и др.

* АДМИРАЛТЕЙСТВО, заложено в 1704 г. по замыслу и при участии Петра I как кораблестроительная верфь. В 1727—1738 гг. и в 1806—1823 гг. было перестроено в ста­ле ампир: башня, окруженная колоннадой и увенчанная ку­полом со шпилем, и два крыла. Многочисленные статуи и барельефы. Адмиралтейство — архитектурная доминанта Санкт-Петербурга. К его башне подходят три важнейшие магистрали города. Шпиль Адмиралтейства стал символом города.

* СЕНАТСКАЯ ПЛОЩАДЬ (ныне площадь Декабри­стов). В центре площади знаменитый бронзовый памятник Петру I, открытый в 1782 г. (скульптор ЭМ. Фальконе) и вос­петый А. С. Пушкиным в поэме «Медный всадник». Здесь же находятся здание Сената и Синода, построенные в стиле классицизма (1829—1834, арх. К. И. Росси) и объединенные аркой. На сенатской площади 14 декабря 1825 г. произош­ло восстание декабристов.

* БИРЖА, на стрелке Васильевского острова. Здание построено в стиле ампир в 1805—1810 гг. (арх. Ж Тома де Томон). Открыто в 1816 г. как Фондовая биржа Вместе с набережной Невы и двумя ростральными колоннами, сим­волизирующими морское могущество державы, здание Бир­жи гармонично вписывается в архитектурный ансамбль цен­тральной часта города С 1940 г. здесь размещается Цент­ральный военно-морской музей.

* ИНЖЕНЕРНЫЙ ЗАМОК (бывш. Михайловский). Построен в 1779—1800 гг. в стиле классицизма (по проекту арх. В. И. Баженова) как резиденция императора Павла I (где он был убит в 1801 г.). В 1800 г. перед замком была установ­лена конная статуя Петра І (арх. К. Б. Растрелли).

* МАРИИНСКИЙ ТЕАТР. Один из ведущих театров опе­ры и балета в России. Построен в 1859—1860 гг. (арх. А. К. Ка — вос), перестроен в 1883—1896 гг. (арх. ВА. Шретер).

image157

Здание Биржи на стрелке Васильевского острова

* искусств ПЛОЩАДЬ. Создана в 1819—1840 гг. по проекту арх. К. И. Росси. В ансамбле площади — Русский му­зей, Малый театр оперы и балета (1831—1833, арх. А. П. Брюл­лов), филармония (1834—1839, арх. П. Жако). В 1946— 1948 гг. площадь была реконструирована, на ней разбит сквер, в центре которого в 1957 г. установлен памятник А. С. Пуш­кину (скульптор М. К Аникушин).

* РУССКИЙ МУЗЕЙ. Крупнейший в России музей на­ционального искусства Учрежден в 1895 г. как художествен­ный и культурно-исторический музей. В Русском музее хра­нятся богатейшие коллекции русской и советской живопи­си, скульптуры и графики, произведения декоративно-при­кладного искусства Кроме того, представлены иконописные произведения Андрея Рублева и Симона Ушакова В большой коллекции искусства XVIII — начала XIX в. имеются полотна ИМ. Никитина, Д. Г. Левицкого, ВА. Боровиковского, О А. Кип­ренского, А. Г. Венецианова и др. Работы передвижников пред­ставлены произведениями И. Е. Репина и В. И. Сурикова. Сре-

ди художников конца XIX — начала XX в. — картины И. И. Левитана, В А Серова, МВ. Врубеля и др. Широко представле­ны работы художников советского периода — КС. Петрова — Водкина, Н. П. Крымова, П. Н. Кончаловского и др.

Путь корабля по глади р. Невы в пределах Санкт-Петер­бурга к его речному вокзалу позволяет познакомиться с при­легающими историческими местностями и событиями в них. У впадения в р. Неву р. Славянки находится историчес­кое место Усть-Славянка. Здесь сохранился возведенный в классическом стиле дом поэта Ф. Н. Слепущкина, построен­ный на фундаменте древней сторожевой башни времен шведского владычества Современному россиянину, как пра­вило, мало что говорит имя этого человека, а когда-то он был известен, даже моден, был символом торжества таланта и трудолюбия над светскими правилами. Ф. Н. Слепушкин (1783—1848) — крестьянин, был талантливым поэтом, по­лучившим признание современников благодаря своим идил­лическим стихам (см. его сборники стихотворений «Досуги сельского жителя», 1826 г., эпическую поэму «Четыре вре­мени года», 1830 г.). Получив определенное общественное признание, он смог здесь построить себе дом

Поблизости находится другая историческая местность — Рыбацкое, где находилась известная с XVIII в. Рыбная (Ры­бацкая) слобода Сюда в 1716 г. по указу царя Петра I были переселены рыбаки из Подмосковья — с р. Оки, славивши­еся своим рыболовецким мастерством, чтобы обеспечить в новой столице поставку качественной речной рыбы к царс­кому столу. Позже здесь также стали селиться ямщики и купцы. В 1788 г., охваченные патриотическим стремлением победить врага, жители этой слободы добровольно вступи­ли в морское ополчение для борьбы со шведским флотом в период русско-шведской войны 1788—1790 гг.; в память об этом возведен обелиск. В период Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. здесь был один из внутренних рубе­жей обороны Ленинграда, стояли и вели артобстрел по вра-

гу корабли балтийского флота; об этих днях напоминают же­лезобетонный дот и мемориальная стела (1970).

Расположенный в устье р. Мурзинки спортивный сад «Спартак» любим петербуржцами за возможность зани­маться в его сооружениях разными видами спорта, а в его парковой пейзажной части приятно проводить пассивный отдых. В царский период здесь была усадьба графов Апрак­синых. В 1933 г. здесь построили Южную водопроводную станцию.

Рядом находится знаменитый Обуховский завод. Этот металлургический завод был основан в 1863 г. (с 1886 — ка­зенный, т. е. государственный), с XIX в. был одним из лучших сталелитейных европейских заводов. Назван по имени вы­дающегося русского металлурга ПМ. Обухова (1820—1869), руководившего его строительством. Завод остается мощным металлургическим производственным объединением, где внедряются достижения научно-технического прогресса. Здесь выплавляют сталь мартеновским методом, выпускают электросталь, различную металлоемкую продукцию.

Левый берег р. Невы ь XVIII в. принадлежал генерал-гу­бернатору графу АА. Вяземскому, здесь была его загородная усадьба. В его селе Александровском арх. НА. Львов создал по заказу А А. Вяземского Троицкую церковь, комплекс гу­бернаторской усадьбы «Александровское», в том числе жи­лой дом, хозяйственные постройки, парк с павильонами, во­доемами, различными парковыми сооружениями — «заба­вами» (до наших дней все это сохранилось частично, пере­строено или утрачено). Теперь мало кто помнит об А А. Вя­земском и даже о НА. Львове, а действующий Троицкий храм является объектом всеобщего внимания, почитания. Местность эту называют ее историческим именем Троиц­кое поле. Главной достопримечательностью этого места ос­тается, несомненно, уникальная Троицкая церковь (1785—1787, арх. НА. Львов; пр. Обуховской обороны, д. 235). Троицкая церковь — единственная в православной архитектуре постройка, известная своим названием из-за ее

визуального своеобразия как «Кулич и Пасха». Этот храм имеет вид ротонды, окруженной колоннадой, его колоколь­ня представляет собой четырехгранную пирамиду, прорезан­ную арками звонов; вот почему этот комплекс напоминает пасхальные кулич и пасху. Этот действующий храм имеет скромное, на высоком художественном уровне внутреннее убранство. В нем установлен резной с позолотой иконостас середины XVIII в. из Благовещенского храма на Васильевском острове. По преданию, деньги на строительство этого храма выделил не только АА. Вяземский, но и пожертвования на его строительство были от императрицы Екатерины II, по­этому храм был освящен по ее желанию в честь Святой Жи­воначальной Троицы; это произошло на праздник Троицы в 1790 г. В 1938 г. Троицкий храм закрыли, его убранство вы­везли, в том числе и особо почитаемую икону Святой Трои­цы. Но храм возродился в 1946 г. Ныне в нем пребывают по­читаемые чудотворными две иконы: Божией Матери «Всех скорбящих радость» (с грошиками; ей молятся с просьбами об избавлении от недугов телесных и душевных, видят в ней помощницу и утешительницу в скорби) и образ святителя Николая (находился раньше в Свято-Троицкой церкви г. Колпино), а также почитаемые иконы Серафима Саровс­кого, молящегося на камне (с частицей его мощей) и пре­подобного Нила Столбенского (также с мощами). Приехав в Санкт-Петербург, нужно непременно посмотреть и посе­тить этот Троицкий храм (тем более что он находится неда­леко от Речного вокзала, на том же левом берегу р. Невы). Полюбовавшись Троицкой церковью, нужно обязательно вспомнить ее на редкость талантливого и очень красивого создателя — русского дворянина НА. Львова

Творчество русского гения НА. Львова (1753—1803) в большой мере связано именно с Санкт-Петербургом, а так­же с Тверской землей, Москвой и Подмосковьем, рядом дру­гих мест. К сожалению, пока Львов в основном известен как талантливый архитектор. За 27 лет своей профессиональной деятельности он создал не менее чем 87 оригинальных ар­хитектурных произведений (домов, дач, общественных зда-

ний, храмов, комплексов усадьб, парковых строении), кро­ме того, он был мастером планировки и создания парков, прославился и большим числом других своих знаний и та­лантов. В Санкт-Петербурге и его пригородах он оформил фасады и интерьеры Дома (1776) принцессы Вюртемберг­ской (будущая императрица Мария Федоровна), спроекти­ровал и построил Невские ворота (1780—1787) Петропав­ловской крепости (1781—1787), здание «Почтового стана» (Почтамт, 1782—1789), Дворец и дачу А. А. Безбородко (1780—1784; угол Почтамтской улицы и Выгрузного пере­улка; Полюстровская наб., д 40), Дом Г. Р. Державина на Фон­танке (1790-е гг.) и другие здания, в Гатчине — Приоратс — кий дворец (1798—1799) и «Ристалище» (Земляной амфи­театр, 1797), в Павловске — парковый павильон «Любезным родителям» (1786), в Выборге— Спасо-Преображенская церковь (1787), многие другие строения, усадебные ансам­бли, парки в городе и его пригородах. (В Москве он имеет прямое отношение к созданию Дома АА. Безбородко близ Воронцова поля, 1780-е — 1790-е гг.; Дома А. Н. Соймонова на Малой Дмитровке, д. 18, 1780-е гг.; храма на Гороховом поле; Дома АК. Разумовского 1800—1803, на современной ул. Казакова, д. 18—20; близ подмосковного города Звениго­рода — усадьбы Введенское, в том числе Введенской церкви и соседней Владимирской церкви в с Горницы; дома-двор­ца в бывшей усадьбе А. И. Воронцова «Вороново» под г. По­дольском и др.). НА. Львов очень много построил на Тверс­кой земле (храмы, монастыри, усадьбы, парки.)

Николай Александрович Львов (1753—1803)

родился под г. Торжком в деревне Черенчицы в семье прапоргцика А. П. Львова, принадлежал к очень древне­му, но обедневшему дворянскому роду. Львов от природы был очень настойчивым в достижении своих желаний, трудолю­бивым, редкостно талантливым и исключительно красивым человеком. Начальное образование (причем очень скромное) он получил в родительском доме, затем — в Петербурге, а по сути — по своей ингщиапгиве он учился всю жизнь. Львов

image158

Н. А. Львов. Портрет работы Д. Г. Аевшрсого.

1770-е гг. ‘

остается в русской и мировой истории как яркая и неорди­нарная личность. По богатству талантов, широте интере­сов и масштабности открьітий Н. А. Львов сопоставим толь­ко с Леонардо да Винчи и М. В. Ломоносовым. Львов был счас — лив как талантливый человек и востребованный специалист, но именно из-за этого у него было немало врагов и завист­ников. Его давние дворянские корни, благородная порода, вне­шняя редкая красота, способность быть душой общества, его обширные знания и высокая культура не давали покоя бес­породным выскочкам. Многое в России Львов сделал лично впервые или одним из первых. Отдавая все свои таланты и способности служению Отечеству, он не гцадил себя, вот по­чему прожил всего 50 лет. Он умер в Москве в 1806 г. и был похоронен под Торжком в его усадьбе Никольское-Черенчгщы, в родовой усыпальнице (сохранившейся до наших дней).

Н. А. Львов был одним из самых лучших русских архи­текторов (причем теоретиком и практиком), строите-

леи-новатором, создателем новых строительных мате­риалов (землебитные блоки, толь), художником, графиком — новатором; садовником, ботаником, мастером садово-пар­кового и ландшафтного искусства; разносторонним изоб­ретателем и инженер ом-конструктор ом машин, а также гидротехником, механиком, новатором-создателем ото — пительно-вентиляцгюнньїх устройств; геологом (по сути, основателем каменноугольной и торфяной промышленно­сти), химиком-исследователем, географом-экологом (как мы говорим теперь); поэтом, прозаиком, драматургом, пе­реводчиком, редактором, причем везде и всегда он отстаи­вал и доказывал большие возможности и достоинства рус­ского языка; автором ряда научных книг и осудожником-ил — люстратором изданий; историком, археологом, этногра­фом, искусствоведом; композитором, музыкантом, теоре­тиком музыки и первым профессиональным собирателем народных песен, автором-сценаристом ответственных празднеств; дипломатом; талантливым педагогом; муд­рым руководителем, плодовитым управляющим и органи­затором; решительным и одновременно терпеливым воз­любленным (тайно при романтических обстоятельствах заключившим брак и четыре года после тайного венчания добивавшимся и добившимся его огласки, признания), счаст­ливым отцом 5 детей. И это еще далеко не все отличи­тельные таланты и достоинства этого человека. Все, что он делал, было неординарным, выделялось на обгцем фоне, в большой мере было новаторским, а то и дерзким в сме­лости своих предложений.

Н. А. Львов внес выдающийся вклад в архитектуру и гра­достроительство, стал одним из основателей пейзажного стиля в садово-парковом искусстве, первым крупным лан­дшафтным архитектором в стране (сохраняется понятие «львовский сад»). Он прославлял достоинства классической архитектуры, доказал своим творчеством большие воз­можности форм ротонды, создал парковые пирамидаль­ные беседки-погреба, «львовский купол» зданий и многое дру-

image159

гое. Он изобрел новые тогда строительные материалы: толь, землебитные блоки,, кирпичи.

Н. А. Львов стал первым в мире и России создателем бу­магоделательной машины с паровым приводом. Он стал создателем отопительной пиростатики в России, создал теорию вентиляционно-отопительных систем.

Н. А. Львов был первым или одним из первых в России пе­реводчиком сонетов Петрарки. Нашел и издал 2 старинные русские летописи; одну из них называют «Львовская». Он первым в России собрал 200 народных песен, написал трак­тат о народной песне. Стал автором первой в России те­матической литературной программы для симфонической музыки. Он стал инициатором создания первой в России хоровой оперы. Львов первым в музыкальной науке, первым в русской музыкальной литературе указал на многоголо­сие русского народного хорового пения. Львов одним из пер­вых стал писать оперные либретто на русском языке. Он был высокого класса мастером организации, проведения праздничных торжеств.

Н. А. Львов является основателем отечественной топ­ливной, прежде всего угольной, промышленности. Он про­явил себя и как геолог, географ-эколог, архитектор. Львов обследовал минеральные воды на Кавказе, где также вел и археологические работы. Ему удалось впервые в России най­ти месторождение углей на Валдайской возвышенности, доказать высокую калорийность русских каменного и бу­рого угля. Он первым в России нашел способ получения из каменного угля кокса, а также первым нашел способ полу­чения из отечественного каменного угля серы. Львов внес заметный вклад в развитие отечественной химической промышленности и корабельного дела.

Н. А. Львов был прекрасным художником, первым в Рос­сии стал работать в технике лависа. Он начал работать над первой в России художественной энциклопедией.

Н. А. Львов был прекрасным педагогом и учеником. Он со­здал Школу землебитного строительства и успешно руко-

водил ею. Перевел и написал лично ряд обстоятельных на­учных трудов. Был столь даровит и талантлив, что вкратце передать все то, что сделал и создал он — про­сто невозможно.

Скорее всего в нем беспрестанно и мучительно боролись 2 человека: примерный семьянин и жертвенный в своих творческих исканиях одинокий одержимый исследователь — новатор, который отдавал творчеству всего себя, не остав­ляя сил ни для чего другого. Вероятно, творчество и было для него превыше всего, вот почему он и шел на компромис­сы с судьбой. Но свое творческое призвание он оценивал как Божий дар, как призвание к достойному служению на благо Отечества, как долг и священную обязанность перед Роди­ной — Россией.

Во всех своих мыслях и поступках Н. А. Львов был пат­риотом своей Родины. Он был глубоко убежден, что только сами россияне своим умом, знаниями, разумным учетом зарубежного опыта могут улучшить свою жизнь, обеспе­чить процветание России. Он абсолютно не допускал бе­зумного копирования и без корректив переноса в русскую практику зарубежных приемов в любом деле. Об этом пи­сал в своих работах: «Может быть, и оттуда заимство­вать будет что-нибудь возможно, не отступая однако от сего единственно и твердо во мне вкорененного закона, что для русского человека русские только годятся правила и со­всем он не сотворен существом подражательным — везде исполин и везде подлинник». Похоже, что эти слова были для него исходным профессиональным лозунгом и правилом.

При жизни Н. А. Львов был признан современниками, его высоко ценили правители России. За недолгое время он про­шел путь от чиновника VIII класса до Действительного Тай­ного Советника (штатский генеральский чин). Стал дей­ствительным членом Российской академии, Почетным чле­ном Академии художеств, членом Вольного экономическо­го общества, Главным директором угольных приисков, Глав­ным начальником земляного битого строения в Экспедиции

государственного хозяйства, Директором Школы земле­битного строительства. Но за творческие победы он зап­латил краткостью своей земной жизни (всего 50 лет) — сказались постоянное нервное напряжение, обиды от кле­ветников, депрессии, обострившиеся с годами болезни, по­иск доходов для содержания семьи из 7 человек.

Почему-то с годами, десятилетиями, веками немало из того, что Н. А. Львов изобрел, сделал, было забыто или припи­сано другим. Многое из ароситектурных творений НА. Львова было приписано И. Е. Старову, Л. Менеласу, М. Ф. Казакову, Аж. Кваренги, В. П. Стасову, И. Г. Моору и некоторым дру­гим архитекторам. Забыв, не зная или не желая упоминать о работах Н. А. Львова, происходили «открытия» уже пред­ложенных инноваций. Идеи Львова в области отопитель­но-вентиляционных устройств восприняли Мейснер, Н. Амосов и другие; воздушное отопление вошло в историю под названием «Лмосовская система отопления» (в честь Н. Амосова). Л землебитное строительство стало вновь внедряться в южных губерниях России во второй половине XIX в. уже Изнаром, а егце шире — с 1990-х гг. Все рукопис­ное наследие Львова никогда не издавалось, издавались лишь несколько научных и переводимых книг, отдельные статьи, поэмы и «Сборник песен с их голосами».

Исключительный интерес представляют исторические пригородные поселения под Санкт-Петербургом. Все, кто приезжает в Санкт-Петербург, стремятся посетить распо­ложенный в 29 км к югу от него на берегу Финского залива средний по людности (немногим более 80 тыс человек) го­род Петродворец (Петергоф до 1944). Он имеет междуна­родную известность благодаря своему огромному, роскош­ному, на редкость красивому дворцово-парковому ансамб­лю, одному из крупнейших русских подобных комплексов (площадь около 1000 га). Историко-художественное значе­ние Петродворца затмевает его хозяйственно-экономичес­кое значение. В городе работают головное подразделение

ПО «Петродворцовый часовой завод» и ряд небольших про­изводственных предприятий. Приехать в Петродворец мож­но автотранспортом, по железной дороге (станция Новый Петергоф на линии Санкт-Петербург — Веймарн), водным транспортом (есть пристань).

Этот город начали строить в 1709 г. как летнюю резиден­цию царя Петра I на месте прибрежной мызы Питергоф (или Петергоф, Петров двор, известного с 1705), где царь любил останавливаться, совершая свой путь из Санкт-Петер­бурга в Кронштадт и обратно. После смерти Петра I здесь в теплое время года продолжала жить и развлекаться его вдо­ва императрица Екатерина I, которой тогда едва перевалило за 40 лет. Она способствовала строительству и увеличению числа строений, затей в этом дворцово-парковом комплек­се, где она любила проводить время с фаворитами и друзья­ми, как могла, стремилась компенсировать себе все те не­удобства, что она вытерпела с ее когда-то любимым мужем царем Петром I.

Екатерина I (1684—1727) единолично иар-

ствовала в статусе правящей императрицы с 1725 г. Женщина чрезвычайно низкого происхождения — Марта Самуиловна Скавронская (то ли немка, то ли ли­товка, то ли еврейка) из прибалтийских крестьян, прачка, служанка пастора Глюка, жена простого шведского драгу­на, добыча русских солдат, какого-то сержанта, полковни­ка Боура, главнокомандуюгцего Б. П. Шереметева, любимца иаря светлейшего князя А. Д. Менгиикова, потом самого Пет­ра I с 1 704 г., принявшая православие и имя Екатерина, в 1712 г. стала официальной и второй женой, а потом вдо­вой царя Петра I. Она оказалась единственной женщиной, ко­торая была постоянно необходима и дорога для Петра I. Одна она могла сдержать его безграничный гнев, помочь пре­одолеть недомогания, была терпеливой, домовитой, нетре­бовательной женой. Она долгое время во всем старалась угождать мужу, даже красила свои светлые волосы в тем-

image160

Императрица Екатерина I. Гравюра начала XVIII в.

ный цвет. Но у царской четы не было сына-наследника {все родившиеся сыновья умерли). За почти двадщть лет близ­ких отношений Екатерина I от Петра I родила одиннад­цать (по другим сведениям — 8) детей, перенесла жуткие психотравмы, связанные с ранней смертью девяти из них (до совершеннолетия дожили только Анна и Елизавета, последняя со временем стала русской императрицей). Ека­терина I смирилась с регулярными изменами мужа. Со вре­менем она поняла его болезни, отметила его мужскую сла­бостьу а это усиливало его стремление менять подруг, что, по его мнению, способствовало поправлению его немощи. Екатерина I устала от такой жизни. В сорок лет ее невер­ность Петру I с 36-летним красавцем камергером Вилли Монсом (которого потом казнили) стала началом нового

этапа в ее жизни. После смерти Петра I Екатерина I силь­но изменилась, причем к худшему. Уже в 1725 г. траур по недавно умершему царю стали соблюдать формально. Ека­терина I охотно участвовала в балах, пикниках, застоль­ях, увеселительных поездках, развлечениях. Стала потреб­лять очень много спиртного. Усилилась ее подверженность хроническому алкоголизму (еще сам Петр способствовал началу этого заболевания). Она меняла фаворитов, офици­альным ее фаворитом был камергер граф Ту став Аевенволь­де. Тосударственными делами Екатерина I заниматься не любила. Всюду процветали казнокрадство, произвол, зло­употребления. Фактическим правителем в стране сделал­ся давний друг и покровитель Екатерины и, так же как и она, простолюдин по происхождению князь Александр Да­нилович Меншиков (1673—1729), человек властный и не­честный, думающий в первую очередь о благополучии его семьи, а не о благе России. Екатерина I умерла в 1727 г. в возрасте 43 лет от чахотки (туберкулеза легких). Печаль­но закончился опыт пребывания у власти людей сомни­тельного происхождения — Екатерины I и А. Д Меншикова (а до них — Ажедмитрия I, то есть Ю. Б. Отрепьева).

В Петродворце с начала XVIII в. и в XIX в. одновременно создавали дворцово-парковый ансамбль и собственно город с его жилыми и хозяйственными секторами. С 1721 г. здесь уже действовала мастерская по обработке мрамора (с 1801 — Гранильная фабрика), другие хозяйственные объекты; жили здесь главным образом строители и дворцо­вые служители. Это поселение с 1762 г. получило статус го­рода, в 1849 г. Петергоф стал уездным городом До 1917 г. Петергоф был одной из главных летних резиденций русской императорской семьи. В 1918 г. все дворцы и парки были на­ционализированы и музеефицированы. Колоссальный ущерб дворцово-парковому ансамблю нанесли гитлеровцы. Это было целенаправленное, умышленно масштабное, поистине варварское разрушение и разграбление культурного и худо­жественного наследия России. Город был оккупирован не-

мецко-фашистскими войсками с конца сентября 1941 г. до конца сентября 1944 г. Ансамбль был фактически разрушен, украдены многие, в том числе уникальные, художественные ценности. Трудно было даже представить, что после подоб­ных разрушений и воровства архитектурно-художественный ансамбль можно возродить в его былом великолепии. Но труд и таланты россиян оказались выше всех похвал, как чудо Петергоф снова блистает в числе лучших дворцово-парковых ансамблей России и мира. С 1983 г. этот музейный комплекс приобрел статус художественно-архитектурного дворцово­паркового музея-заповедника, который остается главной до­стопримечательностью города Петродворец. Кроме того, в этом городе внимание туристов привлекает Музей восковых фигур (с 1990 г.) и памятник-обелиск «Защитникам Ленинг­рада». К Петродворцу относится и бывший поселок Стрель­ни с комплексом своих дворцово-парковых ансамблей.

О дворцово-парковом комплексе Петродворца написаны и изданы тысячи статей, книг, альбомов, проспектов, сдела­ны многие радио — и телепередачи и фильмы, напечатаны многочисленные открытки с чудными видами природы и рукотворными богатствами этого дивного места. Но всегда лучше хоть один раз увидеть все это лично, на всю жизнь за­печатлеть в памяти этот сказочно-красивый дворцово-пар­ковый ансамбль, который нельзя забыть или спутать с ка­ким-либо другим. Даже только скупой перечень основных архитектурно-художественных и ландшафтных ценностей этого ансамбля завораживает, рождает желание поехать и лично полюбоваться ими.

Среди главных архитектурно-художественных и ланд­шафтных прелестей царского дворцово-паркового ансамб­ля (XVIII—XIX вв.) в Петродворце: Большой дворец (1714— 1725; перестроен в 1745—1755 гг., арх. В. В. Растрелли), Верх­ний сад с 5 фонтанами, в том числе «Нептун» (1714—1725), Нижний парк с комплексом знаменитых фонтанов «Боль­шой каскад» (1714—1721), с подземным гротом, водопад­ными лестницами, бронзовыми позолоченными статуями

(скульп. И. П. Мартос, Ф. И. Шубин, Ф. Ф. Щедрин и др.), раз­ными «забавами», среди них «Римские фонтаны» (1739), кас­кады «Шахматная горка» (1722—1739) и «Золотая гора» (1724, в 1819 облицован позолоченной медью), «Менажер — ные фонтаны» (1722—1724), фонтаны-«шутихи», а также малый дворец Петра I «Монплезир» (1714—1725, арх. ИФ. Браунштейн, Ж. Б А Леблон, М. Г. Земцов и др.) с регуляр­ным «голландским» садиком, павильон «Эрмитаж» (1721— 1724), дворец «Марли» (1720—1723, оба — арх. ИФ. Браун­штейн), павильоны-колоннады (1803, арх. АН. Воронихин) и др. В конце XVIII — начале XIX в. были сделаны пейзажные парки «Английский» (с Английским дворцом, 1781—1794, арх. Дж. Кваренги), «Александрия» (с дворцом «Коттедж», 1826—1829, арх. АА. Менелас) и «Александровский», «Ко­лонистский», «Луговой» (с дворцом «Бельведер», 1853—1856, арх. А. И. Штакеншнейдер). В середине XIX в. были построе­ны дворцовые конюшни (1848—1854), железнодорожная станция (1855—1857), фрейлинские дома (1858, все — арх. НА. Бенуа; работает ныне и музей семьи Бенуа). (Спи-

сок основных памятников и достопримечательностей Петродворца приведен по «Энциклопедии туриста»», глав­ный редактор Е. И. Тамм. М.: БРЭ, 1991, с. 394.)

Не только объемные архитектурно-художественные па­мятники, но и собственно его планировочная структура представляют интерес. Характерной чертой планировочной организации территории здесь является гармоничное соче­тание регулярности и симметричности общей композиции с искусным использованием сложного и живописного рель­ефа этой местности. На высоком холме поставлен дворец. В этот прибрежный холм как бы врезан Большой каскад фонтанов с подземным гротом, водопадными лестницами, многочисленными бронзовыми позолоченными статуями. Знаменитая скульптурная группа «Самсон, раздирающий пасть льва» (1800—1802, была похищена немцами в 1944 г., ее восстановил в 1947 г. ВЛ. Симонов). Авторами установ­ленных здесь скульптур и скульптурных групп являются И. И. Козловский, Ф. Ф. Щедрин, И. П. Мартос, Ф. И. Шубин и другие мастера. Возвышающийся на вершине холма Боль­шой дворец, дошедший до нас в перестроенном (1745— 1755) виде по проекту В. В. Растрелли в стиле развитого рус­ского барокко, поражает роскошью и богатством интерье­ров. Анфилада парадных и жилых комнат украшена деревян­ной позолоченной резьбой, художественными плафонами, скульптурой, картинами, меблирована прекрасной мебелью. Верхний сад имеет регулярную планировку, украшен скуль­птурными фонтанами, в том числе известным фонтаном «Нептун». В нижнем парке также имеются многочисленные замечательные фонтаны, в том числе занимательные фонта- ны-«шутихи».

Вне дворцового комплекса в городе нет столь ярких ар­хитектурных памятников. Сохранились Кавалерские дома (1799—1801, арх. Броуэр), ряд зданий в стиле развитого клас­сицизма, комплекс монументальных зданий в стиле англий­ской неоготики (1830—1850-е гг., арх. Бенуа, А. К. Кавос), монументальный 5-главый Петропавловский собор в псев-

дорусском стиле (1894—1905, арх. ВА Косяков по проекту Н. В. Султанова), здание бывшей военной школы в формах барокко начала XVIII в. (1914, арх. АА Ильин), ряд других зданий. Но после посещения царского дворцово-паркового ансамбля все эти городские строения, несмотря на их опре­деленную ценность, не поражают взор туристов. Посещение Петродворца остается ярким, незабываемым событием, не стираемым из памяти на всю жизнь.

В 46 км к юго-западу от Санкт-Петербурга, на ижорской возвышенности, находится средний по людности (около 80 тыс. чел.) город Гатчина (Троцк в 1923—1929, Красно — гвардейск в 1929—1944), получивший городской статус в 1796 г. Город расположен на шоссе Санкт-Петербург — Псков, является узлом железнодорожных линий (Гатчина — Варшавская, Таллин — Тосно, Санкт-Петербург — Псков). Современный город Гатчина имеет средний уровень разви­тия его градообразующей базы. В нем действуют ПО «Гат- чинсельмаш», заводы металлообрабатывающий, электроме­ханический и др., есть мебельная фабрика, известен местный протонный синхроциклоірон. Но главную славу и извест­ность городу принесли его история, архитектурно-художе­ственные богатства, насыщенная событиями жизнь, тради­ции новаторства.

Именно в Гатчине в конце XVIII в. впервые в России на высоком уровне была доказана эффективность, надежность, долговечность строительства землебитных сооружений, тех­нология которых была выработана русским гением НА Львовым (см с. 396—397).

В Гатчине в XVIII в., по сути, впервые в России начались представительные работы, исследования о возможностях масштабного строительства на сложных, в том числе боло­тистых и мерзлотных, грунтах. Вначале это были отчасти за­бавы графа Г. Г. Орлова, но затем они приобрели четкую прак­тическую направленность. Г. Г. Орлов в Гатчине увлекся стро­ительством на сложных грунтах, в том числе доказывал, что в условиях сурового русского климата лед может служить

фундаментом для строений. Он изобрел ледяные сваи, опус­кал их в грунт и возводил над ними пышные арки и иные сооружения. Таким образом, Гатчина — это своего рода пер­вый в России научно-практический полигон для изучения возможностей строительства на сложных грунтах.

В Гатчине в 1910 г. была открыта первая в России Возду­хоплавательная (позднее — авиационная) школа и был по­строен аэродром.

Гатчина как владение Новгорода — село Хотчино — из­вестна с 1499 г., значит, этому населенному пункту идет 6-й век (510 лет в 2009 г.). На какое-то время село Хотчино ото­шло к Ливонии и Швеции, но после 1721 г. оно снова стало русской собственностью. В начале XVIII в. (в 1720-х гг.) мыза Гатчины была владением любимой сестры царя Петра I — царевны Наталии Алексеевны, затем она принадлежала при­дворному медику И. П. Блументросту, князьям Куракиным, с 1765 г. — графу Г. Г. Орлову, после его смерти была купле­на в 1783 г. Екатериной II и подарена ее сыну — великому князю Павлу Петровичу (будущий император Павел I), ста­ла одной из главных резиденций в период его царствования). В 1801—1828 гг. Гатчина принадлежала вдовствующей им­ператрице Марии Федоровне (жена, вдова Павла I), затем последовательно — императору Николаю I, Александру II, Николаю II.

Многие события, связанные с жизнью царского двора, членов Дома Романовых и их приближенных, были связаны с Гатчиной. Расскажем только о некоторых из них.

В Гатчине определился сценарий развязки громкого любов­ного романа императрицы Екатерины II и Г. Г. Орлова в 1773 г.

^^3 Орлов Григорий Григорьевич (1734— 1783), граф (1762 г.), фаворит (1760—1773) импе­ратрицы Екатерины II (1729—1796, правила с 1762)у один из пяти знаменитых братьев Орловых, рослых красавцев силачей. Он был вместе с братом А. Г. Орловым,, одним из главных организаторов дворцового переворота 1762 г., при­ведшего императрицу Екатерину II к единоличному прав-

image161

Граф Г. Г. Орлов. Гравюра начала XVIII в.

лению в обход ее сына Павла I, законного наследника рус­ского престола. Г. Г. Орлов стал графом, генерал-фельдцейх — мейстеромрусской армии (1765—1775), первым президен­том Вольного экономического обгцества в России. В совет­ский период Г. Г. Орлова снисходительно вспоминали толь­ко как одного из первых и самых любимых фаворитов любвеобильной императрицы Екатерины II. Тем не менее это был интересный человек, немало сделавший для Рос­сии (не говоря уже о дивной красоте, доброте, сердечности по отношению к простым людям и сугубо мужских досто­инствах). Его беда была в том, что он полюбил немку Ека­терину II — женщину на 5 лет старше, опытнее, хитрее его, стоящую гораздо выше его на согщальпой лестнице, что неизбежно вызывало его зависимое положение, унижающее его человеческое достоинство русского мужчины. У Г. Г. Ор-

лова и Екатерины II были сын — Алексей Бобринский (1762—1813 гг., при императоре Павле I с 1796 г. — графу генерал-майор) и, по слухам, еще 2 дочери. Основные зас­луги Г. Г. Орлова перед Россией таковы: 1) обеспечил подав­ление «Чумного бунта» в Москве в 1771 г., возглавил госу­дарственную комиссию для наведения порядка в городе и борьбы с чумой; все сделал оперативно, качественно, впе­чатляюще порядочно; 2) организовал заезд иностранцев в Россию для освоения заволжских пустошей, по сути, обес­печил освоение залежных земель за р. Волгой; 3) проводил опыты по строительству на сложных, в том числе боло­тистых, мерзлотных, грунтах; 4) содействовал научным делам М. В. Ломоносова во благо России.

Именно в Татчине Г. Г. Орлов впервые очень остро почув­ствовал ненадежность положения царицына фаворита. Екатерина II отправила его на конгресс в Фокшаны вести переговоры с турками; узнав там, что у императрицы по­явился новый молодой фаворит, А. С. Васильчиков, он бро­сил все и помчался в Санкт-Петербург. Но туда по приказу императрицы его не пустили, а велели «высидеть в каран­тине» в Татчине (но он помнил, что когда он победителем вернулся в 1771г. из чумной Москвы, никто его в карантин не отправлял, а императрица встретила его тогда с поче­том и поцелуями). Здесь, в Татчине, Г. Г. Орлов решил дока­зать всем, что зависимости от женщины, даже такой как Екатерина II, он не допустит, не потерпит. Думал, как это сделать, и одновременно продолжал свои опыты строи­тельства на сложных грунтах в Татчине. В то время им­ператрица распорядилась Гатчину оцепить войсками, как вражескую крепость, не выпускать во что бы то ни стало из нее Г. Г. Орлова. Но ему все-таки удалось попасть в Санкт-Петербург, он появился во дворце, при людях, в том числе и при А. С. Васильчикове, увлек императрицу во внут­ренние покои, где наедине объяснился с нею. Приручить Г. Г. Орлова, полностью подчинить его себе Екатерина так и не смогла. В конце концов он в 43 года женился (1777) на

своей двоюродной 19-летней сестре Е. Н. Зиновьевой (1758—1781), в которую был давно влюблен, но через 4 года она умерла, детей у них не было.

История Гатчины и ее обитателей — особенно судьбы императоров Петра III и Павла I — напоминают и о том, что счастья и благополучия в России не будет, если во главе нее будет стоять не российский по духу, не убежденный в силе Православия, неправославный по своей сути человек, веря­щий в интеллектуальное превосходство Запада над Россией, зовущий иностранцев якобы для помощи ей (что на деле обертывалось новыми бедами стране), да еще и человек, ок­ружающий себя «специалистами» по принципу личной вер­ности, ловкими дельцами, способствующими бытовому и экономическому комфорту его и членов его семьи.

Император Павел I (1754—1801, царствовал с 1796), ставший русским самодержцем в 42 года, царствовал всего 5 лет. Тогда он не часто бывал в Гатчине (но стремился при-

image162

В Гатчинском парке

езжать и обдумывать именно здесь свои новые планы и их реализацию), а до этого он много и продолжительное время жил здесь в статусе наследника русского престола. Павел I болезненно мечтал о власти, стремился к ней и ее сохране­нию. Вступив на российский престол, он получил благосло­вение правящего православного иерарха в России, но в сво­ей жизненной практике он не следовал канонам правосла­вия, более того — изменял им, оценивал ниже иностранных, западных норм. Доказательством этого стала и поддержка им Мальтийских рыцарей.

Мальтийские рыцари (иониты, госпитальеры) — чле­ны духовно-рыцарского ордена, основанного в Палестине католикалш-крестоносцами в начале XII в. Первоначально их резиденцией был иерусалимский госпиталь (дом для па­ломников) св. Иоанна. В 1530—1798 гг. иониты обоснова­лись на о. Мальта. Мальтийский католический орден стал хорошо известен; с 1834 г. их резиденция была в Риме. Пос­ле занятия о. Мальты войсками революционной Франции резиденция ордена была перенесена по предложению импе­ратора Павла I в Санкт-Петербург. Император Павел I пожелал, чтобы в ею любимой загородной резиденции — Тот­чине — появился дворец для находившегося в эмиграции прин­ца Хонде, приора этого рыцарского ордена. Сам Павел I в 1797 г. утвердил в России «великое приорство» ордена Маль­тийских рыцарей, тем более что он принял титул главы — гроссмейстера, или Великого магистра этого духовного ры­царского ордена Иоанна Иерусалимского. Все это было не­уместно и бестактно для первого лица в России, ибо одно­временно служить православным и иным идеалам в России нельзя (подобную ошибку совершали в России и позже неко­торые другие политики, доказывая этим шагом свою недо­статочную грамотность, отсутствие должного уважения к православию и большинству россиян).

Павел I прошел тайно крещение по католическому об­ряду в 1782 г. Он фактически отрекся от православия и тай-

но вступил в масонскую ложу. Став императором, Павел I не только принял на себя звание Великого гроссмейстера ор­дена св. Иоанна Иерусалимского, ввел в стране мальтийс­кую символику («мальтийский крест»), учредил высшую на­граду — Мальтийский орден, но и чуть ли не требовал, от дворян вступать в число мальтийских рыцарей. Павел I разрешил масонские ложи, вернул из тюрем, ссылок (и об­ласкал) видных масонов (Н. И. Новикова, М. М. Хераскова, А. Б. Куракина, Н. В. Репнина, И. В. Лопухина, И. П. Тургенева и др.), дал им чины, высокие звания и должности. Павел I из — за своей ограниченности и недостаточности знаний верил, что масонские ложи могут стать источником демократичес­кой идеологии свободы, равенства, братства. Павел I был при­верженцем — на деле безрезультатных в условиях России — западнических реформ Он верил, что только его благими на­мерениями, указами, а то и давлением молено быстро пере­менить жизнь в России к лучшему. Жизнь неоднократно до­казала обратное: в территориально обширной, многонаселен­ной, многонациональной России никакие потрясения, тем более по иностранному рецепту, истинную пользу стране не приносили (и не принесут) — в смысле надежного счастья, благополучия большинству ее жителей, а не 3—5 % из них. Идеологией поддерживаемого Павлом I Мальтийского ор­дена были католичество и масонство. Павел I не хотел учи­тывать то, что 93 % россиян были православные и мусульма­не. Павел I и другие ему подобные россияне, одобрявшие членство в масонском ордене, отошли от православия. Па­вел I, став рыцарем-командором, гроссмейстером ордена св. Иоанна Иерусалимского, отверг от себя Благодать Бо­жию, полученную им при восшествии на престол через бла­гословение правящего православного иерарха в России. При Павле I и его администрации добра в России ждать было нельзя. Павел I подписал в 1801 г. секретный указ о посте­пенном введении в России католичества руками миссионе­ров из Мальтийского ордена и ордена иезуитов; через 4 дня после подписания этого приказа он был убит.

Павла I в большой мере окружали люди, умевшие войти к нему в доверие, доказать их особую верность и нужность ему и его семье, а на деле думавших не о них, и не о России, а только о своем личном обогащении. Ярким примером по­добных приближенных к Павлу I был градоначальник Гат­чины, генерал-провиантмейстер АХ Обольянинов, член осо­бой комиссии «для распорядка квартир и прочих частей» и для снабжения Гатчины припасами, т. е. человек, обеспечи­вавший комфорт проживания Павла I в его любимой рези­денции Гатчине. Обольянинов и ему подобные стремились выслужиться перед Павлом I, льстили ему, обеспечивали оп­ределенные услуги, комфорт и одновременно — неизменно мешали жить и творить на благо России ее честным, скром­ным, порядочным, грамотным и талантливым, патриотиче­ски настроенным (в отличие от них) людям. Так, отношение Обольянинова к НА Львову в период его работы в Гатчине — лучший пример этого.

Гатчина была одним из самых любимых и длительных мест проживания для императора Александра III (1845— 1896, царствовал с 1881 г.) и членов его семьи.

Александр III (1845—1894, царствовал с

1881 г.) получил почетное прозвище Миротво­рец, так как за все 13 лет его царствования Россия не уча­ствовала в масштабных войнах, военных операциях. Алек­сандр III в советских исторических описаниях оказался из русских царей самой оболганной личностью, хотя на са­мом деле это был яркий, мудрый и сильный человек. Он пе­риодически организовывал участие русских войск в военных операциях, но его главным принципом во внешней полити­ке было не вмешиваться в чужие дела, а сосредоточить вни­мание на решении внутренних проблем. Он призывал не ду­мать об увеличении территориальных владений России, но и не допускать потери своих каких-либо (даже самых ма­лых и далеких) территорий. В мире и России его боялись и уважали. Александр III не был ловким дипломатом и не все-

image163

Подпись: ен Император Александр III. Аитография 1880-х гг.

гда мог изысканно сформулировать свои мысли. Он любил всех своих соотечественников, подчиненных разных наци­ональностей, но понимал особую значимость и историче­скую роль титульной нации — русских. Вот почему при нем впервые открыто во всей России прозвучали слова: «Рос­сия — для русских». Это, вне сомнения, был не шовинисти­ческий лозунг, а стремление оградить и защитить инте­ресы русских в их стране. Он не мог допустить ущемле­ния, умаления возможностей и интересов русских в поли­тике, экономике, культуре, обгцественной жизни, постепен­но складывающиеся тенденции сокращения удельного веса русских православных людей в Санкт-Петербурге и Моск­ве. Он резко выступал против быстрого упрочения позиций неправославного контингента в экономике, особенно негатив­

но отбеливал растущее влияние евреев-иудеев в сферах про — мьииленности, финансов’, управлении, поэтому ограничивал их права. Его царствование отличалось антиеврейской поли­тикой и погромами евреев, о чем следует помнить и реально оценивать неприятные факты. Оптимальную национальную политику он не смог сполна обеспечить в России.

Александр III усиленно покровительствовал дворянству, отличался приверженностью ко всему русскому, пропаган­дировал русский склад жизни, любил все русское, националь­ное, осуждал заимствование иностранных привычек и моды. Православие было его главным и высшим душевным убеждением. Он всячески искоренял разврат при дворе, где у него лично не было фавориток (но в разное время было не­большое число пассий из простых семей, эти связи были недлительными и сохранялись в строгой тайне). Алек­сандр III не стремился к роскоши и осуждал ее, был забот­ливым мужем и отцом.

Александр III в 21 год женился на бывшей невесте умер­шего старшего брата Николая — дочери датского короля Христиана IX 19-летней принцессе Софье-Фредерике-Ааг — маре (1847—1928). В 36 лет он стал русским императо­ром, а она — императрицей. За 28 лет их счастливой се­мейной жизни у них родилось 6 детей (4 сына и 2 дочери). Однако Александр III пережил двух своих сыновей. А его жена, которую в России стали называть императрицей Ма­рией Федоровной, пережила 4 из 6 детей. Только 2 дочери дожили до глубокой старости и умерли вдали от России в 1960 г. (Ксения — 85 лет, Ольга — 78 лет). Их третий сын — Георгий — умер в 1899 г. в 28 лет от туберкулеза легких, а еще раньше умер в годовалом возрасте их второй сын. Ава других сына — император Николай II и Михаил — были расстреляны в 1918 г. большевиками. Марии Федоров­не помогли эмигрировать из России, она умерла у себя на родине в Копенгагене в 1928 г., не поверив в смерть ее ос­тавшихся сыновей, внучек и внука, считала, что они где — то скрываются от большевиков. Александр III умер в воз­расте 49лет, а Мария Федоровна — в 81 год. Знакомство с дневниками Александра III позволяет с уверенностью ут­верждать, что главным в его жизни было стремление слу­жить Православию, Отечеству, забота о благополучии Рос­сииу его подданных и семьи. Самыми радостньши момен­тами в своей жизни он считал рождение детей.

Александр III был влюблен в молодости в княжну М. Э. Ме­щерскую и ради брака с ней был готов отказаться от тро­на, но чувство долга перед Родиной оказалось сильнее. Алек­сандр III писал в дневнике:«Может быть, я часто забывал в глазах других мое назначение, но в душе моей всегда было это чувство, что я не для себя должен жить, а для других; тяжелая и трудная обязанность. Но: “fax будет Воля Твоя, Боже”». Судьба, Бог наградили его за благоразумие счаст­ливым браком с принцессой Дагмарой, миром в стране про­стом мирового авторитета России в его правление. Импе­ратрица Марш Федоровна любила, но как и все россияне, отчасти побаивалась своего грозного супруга, старалась не отставать от него в благодеяниях. Она выступила иници­атором создания особых средних женских учебных заведе­ний, что-то сродни отечественным ПТУ в XX в., заботилась о сиротах. К концу ее царствования в воспитательные дома Петербурга и Москвы ежегодно принимали до 20 ты­сяч незаконнорожденных младенцев и 1000 законных.

Улучшение транспортной доступности Гатчины во вто­рой половине XIX в. сделало ее не местом сверхэлитарного расселения, а просто престижным пригородом Санкт-Пе­тербурга. В 1853 г. через Гатчину прошла линия Варшавской железной дороги, что расширило ее значимость и доступ­ность как дачной местности. В Гатчине жили и работали

А. И. Куприн, М. А. Балакирев, С. М. Ляпунов, М. М. Ип­политов-Иванов (уроженец Гатчины), С. Ф. Щедрин, ФА. Ва­сильев и другие представители русской культуры.

В 1918 г. дворцовый комплекс был национализирован, получил статус дворца-музея. С сентября 1941 г. почти до конца января 1944 г. Гатчина была оккупирована немецко­фашистскими войсками. Дворцово-парковому комплексу был нанесен огромный ущерб. Были разрушены многие по­стройки, пожар уничтожил интерьеры дворца, пропали мно­гие художественные ценности. В послевоенный период были проведены масштабные восстановительные работы. Архи­тектурно-художественный музейный комплекс Гатчины вер­нул себе свою утраченную в период Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. привлекательность.

Историческим ядром Гатчины является его дворцово-пар­ковый ансамбль, который начал складываться в 1760-х гг. во­круг цепочки озер (Белое, Черное, Серебряное и др.) в живо­писной местности. До наших дней дошли дворец в стиле ран­него классицизма (1766—1781, арх. А. Ринальди; расширен в 1793—1797 г., арх. В. Ф. Бренна; перестроен в 1845—1851, арх. Р. И. Кузьмин), а также парки общей площадью 617 га («Дворцовый», «Приоратский», «Зверинец», «Сильвия») с си­стемой прудов и каналов, с многочисленными павильонами («Венера», «Орел», «Ферма, «Птичник»), мостами («Камен­ный», «Львиный»), террасами, воротами («Безовые», «Адми­ралтейские») и другими постройками — «затеями» ланд­шафтной архитектуры, созданными в конце XVIII — начале XIX в. по проектам Бренны, А. Д Захарова и др. и относящих­ся к лучшим образцам русской ландшафтной архитектуры.

Исключительный интерес представляет созданный по технологии землебитных строений Приоратский дворец на берегу Черного озера (1798—1799, арх. НА. Львов). Его возвели в связи с учреждением в России в 1797 г. по воле им­ператора Павла I «великого приорства» — ордена Мальтий­ских рыцарей (Мальтийского католического ордена). Став во главе ордена Мальтийских рыцарей в России, Павел I по­желал возвести в его любимой загородной резиденции в Гат­чине дворец приора этого рыцарского ордена (Приоратский дворец). Проект этого дворца, причем с применением прин­ципиально новой технологии его строительства (еще и очень дешевого, быстрого) предложил арх. НА. Львов.

НА Львов предложил возводить жилые, общественные, хо­зяйственные постройки по разработанному им способу зем­лебитных строений, сооружаемых из специальных блоков или кирпичей, сделанных из утрамбованной (битой) земли, уплот­ненной специальным известковым раствором. Львов разрабо­тал и внедрил в практику строительства огнестойкие материа­лы, в том числе землебитные блоки и кирпичи, неотесанные валуны, из которых возводили постройки или их части. Жизне­способность и экономическую эффективность практики зем­лебитного строительства Львов блестяще доказал, построив в Гатчине Приоратский дворец в 1798 г. за 3 месяца (с 15 июля по 12 сентября). Время доказало надежность и долговечность зданий из землебитных блоков. Даже в дни Великой Отече­ственной войны с немецко-фашистскими захватчиками, когда в Гатчине шли ожесточенные бои, от снарядов и авиабомб ру­шились даже массивные каменные постройки, а землебитный Приоратский (или Земляной) дворец выстоял, но оккупанты нанесли ему ощутимый ущерб. В послевоенный период иссле­довали конструкции Приоратского дворца, определили соот­ношение его строительных материалов, главный из которых — землебит. Львов подобрал такой состав грунтомассы, что она по прочности до наших дней соперничает с железобетоном. Объемный состав этой грунтомассы таков: гравий крупностью от 3 до 7 мм — 4 %, песок — 58 %, пыль или мелкая земля — 20 %, глина — 18 %. Прочность землебита у НА Львова через 20—30 лет после возведения здания составила 10—12 МПа, хотя цемент в состав грунтомассы не вводился.

Приоратский дворец был построен в 1798 г. и в 1799 г. его приняло Гатчинское городское правление, позже об ус­пешной практике землебитного строительства в России фак­тически забыли. Вспомнили о нем только в начале XXI в. (см.:

В. Е. Зубкин, ВМ. Коновалов, Н. Е. Королев. Зонное нагнетание сыпучих сред, или как строить из обычной земли весьма де­шевые, прочные, теплые и огнестойкие дома посредством «Русских качелей». Практическое пособие. ML* Русаки, 2002). В 1967 г. в здании Приоратского дворца открыли музей.

В Гатчине вне дворцово-паркового ансамбля в конце XVIII — начале XIX в. постепенно сложился городской ком­плекс Сохранились здания бывших суконной фабрики, а за­тем — дворцового управления (1794—1795, арх. НА Львов);

госпиталя (1793—1794, арх. А. Н. Воронихин); а также Ни­колаевская кирха (1825—1828 гг., арх. Д. И. Квадри, AM. Бай­ков), Ингенбургские ворота (1831—1832 гг., арх. ВА Глин­ка) и другие строения. В городе возведен мемориал на месте казни в 1942 г. комсомольцев-подполыциков и памятники советским воинам в парке «Сильвия» (1965).

В 30 км к югу от Санкт-Петербурга находится малый го­род Павловск (менее 25 тыс. человек, 1918—1944 гг. — г. Слуцк), известный своим роскошным садово-дворцовым комплексом, который является выдающимся памятником зодчества и садово-паркового искусства конца XVIII — на­чала XIX в. в стиле классицизма. Здесь, в Павловске, находит­ся один из самых больших в мире (площадь более 600 га) пейзажный («Английский») парк (1778—1828) с прудами и многочисленными садовыми павильонами высокого худо­жественного качества. В Павловск можно приехать по авто­мобильной дороге и по железной дороге (в нем есть желез­нодорожная станция на линии Санкт-Петербург — Дно).

image165

Перед дворцом в Павловске

До начала XVIII в. в этом месте располагались шведские укрепления, их заняли русские войска в 1702 г.; о том пери­оде жизни этого поселения напоминают остатки земляных валов. Этот населенный пункт, расположенный в живопис­ной холмистой местности на склоне Балтийско-Ладожско­го уступа, на берегу р. Славянки, к середине XVIII в. стал из­любленным местом придворной охоты. Здесь в 1777 г. было основано село Павловское, которое императрица Екатери­на II подарила сыну — цесаревичу Павлу в связи с рождени­ем его первенца и ее первого внука — Александра (будущий император Александр I). С 1777 г. с. Александровское разви­валось и обустраивалось как усадьба-резиденция великого князя Павла Петровича. В 1796 г. это село было преобразо­вано в г. Павловск. Этот город стал одним из самых люби­мых мест пребывания великого князя, а затем императора Павла I (1754—1801, царствовал с 1796 г.). С конца 1780 г. Павловск принадлежал супруге Павла I — императрице Ма­рии Федоровне, с 1828 г. — великим князьям Михаилу Пав­ловичу, Константину Николаевичу, другим членам импера­торской фамилии. Яркой страницей в жизни Павловска ста­ли в первой четверти XIX в. собрания музыкально-литератур­ного салона, организованного императрицей Марией Федо­ровной. Тогда сюда на эти собрания в «Розовом павильоне» приезжали известные писатели и поэты, в том числе НМ. Ка­рамзин, В. А. Жуковский, ИА. Крылов и др.

После открытия в 1837 г. первой в России общедоступ­ной железной дороги Петербург — Царское Село, окрест­ности Павловска стали популярным дачным местом. В 1838 г. в Павловске открылось здание Павловского вокза­ла (до наших дней не сохранилось) с большим залом, в кото­ром до 1917 г. проводили симфонические концерты, в том числе с участием лучших отечественных и зарубежных испол­нителей, дирижеров, певцов (Иоганн Штраус, АК. Глазунов, В. И. Главача, Ф. И. Шаляпин, АВ. Вержбилович, АС. Ауэр и др.). До 1917 г. Павловск оставался загородной царской резиден­цией.

В наши дни главной причиной притягательности Павлов­ска остается дворцово-парковый ансамбль в стиле зрелого русского классицизма. В 1919 г. на его основе был открыт музей, в 1983 г. — художественно-архитектурный дворцово­парковый музей-заповедник. В послевоенный период были проведены огромные работы по его восстановлению, ведь с сентября 1943 г. по январь 1944 г. этот ансамбль был почти разрушен немецко-фашистскими войсками во время окку­пации Павловска.

В составе архитектурно-художественного комплекса Пав­ловска все здания и скульптуры прекрасны. Отличительная черта этого ансамбля — гармоничность его общей компози­ции, богатство видовых перспектив, органичная слитность ар­хитектуры дворца и парковых построек с окрркающим ланд­шафтом. В Павловске можно полюбоваться и посетить дво­рец (1782—1786,арх. Ч. Камерон; достроен в 1797—1799,арх. В. Ф. Бренна; в 1804 г. восстановлен после пожара, арх. А. Н. Во­ронихин; в отделке интерьеров участвовали арх. Дж Кваренги, КИ. Росси, скульпторы И. П. Мартос, И. П. Прокофьев, В. И. Де — мут-Малиновский, живописцы П. Г. Гонзаго, Дж. Б. Скотти и др.), обширный парк (600 га, распланирован по проектам Камерона, Бренны, Гонзаго) с регулярными и пейзажными участками. В парке возведены многочисленные и высокого ар­хитектурно-художественного качества постройки, в том чис­ле павильон «Храм дружбы» (1780—1782), «Колонна Апол­лона» (1780—1783), «Три грации» (1800—1801; все — арх. Ка­мерон), «Мавзолей» (1805—1809, арх. Ж. Тома де Томон), мо­сты «Чугунный» (1823, арх. России), «Висконтиев» (1802— 1808, арх. В. И. Висконти по проекту АН. Воронихина) и др. Посещение дворца-музея и особенно прогулка по прекрас­ному парку Павловска, где установлен памятник императри­це Марии Федоровне, остаются в памяти приятным воспо­минанием о чудесных часах, проведенных в этом милом мес­те с насыщенной событиями историей. Павловск заставляет вспомнить добрыми словами жен русских императоров, осо­бенно императрицу Марию Федоровну, сделавшую немало по­лезного для воспитания россиянок.

Императрица Мария Федоровна (София — Доротея, принцесса Вюртемберг-Штутгарт — ская, 1759—1828), жена императора Павла I, оставила о себе хорошую память в России. В 17 лет стала второй же­ной 22-летнего вдовца и наследника российского престола цесаревича Павла. За четверть века их супружеской жизни всего 5 лет она была императрицей, женой императора Павла I, но в 1801 г. он был убит в возрасте 47 лет. У них родилось 4 сына и 6 дочерей. Затем 27 лет она была вдов­ствующей императрицей, увидевшей двух своих сыновей (Александра I и после его смерти — Николая I) в роли рус­ских императоров. Будучи матерью 10 детей, которых она очень любила, но фактически была устранена от их вос­питания (особенно сыновей), так как эти заботы взяла на себя царственная бабка — ее свекровь императрица Екате­рина II. В первую очередь она взяла на воспитание внуков- мальчиков. Это огорчало их родителей, тем более что Па­вел был отстранен ею от участия в государственных де­лах и получал ограниченные средства на свой «малый двор». Довольно уединенная жизнь в Павловске и Татчине в усло­виях ограниченных денежных средств положила начало хо­зяйственной деятельности Марии Федоровны, ее близкому знакомству с бытом низших классов населения. Она всегда находила и выделяла средства на благотворительность, помощь нуждающимся. После смерти Екатерины II Мария Федоровна стала только в 37 лет женой правящего 42-лет­него императора Павла.

За годы их супружества она смогла научиться терпению и снисходительности ко многим недостаткам ее мужа, который имел тяжелый, сумрачный, подозрительный ха­рактер. В семейной жизни Марии Федоровны было мало ра­дости, если учесть характер ее мужа, денежные ограниче­ния, смерть при ее жизни их 5 детей (сына-первенца Алек­сандра I и 4 дочерей). У Марии Федоровны хватило мудро­сти найти общий язык с близким другом ее мужа — фрей­линой Е. И. Нелидовой (1758—1839), более того — подру­житься с ней.

Императрица Мария Федоровна 25 лет была женой Пав­ла I, из них 22 года выполняла абсолютно все супружеские обязанности (за 1776—1798родила 10 детей, в 1798 г. вра­чи запретили ей рожать из-за угрозы новых родов ее жизни, что означало тогда прекращение ее близких отношений с мужем). Она была первой в России императрицей, короно­ванной вместе с мужем, и поэтому считала, что после его насильственной кончины именно она должна была стать первым лицом в государстве, но не смогла. Тем не менее она аргументированно обвинила сына Александра I (1777— 1825, нового императора России) в попустительстве убий­ства его отца и ее мужа, дала ему понять, что ее благород­ство и нравственное превосходство над ним заставили ее добровольно уступить ему права на трон, напомнила о не­избежной каре Божией за все прогрешения людей. После все­го этого она, оставаясь вдовствующей императрицей, на деле была правящей государыней, хотя таковой формаль­но считалась ее невестка — новая, молодая, очень краси­вая, обаятельная императрица Елизавета Алексеевна (1779—1826). На содержание двора Марии Федоровны шло гораздо больше средств, чем на содержание двора молодой императрицы. Павловск при Марии Федорвне в статусе вдовствующей императрицы стал своего рода центром рождения масштабных планов благотворительности, но и многих интриг, фокусом балов и карнавалов, задумок о бра­ках и некоторых государственных делах.

После трагической кончины ее мужа в 1801 г. она почти полностью отдала свои силы благотворительной и обра­зовательной деятельности. Опыт в этом у нее уже был, тем более что еще император Павел I поручил ей управле­ние воспитательными домами и Смольным институтом благородных девиц в Санкт-Петербурге. Мария Федоровна сполна отдала себя делу воспитания будущих российских матерей, женское образование в России обязано ей многим. Она создала в нашей стране ряд благотворительных и вос­питательных организаций, главным образом дворянских организаций (Мариинское ведомство).

Еще один очень интересный и средний по людности (ме­нее 90 тыс. чел.) город находится в 24 км к югу от Санкт-Пе­тербурга в пределах Приневской низменности — г. Пушкин (Царское Село до 1918 г., Детское село до 1937 г.). В наши дни хозяйственное значение этого города невелико. В нем есть заводы дорожных машин и электробытовых приборов, фабрика игрушек, другие промышленные предприятия, а также отделение Российской академии сельскохозяйствен­ных наук, ряд научно-исследовательских институтов и Аграр­ный университет, несколько иных градообразующих пред­приятий, а также организаций отраслей градообслуживаю­щей базы. Город имеет общероссийскую и мировую извест­ность благодаря своим музеям, архитектурно-ландшафтному комплексу, насыщенной событиями истории. Музейная ис­тория города началась только в 1918 г., когда его дворцово­парковый комплекс был национализирован и музеефициро — ван, с 1983 г. он имеет статус Художественно-архитектурного дворцово-паркового музея-заповедника. В послевоенный пе­риод число музеев в г. Пушкине стало расти. Так, в 1949 г. открыли музей «Лицей», в 1959 г. — Музей-дачу А. С. Пуш­кина, в 1967 г. — Всесоюзный музей А. С. Пушкина, затем му­зей — «Федоровский городок» и др. Город Пушкин своей ис­торией связан с земной жизнью нескольких русских святых: Иоанна Кронштадтского, императора Николая И, его жены и детей, великой княгини Елизаветы Федоровны Романовой.

Хотя этому населенному пункту идет только четвертый век, на примере его истории можно в миниатюре изложить чуть ли не всю историю России, правда, это потребует нема­ло времени и страниц книжного текста. Вот почему мы вы­нуждены ограничиться только изложением основных собы­тий в жизни этого поселения.

До XVIII в. это место было известно как шведская мыза Саари мойс (т. е. по-шведски «возвышенное место»), русские стали называть его Сарская мыза или Сарское село. Его пос­ле 1703 г. царь Петр I подарил своему любимцу, другу, со­ратнику А. Д Меншикову. С 1710 г. оно принадлежало вто­рой жене Петра I — императрице Екатерине I, после 1725 г. стало одной из крупнейших летних резиденций российских императоров. С 1728 г. это место стали называть Царское Село, в 1808 г. оно стало городом. Царское Село стало од­ним из любимых мест летнего проживания императрицы Екатерины II (1729—1796, царствовала с 1762), его владе­лицы в XVIII в. В 1811—1843 гг. в перестроенном дворцовом флигеле функционировал Царскосельский лицей — закры­тое высшее учебное заведение, в котором учились юноши из лучших российских семей. Здесь получили высшее образо­вание А. С. Пушкин, А А Дельвиг, В. К. Кюхельбекер, И. И. Пу­щин и многие другие представители российской интеллек­туальной элиты.

С Царским Селом в той или иной мере, но непременно связаны события жизни всех русских императоров, в том числе и их любовных романов. Царское Село было свидете­лем уймы таинственных событий в жизни русской знати.

С Царским Селом была тесно связана жизнь легендарной личности — императрицы Елизаветы Алексеевны Романовой.

Императрица Елизавета Алексеевна (в де­вичестве Ауиза-Августа-^урлах, принцесса Ба­ден-Баденская, 1779—1826) в 14 лет стала женой любимо­го внука Екатерины II — Александра Павловича, с 22 лет была женой императора Александра 1(1777—1825). Ее пер­вые и самые счастливые месяцы и годы жизни в России она в болъшой мере провела именно в Царском Селе, где она впер­вые ощутила всеобщее восхищение ею, догадалась о тайной влюбленности в нее многих достойных мужчин.

Елизавету Алексеевну в русском обгцестве называли «Бо­гиней», «Ангелом», «прелестным видением», «Ангелом кра­соты», боготворили не столько за неземную красоту, ог­ромное подкупающее всех обаяние, сколько за доброту, скромность, естественность и простоту в обгцении, обра­зованность, музыкальность (она отлично играла на арфе и пела). Ее с конца XVIII в. до 1820-х гг. воспринимали как эталон красоты (ее считали одной из первых красавиц в мире), женственности, изысканного совершенства во всем. Женщины старались копировать ее одежды, прически, ма­неру поведения, а для мужчин она была источником неис­тощимого почитания, вдохновения, тайной влюбленности. Она стала главной поэтической музой А. С. Пушкина (о ней есть строки во многих его стихотворениях, именно ей по­священо его известное стихотворение «Я помню чудное мгновенье», 1825 г., — а не А. П. Керн, которую поэт фри­вольно называл «вавилонской блудницей» и был недолгое время с ней в интимной близости, — его стихи с литерой «К***», кроме одного 1832 г., все связаны именно с Елизаве­той), а декабристы обдумывали возможность после свер­жения императора Александра I сделать именно ее импе­ратрицей, учитывая ее демократические идеалы и редчай­шую порядочность.

Прожив с Александром I в браке 32 года, она никогда не была его счастливой женой, не ощутила его влюбленность, не получила приятных чувственных эмоций, едва пережи­ла смерть двух малолетних дочерей (1800г. в Царском Селе и в 1808 г.), затем не смогла смириться с отношени­ем мужа к ней только как к сестре, знала о многочислен­ных его изменах, его многолетней страсти к Марии Анто­новне Нарышкиной (урожденная княжна Святополк-Чет — вертинская, 1779—1854 гг., почиталась при живом супруге чуть ли не официальной женой императора до 1814 г., име­ла от него троих детей).

Елизавета Алексеевна прежде всего выполняла свой долг — очень старалась быть хорошей русской императ­рицей, о ее личном счастье ей оставалось только мечтать. Говорили, что в нее были влюблены царевич Константин Павлович, фаворит состарившейся императрицы Екатери­ны II красавец Платон Зубов, поляк князь Адам Чарторыж — ский, кавалергард Алексей Охотников (1780—1807 гг,, она якобы его действительно любила с 1805 г., но он внезапно умер от ножевой раны — смертельный удар кинжалом в

image166

спину у полученный при нападении). После этого подавлен­ная горем от смерти Алексея Яковлевича Охотникова (и че­рез 2 года — смерти полуторагодовалой дочери, были слу­хи, что это его дочь) Елизавета Алексеевна, совсем остав­ленная мужем, бездетная, больная, покинутая родственни­ками и нелюбимая свекровью, замкнулась совсем, начала очень быстро стареть.

Только с начала 1820-х гг. у Александра I и Елизаветы Алексеевны восстановились теплые доверительные отно­шения, и они пожалели, что не сделали этого раньше. Имен­но в Царском Селе она — уже болезненная и увядшая жен — гцина, ощутила в небывалых масштабах внимание мужа, которого всегда обожала и считала своим кумиром. Из-за ухудшившегося здоровья Елизаветы Алексеевны в 1825 г. они уехали на юг в Таганрог, где он вскоре внезапно скончался в возрасте 48 лет (ей было 46 лет).

Александр I был от природы не слишком решительным, был очень осторожным, нередко подозрительным челове­ком. Елизавета Алексеевна в плане эрудгщии стояла выше его, обладала большой мудростью и смелостью. Именно она помогла ему, после трагической кончины (убийства) императора Павла I, собрать остаток сил и мужества и осознать себя новым императором Александром I, удер­жать полученную власть. В 1812 г. Елизавета Алексеевна решительно помогла ему возглавить и организовать мощ­ное патриотическое движение в защиту Отечества от на­полеоновских захватчиков. Она имела моральное право и уверенно сказала в 1824 г.: «Я русская и с русскими почию!» Ее девизом были слова: «Терпение и постоянство». В пос­ледние годы жизни Александра I Елизавета Алексеевна была мужу главной духовной опорой, помогала преодолевать физические недуги и духовно-нравственный дискомфорт при воспоминании о серьезных проступках и потерь в его жизни. Она всю жизнь очень много сил отдавала благотво­рительности и с начала 1820-х гг. стремилась в большей мере приобщить мужа к этому и черпать в добрых делах

новые силы для достойной жизни. Елизавета Алексеевна не­надолго пережила мужа, она уехала из Таганрога и напра­вилась в Калугу, но по дороге ей стало плохо, и она умерла в г. Белеве Тульской губернии в 1826 г. в возрасте 47 лет. Ми­нистр просвегцения России (1833—1849), Президент Ака­демии наук, действительный тайный советник, граф Сер­гей Сергеевич Уваров (1786—1855) назвал императрицу Елизавету Алексеевну одной из «самых замечательных жен­щин, когда-либо живших на земле».

В царской России, вспоминая о Елизавете Алексеевне, обычно говорили не о ее дивной красоте в молодости, а о ее широкой благотворительности, в том числе активной де­ятельности в Патриотическом обществе (создано в 1812 г., которому она покровительствовала), содействии работе «Патриотического института» (училище для де­тей погибших или пострадавших от войны) и женского учебного заведения «Аом трудолюбия» (позже назывался Елизаветинский институт в память о его покровительни­це ), помощи многим творческим личностям, очень многих других ее добрых начинаниях и делах.

В 1837 г. Санкт-Петербург и Царское Село связала пер­вая в России общедоступная железная дорога (в наши дни в городе есть железнодорожная станция на линии Резекне — Великие Луки). В марте — августе 1917 г. в Царском Селе в Александровском дворце содержали под арестом бывшего императора Николая II. После осенних событий 1917 г. в лучших домах Царского Села разместили детские оздорови­тельные учреждения, с 1918 г. переименовали в Детское Село, а в 1937 г. — в г. Пушкин. С сентября 1941 г. и почти до конца января 1944 г. г. Пушкин был оккупирован немец­ко-фашистскими войсками, которые нанесли колоссальный ущерб музейному комплексу (разрушили огромное число строений, украли бесценной исторической значимости экс­понаты, многочисленные произведения искусства (в том чис­ле уникальное убранство Янтарной комнаты Большого двор­ца; восстановлена и открыта для осмотра в 2004 г.). Была про­ведена поистине колоссальная работа по восстановлению му­зейного комплекса г. Пушкина после разрушений и хище­ний от рук врагов в период Великой Отечественной войны в 1941—1945 гг.

В наши дни главной достопримечательностью г. Пушкина остается бывший царский дворцово-парковый ансамбль (се­редина XVIII — начало XIX в.). Его ядро составляют Большой, или Екатерининский, дворец (1743—1751, арх. А. В. Квасов, СИ. Чевакинский; перестроен в 1751—1756 гг., арх. В. В. Рас­трелли, затем его достраивали арх. Ч. Камерон, В. П. Стасов и др.), Александровский дворец (1792—1800, арх. Дж. Ква­ренги), Екатерининский парк (включает «Старый сад», 1720—1721, и «Английский сад», 1771—1780) и Александ­ровский парк (включает «Новый сад», 1745 и «Зверинец», 1718, с 1818 — пейзажный парк) с многочисленными пар­ковыми затеями — скульптурами, павильонами, беседками, каскадами и другими, с живописными прудами (на Большом пруду — Чесменская колонна). Среди других сохранивших-

image167

Камеронова галерея в Царском Селе. Гравюра XVIII в.

ся хозяйственных строєний дворцового комплекса Большая оранжерея (1820—1823), Конюшенный корпус (1823), Ма­неж (1819—1821) и др. Особый интерес представляет Со­фийский собор (начало XIX в.).

Все основные строения дворцового комплекса имеют очень большую архитектурно-художественную ценность. Екатерининский дворец — это грандиозное здание в стиле развитого русского барокко, с богатым пластичным убран­ством фасадов и интерьеров (длина фасада 306 м; отделка роскошных интерьеров — В. В. Растрелли, Ч. Камерон, В. П. Стасов и др.). Созданные в 1720—1860-е гг. дворцовые парки (общая площадь около 600 га) имеют регулярную и пейзажную части. Среди лучших украшений парков изящ­ный барочный Эрмитаж (1743—1754, арх. М. Г. Земцов и

B. В. Растрелли), Грот (1749—1763, арх. В. В. Растрелли и др.), памятники в честь русской армии и флота («Кагульский обе­лиск», «Чесменская колонна», «Морейская колонна», 1771— 1778, все — арх. А. Ринальди), скульптурные произведения («Молочница с разбитым кувшином», 1810 г., скульптор П. П. Соколов; памятник А. С. Пушкину, 1899—1900, скуль­птор Р. Р. Бах).

Вне дворцового комплекса в г. Пушкине представляют ис­торико-архитектурный интерес Кавалерийские дома (1752— 1753, арх. СИ. Чевакинский), Манеж, Конюшенный корпус, Большая оранжерея (все в стиле классицизма, 1820-е, арх.

C. П. Стасов), а также деревянный дом Китаева (1827, ВМ. Гор­ностаев, ныне — музей А. С. Пушкина), костел Св. Иоанна (1824—1828, арх. А. и Д. Адамини), Египетские ворота при въезде в город (1827—1830, арх. А. А. Менелас, скульптор В. И. Демут-Малиновский) и др., а также Федоровский горо­док. В 1910-е гг. к северу от Екатерининского дворца был со­здан в стиле древнерусской архитектуры Федоровский горо­док для императорских конвойных войск. Сохранились Фе­доровский собор и здания собственно городка (арх. С. С. Кри — чинский). Около г. Пушкина находится один их объектов ме­мориала «Зеленый пояс Славы» — комплекс более 80 соору­жений на рубежах Ленинградской битвы 1941—1944 гг.

В Ленинградской области на р. Стрелка расположен по­селок Ропша, известный с 1500 г. как село Храпша В XVII в. это место было известно как шведская мыза (до наших дней около Ропши на Княжей горке сохранилась кирха, с начала XVIII а — церковь Петра и Павла. После того как царь Петр I узнал о местных минеральных источниках и их лечебных возможностях, он в 1713 г. создал в Ропше «лечебную усадь­бу». В конце XVIII в. Ропша стала местом, где разразилась драма, в результате которой погиб последний кровный им­ператор из династии Романовых Петр III (нельзя с абсолют­но полной уверенностью утверждать об отцовстве со сторо­ны кровного Романова следующего императора — Павла Петровича, сына Екатерины II). В 1762 г. именно здесь был убит в результате дворцового переворота, инициированного императрицей Екатериной II и ее сторонниками, законный кровный российский император Петр III (1728—1762, цар­ствовал с 1761 г.), супруг Екатерины II. Затем до событий осе­ни 1917 г. Ропша принадлежала императорской фамилии.

В Ропше до наших дней сохранился дворцово-парковый ансамбль, в том числе дворец (1725, перестроен в 1750-х гг. арх. В. В. Растрелли и в конце XVIII в. арх. А. Порта, ЮЛ1. Фельтен и др.), парк с прудами, здание бывшей бумаж­ной фабрики (1788—1794, арх. Ю. М. Фельтен и С. П. Бер­ников), хозяйственные постройки. В поселке был возведен в 1970 г. мемориал советским воинам-освободителям

В 40 км к западу от Санкт-Петербурга, на южном берегу Финского залива, расположен малый (менее 40 тыс чел.) по людности город Ломоносов (Ораниенбаум до 1948 г.). В нем есть морской порт и железнодорожная станция (Ора­ниенбаум) на линии Санкт-Петербург — Веймарн. Ломоно­сов представляет интерес прежде всего как исторический на­селенный пункт, художественно-архитектурный дворцово­парковый музей-заповедник. Хозяйственное значение горо­да невелико. В нем есть картонно-полиграфическая фабри­ка, предприятия легкой и пищевой промышленности, литей­но-механический завод.

Город получил современное имя в 1948 г. в честь велико­го русского ученого М. В. Ломоносова. Он основал неподале­ку в этих местах в 1753 г. Усть-Рудицкую фабрику цветного мозаичного стекла (работала до 1768 г., на ее месте установ­лен памятный обелиск), а в самом городе установлен памят­ник М. В. Ломоносову (1955, скульптор Гликман ГА)-

На месте современного города в конце XVII в. была швед­ская мыза Теирис, которую в начале XVIII в. царь Петр I по­дарил князю АД. Меншикову (который начал здесь в 1710 г. строительство своего дворца); в 1743—1761 гг. здесь была лет­няя резиденция великого князя Петра Федоровича (будущий император Петр III, муж Екатерины II); в 1831—1917 гг. здесь была летняя резиденция членов императорской фамилии. Собственно город возник из придворцовой слободы. С 1796 г. этот город — тогда Ораниенбаум (с 1780 г. уездный город) — принадлежал великому князю Александру Павловичу (буду­щий император Александр I), а с 1831 г. — его брату велико­му князю Михаилу Павловичу и его наследникам. До конца XIX в. город был известен как дачное место, застроенное скромными особняками и дачами, здесь жили и работали НА Некрасов, М. Е. Салтыков-Щедрин, в местном театре вы­ступали (до 1905) MX. Савина, MLH. Ермолова, АП. Ленский и другие известные актеры. В конце XIX — начале XX в. в Ора­ниенбауме размещались Офицерская стрелковая и Орркей- ная школы, в которых работали известные конструкторы-ору­жейники В. Г. Федоров, ВА Дегтярев, Ф. В. Толкачев.

В 1918 г. дворцы парка Ораниенбаума стали музеями. В 1941 г. в районе Ораниенбаума, на побережье Финского залива, был создан плацдарм («Ораниенбаумский пятачок»), который до января 1944 г. удерживали советские войска. Ораниенбаумский плацдарм советских войск (существовал в 1941—1944) сыграл важную роль в обороне Ленинграда в период Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.

В наши дни г. Ломоносов представляет интерес как двор­цово-парковый ансамбль XVIII в. Среди архитектурно-худо­жественных памятников города Большой дворец в стиле ба­рокко (1710—1725, арх. Дж. М Фонтана и Г. Шедель) с Ниж­ним парком в стиле переходном от барокко к классицизму, дво­рец Петра III (1758—1762) и комплекс дачи Екатерины И: Ки­тайский дворец (1762—1768), Кавалерский корпус (1764), павильон «Катальная горка» (1762—1774, все — арх. А. Ри­нальди), Петровский и пейзажный Верхний парки. Ораниен­баум с 1784 г. застраивался по регулярному плану, по «образ­цовым проектам» (арх. В. П. Стасов, А. И. Мельников и др.). Со­хранились здание Городских присутственных мест в стиле классицизма (1815—1824, арх. В. П. Стасов и АА Михайлов), городские ворота (1826—1829, арх. AM Горностаев), деревян­ные жилые дома первой половины XIX в. Город был очень силь­но разрушен в период Великой Отечественной войны 1941— 1945 гг., был восстановлен; особенно сложным было восста­новление его дворцово-парковой части. Город Ломоносов ос­тается притягательным местом для туристов и живым памят­ником выдающемуся русскому ученому МВ. Ломоносову.

Михаил Васильевич Ломоносов (1711 —

1765) стал первым русским ученым-есте — ствоиспытателем с мировым именем и авторитетом, кроме того он был поэт, заложивший основы современного русского литературного языка, а также художник, исто­рик, поборник отечественного просвещения, развития рус­ской науки и экономики. Он был первым русским академи­ком. Его научные открытия обогатили многие отрасли зна­ний, его идеи далеко опередили науку того времени. Имен­но по инициативе Ломоносова был основан Московский уни­верситет (который в 2005 г. отметил свое 250-летие).

Михаил Ломоносов родился в деревне Д<гнисовка под г. Холмогоры в Архангельской губернии в обеспеченной семье владельца рыбной артели из нескольких судов, преуспева­ющего купца, одного из самых образованных людей тех мест (было время, когда он учился в Москве на священника, в родной деревне имел свою большую библиотеку). Именно его отец — Василий Дорофеевич Ломоносов — первым из

image168

М. В. Ломоносов. Портрет конца XVIII в.

поморов построил судно новейшей формации и получил па­тент на звание мичмана. Присвоение мичманского звания сопровождалось дарованием потомственного дворянского титула. Ломоносовы были достаточно богатыми, извес­тными и хорошо образованными для Севера России людь­ми. Мать М. В. Ломоносова — Елена Ивановна — была до­черью дьякона, она научила его читать и писать егце в юном возрасте, привила любовь к книгам. Отец требовал, чтобы повзрослевший сын совершенствовал свое образование, а главное — практические навыки, готовился взять семейное дело в свои руки. А Михаил хотел учиться, тем более что и отец его в молодости учился в Москве. Имея максималь­но возможное для его родных мест образование и принад­лежность к дворянской семье, он поступил в Москве в Сла­вяно-греко-латинскую академию. В числе ее 12 способных учеников он в 24 года был отправлен в Академию наук (Ака­демический университет) в Петербурге; из них троих, в том числе и его, отправили учиться в Терманию в Марбург­ский университету где он изучал математику, физику, фи­лософию. Затем в Фрейберге он изучал химию и металлур­гию. В 29 лет в Марбурге он женился на Елизавете—Хрис­тиане ЦильХу дочери умершего члена городской думы. Ло­моносов всегда и везде учился с редчайшим упорством и трудолюбием, но в студенческие годы вел беспорядочную жизнь у кутил, делал долги, однако его успехи в учебе неиз­менно были блистательнылш.

В ЗО лет М. В. Ломоносов вернулся из-за границы, но в Рос­сии не получил ни места, ни жалованья. Через год его опреде­лили в Академию адъюнктом физики. В Академии тогда гос­подствовали немецкие ученые, тормозившие карьеру русской молодежи. Ломоносов, как мог, боролся с умалением досто­инств славян. Из-за частых ссор с немцами, особенно в пья­ном виде, его на год оставили без жалованья. В 34 года его по его просьбе назначили в Академии профессором химии; в 37 лет он основал при Академии наук в 1748 г. первую в Рос­сии химическую лабораторию. С приездом к нему жены и рождением дочери жизнь его стала спокойнее, разумнее, при­няла стабильно добропорядочный ритм.

Обеспеченное положение профессора способствовало расцвету его научной деятельности. Его главные научные открытия связаны с химией, физикой, астрономией, при этом он очень много сделал и в поле многих других наук. Особо нужно отметить его вклад в развитие русской сло­весности. Он реформировал систему русского стиха, во многом определил становление русского литературного языка светского характера. Он всегда подчеркивал огром­ное богатство и достоинства именно русского языка. Он писал: «В русском языке есть нежность итальянского, жи­вость французского, великолепие испанского, крепость не­мецкого, богатство и сильная в изображениях краткость латинского и греческого».

В 1745 г. Ломоносов стал первым русским академиком в Петербургской академии наук. В 1757 г. он стал канцле­ром, т. е. вице-президентом Академии наук.

Всю свою жизнь Ломоносов большое внимание уделял образованию россиян, причем не только из высших, но и из низших сословий. При помощи влиятельного вельможи Ива­на Ивановича Шувалова (1727—1797), русского государ­ственного деятеля, фаворита императрицы Елизаветы Петровны, Ломоносов (ему 44 года) основал Московский университет в 1755 г. и гимназию. И. И. Шувалов стал пер­вым куратором Московского университета.

Ломоносов открыл закон сохранения материи и движе­ния — один из основных законов природы. Этот закон он опуб­ликовал через 12 лет, в 1760 г. (ему 49 лет), в диссертации «Рассуждение о твердости и жидкости тел». Ломоносов пер­вым сформулировал положения кинетической теории газов. Он развил атомно-молекулярные представления о строении вещества. Он выдвину лучение о свете. Создал ряд оптических приборов. Первым открыл атмосферу на Венере.

С 1731 г. (ему 31 год) Ломоносов работал над большим трудом по горному делу. В 1764 г. (ему 53 года) он издал его под названием «Первые исследования металлургии или рудных дел», это было и первое в России научно обоснован­ное практическое руководство к поискам руд. В его книге «О слоях земли» он положил начало геологической науке в России. Ломоносов описал строение Земли, объяснил про­исхождение многих полезных ископаемых и минералов. Он одним из первых понял значение внутренних сил для фор­мирования рельефа Земли. Он подчеркивал важность осво­ения Северного морского пути и освоения Сибири. По Гео­графическому департаменту он занимался сбором разно­сторонних сведений (информации) о России. В труде «За­писка о географических экспедициях» он впервые в мире в 1760 г. применил термин «экономическая география», стал одним из родоначальников этой науки в нашей стране.

Ломоносов проявлял большой интерес в области щящ — ных искусств. В 1850-х гг. он проявил особый интерес к мо­заике, стеклянным и бисерным заводам. В России он возро­дил искусство мозаики, создал с учениками мозаичные кар­тины с 1763 г. (ему 52 года), он был членом Академии ху­дожеств России.

При жизни Аомоносову пришло международное призна­ние, но только к концу жизни он был избран почетным чле­ном Стокгольмской и Болонской академий.

Всю свою сознательную жизнь Аомоносов учился, рабо­тал, творил на пределе сил и человеческих возможностей. Он имел веселый и добрый, но крутой, вспыльчивый до ярос­ти нрав, любил пиво, всегда помогал своим ученикам, земля­кам и родственникам. Он мечтал и делал все от него завися­щее для должного образования и продвижения русских лю­дей — титульной нации в стране. Он научно обосновывал и вел практические работы во имя развития России. О нем А. С. Пушкин написал; «Аомоносов был великий человек. Меж­ду Петром I и Екатериной II он один является самобытным сподвижником просвегиения. Он создал первый университет. Он, лучше сказать, сам был первым нашим университетом».

К западу от Санкт-Петербурга, в 48 км от него, в восточ­ной части Финского залива на о. Котлин находится малый по людности город Кронштадт (менее 45 тыс чел.), подчи­ненный администрации Санкт-Петербурга. Для небольшо­го города он имеет значимые градообразующую и градооб­служивающую базы. В нем есть морской порт, морской за­вод, предприятия легкой и пищевой промышленности (сре­ди них особенно выделяются молочный и колбасный заво­ды, а также швейная фабрика), работают общетехнический факультет Северо-Западного заочного политехнического института, музей «Кронштадтская крепость» (с 1906), му­зей изобретателя радио А. С. Попова (с 1901), историко-кра­еведческий музей (с 1991) и многочисленные обслуживаю­щие предприятия.

Туристов и гостей в Кронштадте особенно привлекают события его истории, исторические и архитектурные памят­ники, произведения монументального искусства. Этот город был основан царем Петром I в 1703 г. как морская кре­пость — форт Кроншлот (Коронный замок) на искусствен­ном острове к югу от о. Котлина, одновременно на последнем острове началось строительство укреплений, затем оба ост­рова стали единым поселением. Кроншлот был создан для обороны западных подступов к Санкт-Петербургу; строи­тельство этой крепости завершили в 1704 г. Ощутимое го­родское строительство здесь велось в 1709—1710 гг. С 1723 г. это поселение стали называть Кронштадт (Коронный город). С 20-х гг. XVIII в. город стал известен как главная база Бал­тийского флота, многократно защищавшая владения России. Здесь проходили службу известные Российские флотоводцы: Ф. Ф. Ушаков (канонизирован Русской Православной Церко­вью, см. рассказ о нем в тексте о г. Мышкине), П. С. Нахимов, В. А. Корнилов, Г. И. Бутаков, С. О. Макаров, Д. Н. Сенявин, М. П. Лазарев и др.; многие знаменитые русские мореплава­тели: И. Ф. Крузенштерн, Ю. Ф. Лисянский, Ф. Ф. Бел­линсгаузен, ВМ. Головин, Ф. П. Литке и др. Именно из Крон­штадта уходили в кругосветные плавания суда русских экс­педиций.

Офицеры флота и моряки всегда выделялись и выделяют­ся редчайшим героизмом, сильным патриотическим чув­ством, широким кругозором, высоким уровнем культуры и интеллекта, способностью самостоятельно и трезво оцени­вать события в России и мире. Неудивительно, что в 1921 г. именно в Кронштадте прошли большие антибольшевист­ские недовольства, названные представителями советской власти Кронштадтским мятежом. На подавление вооружен­ного выступления гарнизона и экипажа кораблей Балтийс­кого флота были направлены части Красной Армии и деле­гаты X съезда партии большевиков. Моряки и артиллеристы Кронштадта, в целом Балтийский флот и базировавшиеся в Кронштадте его корабли сыграли огромную роль в героичес­кой обороне Ленинграда, в обороне Таллина, полуострова Ханко, островов Моонзунда.

Основы современной планировки и застройки Кронш­тадта были заложены в самом начале XVIII в. Город имеет регулярную планировку (арх. Ж. Леблон, Д Трезини). Наи­больший исторический и историко-художественный инте­рес представляют небольшое число сохранившихся постро­ек. Среди них Итальянский дворец (1720—1724), дом Ми — ниха (1721—1724), комплекс губернских домов (1717— 1725, перестроены в конце XVIII — начале XIX в.), гостиный двор (1833—1835), ансамбли Адмиралтейства (1784—1797), Военно-морского госпиталя (главное здание 1833—1840), арсенал (1832—1836), комплекс крепости (фортификацион­ные сооружения первой четверти XVIII — начала XIX в.), су­харный завод в стиле классицизма (1795—1797, арх. В. И. Ба­женов), Толбухин маяк (1810 г., арх. АД Захаров). Особый интерес представляет Морской Никольский собор (1903— 1913, арх. В. А. Косяков). В Кронштадте несколько парков, лучшие из них Петровский парк и Летний сад. Город укра­шают произведения монументального зодчества: памятни­ки царю Петру I (1841, скульптор Т. Н. Жак), адмиралу Ф. Ф. Беллинсгаузену (1870 г., скульптор И. Н. Тредор), моря­кам клипера «Опричник» (1873), адмиралу С. О. Макарову (1913 г., скульптор Л. В. Шервуд), ряд памятников защитни­кам Кронштадта в годы Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. и др. Кронштадт является местом, где про­вел значимую часть своей земной жизни яркий русский свя­щеннослужитель и русский святой Иоанн Кронштадтский.

Иоанн Кронштадтский (Иван Ильич Серге­ев’, 1829—1909) остался в памяти россиян как яркий церковный проповедник и мыслитель, духовный пи­сатель, протоиерей и настоятель Андреевского собора в Кронштадте, благотворитель и молитвенник за больных. Он имел при жизни славу «народного святого». Открыто говорил народу с амвона о грядущем и недалеком суде Бо­жием над Россией, о бедах, которые придут на русскую зем­лю вскоре после начала XX в.

image169

Иоанн Кронштадтский. Фото начала XX в.

Он родился в селе Суры Пинежского уезда Архангельской губернии в семье псаломщика Ильи Сергеева, в миру его зва­ли Иван. Приход был бедный; их семье, где было трое де­тей (сын и две дочери), жилось трудно, всегда ощущалась нужда. Иван постоянно ходил с отцом в храм к богослуже­ниям, и только в храме он ощущал спокойствие и радость. Он рано выучил молитвы, ощущал потусторонний духов­ный мир и уже в 6 лет сподобился увидеть своего Ангела — Хранителя. В 12 лет его отдали в Аросангельское духовное училище, в 16 лет он стал учащимся духовной семинарии (где он был лучшим учеником), затем его отправили в Санкт-Петербургскую духовную академию, куда он был принят на казенный счет. Когда он был студентом Акаде­мии, умер его отец, поэтому ему пришлось в финансовом плане помогать матери и сестрам. Будучи студентом, он работал письмоводителем в Академии. На последнему 4-м, году обучения во сне он увидел себя священником в незнако­мом храмеу после этого он решил избрать путь приход­ского иерея. Церковные каноны не разрешают неженатого посвящать в иереи моложе 40 лет. С детства Иван видел, как трудно совмещать служение Церкви Божией с забота­ми о семьеу детях. Бот почему он нашел себе жену, кото­рая согласилась на целомудренную жизнь после вступления в браку в таком браке детей быть не могло. В 26 лет он был рукоположен в иерея и стал третьим священником в Андреевском соборе г. Кронштадта. Когда он вошел в этот храм. у то увидел, что это — тот самый храм, который он видел во сне. Служа в Андреевском соборе, он — уже отец Иоанн — долгое время был и законоучителем в учебных за­ведениях Кронштадта.

Тогда в одной части Кронштадта жили военные, а в дру­гой части — люди, выселенные в него из Петербурга за дур­ное поведение и неблаговидные поступки. Люди в массе своей были бедными, предавались с отчаяния пьянству, разврату, насилию, воровству (как-то с самого о. Иоанна на окраине города сняли шубу с плеч). Отец Иоанн начал бесстрашную борьбу за нравственное оздоровление бедных, обездоленных и часто злых людей. Он посещалубогие жилища, утешал лю­дей, кому-то давал деньги на еду, другим — на одежду, обувь, иные нужды, стремился врачевать их души и тело, нередко отдавал нуждающимся свою одежду и обувь. Он говорил: «Злые люди — больные, а больных нужно жалеть больше, чем здоровых». Люди стали постепенно убеждаться, что рядом с ними оказался редкий праведник. Затем люди стали гово­рить, что по люлитве о. Иоанна Господь творит чудеса. Отец Иоанн много сил отдал созданию в Кронштадте при­ходских учреждений, в том числе «Аома трудолюбия» и «Странноприимною дома». Он устроил 2 женских монасты­ря: один в Петербурге, а другой — на его малой родине в Сур — ском Погосте. Он гцедро жертвовал средства на создание и украшение храмов в разных частях России.

Очень сильное влияние на людей оказывали его пропове­ди, в том числе пророческие проповеди и составленные им молитвы. Отец Иоанн провел, произнес, напечатал много бесед, проповедей, поучений, слов и т. п. Он ясно представ­лял себе судьбу России в дальнейшем. В одной из проповедей в 1903 г. с амвона он открыто говорил: «Уже близко время, что разделится народ на партии, восстанет брат на бра­та, сын на отца, отец на сына и прольется много крови на Русской земле. Часть русского народа будет изгнана из пре­делов России; изгнанники вернутся в свои родные края, но не скоро, своих мест не узнают и не будут знать, где их родные похоронены». В своем предсмертном пророчестве в 1908 г. он писал: «Русский народ и другие населяющие Рос­сию племена глубоко развращены, горнило искушений и бед­ствий для всех необходимо, и Господь, не хотящий никому погибнуть, всех пережигает в этом горниле».

В последние годы своей жизни, в 1905—1908 гг., он напи­сал в своих книгах немало молитв о России. Император Николай II читал эти молитвы до самой смерти. Приво­дим выдержки из некоторых составленных о. Иоанном мо­литв. «Господи, спаси народ Русский, Церковь Православную в России погибающей: всюду разврат, всюду неверие, бого­хульство, безначалие].. Отче наш, …насади в ней — Рос­сии — веру истинную, животворную] Да будет она цар­ствующей и господствующей в России, а не уравненной с иноверными исповеданиями и неверными.. Да не поколеба — ют Державы Российской инородцы и иноверцы и инослав­ные! Сохрани целостность Державы и Церкви всемогущей Твоею Державою и правдой Твоею! Господи, умиротвори Рос­сию ради Церкви Твоей, ради нищих людей твоих, прекра­ти мятеж и революцию».

В своих тогда не всем понятных пророчествах он пред­сказал убийство царской семьи в Пермской губернии (сде­лал это до опубликования аналогичного пророчества Сера­фима Саровского, сделанного еще в 1890 г.). Совсем близко, перед своей смертью в 1908 г., в Аеушинском женском мо-

image170

пастыре в Санкт-Петербурге отец Иоанн сказал: «Кай­тесь, кайтесь, приближается ужасное время, столь ужас­ное, что вы и представить себе не можете!» Отец Иоанн говорил православным россиянам: «Помните, что Отече­ство земное с его Церковью есть преддверие Отечества не­бесного, поэтому любите его горячо и будьте готовы душу свою за него положить… Господь вверил нам, русским, вели­кий спасительный талант Православной веры.. Восстань же русский человек! Перестань безумствовать! Довольно пить горькую, полную яда чашу — и вам и России».

Отец Иоаннумер в самом конце 1908 г. по старому сти­лю ив самом начале 1909 г. по новому стилю. Он прожил 79 с небольшим лет; в 1998 г. был канонизирован.

31.07.2015 | Автор:

Год от года все большее число россиян и зарубежных ту­ристов понимает всестороннюю полезность и целесообраз­ность проведения своего ежегодного отдыха именно в Рос­сии, на ее водных просторах. С борта комфортабельного реч­ного теплохода можно наслаждаться дивными красотами русской природы, вкушать прелести свежего и чистейшего речного воздуха, восхищаться архитектурно-художественны­ми памятниками, оценить гармонию природной и рукотвор­ной среды в исторических, древних сельских и городских поселениях. Постоянно меняющийся визуальный круг, спо­койствие и гладь синевы речной воды, а также зелень или приятное многоцветие природного ландшафта обеспечива­ют сильный восстанавливающий и оздоровительный эффект от отдыха на воде, а впечатления и полученные новые зна­ния от экскурсий в период остановок теплохода делают по­добный отдых еще и увлекательным познанием природы, истории, быта, традиций россиян. Исключительно сильный целительный и вдохновляющий эффект дает посещение пра­вославных религиозных центров: отдельных храмов и целых монастырских комплексов, — с их святынями (древними иконами, в том числе почитаемых чудотворными, чтимыми реликвиями, святыми мощами, родниками, источниками, колодцами), а также историческими и архитектурно-худо­жественными памятниками.

Период рекреационной адаптации и появление способ­ности к эффективному восприятию отдыха на теплоходе протекают стремительно. Уже через день-два ощущается прилив сил, возвращение душевного спокойствия и миро­

творного настроения, постепенно возникает желание хотя бы иногда слушать рассказы по радио теплоходного гида-эк — скурсовода о наблюдаемых достопримечательностях. Как правило, эти экскурсионные повествования имеют сугубо информационный и конкретный настрой. Но большая часть подобной услышанной — ив первую очередь количествен­ной аргументации — нередко быстро выветривается из па­мяти и глубоко не трогает душу. Это связано с тем, что слу­шателям прежде всего любопытно увидеть стоящий их вни­мания объект, «сфотографировать» его облик в их памяти, а его строгая историческая и иная количественная привязка имеет второстепенное для большинства рекреантов значе­ние. А вот обстоятельства появления этого объекта (турис­тического интереса): люди — его создатели или спонсоры, а также судьбы памятников и их исторических родителей, как правило, больше интересуют, волнуют и увлекают отдыхаю­щих. Интересен им и рассказ о людях, живших в местах, ко­торые они посещают. С позиций социальной психологии все абсолютно ясно: людей больше всего интересуют сами люди, мотивы их поведения, результаты их действий, жизни. Вот почему в этой книге — наряду с традиционным рассказом о достопримечательностях, увиденных по ходу прохождения туристического маршрута теплохода, — ощутимое внимание уделено рассказам о людях, создавших восхищающие до сих пор наш взор чудные рукотворные творения, об их судьбах, назидательных уроках их жизней, подталкивающих к лич­ным философским обобщениям и практическим выводам.

В современном мире с его растущей духовной опусто­шенностью, с притуплением или даже частичной потерей в сознании многих людей истинных духовно-нравственных ценностей, с массированным оболванием россиян большим числом средств массовой информации, чуть ли не единствен­ным верным источником сохранения человеческих качеств и целительным источником от разрушающих душу и тело бед остаются традиционные для России религии, в первую очередь православие (потенциальными и реальными сторон­никами которого являются почти 90 % россиян; 86 % в 2007 г.). Многие научные работы свидетельствуют о посте­пенном увеличении уровня религиозной активности в Рос­сии (который реально пока не высок: стабильно и точно со­блюдают все каноны православия не более 10—12 % потен­циального контингента, у мусульман — 13—15 %, у иудеев — 3—8 %; до сих пор религиозность в значительной мере но­сит бытовой и внешнеобрядовый характер).

Этот туристический маршрут связан с посещением мно­гих исключительных по силе воздействия на людей право­славных религиозных центров, он знакомит наших соотече­ственников с земными жизнями ряда русских людей, при­численных к лику святых Русской Православной Церковью. Канонизация — это не форма поощрения, даже посмертно­го, не форма признания заслуг человека, это в первую оче­редь — призвание к служению. Знакомство с земной жиз­нью русских святых и других достойных личностей подска­зывает ныне живущим, как следует себя вести, как искать достойные выходы из трудных ситуаций, используя уже име­ющийся опыт наших славных предшественников.

Религиозная культура и уровень религиозной просвещен­ности пока очень низки, что и неудивительно в условиях тен­денции реального падения культурного уровня россиян, не­достаточного уровня их образования и, что особенно при­скорбно, — крайне недостаточного уровня грамотности ти­тульной нации — русских — основы православного контин­гента. По рангу уровня образования (на 1000 населения дан­ной национальности в возрасте 15 лет и старше имеют об­разование высшее и среднее, полное и неполное или только полное высшее) русские — порядка 82 % населения стра­ны — пребывают в России только на 13—10 месте, после ев­реев, армян, осетин, бурят, черкесов, кабардинцев и предста­вителей ряда других национальностей.

Хочется надеяться, что соприкосновение с яркими оча­гами православной культуры на трассе этого туристическо­го маршрута заставит призадуматься людей об истинных ценностях такой короткой земной жизни (в России всего 58 лет у мужчин и 72 года у женщин в начале XXI в.).

Приходится напоминать о правилах посещения религи­озных центров, прежде всего — православных. Женщины должны быть одеты не в брюки, быть с покрытой головой, рукав платья или кофты должен быть длиннее локтя, длина платья или юбки ниже колен, косметика (особенно губная помада) не допустимы. Мужчины, входя в храм, снимают головной убор. Перед входом в православный храм осеняют себя крестным знамением, войдя в храм, поклоняются мес­тночтимым святыням (чудотворным и чтимым иконам, мо­щам и др.). Прикладываясь к иконам, не целуют лик, лобза­ют чаще всего просто уголок иконы. Если икона с мощеви — ком, то прикладываются именно к мощам. Подходя к раке со святыми мощами, делают два земных поклона, прикла­дываются к ножкам и головке (или только одной головке), затем, отходя, делают один земной поклон. Мощи — это ос­танки умерших людей, которые были канонизированы Цер­ковью. Мощи, по мнению верующих людей, исполнены бла­годати Божией и способны творить чудеса. В работах совре­менных ученых, например кандидата наук биолога Т. П. Ре­шетниковой, говорится, что места захоронения святых, пре­бывания святых мощей являются источником мощных по­зитивных излучений. Подойти и приложиться к раке со свя­тыми мощами — давняя русская традиция. Можно поло­жить на раку со святыми мощами иконку святого, четки, ла­данку, другие реликвии. Если в храме, монастыре какие-либо святыни раздают бесплатно, то принято делать посильные пожертвования. Свечи покупают только в том храме, куда пришел молиться, за духовной поддержкой. К духовным ли­цам чаще всего обращаются со словом «Отец» и далее назы­вают его имя. К монахам, не имеющим духовного сана, об­ращаются со словом «Отче», а к монахиням — «Матушка». К священникам допускается обращение «Батюшка», к выс­шему духовенству в просторечии допускается обращение «Владыка!» («Владыко»).

Особенно полезно совершать туристические поездки на теплоходе с детьми, когда есть возможность наглядно, ярко и приятно для восприятия знакомить их с природой, историей, традициями народов нашей страны. Кроме того, на теплохо­дах всегда предлагают для детей, юношества, молодежи осо­бую, интересную для них развлекательную программу.

Повествование в этой книге ведется в очередности появ­ления объектов туристического интереса по ходу трассы мар­шрута теплохода от Москвы к Санкт-Петербургу. Книга со­здана целенаправленно для отдыхающих на туристических теплоходах, с учетом их реальных временных возможностей для знакомства с достопримечательностями с борта тепло­хода или в процессе экскурсий. (Вот почему в книге нет лиш­ней для данного издания адресной информации о местных объектах пассажирского транспорта, гостиницах, рестора­нах, барах, кафе, театрах, музеях, почте, телеграфе, магази­нах, рынках и режиме их работы.)

Информационная база для создания этой книги собира­лась более 35 лет. Она черпалась из сотен литературных ис­точников, проверялась по достоверным и прежде всего — энциклопедическим изданиям, накапливалась в процессе многочисленных поездок на туристических теплоходах.

По мнению автора, наиболее рациональный рецепт пользования этой книгой таков. Целесообразно заранее про­читать текст о маршруте на следующий день туристической поездки, чтобы оперативно реагировать на адресные призы­вы экскурсовода о достопримечательностях и быть готовым (если есть желание) сфотографировать или снять их, а по­том в конце дня перечитать текст еще раз, чтобы философ­ски все осмыслить и вспомнить.

Хотя маршрут теплохода проходит по территории 3-х экономических районов, 2-х федеральных округов, 8 субъектов Российской Федерации, он не утомляет, а дает массу позитивных впечатлений и сил для активной жизни как минимум еще на целый год или два (см. приложение — табл. № 1—4).

31.07.2015 | Автор:

Туристический маршрут Москва — Санкт-Петербург со­стоит из четырех основных частей: от Москвы до Углича, от волжских городов к северным монастырям, путь к Санкт-Пе­тербургу, Санкт-Петербург и его ближайшие пригороды. Этот туристический маршрут на теплоходе длится от 7 до 14 дней. Очень часто в выходные и праздничные дни в теплое время года организуют непродолжительные туристические поездки на 2—3 суток, позволяющие ознакомиться с первой частью этого увлекательного, лучшего в России речного круиза

Этот туристический маршрут позволяет оценить муд­рость строительства и возможности канала им. Москвы, со­единившего Москву-реку с р. Волгой и сделавшего доступ­ным выход по речным путям из столицы — Москвы к Бал­тийскому морю и северным морям.

Река Москва — главная водная артерия Москвы и одна из главных рек Московской области, левый приток р. Оки. Длина Москвы-реки 502 км, в том числе в пределах столи­цы — 80 км, площадь ее бассейна 17,6 тыс. кв. км. Река вы­текает из Старьковского болота на склоне Смоленско-Мос­ковской возвышенности. В верхнем ее течении она пересе­кает Смоленскую область, проходит через Михалевское озе­ро (некоторые ученые считают, что река Москва начинается именно отсюда). Москва-река протекает в западной и севе­ро-западной частях Подмосковья, пересекает г. Москву и впадает в р. Оку у г. Коломна, в юго-восточной части Мос­ковской области.

Москва-река — один из главных источников водоснабже­ния столицы. Забор воды для Москвы производится из Моск­ворецкой и Верхне-Волжских систем водотоков. Пять водоп­роводных станций осуществляют подачу воды в столицу (Руб­левская, Северная, Восточная, Западная, Зеленоградская). Река Москва судоходна на 210 км от устья.

В пределах столицы асположены Северный речной вокзал и Северный речной порт (на Химкинском водохранилище), Южный порт, Западный порт и Южный речной вокзал. В пре­делах столицы по реке курсируют прогулочные теплоходы, есть пляжи. Москва-река соединена с Волгой каналом им. Москвы.

Путь от Москвы до Углича дает возможность с борта теп­лохода еще раз убедиться в дивных природных красотах Под­московья и других исконно русских земель к северу от сто­лицы. Покидая Северный речной вокзал Москвы, туристы знакомятся с Химкинским водохранилищем, проплывают под мостом Ленинградского шоссе и Химкинским мостом Московской кольцевой автомобильной дороги, затем теп­лоход продолжает путь по Московской области, по ее Мытищинскому, Дмитровскому, Талдомскому админист­ративным районам, составляющим северный сектор Под­московья.

Север Московской области отличается обилием живопис­ных мест, красотой водных акваторий, большим разнообра­зием ландшафтов Эта северная часть Подмосковья имеет две главные транспортные оси: Савеловское направление желез­ной дороги и канал им. Москвы. На северном направлении от Москвы ее территориальные владения продолжаются за МКАД: к ней примыкают административные районы сто­лицы — Северный и Шереметьево, входящие в Северо-Вос­точный округ Москвы. Недалеко от МКАД, на Дмитровском шоссе, расположена Северная водопроводная станция, которая подает воду в Москву (с 1952 г.).

В этой части Подмосковья расположена большая часть канала им. Москвы (до 1947 г. канал «Москва —Волга»), построенного в 1932—1937 гг. Основным препятствием, ко­торое необходимо было преодолеть для соединения рек Москвы и Волги, служила протянувшаяся на 40 км между бассейнами этих рек Клинско-Дмитровская гряда Валдайс­кой возвышенности. Строительство канала начали почти од­новременно на всех 128 км его трассы. Управление строи­тельством размещалось в городе Дмитрове. Построили канал всего за 4 года и 8 месяцев. Строили его не только вольнона­емные люди и военнослужащие, но и заключенные, в основ­ном репрессированные. Последних было около 200 тысяч че­ловек, многие из них умерли от тяжелейших условий труда и непосильного объема работ. В память о них на трассе ка­нала установлен Поминальный крест, под которым выложе­ны годы строительства этого канала.

Всего было построено больше 200 основных и вспомога­тельных соорркений, из них 11 шлюзов, 3 железобетонные и 14 земляных плотин, 5 насосных и 15 гидроэлектрических станций, 19 мостов, водопроводный канал протяженностью 28 км и водопроводная станция, рассчитанная на подачу в город 600 тысяч куб. м воды в сутки. На трассе канала были созданы Химкинское, Клязьминское, Пяловское, Пестовское, Икшинское и несколько в стороне от судоходного пути Учинское (Акуловское) водохранилища. Их площадь — бо­лее 40 кв. км, а емкость — свыше 200 млн куб. м. Учинское водохранилище — это источник водоснабжения Москвы и зона санитарной охраны, здесь не допускается движение пас­сажирских судов, катания на лодках, массовые купания. Ка­нал им. Москвы был сдан в эксплуатацию в 1937 г. и сразу стал любимым местом отдыха и значительным инженерно­транспортным объектом. Канал был очень мудро спроекти­рован с перспективой на 100 лет вперед. Сейчас, когда еди­ная глубоководная система Европы составляет 4 м, в нашем канале гарантированы 5,5 м. Ни в России, ни за рубежом нет ни одного речного судна, которое не могло бы пройти по ка­налу им. Москвы.

Особенностью канала им. Москвы (в отличие от большин­ства каналов мира) является то, что он не самотечный, а так называемый энергетический. Волжская вода в водораздель­ный участок канала перекачивается насосными станциями по 5 ступеням (первая высотой 6 м и остальные по 8 м). Па­раллельно насосным станциям сооружены шлюзы. Общая высота подъема воды из Волжского водохранилища на во­дораздел канала равна 38 м, а спуск из водораздела в Моск — ву-реку — 36 м Сброс воды используется гидроэлектростан­циями для выработки электроэнергии. Глубина канала — 5,5 м, ширина по его дну — 46 м, а по зеркалу воды — 85,5 м Канал им Москвы решает ряд важных хозяйственных задач: водоснабжения, обводнения, энергетики, а также транспорт­ных и рекреационных.

Раньше многие сооружения канала им. Москвы были очень привлекательными, а теперь нуждаются в капиталь­ной реконструкции, обстоятельном художественном обнов­лении. Это относится и к Северному речному вокзалу в Мос­кве (1937 г., арх. А. М. Рухлядев, В. Ф. Кринский, скульптор И. С. Ефимов). Своими формами — открытыми галереями- палубами, лестницами, переходами, башнями, отчасти схо­жими с капитанским мостиком, — здание вокзала напоми­нает двухпалубный пароход На плоской крыше этого вок­зала, которая выглядит как верхняя палуба теплохода, кино­операторы в свое время сняли немало кадров для фильма «Волга-Волга». На высоте 80 м здание венчает пятиконечная золотая звезда, которая в 1935—1937 гг. украшала Спасскую башню Московского Кремля. Но парк (около 50 га) речного вокзала с фонтанами и скульптурами остается замечатель­ным местом отдыха. Особенно запоминаются шлюзы кана­ла им Москвы. Каждый шлюз канала Москва — Волга полу­чил свое архитектурное решение. Так, шлюз № 3 имеет гра­нитные башни, увенчанные копиями-моделями кораблей — каравелл мореплавателя X. Колумба. В шлюзе № 4 башни верхней его части похожи на триумфальную арку. В шлюзе № 5 примечательны овальные башни с балконами и скуль­птура «Девушка, несущая парусник» и др. На трассе канала и водохранилищах устроены многочисленные пристани, к которым подходят пассажирские, туристические, экскурси­онные теплоходы, любимые москвичами «речные трамвай­чики», скоростные ракеты и катера. Но не везде есть долж­ное обустройство пристаней.

Путешествуя от Москвы на север по каналу им. Москвы к Московскому морю (Иваньковскому водохранилищу), можно познакомиться с несколькими водохранилищами: Химкинским, Клязьминским, Пяловским, Учинским (Аку — ловским), Пестовским (ближние), Икшинским, Яхромским (дальние).

Химкинское водохранилище было заполнено в 1937 г. в результате строительства на р. Химке самой большой на канале им Москвы земляной плотины (длина 1600 м, ши­рина по основанию 210 м, по гребню 12 м, высота 34 м). К западу от плотины отходит канал (длина 3 км) с 2 двухка­мерными шлюзами, по которым суда спускаются к Москве. Длина Химкинского водохранилища 9 км, наибольшая ши­рина 0,8 км, максимальная и средняя глубины 17 и 8,4 м, максимальный и полезный объемы 29,5 млн куб. м и 6,7 млн куб. м, площадь акватории 4 кв. км Водохранилище имеет сезонное регулирование стока воды. Волжская вода из Клязь­минского водохранилища по соединительному каналу посту­пает сюда самотеком Эта вода используется для шлюзова­ния судов на южном склоне канала, для водоснабжения Мос­квы и санитарного обводнения рек Москвы и Яузы. Химкин­ское водохранилище в основной своей части простирается в пределах г. Москвы.

Клязьминское водохранилище было заполненно в 1936—1937 гг. в результате строительства на р. Клязьме Пи­роговского гидроузла, который состоит из проезжей земля­ной плотины (длина 1100 м), водосброса и ГЭС. Максималь­ный и полезный объемы водохранилища — 87 млн куб. м и 27 млн куб. м, площадь акватории — 16,2 кв. км, длина — до 16 км, наибольшая ширина превышает 1,2 км, макси­мальная и средние глубины — 14 и 5,4 м Поступающая по соединительному каналу из Пяловского водохранилища вол­жская вода перетекает из Клязьминского в Химкинское во­дохранилище. На берегах водохранилища расположены мно­гочисленные рекреационные учреждения.

Пяловское водохранилище было заполнено в 1937 г. в результате строительства на р. Уче гидроузла, состоящего из проезжей земляной плотины (длина 682 м), донного водо­спуска и резервного водозабора. Максимальный и полезный объемы водохранилища — 18 млн куб. м и 9,1 млн куб. м, площадь акватории — более 6,3 кв. км, длина — до 6 км, наи­большая ширина — 1 км, максимальная и средние глуби­ны — 12,2 и 2,9 м. Поступающая самотеком по соединитель­ному каналу из Пестовского водохранилища волжская вода идет далее по соединительному каналу в Клязьминское и ча­стично в Учинское водохранилища.

Учинское (Акуловское) водохранилище в системе канала им. Москвы было заполнено в 1937 г. в результате строительства на р. Уче гидроузла. Водохранилище имеет длину 12 км, наибольшая ширина 3 км, максимальная и средняя глубины 21,5 м и 7,5 м, площадь акватории 19,3 кв. км, максимальный и полезный объемы 146 млн куб. м и 50 млн куб. м. Это водохранилище сезонного регулирования стока. Вода Учинского водохранилища используется для са­нитарного обводнения р. Учи и для водоснабжения Москвы через водозаборные сооружения Восточного водопроводно­го канала и Северной водопроводной станции. Это един­ственное на канале несудоходное водохранилище-отстойник отделено от судоходной трассы 2 земляными плотинами с водопропускными сооружениями; оно относится к зоне строгого санитарного контроля, выполняет функции первич­ного очистного сооружения. Важной составной частью в си­стеме Учинского (Акуловского) водохранилища является Акуловский гидроузел (название — по деревне Акулово), рас­положенный на р. Уче. Этот гидроузел был построен в 1937 г. Он имеет 2 ГЭС: одну для выработки электроэнергии при сбросе воды из водохранилища в р. Учу, санитарного пропус­ка воды (это расход воды на обводнение) и вторую — для по­дачи воды из водохранилища в Восточный водопроводный канал. Кроме этого здесь построены 2 земляные плотины, от­деляющие водохранилище от судоходной части канала, и во­дозаборные сооружения.

Пестовское водохранилище было заполнено в 1937 г. в результате строительства на р. Вязь гидроузла, состоящего из земляной плотины (длина 707 м), донного водоспуска и водосброса. Длина водохранилища 6,1 км, наибольшая ши­рина 2 км, максимальная и средние глубины 14 м и 4,7 м, максимальный и полезный объемы 54,3 млн куб. м и 20,2 млн куб. м (одно из крупнейших в системе канала им. Москвы), площадь акватории 11,6 кв. км. Это водохранили­ще сезонного регулирования стока Волжская вода из Ик­шинского водохранилища самотеком поступает сюда по со­единительному каналу. Затем вода поступает в Пяловское и Учинское водохранилища Пестовское водохранилище ис­пользуется для водоснабжения, судоходства и рекреацион­ных нужд населения.

Пригородные Химкинское, Клязьминское, Пяловское, Пестовское водохранилища играют особенно значимую роль в рекреационном обслуживании москвичей и жителей бли­жайшего Подмосковья. Максимально используют прелести Химкинского водохранилища жители г. Химки.

Первый город к северу-западу от Москвы — Химки — еще в 1830-х гг. был популярным дачным местом, с 1937 г. — это поселок городского типа, с 1939 г. — город. В XVI в. здесь была вотчина Бориса Годунова Город Химки, расположен­ный на берегу канала им. Москвы, на автомагистрали Моск­ва — Санкт-Петербург, отделяется от столицы только полот­ном МКАД. Застройка Москвы и Химок срослась, это фак­тически одно урбанистическое образование. Химки — это крупный город с населением более 140 тыс человек, науч­но-производственный центр. Преимущественное развитие в нем имеют машиностроение и металлообработка, промыш­ленность строительных материалов, химическая, легкая, пи­щевая отрасли промышленности. Химки являются значи­мым центром ВПК (ведутся ракетно-космические разработ­ки, производят ракетные двигатели), а также вузовским го­родом (Университет культуры, факультет Московского ин­ститута приборостроения). На территории Химок не много архитектурных памятников, среди них особенно интересен главный дом бывшей усадьбы Патрикеева «Белые столбы» в стиле модерн (1905 г., арх. Ф. И. Шехтель).

Следующий крупный населенный пункт на север от Мос­квы, на берегу канала — средний по людности город (около 70 тыс. чел.) Долгопрудный. Он известен как город науч­но-экспериментальной специализации, является новострой­кой советского периода. Город получил свое имя по находив­шейся здесь усадьбе Долгие Пруды, или Виноградово на Дол­гих Прудах. В Долгопрудном — значительном промышлен­ном центре — работают заводы: машиностроительный, тон­кого органического синтеза; фабрика театральных принад­лежностей, камнеобрабатывающий комбинат, в том числе кирпичный завод, и другие предприятия. Здесь расположе­ны Московский физико-технический институт (Технический университет), Центральная аэрологическая обсерватория (открыта в 1940 г.), Агрохимическая опытная станция им. ДИ. Прянишникова

В 2-х км от станции Долгопрудная находится бывшая усадьба Виноградово. Село Виноградово, давшее название усадьбе, впервые упоминается в документах в 1623 г. Его вла­дельцем в те далекие времена был предок А. С. Пушкина — Г. Г. Пушкин, которого поэт упомянул в трагедии «Борис Го­дунов» и в стихотворении «Моя родословная»:

Водились Пушкины с царями;

Из них был славен не один,

Когда тягался с поляками Нижегородский мещанин.

Пушкиным Виноградово принадлежало с начала XVII в. до 1729 г. Архитектурный ансамбль усадьбы сложился в

image7

Владимирская церковь в усадьбе Виноградово. 1772—1777 гг.

1770-х гг., когда ее хозяином был генерал-аншеф А. И. Гле­бов. Вспоминая этого владельца усадьбы, снова удивляешься причудам российской истории. Императрица Екатерина II называла А. И. Глебова плутом и мошенником 8 лет он был под следствием за хищения, тем не менее его произвели в генерал-аншефы. Он был среди тех, кто судил Е. И. Пугачева и подписал ему смертный приговор. В 60—70-х гг. XVIII в. на берегу пруда построили дом в классическом стиле и раз­били регулярный парк, возвели (1772—1777) в классическом стиле каменную Владимирскую церковь, ставшую выдаю­щимся произведением раннего классицизма. Ее проектиро­вали предположительно или В. И. Баженов, или М. Ф. Казаков, а внешнюю и внутреннюю отделку осуществляли русские крепостные мастера Одновременно с храмом были постро­ены звонница, часовня и церковный дом Эта церковь уди­вительна своим треугольным планом Нижняя одноэтажная часть вписана в треугольник, а его центральная часть пред­ставляет высокий цилиндрический объем Этот храм явля­ется одним из интереснейших архитектурных памятников. Великолепен интерьер храма с иконостасом, изготовленным в стиле барокко, с иконами XVIII—XIX вв. Рядом сохранил­ся сильно перестроенный дом причта, прежняя богадельня. При храме сохранились остатки кладбища с надгробьями XVIII—XIX вв., в том числе А. И. Глебова и Бенкендорфов.

Усадьба была реконструирована в стиле неоклассицизма (вероятно, к работам был привлечен арх. И. В. Жолтовский). В 1911—1912 гг. были построены новый усадебный дом, хо­зяйственные помещения, въездные ворота, мост, сохранив­шиеся до наших дней. Сохранился также парк (XVIII— XX вв.) с регулярной и пейзажной частями и остатками тер­расных прудов. Здесь подолгу гостили Г. Р. Державин, НЛІ Ка­рамзин. Виноградово связано с величайшим русским басно­писцем ИА. Крыловым

Иван Андреевич Крылов (1769—1844) жил

в этой тогда подмосковной усадьбе в 1803— 1804 гг. и посвятил дочери владелицы именно этой усадь­бы первые басни — «Ауб и трость» и «Разборчивая невес­та». В те годы И. А. Крылову было 35 лет. Позади были дет­ство, когда он едва не погиб во время пугачевщины — его отец защищал Яицкий городок от войска Е. И. Пугачева, служба подканцеляристом при почти нищенском существо­вании, служба в Казенной палате и в Торной экспедиции Ка­бинета ее величества в Петербурге, выход в отставку, уча­стие в издании журналов «Зритель» и «Санкт-Петербург­ский Меркурий». Крылов написал либретто комической опе­ры «Кофейница», пробовал силы в жанре трагедии и коме­дии. К 30 годам он увлекся карточной игрой, ставшей для него средством существования. И вот как раз в этот пе­риод жизни Крылов оказался в Москве и в Подмосковье, где написал свои первые басни, позже прославившие его. Так что Виноградово является чуть ли не колыбелью его таланта. В 1805 г. в Москве он познакомился с ИМ. Дмитриевым и при его помощи напечатал в «Московском зрителе» три пе­реводные басни, что стало началом его литературного триумфа в России.

На месте бывшего села Гнилуши (Тарбеево, Старбеево), теперь это территория города Долгопрудный, сохранилась на старом погосте деревянная Георгиевская церковь (1774), а на месте бывшего села Котово-Спасское — кирпичная Спасская церковь (1684), возведенная на средства князя И. Б. Репнина при его усадьбе. В 1830-х годах у алтаря север­ного придела Спасской церкви построили часовню-усыпаль­ницу князя Н. Б. Юсупова.

Д) Теперь мало кто помнит о князе Николае Бо­рисовиче Юсупове (1750—1831), его прижиз­ненной славе и баснословных богатствах, длинной (81 год) жизни, тщательный анализ событий которых приводит к плодоносным раздумьям. А на первый взгляд судьба этого князя — удачная карьера, разнообразные сферы деятельнос­ти, успех в обществе, богатая и счастливая жизнь. Н. Б. Юсу­пов был воспет великим А. С. Пушкиным в стихах «К вель­може». Все, что может дать судьба человеку, у Юсупова было, но он не всегда умел умно распоряжаться этим, от­чего внешнее благополучие не заменяло ему стабильного внутреннего удовлетворения от внешне роскошной его жиз­ни. В семейных архивах Юсуповых, гордившихся своим про­исхождением, основателем их рода назван Абубекир Бен Райок, потомок пророка Али, племянника Магомета. По­томки ногайского хана Юсуфа от русского царя Федора Ивановича в конце XVI в. получили титул князей Юсуповых.

image8

Князь Н. Б. Юсупов. Портрет работы Г. И. Новикова. Начало XIX века

Юсупов был одним из самых знаменитых и наиболее изве­стных представителей этого знатного княжеского рода. Юсупов был министром Департамента уделов (1800— 1816), членом Тосударственного Совета (с 1823 г.), Дирек­тором императорских театров (1791 —1796), руководил Эрмитажем (1797), владельцем и строителем усадьбы Ар­хангельское, был известен как меценат, владелец богатой картинной галереи и богатейшей библиотеки. Но с 1891 г. род их по прямой линии пресекся и титул князей Юсупо­вых перешел графам Сумароковым-Эльстонам.

Н. Б. Юсупов был с детства записан в армию, в 7 лет про­изведен в корнеты, в 16 лет начал действительную службу и нес ее 3 года, затем он 9 лет путешествовал по Европе, где учился, расширял и повышал свой культурно-образова­тельный кругозор. Млдро, Бомарше, Вольтер были высоко­го мнения о нем. В 28 лет он вернулся в Россию с репута­цией любителя и знатока искусств. В 32 г. он стал русским посланником в Турции, затем имел дипломатические по­ручения в Венецию, Неаполь, Рим. Там он вел переговоры об управлении католической церковью в России, покупал по заданию императрицы Екатерины II (фаворитом которой он некоторое время был) произведения искусства, прежде всего — картины и скульптуры. Вернувшись в Россию, он управлял императорским театром, стеклянным и фарфо­ровым заводами. Юсупов нашел обищй язык с императором Павлом I, который наградил его чином действительного тайного советника и Андреевской лентой, получил от него (царя) также командорство ордена Св. Иоанна Иерусалим­ского, стал президентом Мануфактур-коллегии, с 1800 г. заведовал уделами. Затем он снова уехал за границу, а пос­ле 1812 г. был назначен главнокомандующим Кремлевской экспедицией Московской Окружной палаты, с 1823 г. стал членом Государственного Совета, а позже исполнял обязан­ности Верховного маршала. Будучи воспитанным и обра­зованным человеком, он был востребован при четырех пер­вых лицах в России: императрице Екатерине II, императо­рах Павле I, Александре I, Николае I. Все всегда отмечали его большой природной ум и блестящее образование, вот почему он был их советником.

Н. Б. Юсупов при его татарских корнях имел склонность к пышной, поистине азиатской роскоши, любил блеснуть своим богатством и сказочными сокровищами. При этом в жизни он был крайне расчетливым, трезвым, а нередко и просто скупым человеком. Но это позволило ему суще­ственно умножить и без того громадное отцовское наслед­ство. К концу жизни у Юсупова было более 20 тыс. душ кре­постных (мужчин), и он точно не помнил, где и сколько у него имений. До самых последних лет он оставался люби­телем искусств, тем более что с молодых лет обивался за границей со знаменитыми художниками того времени: Гре­зом, Анжеликой Кауфман, Давидом, Кановой и др., всю жизнь собирал картины, а также книги.

Н. Б. Юсупов был очень богат и любознателен, при этом рано понял, что он фактически все, что желает, может купить: имения, крепостных, произведения искусства, вни­мание женщин. Имея чрезвычайно многое, он особенно и не стремился к чему-либо. С молодости став масоном, он лишил себя православной Благодати Господней, был увле­чен иными стремлениями, а не чистыми идеалами, подра­жать которым учит Православие. Он жил главным обра­зом ради себя и своих удовольствий, слабость к женщинам была его преобладаюгцей страстью. Юсупов был более чем неравнодушен к актрисам. Балерина-красавица, на 32 года моложе его, Е. И. Колосова (1782—1869) была одной из его самых любимых пассий, хотя она была замужем за музы­кантом М. Колосовым и имела дочь. Юсупов покровитель­ствовал Колосовой, от него она имела сына, который пос­ле смерти князя воспитывался в одном из немецких панси­онов. Когда Юсупову было 80 лет, его последней пассии, кра — сотке-француженке, было 18 лет. Юсупов страдал и от чувства зависти. Так, он рассорился со своим другом гра­фом Н. П. Шереметевым, также масоном и любителем те­атра и актрис, поскольку Шереметевский театр в Остан­кино тогда был самым совершенным и изящным в России, в нем играли самые красивые и талантливые актрисы того времени. Объекты внимания Юсупова многократно меня­лись, он сам не помнил всех женщин, сердца которых по­корил. Юсупов особо не стремился иметь семью и наслед­ников. Он женился на вдове своего родственника Т. В. Потем­киной, на 18 лет моложе его, урожденной Энгельгардт — племяннице князя Г. А. Потемкина. Но брачным союзом с ней не дорожил, хотя у них родился сын Борис. По-прежнему

Юсупов расточал свое внимание разным женщинам и вско­ре разошелся с женой без оформления официального разво­да. Его друзья и приятели постепенно уходили из жизни, со многими земными радостями из-за возраста ему самому пришлось расстаться. Из-за масонского прошлого он не мог смириться со скорым окончанием его грешной земной жиз­ни и неизбежным неприобретением вечных благ на небе. Особой душевной близости у него с сыном Борисом не было, тем более с внуком Николаем (1827—1891 гг., на нем пря­мая линия их род а пресеклась). Подчинив свою жизнь в боль­шей мере удовлетворению только своих интересов, стра­стей, желаний, он не научился серьезно думать и стабиль­но заботиться о других. Эгоистическое начало и принад­лежность к масонам, приверженность масонским целям лишили его простого человеческого счастья, превратили (особенно на старости лет) часы его бодрствования в ожи­дание вечных мучений, прерываемых краткими периодами развлечений и забвений в балах, кутежах и пирах. В глубо­кой старости, брошенный в душевном плане всеми (ведь он сам мало о ком думал и заботился, все мысли были — о его личном удовольствии), он доживал свой век чуть ли не вза­перти в своем московском доме, как мог пытался развле­каться с актерками, жалел о скором конце его земной жиз­ни. Больной и физически немощный он у мер в страданиях и был похоронен по его завещанию в его подмосковном име­нии Спасское (одно из самых старых и относительно скромных имений князей Юсуповых).

Жизнь Н. Б. Юсупова учит тому, что знатность и бо­гатства не дают полного и стабильного счастья и радос­ти человеку, если он озадачен главным образом достиже­нием собственных радостей, уверен в продажности земных благ, не умеет думать, заботиться, тактично помогать другим, тем более — стоящим ниже на социальной лест­нице, а также более старым и немощным, неимущим и не сохраняет верность идеалам Православия.

В истории города Долгопрудного есть уникальные стра­ницы. В 1931 г. около платформы Долгопрудная возник при­станционный поселок, началось строительство первой в СССР опытной дирижаблестроительной верфи, газового за­вода, агрохимической опытной станции. Первый созданный здесь дирижабль 7 ноября 1932 г. участвовал в воздушном параде на Красной площади, совершал опытно-агитацион­ные полеты. В 1930-е гг. здесь плодотворно работал научно­исследовательский комбинат «Дирижаблестрой». В 1937 г. на нем был создан дирижабль «СССР В-6», который в том же году совершил беспересадочный полет (130 часов 27 ми­нут) по кольцевому маршруту: Москва — Новгород — Бело — зерск — Горький — Ростов — Брянск — Курск — Воро­неж — Пенза — Москва, установив мировой рекорд. В 1935 г. населенный пункт получил статус рабочего посел­ка, назывался он Дирижабльстрой. В 1938 г. строительство дирижаблей прекратили, тогда же поселок переименовали в Долгопрудный, который в 1957 г. стал городом.

К северу от станции Долгопрудная находится железно­дорожная станция Хлебникове). Здесь в 1937 г. были созда­ны судоремонтные мастерские, превратившиеся со време­нем в Хлебниковский машиностроительный завод. Здесь, на берегу Клязьминского водохранилища, ремонтируют и ста­вят на зимовку пассажирские суда Московского пароходства. В 1930—1934 гг. в дачном поселке Хлебниково жил Н. Ф. Га­стелло (1908—1941). В первые дни Великой Отечественной войны капитан Гастелло геройски погиб, направив свой под­битый самолет в скопление машин и танков гитлеровцев, взорвав их вместе с самолетом. В Долгопрудном создан ме­мориальный музей Героя Советского Союза Н. Ф. Гастелло.

В окрестностях канала им. Москвы и подмосковных во­дохранилищ много интересных мест и достопримечательно­стей.

К западу от трассы канала, в долине р. Клязьмы, нахо­дится международный аэропорт «Шереметьево», об­служивающий внутренние и международные рейсы, и по — седок при нем. Состоит аэропорт из двух комплексов: «Ше­реметьево-1» (сооружен в 1965 г.) и «Шереметьево-2» (по­строен в 1979 г.).

В 30 км от Москвы, к северо-западу от трассы канала, на­ходится город Лобня, возникший в 1902 г. как небольшое селение, преобразованное в 1947 г. в поселок городского типа и в 1961 г. в город. Первые промышленные предприятия появились в Лобне в начале XX в. В 1926—1928 гг. здесь по­строили первый в стране механизированный кирпичный за­вод; число индустриальных предприятий стало расти. В 1960 г. в Лобню включили ряд прилегающих селений: Ки — ево, Букино, Нестериха, Горки Киевские, а в 1975 г. — рабо­чий поселок Красная Поляна В городе Лобня, в его истори­ческом районе Киёво-Спасское, сохранилась красивейшая Спасская церковь, построенная около усадьбы генерал-по­ручика графа 14.14. Воронцова (1719—1786) на его средства в 1764—1769 гг. От усадьбы сохранились только флигель (XIX в.) и липовые аллеи парка

Здесь, в районе Красной Поляны, 1—8 декабря 1941 г. шли жесточайшие бои с врагами. Благодаря мужеству и ге­роизму советских воинов, несмотря на большие потери в жи­вой силе и технике, атаки врага были отбиты, фашистские танки остановлены в 20 км от Москвы. Красная поляна и близлежащие деревни были освобождены от захватчиков.

В 5 км от станции Лобня, на берегу речки Альбы, распо­ложено село Чашниково (Нарышкиных). Первое упомина­ние о селе относится к 1585 г., тогда его владельцами были бояре Романовы. В 1688 г. Чашниково было пожаловано в вотчину боярину Льву Кирилловичу Нарышкину (1664— 1705), брату царицы Наталии Кирилловны (жены царя Алек­сея Михайловича Романова и матери Петра I), по заказу ко­торого была возведена знаменитая церковь в Филях в Моск­ве. При Л. К. Нарышкине в селе появился боярский двор, а сохранившийся каменный храм, известный с 1585 г., пере­строили в стиле барокко, добавив к нему два придела и ко­локольню. Ее шатровое покрытие было выполнено из дере-

вянных стропил — это первый известный образец такой кон­струкции в Подмосковье (ранее похожие конструкции вы­полнялись из сужавшихся кверху венцов бревен).

Род Нарышкиных был одним из самых знат­ных в России. Наталья Кирилловна Нарышки­на (1651—1694) в 21 год стала женой 42-летнего царя Алексея Михайловича Романова. Воспитывалась она в доме

А. С. Матвеева, известного сторонника европейской культу­ры и западного образа жизни. Неудивительно, что с детс­ких лет будущего царя Петра I окружали многие предме­ты и игрушки иностранного производства. Постепенно у него развилась склонность к заимствованию из Западной Ев­ропы того, что не умели тогда делать в России, а также появилось желание насадить в стране западноевропейские нормы, традиции, стереотипы жизни и поведения, причем нередко ценой пренебрежения, отказа от отечественных правил и традиций. Именно Нарышкины — через Наталью Кирилловну — привнесли в род Романовых страшную и неизлечимую болезнь — эпилепсию. (Припадки бешенства и другие формы проявления этой болезни были у щря Петра I; его сын Алексей был эпилептиком. Царевич Петр, первый — из 11 детей Петра I и Екатерины I — умер от эпилепти­ческого припадка; признаки этой болезни отмечались и у их дочерей — Анны и Елизаветы.)

Судьба представителей рода Нарышкиных является од­ним из многих примеров того, что место при властьпре­держащих, их покровительство, обретение благодаря им на какое-то время собственного могущества и сохранение его любой ценой стоят слишком дорого. Нередко за это при­ходится платить жизнью, здоровьем, спокойствием. При царе А. М. Романове, а затем при его сыне — царе Петре I, Нарышкины получили многое, но и потеряли немало. Так, только во время стрелецкого восстания 1682 г. из пяти бра­тьев царицы стрельцы убили двух (их мучили и подняли на копья на глазах у царевичей Ивана и Петра), остальных отправили в ссылку; их отца, Кирилла Полуэктовича, по­стригли в монахи. Всех оставшихся в живых Нарышкиных царевна Софья и ее родственники Милославские выслали из Москвы. (Противостояние Нарышкиных и Милославских не прекращалось с момента второй женитьбы царя А. М. Ро­манова.) В 1682 г. Аьву Кирилловичу Нарышкину (который с 1688 г. стал владельцем Чашниково) повезло — он был среди тех, кого отправили в ссылку. Позже, когда упрочи­лось положение его племянника, царя Петра I, А. К. Нарыш­кина вернули в Москву. В 1690—1702 гг. он возглавлял По­сольский приказ. Он занимал высокие посты в правитель­стве, но после смерти сестры (матери Петра I) в 1694 г. оказался на вторых ролях, от чего этот честолюбивый че­ловек невероятно страдал, что и ускорило его кончину.

В 9 км от станции Лобня и на левом берегу канала, не­сколько в стороне от него, находится село Жостово — один из центров художественных кустарных промыслов, где из­готавливают подносы из жести с лаковой росписью. Промы­сел начал развиваться в 30-х гг. XIX в., когда крестьянин села Жостово Ф. Н. Вишняков привез с Нижегородской ярмарки поднос, сделанный в Тагиле, и сам сделал похожий. Вскоре одна за другой в Жостово стали возникать небольшие фаб­рики и мастерские по производству расписных лакирован­ных подносов из жести и изделий из папье-маше. Наиболее известными были фабрики Ф. Н. Вишнякова, ОФ. Вишняко­ва, В. О. Вишнякова (дед, сын, внук), Е. Вишнякова. Вскоре и братья Гогины, Леонтьев и Беляев также занялись изготов­лением расписных жестяных подносов. В 1960 г. открылась Жостовская фабрика декоративной росписи, она была созда­на на основе организованной в 1920-х гг. художественной ар­тели «Металлоподнос». Теперь подносы из Жостово, на ко­торых на однотонном фоне изображены цветы, плоды и ор­наменты, известны во всем мире. При Жостовской фабрике организован музей.

В 3 км от железнодорожной станции Луговая и недале­ко от пристаней Аксаково, Солнечная поляна, Степаньки

image9

Образец жостовского подноса

Пяловского водохранилища находится село Федоскино — центр лаковой миниатюрной живописи. Шкатулки, ларцы, броши, расписные яйца заслужили всемирное признание. Однако слава эта пришла к Федоскино относительно недав­но, а до этого на протяжении нескольких столетий жители села (которое является одним из самых древних в Подмос­ковье) занимались только земледелием и огородничеством. С середины XIX в. под воздействием фабричной промышлен­ности здесь и в окрестных селах стали распространяться ре­месла. Наибольшее развитие у местных жителей получил редчайший тогда вид художественного ремесла — изготов­ление лакированных изделий из папье-маше и металла с рос­писью. Начало промыслу было положено в 1795 г., когда ку­пец П. И. Коробов наладил кустарное производство лакиро­ванных армейских козырьков. Затем в сельце Данилково, расположенном тогда рядом с Федоскино, в 1798 г. он осно­вал первую в России фабрику лакированных изделий из па­пье-маше, выпускавшую главным образом табакерки для

image10

Федоскинская каковая роспись

нюхательною табака. П. И. Коробов грамотно подошел к орга­низации дела. Он съездил в Германию, в город Брауншвейг на табакерочную фабрику И. Г. Штобвассера и пригласил от­туда мастеров на свою фабрику в Россию, где у них появи­лись ученики и последователи. Русские мастера стали укра­шать изделия изображениями отечественных сюжетов. К 1819 г. фабрика перешла в собственность зятя П. И. Коро­бова — П. В. Лукутина. С 1828 г. на изделиях фабрики нача­ли ставить клеймо, и они стали повсеместно известны как «лукутинские». В 1904 г. последний из рода Лукутиных умер, и фабрика закрылась. Часть потерявших работу мастеров на­нялась на фабрики Вишняковых, работавших в Жостово и близлежащем Осташково. Однако работой и условиями тру­да на новом месте они остались недовольны. Тогда они ре­шили организовать свою, независимую от хозяев коллектив­ную мастерскую, именуемую артелью. Мастера обратились за помощью к учительнице сельской школы села Федоски­но Л. Д. Державиной, которая узнала, что в 1909 г. фабрикант

С. Т. Морозов (1862—1905) ранее выделил Московскому гу­бернскому земству крупную денежную ссуду для поддерж­ки трудолюбивых кустарей. В 1910 г. была образована «Фе­доскинская кустарная артель» мастеров-живописцев, и сла­ва лукутинской миниатюры стала возрождаться. Их изделия получали золотые и серебряные медали на выставках в 1910—1913 гг. в Петербурге, Киеве, Казани, их с успехом продавали в России и за границей. Традиции миниатюрной живописи сохраняются у местных умельцев и в наши дни. В 1960 г. федоскинская артель была преобразована в фабри­ку миниатюрной живописи. Со временем был открыт рабо­тающий и сейчас Музей федоскинской артели (Музей лако­вой миниатюры). В Федоскино не только производят худо­жественные изделия, но и готовят новых мастеров — еще в 1931г. была открыта профтехшкола миниатюрной живопи­си. В Федоскино сохранилась деревянная церковь во имя Николая Чудотворца (1875).

В Федоскино родился А. Г. Железняков (1895—1919) —уча­стник штурма Зимнего дворца в Петрограде в 1917 г., извест­ная личность в годы Гражданской войны в России, анархист, примкнувший к большевикам, матрос Балтийского флота

К северу от села Федоскино, недалеко от пристани Сте — паньково на Пяловском водохранилище, находится старая подмосковная усадьба Марфино, известная своей историей и архитектурным ансамблем. До наших дней усадьба сохра­нилась в относительно хорошем состоянии главным обра­зом потому, что в советский период в ней размещался (и раз­мещается сейчас) элитарный санаторий. Усадьба суще­ствует не менее 415 лет. Как свидетельствуют письменные источники, она известна с 1585 г.: в то время она называлась Шибрино и принадлежала видному деятелю XVI в. дьяку ВЯ. Щелкалову. Современное название усадьба Марфино по­лучила в конце XVII в., когда принадлежала воспитателю Пет­ра I князю Б. А. Голицыну. При нем была построена и сохра­нилась до наших дней церковь Рождества Богородицы (1701—1707), созданная крепостным архитектором В. И. Бе-

image11

Марфино. Усадебный дом. 1760—1770-е гг.

лозеровым; она является выдающимся памятником архитек­туры начала XVIII в. Судьба талантливого зодчего оказалась трагической. Князь Б А Голицын заметил его дарования в черчении и рисовании и послал за границу для обучения раз­ным наукам, где он их осваивал 5 лет. Знания и опыт, при­обретенные в Париже, Белозеров хотел использовать у себя на Родине. Князь приказал ему построить в Марфино вмес­то деревянной церкви каменную. Утвердив созданный архи­тектором проект, князь уехал Проверив расчеты, Белозеров решил изнутри укрепить тяжелый купол церкви пилонами и получил на то разрешение барыни. Когда князь узнал, что без его личного разрешения несколько изменили проект и построили пилоны, он велел высечь Белозерова розгами за самовольство. Ошеломленного мастера отвели под руки на конюшню, где после первых ударов в страшном душевном потрясении он умер от разрыва сердца (1707). Позже но­вые хозяева этой усадьбы — ими стали с 1728 г. графы Сал­тыковы — оформили могилу В. И. Белозерова, распорядились поставить на ней надгробный камень и высечь надпись.

При новом владельце усадьбы — главнокомандующем (1764—1771) в Москве, московском генерал-губернаторе, победителе, казалось, непобедимого Фридриха II под Кунер- сдорфом, фельдмаршале П. С. Салтыкове (1698—1772) — усадьбу заново перепланировали и отстроили. Был создан фактически дворцовый ансамбль, в котором устраивались пышные празднества и грандиозные охоты. Здесь ставились любительские спектакли, в которых принимали участие

В. Л. Пушкин (сам поэт и дядя великого русского поэта), НМ. Карамзин (он даже написал водевиль «Только для Мар­фина»), баснописец И. И. Дмитриев и сам хозяин усадьбы. Во многие нелучшие моменты жизни П. С. Салтыков для восста­новления душевных и физических сил уезжал именно в Мар­фино. Так произошло и в 1771 г., когда в Москве началась эпидемия чумы и произошел «Чумной бунт». После того как императрица Екатерина II отправила его в отставку, П. С. Сал­тыков поселился в Марфино, где прожил до своей смерти в 1772 г.

В 1812 г. французы сожгли и разрушили эту великолеп­ную усадьбу. В 1820-х гг. при новом владельце усадьбы гене­рал-поручике, директоре Петербургской Академии наук В. Г. Орлове (1743—1831) (брат фаворита императрицы Ека­терины II Г. Г. Орлова) под руководством его крепостного ар­хитектора Ф. Тугарова главный дом и флигели были восста­новлены в прежнем виде. В 1837—1839 гг. при графах Па­ниных произвели капитальную реконструкцию усадьбы. При графине С. В. Паниной (дочь В. Г. Орлова, 1772—1833) к ра­ботам в усадьбе был привлечен архитектор М. Д. Быковский (1801—1885) — ученик Д. И. Жилярди. Быковский создал единственный в своем роде ансамбль в формах псевдоготи­ки николаевского времени, которым мы сейчас можем лю­боваться. Сохранились усадебный дом и два флигеля, в ком­плексе имеющие облик таинственного средневекового зам­ка (флигели в 1940 г. разобрали из-за ветхости, а затем в точ­ности восстановили), въездные ворота (1837—1839), два жи­лых здания для псарей — псарни в стиле классицизма (вто­рая половина XVIII в.), конный двор (XVIII в.), каретный са­рай в стиле классицизма (XVIII в.), церковь Рождества Бого­родицы (1701—1707, арх. В. И. Белозеров), Петропавловская церковь в стиле классицизма (1770-е гг.), парк с регулярной и пейзажной частями. В прекрасном парке сохранились две беседки — одна полуротонда (раньше — музыкальный па­вильон), другая двухъярусная (исключительно интересный памятник садово-парковой архитектуры), двухарочный кир­пичный мост (1770-е гг., 1837—1839) в стиле поздней псев­доготики, красивые лестницы, фонтан, у пруда белокамен­ная пристань с уникальными парными фигурами великолеп­ных грифонов (фантастическое животное с туловищем льва, орлиными крыльями и головой орла или льва). И. И. Леви­тан (1860—1900) запечатлел окрестности Марфино на кар­тине «Вечер».

К северо-востоку от Марфино и Федоскино находится санаторий «Николо-Прозоровское». Здесь на базе деревень Шипилово и Николо-Прозорово в конце XVIII в. сложилась как архитектурный ансамбль усадьба Никольско-Прозо — ровское. В то время она принадлежала генерал-фельдмар­шалу, князю АА. Прозоровскому (1732—1809), отличивше­муся в Семилетней войне с Пруссией в 1756—1763 гг. Кня­зья Прозоровские владели этими землями в XVI—XVIII вв. С тех времен сохранились кирпичная оштукатуренная с бе­локаменными деталями Никольская церковь (1792) в стиле классицизма и парк из регулярной и пейзажной частей с дву­мя прудами, а также двумя садовыми павильонами. Наиболь­ший интерес из парковых сооружений представляет грот XVIII в. В середине XIX в. при новых владельцах усадьбы Тру­бецких был создан интересный архитектурный ансамбль. От усадьбы Трубецких сохранились кирпичный оштукатурен­ный двухэтажный жилой дом и два флигеля XIX в. в стили­зованных формах растреллиевского барокко. Главный кор­пус пришел в полный упадок в 1930-х гг., в 1950-х гг. его вос­становили, изменив планировку. В советский период в быв­шей усадьбе организовали школу, потом дом отдыха Однаж­ды здесь снимали фильм «Лес» по пьесе А. Н. Островского.

На трассе канала и Пяловском водохранилище находит­ся селение Витенево. Эти места примечательны тем, что с 1861 по 1877 г. здесь в летние месяцы жил и работал писа­тель-сатирик Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин (насто­ящая фамилия Салтыков, 1826—1889; см. с 73,75). В те годы он был вначале сотрудником, а затем фактически редакто­ром некрасовского «Современника». Историю своего владе­ния Витеневым он рассказал в 1-й главе сатирического про­изведения «Убежище Монрепо». В Витенево М. Е. Салтыков — Щедрин писал «Историю одного города», «Письма из про­винции», предпоследнюю главу (очерк «Выморочный») «Гос­под Головлевых», сатирический цикл «Помпадуры и помпа­дурши», хронику «Наша общественная жизнь», «Благонаме­ренные речи», «Экскурсии в область умеренности и аккурат­ности» и другие произведения. Писатель очень любил при­роду средней полосы России. «Перенесите меня в Швейца­рию, в Индию, в Бразилию, окружите какою хотите роскош­ною природой, накиньте на эту природу какое угодно про­зрачное и синее небо, я все-таки везде найду милые мне се­ренькие тоны моей родины, потому что я всюду и всегда ношу их в моем сердце, потому что душа моя хранит их, как лучшее свое достояние», — так описал он свои ощущения словами одного из героев «Губернских очерков». Хотя Сал­тыков-Щедрин происходил из помещичьей семьи, он жил на средства, которые зарабатывал на государственной служ­бе или литературным трудом. Он одно время увлекался сель­ским хозяйством и даже пытался наладить его в Витенево, но в этом не преуспел. В конце концов он смирился и стал смотреть на Витенево как на место отдыха в летние месяцы. В Витенево в гостях у писателя бывали НА Некрасов, И. С. Тур­генев, А. Н. Плещеев. Покупка Витенево и связанные с этим расходы (деньги требовалось внести сразу) омрачили жизнь писателя. М. Е. Салтыков-Щедрин обратился к матери, от ко­торой и получил требуемую сумму под заемное письмо; од-

image12

М. Е. Салтыков-Щедрин

нако из-за натянутых отношений между ними мать предъя­вила письмо к оплате раньше оговоренного срока, и в резуль­тате судебного процесса писатель весной 1877 г. вынужден был продать Витенево, которое так любил. Главный дом усадьбы М. Е. Салтыкова-Щедрина не сохранился; он нахо­дился в парке, который теперь оказался на другом берегу канала. В советский период в Витенево долгие годы жил из­вестный физико-химик академик ИА. Каблуков. В 1990-е гг. в Витенево построили небольшой церковный комплекс с красивым деревянным храмом.

На южном берегу Пестовского водохранилища, в 38 км от Северного речного вокзала, находятся пристань Песто- во и дом отдыха «Пестово». Раньше это был дом отдыха МХАТа, в 1939—1940 гг. в нем отдыхали В. И. Немирович — Данченко, К. С. Станиславский, ИМ. Москвин, В. И. Качалов (Шверубович) и многие другие известные артисты. Дом от­дыха расположен в бывшей усадьбе генерала А. П. Ермолова (1777—1861), участника войны с Францией в 1805—1807 гг., героя войны 1812 г., завоевателя (1816—1827) и наместни­ка Кавказа, с 1821 г. — главноуправляющего Грузией, за по­кровительство декабристам уволенного в отставку в 1827 г. Сохранились отчасти переделанный центральный дом усадь­бы и флигель. В парке кое-где можно увидеть мусульманские надгробья: это остатки надгробных плит, из которых по же­ланию Ермолова устроили подобие магометанского кладби­ща, от которого теперь мало что уцелело.

Алексей Петрович Ермолов (1777—1861) —

очень интересная и сильная личность. Он умел извлекать пользу в любых ситуациях, но главным в его жиз­ни было, конечно, служение Родине. Он постоянно занимался самообразованием, расширял свой профессиональный кру­гозор. lax, находясь в ссылке в Костроме, куда его отпра­вил после беспричинного заключения в крепости император Павел I, он изучал историю и военные науки, выучил латин­ский язык. А. П. Ермолов был деятельным человеком, никог­да не унывал, не бездельничал, а работал. Умел с достоин­ством и терпением переносить жизненные тяготы. Ермо­лов был сторонником последовательной и решительной по­литики по отношению к кавказским горцам, социальную психологию которых он хорошо знал. Ермолов происходил из старинного, но небогатого рода. Его дальним предком был мурза Араслан Ермола, уехавший из Золотой Орды и слу­живший великому князю Московскому Василию Ивановичу. Радея о политических интересах России, он навел порядок на Кавказе, вызвав при этом уважение и к себе, и к воинской силе России. Ермолов обустроил Военно-Грузинскую доро­гу, покровительствовал торговле, промышленности, вино­делию, шелководству, освоению источников кавказских ми­неральных вод, совершенствовал застройку Тифлиса (Тби­лиси). Ермолов решительно вершил государственные дела,

image13

А. П. Ермолов. Портрет работы Дж. Ару. 1820-е гг.

но не забывал и о земных радостях. Он был активным це­нителем женских прелестей, не обходил своим вниманием красавиц Кавказа. От двух черкешенок у него были 4 сына, получившие от императора права законных детей, и дочь, оставшаяся мусульманкой и вышедшая замуж за горца. С 62 лет Ермолов жил в Москве и в этом подмосковном име­нии, где писал мемуары, много читал, любил переплетать книги, нередко повторяя, что умение выбирать в помощ­ники, на государственную службу, не льстецов, а грамот­ных, верных, честных людей редко встречается в прави­телях.

Недалеко от пристани Рождественка на Пестовском во­дохранилище находится село Рождествено-Суворово. Здесь на рубеже XVII—XVIII вв. в вотчине князей Барятинс­ких была сооружена и сохранилась до наших дней кирпич­ная церковь Рождества Богородицы с трапезной и двухъя­русной шатровой колокольней, декоративное убранство которой выполнено в стиле московского барокко. Усадьбу Рождествено-Суворово приобрел в 1773 г. генерал-аншеф В. И. Суворов — отец великого русского полководца А. В. Су­ворова, который жил здесь в детстве, а затем сам владел усадь­бой более 25 лет, неоднократно бывал в ней. В 1775 г. под Рождественской церковью в склепе похоронили отца пол­ководца. По распоряжению А. В. Суворова с наружной сто­роны церкви был поставлен надгробный памятник его отцу в виде каменного саркофага Он сохранился до наших дней. Роду Суворовых эта усадьба принадлежала с 1773 по 1853 г. Усадебный дом сгорел во время Отечественной войны 1812г. В советский период на его месте на холме построили сель­скую школу.

ДЧ g) Александр Васильевич Суворов (1730— 1800) — граф Рымницкий (1739), князь Ита­лийский (1799), генералиссимус (1799), великий русский полководец был необычным владельцем поместий и крепо­стных (к концу жизни их было у него 5 тысяч человек толь­ко мужчин). В своих имениях он заботился о благосостоя­нии крестьян («иначе не пойдут с них доходы»); постра­давшим и неимущим выдавал небольшие пособия и содей­ствовал помощи им от «мира» — общины; не допускал без­брачия крестьян (невест велел привозить из других вотчин или покупал, если не хватало своих), приказывал забо­титься о детях, принимал меры для снижения детской смертности, за детолюбие и многоплодие выдавал неболь­шие награды, не разрешал использовать труд детей и под­ростков. Рекрутов в армию из своих имений поставлять также не разрешал, предпочитал купить их на стороне, а деньги распоряжался собирать с крестьян. Приходил на кре­стьянские праздники, водил хороводы и играл в горелки или бабки с крестьянскими девушками и детьми, пел в церков-

image14

А. В. Суворов. Рисунок XIX в.

ном хоре, был примерным прихожанином,, скрупулезно со­блюдал все православные обряды.

Суворов — выдающийся полководец с мировым именем, теоретик военного искусства, не проигравший ни одного сражения, покрывший себя неувядаюгцей воинской славой и заслуживший всенародную любовь, — в личной жизни ока­зался человеком несчастливым, прижимистым в деньгах, не способным понять маленькие женские радости (хорошая одежда, украшения, сладости и др.), подозрительным, из­лишне злопамятным. Он все время подозревал свою жену Варвару Ивановну (урожденную княжну Прозоровскую, 1750—1805) в обманах, обвинял ее в изменах ему и чуть ли не первым разносил эти небылицы, дважды, в 1779 и в 1787 гг., он подавал прошение о разводе в Славянскую духов­ную консисторию, но расследования не дали результатов, ни одна инстанция не вынесла В. И. Суворовой обвинения, и сама императрица Екатерина II (беспощадная к обманщи­кам в подобных ситуациях) взяла ее под защиту, как и Цер­ковь. Тем не менее в 1779 г., перед рождественскими тор­жествами, муж отобрал у нее четырехлетнюю дочь, от­правив ее из Москвы в Петербург (позже она воспитывалась в Смольном институте), и сам отказался жить с женой под одной крышей. Правда, с 1780 г. они вновь жили вмес­те. Но это была мука для обоих. А однажды Суворов зас­тавил жену одеться в крестьянский сарафан и отвел ее в церковь покаяться (сам он был одет в солдатский мундир). В 1787 г. Суворов не признал своим родившегося сына Арка­дия и оставил жену с младенцем. При этом он велел вывез­ти все имущество из родового дома Суворовых на Большой Никитской в Москве, где они оставались. В. И. Суворова пе­режила мужа на 6 лет. После его смерти ее, несмотря на то, что они долго жили раздельно, почитали как его закон­ную вдову; ей пожаловали титул статс-дамы и высшую женскую награду — орден Св. Екатерины 1-й степени (хотя в завегцании Суворов даже не помянул ее). В последние годы В. И. Суворова постоянно ездила на богомолье в Новоиеру­салимский монастырь, где ее и похоронили в 1806 г. Сына Аркадия Суворов признал только через 14 с лишним лет после рождения и то лишь благодаря уму и изобретатель­ности старшей любимой дочери — Натальи. А. А. Суворов был красивый, статный, общительный, способный офицер. При императоре Александре I он дослужился до чина гене­рал-лейтенанта и командовал дивизией. При этом он вел беспорядочный образ жизни, кутил, играл в карты, был дважды женат, умудрился практически промотать состо­яние, оставленное ему отцом. И тем не менее А. А. Суворов был душой общества и любимым командиром. В 1811 г., в воз­расте 23 лет, он трагически погиб, пытаясь спасти своего упавшего в воду кучера. По иронии судьбы А. А. Суворов утонул в реке Ръшник (где его великий отец в 1789 г. одержал одну из своих самых ярких побед, за которую получил титул графа Рымникского и герб в 1789 г., разбив турецкую армию, в 4 раза превосходящую по численности его войско).

image15

В 2000 г. название этого поселения попало на страницы газет чуть ли не всех стран мира Именно в Рождествено по­хоронили известного хирурга-офтальмолога академика

С. Н. Федорова Он погиб в вертолетной катастрофе: француз­ский вертолет «Газель» SA-341 разбился в черте Москвы. Федоров был одним из известнейших людей в России. Родил­ся он в 1927 г. в городе Хмельницком на Украине, в 1960 г. первым в стране сделал уникальную операцию по вживле­нию в глаз человека искусственного хрусталика, в 1973 г. впервые в мире разработал операцию по лечению глаукомы на ранней стадии, в 1980 г. организовал Институт микрохи­рургии глаза (позже — МНТК «Микрохирургия глаза») и стал его Генеральным директором. В середине 1980-х гг. С. Н. Федоров занялся политикой. В 1991 г. он отказался за­нять пост премьер-министра России. В 1995 г. создал свою Партию самоуправления трудящихся. Он был талантливым исследователем, врачом, администратором, политиком и очень крупным бизнесменом. С. Н. Федоров строил (по пос­леднему слову западной техники) элитарные подмосковные поселки, создавал многочисленные филиалы своего институ­та, реабилитационные центры, содержал конюшни и летние парки. В построенном им близлежащем богатом подмосков­ном поселке Протасово он сам поселился с семьей. В посел­ке Славино по его инициативе был создан санаторий МНТК «Микрохирургия глаза». В Рождествено С. Н. Федоров отреставрировал церковь на свои средства и завещал похо­ронить себя именно здесь, что было выполнено.

К северу от Пестовского водохранилища раскинулось еще одно водохранилище. Икшинское водохранилище созда­валось в 1933—1937 гг., оно было заполнено в 1937 г. в ре­зультате строительства на р. Икша гидроузла, состоящего из земляной плотины (длина 545 м), насосной станции и шлю­за Длина водохранилища 5,6 км, наибольшая ширина 1,5 км, максимальная и средние глубины 8 м и 2,9 м, максимальный и полезный объемы 15 млн куб. м и 8 млн куб. м, площадь акватории 5,1 кв. км. Поступающая в водохранилище вол-

жская вода перекачивается на высоту 38 м, затем она само­теком поступает по соединительному каналу в Пестовское водохранилище. Прелести Икшинского водохранилища мак­симально используют жители ближайших территорий, и в первую очередь поселка Икша.

Поселок городского типа Икша был образован в 1939 г. в связи со строительством канала им. Москвы и добычей здесь песка и гравия. Первоначальный поселок, получивший название от реки Икши, оказался в зоне затопления, его зда­ния были частично снесены, а поселок возродили на новом месте. В годы Великой Отечественной войны здесь происхо­дили ожесточенные бои с немецко-фашистскими захватчи­ками. Основное промышленное предприятие Икши — ком­бинат по производству строительных деталей и материалов. В Икше находится горнолыжная база Вблизи расположен Икшинский гидроузел, находится шлюз № 6, от него начи­нается спуск судов к Волге. (На пути к Санкт-Петербургу теплоход проходит в сумме 16 шлюзов.) Рядом с Икшей на­ходится могильник эпохи фатьяновской культуры.

В 55 км от Москвы, за пристанью Комсомольская, нахо­дится железнодорожная станция Турист, окрестности ко­торой давно привлекают горнолыжников. Фактически это горнолыжный центр Подмосковья. В прошлом эта станция называлась Влахернская по имени женского Спасо-Влахерн — ского монастыря, основанного здесь в середине XIX в. Стро­ения монастыря частично сохранились. Сейчас обитель вос­станавливается. В 6 км от станции Турист, на высоком пра­вом берегу реки Волгуши, находится село Парамонове), по­лучившее известность благодаря живописному Парамонов — скому оврагу, облюбованному горнолыжниками. В этом ов­раге можно увидеть интересные геологические обнаже­ния — пески мелового возраста и юрские глины, а также остатки ископаемой фауны. Высота геологического обнаже­ния Парамоновского оврага достигает 25 м. Это крупней­ший в Московской области овраг, его длина 4 км. В деревне

Парамонове) сохраняется могила советских воинов, погиб­ших во время Великой Отечественной войны.

В 2-х км от станции Турист лежит древнее село Шуко- лово, известное по писцовым книгам с XVII в. С 1627 г. оно принадлежало боярину Даниилу Шокурову. На средства стольника И. Ф. Шокурова построена сохранившаяся до на­ших дней кирпичная Успенская церковь (1701) с ампирным иконостасом (XIX в.) и трехъярусной колокольней (1763). В середине XIX в. владельцем села был Л. В. Молчанов — зять декабриста С. Г. Волконского, который, вернувшись из Сиби­ри, часто приезжал сюда, в усадьбу зятя, жил тихо и спокой­но, вспоминая события своей бурной жизни.

Сергей Тригоръевич Волконский (1788—

1865) в 1825 г. был приговорен к смертной каз­ни, замененной 20-ю годами каторги на Нерчинских рудни­ках. Вслед за ним туда поехала его молодая жена М. Н. Вол­конская (по возрасту он годился ей в отцы), которую вос­пел Н. А. Некрасов в поэме «русские женщины». Волконский в 1856 г. вернулся из ссылки и подолгу гостил у дочери и зятя в Шуколове. Здесь также жил друг их семьи А. В. Поджио. Его также вначале приговорили к смертной казни, потом за­менили ее на вечную каторгу, прерванную амнистией 1861 г. А. В. Поджио поселился в Шуколове и управлял име­нием А. В. Молчанова.

За этими скупыми строчками кроется на самом деле большая драма двух очень внешне красивых людей — князя С. Г. Волконского и его жены княгини Марии Николаевны Волконской (Раевская, 1806 — 1863), а также полная бед и невзгод жизнь их детей: Николая (1826—1828), Софии (1830), Михаила (1832-1909), Елены (1835-1916). Все они стали жертвами масонских заблуждений, увлечений, за­мыслов декабристов, приведших их семьи к большим непри­ятностям.

Князь С. Г. Волконский был сыном оренбургского генерал — губернатора, с детства имел слабый характер, склонность

image16

С. Г. Волконский. Акварель 1820-х гг.

к разгульной жизни, которую в большой мере преодолел, став военным человеком, за участие во многих операциях был многократно награжден, стал уважаемым генералом. Обес­печенная жизнь и особенно путешествия по Европе умалили его ревность ко службе и Православию, он заинтересовался идеями масонов, вступил в члены «Союза благоденствия», а потом был членом Южного тайного общества. Холодный, се­бялюбивый, мнивший себя чуть ли не интеллектуальным стержнем Южного общества, мечтавший о свободе и равен­стве россиян после переворота по его рецепту, Волконский мало думал о своей жене, будущих детях, их судьбе в случае неудачи задуманного им дела. Решившись жениться, он не рас­сказал будущим родственникам всю правду о себе, своих тай­ных замыслах. Волконский, происходивший из знатной и очень богатой семьи, в 37 лет женился на 19-летней княжне

image17

М. Н. Раевская. Портрет 1821 г.

Раевской, которая этого брака не желала, но подчинилась воле 70-летнего любимого отца, героя войны 1812 г. После свадьбы Волконский к жене относился как к ребенку, не счи­тал ее равным себе человеком. Духовный дискомфорт меж­ду ними образовался сразу после свадьбы и сохранялся всю жизнь. Вскоре после свадьбы Мария сполна ощутила это, по­этому была вынуждена на некоторое время уехать из дома мужа лечиться в Одессу. Волконская не знала о делах мужа, не понимала его отношения к ней, не могла сполна любить такого человека. Но, в отличие от него, она жила по прави­лам Православия; и когда восстание декабристов в 1825 г. было подавлено, она решила ехать к мужу в ссылку в Сибирь. Мать его жены — княгиня С. А. Раевская (внучка М. В. Ломо­носова) просила зятя не разрешать Марии ехать к нему в Сибирь, ведь она только что тогда родила сына, и оба они были физически очень слабыми. Но князь Сергей думал толь­ко о себе и умолял жену последовать за ним в ссылку, чтобы облегчить его участь, о здоровье ее и сына он мало беспоко­ился. Княгиня Мария принесла свою жертву без любви к мужу, а только из чувства долга. Она руководствовалась только православными догмами, терпела душевные и физические муки, которые он тогда сполна не понял, не стал нежнее к ней, не ощутил ее равной ему. Она была готова жить для него, а он думал больше о себе, своих тяготах неудавшегося спа­сителя народа. Как и в столищ, жизнь Марии в Сибири ря­дом с мужем ожидаемых ею радости и мужней любви не при­несла. Результатом было раздвоение ее натуры между дол­гом и языком женского сердца, столько лет жаждавшего вни­мания и любви. Она надеялась хотя бы на внимание, сочув­ствие, сострадание, а муж предлагал ей главным образом раз­делять его тяжелую участь. Но были другие декабристы, кто понимал ее духовное величие, гцедрость, благородство и хо­тел дать ей ощущение счастья. Она понимала, что жизнь проходит, и многое она может не ощутить, не узнать. В Си­бири жизнь Марии Волконской превратилась в драму, тем бо­лее что умерли оставленный у родителей ее первенец Нико­лай и родившаяся в Сибири дочь Софья. Свидетель семейных трудностей Волконских, сын декабриста Якушкина так пи­сал об этом: «Этот брак по причине полной несовместимо­сти характеров приведет к драме… Много слухов ходило о Марии Волконской и ее жизни в Сибири. Говорили даже, что ее сын и дочь не были детьми Волконского». Утверждали, что отцами ее детей Михаила и Елены были декабристы — кра­савцы А. В. Поджио и ИМ. Пущин. Подобные слухи о делах в семье ссыльных приходили в Санкт-Петербург только о М. Н. Волконской. &ыма без огня, как известно, не бывает, были, вероятно, и аргументы, которые заставили мать Ма­рии из-за этих разговоров почти лишить ее наследства. Но муж М. Н. Волконской признал всех детей своими, что охла­дило страсти, но разговоры остались. Что было на самом деле, никто точно сказать не может. Известно, что Под — жио со временем (1848) окончательно переселился к Волкон­ским и с ними не расставался. М. Н. Волконская устроила дела детей, правда, с помощью влиятельной родни мужа (князей Волконских и других).

Дочь Елену в 16 лет удалось выдать замуж за дворяни­на, мелкого чиновника А. В. Молчанова. Она получила дво­рянство, но брак был неудачным. Молчанова отдали под суд за растрату казенных денег, он тяжело заболел, его разбил паралич, он лишился рассудка и у мер. Так что помощь Под — жио молодым была к месту. (Но два других брака Елены были счастливыми, хотя второй ее муж граф Кочубей умер от туберкулеза, третий муж А. А. Рахманов ее обожал.) Удалось способствовать и карьере сына, он удачно женил­ся на внучке Бенкендорфа. Волконская 28 лет провела в Си­бири, из-за болезни ей разрешили выехать на лечение от­туда в 1855 г., в 1856 г. разрешили уехать и ее мужу. После его возвращения она уехала лечиться за границу. Взаимное уважение с годами упрочилось, но полной духовной близос­ти не произошло между ними. С. Г. Волконскому вернули права потомственного дворянства, но без титула, кото­рый потом был возвращен его детям. С возрастом Волкон­ский пожалел о масонских делах и мыслях его молодости, пытался в Православии найти утешение и поддержку, тем более что в 1863 г. в возрасте 57 лет умерла его жена, сам он умер через 2 года в возрасте 77 лет. Супруги Волконские были похоронены рядом в имении дочери Вороньки в Черни­говской губернии. Волконский слишком поздно понял, какое сокровище большую часть своей жизни он не видел, долж­ным образом не ценил. Он писал детям: «…как жена, как мать — это неземное существо, или, лучше сказать, она уже праведная в сем мире. Смысл ее жизни в самопожерт­вовании для нас. Понимаю, как тяжело вам, а мне вдалеке от мученицы жены, вдалеке от вас — просто невозможно!» (Когдаумерла М. Н. Волконская, он лечился в Ревеле, т. е. Тал­лине, и не мог приехать на ее похороны.)

В деревне Свистуха (в 3 км от станции Турист, совсем рядом с каналом) сохранился дом, где жил и умер извест­ный художник-реалист, передвижник, член Союза русских художников С. В. Иванов (1864—1910). Он купил участок земли в этой деревне в 1903 г. и построил дачу. Его полотна, написанные в Свистухе, посвящены жизни русского крес­тьянства и революционным событиям в России в 1905— 1907 гг. Среди картин наиболее известны «Смерть пересе­ленца», «Больная крестьянка», «Усмирение» и др. Иванов умер у себя на даче во время работы над картиной. Его по­хоронили на кладбище соседнего тогда села Деденева. Гроб несли братья Васнецовы, самые близкие ему люди. Позже прах художника и надгробная плита, выполненная по рисун­ку А. М. Васнецова, были перенесены на территорию его усадьбы-дачи. До наших дней сохранились дом и мастерс­кая Иванова

В 10—13 км от населенных пунктов Свистуха и Дедене — во находится село Костино. Оно упоминается в докумен­тах XIV—XVI вв. Знаменитым село стало с XVIII в., когда в нем и в окрестных селениях зародился «камушинный» про­мысел — изготовление бус, пуговиц и т. п. В соседнем селе Ильинском местные крестьяне занимались гранением стек­ла и камней. В 1852 г. в Костино уже работала стекольная мануфактура, на которой изготовлялись бусы разных расцве­ток. В XIX в. «камушинным» промыслом занимались многие жители окрестных селений, но все они находились в зависи­мости от фабриканта Грибкова, основавшего здесь в 1890 г. стекольно-плавильный завод. В 1922 г. в Костино образова­ли артель, а в 1932 г. — промколхоз, где из цветного стекла делали пуговицы и бусы. Это были удивительной красоты бусы, которые нельзя сравнить с современными стеклянны­ми бусами из Чехии, Германии или Польши, а пуговицы были произведениями искусства. Пыталась возрождать «ка- мушное дело» в Подмосковье художница-энтузиаст Людми­ла Ульянова, еще в начале 1990-х гг. работавшая главным ху­дожником Костинского отделения ПО «Химстеклопласт».

Л. Ульянова также пытается возродить этот промысел и на Калужской земле, используя старинные технологии. Еще в Костино придумала она уникальную технологию многоцвет­ной росписи стеклом по металлу, разработала новую рецеп­туру цветного стекла — под топаз, нефрит, уральский мала­хит, знает она и тайны старых рецептов производства стек­лянных бус, но ее начинания вовремя не поддержали. Един­ственный в России такого рода бусный «камушный» про­мысел успешно прожил на Дмитровской земле более 200 лет, а в 1990-е гг. его окончательно загубили.

На подходе к Дмитрову, в 6 км от него, находится город Яхрома, центр текстильной промышленности. Первая су­конная фабрика, принадлежавшая дворянину Пономареву, была открыта здесь в 1841 г., при ее другом владельце — Ка — улине — на ней начали выпускать хлопчатобумажную пря­жу. В 1861 г. была построена большая бумагопрядильная ткацкая фабрика. В 1864 г. образовалось «Товарищество Покровской мануфактуры»; производство было значитель­но расширено. В 1928 г. поселение получило статус рабоче­го поселка. Когда прокладывали канал им. Москвы, постро­или пристань Яхрома, и рядом раскинулось Яхромское во­дохранилище. У Яхромы находится гидроузел, состоящий из шлюза № 3 (с башнями с бронзовыми моделями каравелл X. Колумба, в том числе шхуны «Санта Мария»), насосной станции и водосброса. В 1940 г. Яхрома стала городом. В но­ябре — декабре 1941 г. здесь шли ожесточенные бои с гит­леровцами. 8 декабря 1941 г. части 1-й Ударной армии ге­нерала В. И. Кузнецова освободили Яхрому от фашистов. Ря­дом с городом установлен памятник героям Великой Отече­ственной войны, сражавшимся на Перемиловской высоте, где проходили особенно упорные бои. Из памятников архи­тектуры в Яхроме наиболее ценными являются Троицкая церковь (1892—1895 гг., арх. С. К. Родионов) с колокольней (1908) в бывшем селе Круглине и Вознесенская церковь (ко­нец XIX в., арх. Ф. Кампорези) в бывшем селе С. С. Апракси­на — Перемилове. Жители г. Яхрома сполна используют воз­можности Яхромского водохранилища, образованного на основе р. Яхромы. Теперь эта река разделена каналом им. Москвы на 2 части. В верхней ее части образовано Яхром­ское водохранилище, питающее канал, а в нижней — со­хранилась долина длиной около 60 км.

В 18 км от Яхромы находится село Подъячево (ранее Никольское, Обольяново), в котором в конце XVIII — нача­ле XIX в. П. Х. Обольянов создал усадьбу Никольское-Оболья — ново. В усадьбу приезжали многие крупнейшие деятели рус­ской культуры и науки, неоднократно здесь бывали Л. Н. Тол­стой и Д. И. Менделеев. Само село Обольяново является ро­диной выдающегося крестьянского писателя С. П. Подъяче — ва (1866—1934), в честь которого переименовали усадьбу. На могиле С. П. Подъячева установлен памятник До наших дней сохранились деревянный двухэтажный господский дом в стиле классицизма (первое десятилетие XIX в.), кирпичные флигели, кирпичная Никольская церковь (1794), а также трапезная, двухъярусная колокольня и пейзажный парк (его регулярная часть — один из лучших в Подмосковье образ­цов садово-паркового искусства рубежа XVIII—XIX вв.).

Севернее Подъячева и в 12 км от Яхромы находится быв­шая усадьба Ольгово. Село Ольгово принадлежало воеводе города Дмитрова Ф. В. Чаплину, затем — ПА. Соймоновой и Апраксиным (1740—1917). Здания, сохранившиеся до на­шего времени, были возведены в середине XVIII в. при знат­ном вельможе, умевшем выполнять свои воинские обязан­ности с заметной выгодой лично для себя, участнике Семи­летней войны фельдмаршале С. Ф. Апраксине (1702— 1758) — хорошем хозяине и по тем временам гуманном вла­дельце крепостных. По его приглашению художественное оформление этой усадьбы завершил Франческо Кампорези в конце XVIII в. Усадьба Ольгово достигла своего расцвета при сыне С. Ф. Апраксина — богаче и красавце С. С. Апраксине (1756—1827), женатом на княжне Е. В. Голицыной (дочери зна­менитой княгини Н. П. Голицыной — прототипа старой кня­гини в романе АС. Пушкина «Пиковая дама»). Е. В. Апракси­ной, которая была моложе мужа на 11 лет, пришлось самой вести все их хозяйственные дела Она была, как и мать, хоро-

image18

шим организатором (наладила в усадьбе даже ковровое произ­водство), дельным финансистом, внимательной матерью тро­их детей, терпеливой и снисходительной супругой (измены и кутежи мужа, его пьяные разгулы с цыганами и крепостными наложницами воспринимала как его болезнь, не устраивала сцены ревности и брани, не утомляла упреками)) умела всегда хорошо выглядеть, никому не жаловалась на свою судьбу, ни­когда не теряла самообладания. С. С. Апраксин ценил свою муд­рую супругу. В Ольгове в саду он приказал возвести беседку в виде древнего храма, где в середине, на высоком пьедестале, воз­вышалась мраморная статуя его жены, без которой он не мыс­лил успешное обеспечение их имущественных, финансовых, бы­товых и других семейных дел. С. С. Апраксин без счета тратил деньги на свои удовольствия, а его жена умудрялась даже в этих условиях упрочивать материально-финансовое положение их семьи. Усадьба Ольгово была одной из богатейших в Подмос­ковье, славилась красотой дворца и парка, а также своим кре­постным театром. В XIX в. сюда нередко приезжал поэт, князь ПА. Вяземский, а также поэт ВА. Пушкин (дядя ве­ликого поэта), сам участвовавший в спектаклях. Приезжал в усадьбу и Л. Н. Толстой. Сохранились кирпичный дом в сти­ле раннего классицизма (XVIII в., 1786 г. — реконструкция арх. Ф. Кампорези), флигели, жилые корпуса, башня ворот, хозяйственный комплекс, Введенская церковь (1751) с двухъярусной колокольней (1828), большой парк с прудами, парные обелиски при въезде в усадьбу. В советский период в Ольгово организовали музей, затем — санаторий, потом от­дали постройки усадьбы местному совхозу. В главном усадеб­ном доме представлял наибольший интерес парадный зал с коринфскими колоннами, поддержившими хоры. Зал был отделан деревом, искусно раскрашенным под мрамор.

К северу от села Ольгово находится большой Испытатель­ный автомобильный полигон.

В 65 км от Москвы расположен древний город Дмитров, основанный князем Юрием Долгоруким во время «полю­дья», то есть сбора дани в 1154 г. на месте славянских посе-

image19

Усадьба Ольгово. Введенская церковь. 1751 г.

лений (о чем свидетельствуют предметы, найденные во вре­мя археологических раскопок на Дмитровском городище). По желанию князя город был назван в честь его младшего сына Всеволода (будущего владимирского князя Всеволода Большое Гнездо), нареченного при крещении Дмитрием. В 1214 г. город был уже хорошо укрепленной крепостью и в XIII—XIV вв. охранял путь на Суздаль по рекам Яхрома и Дубна. Именно в нем в 1301 г. происходил съезд четырех князей: московского, владимирского, тверского и переслав — ского, на котором был решен вопрос о владениях и заклю­чен договор. В память об этом событии на гербе Дмитрова стали изображать четыре княжеские короны. В 1363 г. Дмит­ров присоединили к Московскому княжеству. В XV—XVI вв. он стал городом-посредником в торговле хлебом с Русским Севером и Западной Европой. Дмитров много страдал от не­другов. Его сжег Святослав Всеволодович Черниговский, 6 раз разоряли ордынцы, в 1608—1610 гг. Дмитров сильно пост­радал от польско-шляхетских войск. В 1781 г. Дмитров стал уездным городом, в 1784 г. утвердили его генеральный план застройки, а в 1812 г. город снова пострадал от французов.

В Дмитрове сохранилось очень большое число памятни­ков истории и архитектуры. В нем немало неординарных деревянных построек в стиле модерн. В городе работает за­мечательный краеведческий музей, основанный в 1918 г. Из памятников Дмитрова назовем только некоторые: кирпич­ный Успенский собор (1509; Историческая пл), кирпичная Сретенская церковь (1814; Профессиональная ул.), Троиц­кая-Тихвинская церковь (1785—1801; Пушкинская ул., 17), деревянный бывший дом Новоселова в стиле ампир (1842; Кропоткина, 83), кирпичный двухэтажный бывший дом Еме­льянова в стиле классицизма (вторая половина XVII в.; Заре­чье, Школьный пер., 2), Борисоглебский монастырь (1462; Большевистская ул.), дом Милютиной (Загорская ул., 38; яр­кий образец архитектуры модерна, конец XIX — начало XX в.), дом Олсуфьевых (Кропоткинская ул., 95; в стиле мо­дерн, построен в 1895 г.), в нем жил и умер ПА Кропоткин.

Дмитров имеет славное боевое прошлое. В 1941 г. имен­но Дмитров оказался на рубеже, где были остановлены фа­шистские войска, пытавшиеся обойти Москву.

Промышленность в Дмитрове стала развиваться только в начале XIX в., когда в городе появились крупные суконные фабрики (купцов Тугариновых), но уже к середине XIX в. он утратил значение промышленного центра. Тем не менее в годы Первой мировой войны на военном заводе под Дмит­ровым у села Очево (теперь завода там нет) был построен первый русский танк, В Очеве сохранилась дивной красоты Введенская церковь (1842). В 1934 г. в Дмитрове начала ра­ботать крупная трикотажная фабрика Развитию экономи­ки города и расширению его территории способствовало строительство канала Москва—Волга (с 1947 г. — канал им. Москвы). Почти половина трассы канала прошла по терри­тории Дмитровского района Город, расположенный в цен­тре трассы, стал штабом огромной стройки, в нем размеща­лись управления строительства канала и Дмитлага — специ­ализированного лагеря для заключенных.

В настоящее время ведущей отраслью промышленности Дмитрова является машиностроение, численность его жи­телей превышает 60 тыс. человек. В Дмитрове в 1918— 1921 гг. жил и умер в возрасте 79 лет видный русский гео­граф, князь ПА Кропоткин. Он неоднократно выступал здесь с докладами на съездах учителей уезда, на собраниях Дмит­ровского союза кооператоров, оказывал большую помощь местному краеведческому музею и его первому заведующе­му М. Н. Тихомирову (который впоследствии стал крупным ученым — историком, академиком).

Петр Алексеевич Кропоткин (1842—1921) был князем и русским революционером, тео­ретиком анархизма, уважаемым географом и геологом. Всю жизнь он метался между революционными мечтами, велреволюционную пропаганду среди петербург­ских рабочих, 41 год страдал без России в эмиграции (1876—1917), активно участвовал в анархических органи­зациях и искренне стремился к научно-гуманистической де­ятельности. Кропоткин в 1860-х гг. совершил ряд экспеди­ций по Восточной Сибири, отчасти обосновал (начало

1870- х гг.) широкое распространение древних материковых льдов в Северной и Средней Европе, стал автором трудов по этике, социологии, истории Французской революции, на­писал воспоминания «Записки революционера». Похоже, что его жизнь в Дмитрове дала ему отчасти ощущение спокой­ствия и нужности людям; жил он скромно, стремился не разрушать что бы то ни было, а созидать, в меру сил по-

image20

П. А. Кропоткин. Фото XIX в.

могать и поддерживать нуждавшихся. Умер П. А. Кропот­кин от голода в 1921г. (в начале 1920-х годов в России сви­репствовал страшный голод — следствие революционных событий и ошибок властей).

В Дмитрове находится действующий Борисоглебский мужской монастырь (ул. Большевистская). По одной из версий, основал его князь Юрий Долгорукий в XII в., по дру­гой, он был основан в 1388 г., а в документах он впервые упо­мянут в 1472 г. Этот монастырь относится к древним оби­телям Подмосковья. По одной версии, ему идет 9-й век, а по другой — 7-й век, по третьей — 5-й век. Точных данных об основании этого монастыря нет, скорее всего он возник в третьей четверти XV в. (В 1841 г. под приделом монастыр­ского собора нашли каменный крест с датой его установки — 1462 г.) Дмитровские и московские князья с мыслями об ос­новании монастыря самим Юрием Долгоруким — основа­телем столицы Москвы, стремились быть щедрыми к этому монастырю, что позволяло ему успешно развиваться и вес­ти строительство, в том числе каменное. Например, в 1537 г. построили замечательный собор во имя святых князей — страстотерпцев Бориса и Глеба. Но, как и другие монасты­ри, эта обитель страдала от разных бедствий: нашествий и разорений от врагов (в 1610 г. отрядов польско-литовских интервентов гетмана Я. Сапеги), пожаров (1672), иных не­счастий. Но он всегда восстанавливался, чему способствова­ли его легендарная история и близость к Москве.

В 1652 г. царь Алексей Михайлович Романов (1629— 1676, царь с 1645) издал указ, по которому Борисоглебский монастырь стал подмосковной резиденцией его друга, дове­ренного лица — митрополита Новгородского Никона (он в том же 1652 г. стал патриархом и был им до 1666 г.), но он вскоре охладел к этой обители. В 1656 г. патриарх Никон основал на берегу р. Истры Воскресенский Новоиерусалим­ский монастырь, который стал его любимой загородной резиденцией. Борисоглебский монастырь с 1652 г. подчинял­ся Новгородскому митрополичьему дому, с 1664 г. он недо­лго был самостоятельным, в 1682 г. его приписали к Заиконо — спасскому монастырю в Москве, но в 1725 г. он снова стал не­зависимым самостоятельным монастырем. Личность царя Алексея Михайловича Романова как минимум дважды влия­ла на судьбу и развитие монастыря: непосредственно в 1652 г. (когда по его желанию обитель стала резиденцией Никона) и косвенно в 1656 г. Жена стольника Алексея Чаплина — П. С. Чаплина пристроила к Борисоглебскому собору придел во имя Алексия, человека Божия — святого ее мужа, но она и ее мрк смотрели дальше — этим строительством их семья в первую очередь отдавала дань уважения царю — Алексею Ми­хайловичу и их (общему с А. И. Чаплиным) святому.

Давняя история этого монастыря, участие в его жизни ярких личностей привлекали к нему богатых вкладчиков и покровителей. В монастыре велись значительные ремонтные и благоустроительные работы, были возведены (1689) камен­ные стены и башни. С 1777 г. при монастыре действовало духовное училище. До конца XIX в. в монастыре вели рукопис­ную летопись. На рубеже XIX—XX вв. в монастыре провели большие ремонтные и реставрационные работы на средства Е. С. Ляминой — вдовы крупного фабриканта ИА Лямина, ос­нователя товарищества Покровской мануфактуры.

После 1917 г. монастырская братия объединилась в ар­тель, но она долго не работала. В первой половине 1920-х гг. обитель еще существовала, но это был уже женский монас­тырь, а не мужской. В 1926 г. монастырь закрыли и размес­тили на его территории Музей Дмитровского края. Его со­трудники во главе с директором КА. Соловьевым были гра­мотными и патриотично настроенными людьми; они дела-

image21

Амитров. Борисоглебский монастырь. Церковь Бориса и Глеба. XVI в.

ли все от них зависящее для сохранения комплекса монас­тыря как памятника истории и архитектуры. Судьба боль­шинства музейных работников оказалась трагичной; они были репрессированы и почти все погибли. С 1932 г. в зда­ниях закрытого монастыря разместили управления канал — строя Москва — Волга и Дмитлага. Дмитлаг был одним из подразделений ГУЛАГа — государственного управления ла­герей. В Дмитровском районе располагался специализирован­ный лагерь для заключенных, которые в основном и работали на строительстве этого канала наряду с вольнонаемными людьми и военнослркащими. Большинство работавших на строительстве канала заключенных умерли от истощения, не­человеческих условий труда, неимоверного объема работ или были расстреляны. В период Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. в монастырском комплексе размещалась во­инская часть. В послевоенный период в монастырских здани­ях располагались воинские части, склады, различные органи­зации, — в основном конторы городских учреждений, часть построек были отданы под жилье рядовых горожан.

В 1993 г. Борисоглебский монастырь возродился как ре­лигиозный центр. Теперь он имеет и свое подворье — Пре­ображенский храм в Балашихинском районе Московской области в с. Саввино.

В монастыре сохранились ценные архитектурные памят­ники. Собор во имя святых благоверных князей — страстотерпцев Бориса и Глеба (Борисоглебский собор)

(1537, придел 1656) — это кирпичный, 4-столпный, одногла­вый, крестовокупольный храм. Его неоднократно достраива­ли и перестраивали (1620, 1656, 1778, 1824, 1887 гг.; Алек — сеевский придел — 1656, возобновлен в 1758 и 1850). Этот каменный на белокаменном подвале собор является ярким образцом московской архитектурной школы начала XVI в. Настенная живопись в храме была выполнена в 1824 г., за­тем ее обновляли в1887и1901 гг., но позже забелили. Ком­плекс Святых ворот с надвратным Никольским храмом (XVII—XIX вв.) — это 2-этажное кирпичное здание, перво­начально совмещавшее функции трапезной церкви с компо­зицией надвратного соорркения. Нижний ярус с однопро­летными воротами (1672), чуланами и пекарней (1685— 1687) вначале завершался небольшой бесстолпной одногла­вой Никольской церковью. В результате перестроек (1852, 1887) комплекс Святых ворот несколько изменил свой пер­воначальный облик. Но сохранился надвратный Никольский храм с трапезной (1685—1687), с приделом в честь Феодо — ровской иконы Божией Матери (1834); он входит в комп­лекс ворот и других соорркений монастырской стены. Кро­ме того, сохранились Братские кельи (кирпичные, 2-этаж­ные, последняя треть XVII в.). Настоятельский корпус (кирпичный 2-этажный, первая половина XIX в.), здание Духовного правления (смежная со зданием келий пост­ройка), 2-этажный краснокирпичный корпус (построен в 1902 г. по проекту арх. ПА. Ушакова на средства Е. С. Лями­ной), монастырская кирпичная ограда (высота около 4 м, толщина 0,9 м с 4 круглыми башнями по углам, 1685— 1689 гг., неоднократно ремонтировалась), кельи и службы (XVIII—XIX вв.) и некоторые другие постройки.

К северо-востоку от города Дмитрова находится село Да­ниловское. Здесь во второй половине XVIII в. князь И. Ф. Го­лицын построил усадьбу Даниловское. Этот архитектурный комплекс принадлежит к немногим в Подмосковье памят­никам усадебного искусства эпохи барокко. Сохранились двухэтажный кирпичный усадебный дом, флигели, Николь­ская церковь с декоративным убранством в стиле елизаве­тинского барокко (1768—1771), парк в стиле московского барокко.

В первой половине XVII в. здесь была вотчина князя ИМ. Шуйского, затем село принадлежа­ло князю ПМ. Прозоровскому у потом — князь­ям Голицыным. И. Ф. Голицын был адъютантом императо­ра Петра III, после дворцового переворота он отказался при­нести присягу Екатерине II и удалился в село Даниловское.

Тогда при нем и построили Никольскую церковь, усадебный до Му разбили парку вырыли пруды. После смерти князя усадь­ба перешла к Н. П. Поливанову — участнику суворовских по­ходов. Уйдя в отставку у он поселился здесь и почти все вре­мя проводил за своим любимым занятием — псовой охотой.

Некоторые знают это место как /даниловскую слобо­ду, где в скромной усадьбе Поливановых у своей тетки про­вел детские годы декабрист М. П. Бестужев-Рюмин (1801 — 1826) — один из активных членов «Южного общества». Бліесте с С. И. Муравьевьш-Апостолом (1795—1826) они написали лжекатехизис — своего рода революционный «Ка­техизис», в котором, выбирая отдельные слова и фразы из Священного Писания, пытались доказать необходилюсть свержения самодержавия. Таким образом они надеялись рас­пространить революционные идеи в армии и в народе. Но восстание Черниговского пехотного полка (С. И. Муравьев — Апостол был его главным организатором и руководителем) не поддержали другие воинские части и крепостные крес­тьяне. Царские войска подавили восстание. Подпоручика Бе­стужева и полковника Муравьева-Апостола привезли в Пе­тербург, где казнили вместе с тремя другими руководите­лями восстания декабристов. Муравьев-Апостол встретил приговор с мужественным спокойствием. Увидев Бестуже­ва перед казнью, он просилу него прогцения за то, что погу­бил его, затем перед виселицей полю лился и произнес: «Боже, спаси Россию и царя!»

В долине р. Яхромы находится поселок Луговой, где со­хранился один из древнейших памятников русской стари­ны — бывший Николо-Пешношский монастырь, осно­ванный в 1361 г. учеником Сергия Радонежского Мефоди — ем Сам Сергий Радонежский благословил место, выбранное для этого монастыря. Во время строительства монахам при­ходилось пешком ходить за деревьями на другой берег реки, отсюда название самого монастыря — Пешношсный (Пеш — ношский) и речки — Пешноша. По другой версии, монас-

image22

Николо-Пегиногиский монастырь

тырь получил имя по уже существовавшему к началу строи­тельства названию речки — Пешноши, у которой его осно­вали. Уже во второй половине XVII в. все здания в монасты­ре были каменными, что свидетельствовало о его процвета­нии, но в 1700 г. он пришел в упадок и его приписали к Тро — ице-Сергиеву монастырю, а в 1764 г. — вообще упразднили, однако в 1766 г. учредили вновь. До наших дней сохранились Никольский собор (XV—XVI вв.), с колокольней (XVI в.), Свя­тые ворота, над ними— Преображенская церковь (1689), Сергиевская и Сретенская церкви, Казначейский корпус, Настоятельский корпус, Братский корпус, Спасская башня, кирпичные стены с башнями (XVII—XVIII вв.), ограда с баш­нями (XVIII в.), другие строения.

В зоне влияния канала и в 15 км от железнодорожной станции Орудьево находится бывшая усадьба Алексеевская, в которой жил философ, публицист, дворянский просветитель, один из лучших друзей А. С. Пушкина — ПЯ. Чаадаев.

Петр Яковлевич Чаадаев (1794—1856) жил здесь в дет-

стве и в конце 1820-х гг., так как эта усадьба принадлежала его тетке, AM. Щербатовой, взявшей его в 4 года на воспитание после смерти обоих ро­дителей. П. Я. Чаадаев получил прекрасное образование (до­машнее и в Московском университете), в 1812 г. стал во­енным, участвовал в Бородинской битве и в ряде других сра­жений, потом состоял адъютантом у генерала Н. В. Ва — сильчикова. Он был весьма остроумным, гордым, красивым молодым человеком, со своеобразным мышлением. Его лю­бимым развлечением были прогулки по московским улицам, где главным магнитом для него были книжные лавки; на всю жизнь у него сохранилась страсть к самообразованию. Од­нако участие в боевых операциях, будни армейской жизни (он стал ротмистром), бунт в Семеновском полку (вроли курьера ему пришлось передавать известие об этом царю

image23

П. Я. Чаадаев. Портрет работы Ш. Козина. 1840-е гг.

image24

Александру I), осмысление событий, происходивших в Рос­сии, сильно изменили характер Чаадаева. В 1820 г. он по­дал в отставку, хотя жить ему было почти не на что. На­следства у него не осталось, имение он продал, чтобы не иметь крепостных и не быть эксплуататором, а получен­ные деньги скоро кончились. В 1823 г. Чаадаев уехал за гра­ницу, думал — навсегда, но через 3 года, то есть в 1826 г., решил возвратиться. На границе его арестовали, так как было известно о его связях с декабристами и членстве в Со­юзе благоденствия и в Северном обществе. После освобож­дения его отдали под строгий надзор московского военного губернатора. В 1826—1836 гг. Чаадаев пережил глубочайший внутренний кризис. Жил он в этот период то в Москве, то в Алексеевской. Несомненно, что именно в этот период сло­жилось его философское видение прошлого и будущего Рос­сии, которое он изложил в «Философских письмах». Причи­ны застоя в России он объясняет обгцественными условия­ми в стране. В отличие от декабристов Чаадаев полагал, что путь к стабильному прогрессу в России не в политическом перевороте, а в распространении просвегцения, в создании условий для формирования и мужания нравственно здоровых, грамотных и образованных россиян. Этот трактат был опубликован в 1836 г. в журнале «Телескоп», что навлекло се­рьезные неприятности на его издателя. Журнал закрыли, а Чаадаева по приказанию щря Николая I насильственно под­вергли медицинскому освидетельствованию и официально признали сумасшедшим. Однако в 1837 г. пришла резолюция Николая I: «Освободить от медицинского надзора под усло­вием не сметь ничего писать». Тем не менее в 1837—1838 гг. Чаадаев написал «Апологию сумасшедшего», вышедшую уже после его смерти. В ней он предсказал, что Россия «сможет решить большую часть проблем социального порядка». J.’ці­леє он утверждал: «…Я не научился любить свою родину с закрытыми глазами, с преклоненной головой, с запертыми устами. Я нахожу, что человек может быть полезен своей стране только в том случае, если ясно видит ее; я думаю, что время слепых влюбленностей прошло… я полагаю, что

мы пришли после других для тогоу чтобы делать лучше их, чтобы не впадать в их ошибки, в их заблуждения и суеве­рия». К 1830-м гг. он стал завсегдатаем Английского клуба, был почетным гостем салонов и гостиных, раз в неделю по понедельникам принимал у себя. Его воспринимали как нрав­ственного учителя. Здоровье его ухудшалось, и с 1831 г. Ча­адаев никуда уже не выезжал из Москвы, где умер в 1856 г. Его похоронили в Арнском монастыре, рядом с могилой Е. С. Но­ровой (1799—1835), с которой у него был единственный в его жизни роман, оборвавшийся с ее смертью. П. Я. Чаадаев не хотел посвящать чужих людей в свою частную жизнь. Незадолго до смерти он сжег всю свою переписку, в том чис­ле и с А. С. Пушкиным.

Рядом с бывшей усадьбой Алексеевская, около канала им. Москвы и в 6 км от железнодорожной станции Орудьево, на­ходится деревня Надеждино. Здесь была усадьба отца де­кабриста В. С. Норова — С. А. Норова, куда его сын был выс­лан в 1838 г. В. С. Норов был участником войны 1812 г., оста­вил ценные рисунки и записки о военных походах 1812— 1813 гг. (опубликованы в 1834 г.). С 1818 г. он был членом Тайного общества декабристов. На следствии В. С. Норов от­казался давать показания, отбыл несколько лет в заключении в Петропавловской крепости, в Свеаборге и Бобруйске; в 1835 г. был сослан на Кавказ солдатом. Из-за болезни ног в 1838 г. его выслали в Надеждино под надзор отца — С А. Но­рова, монархиста и жестокого крепостника. В Надеждино сохранились остатки старой усадьбы.

К востоку от канала находится поселок Вербилки. В 6 км от железнодорожной станции Вербилки расположен соб­ственно поселок городского типа с тем же названием. В нем находится один из старейших фарфоровых заводов нашей страны, основанный в 1766 г. по инициативе ФЯ. Гарднера. В самом начале здесь работали мастера из Тюрингии, затем их сменили русские местные мастера. При заводе есть му­зей, рассказывающий о его истории. В XVIII—XIX вв. он счи­тался одним из лучших фарфоровых заводов России. Здесь делались вазы, сервизы, разнообразные фарфоровые чашки и чайники, а также фарфоровые статуэтки. Продукция раз­личалась по качеству, художественному оформлению и, ко­нечно, по цене. С 1891 г. заводом владел Кузнецов, «кузне­цовский фарфор» был широко известен и высоко ценился в России. На первый план в этот период вышли коммерческие цели, и продукция завода отчасти утратила художественную ценность, хотя в небольшом количестве выпускались и вы­сококачественные изделия. В наши дни Дмитровский фар­форовый завод в Вербилках выпускает как высокохудоже­ственные изделия из фарфора, так и рядовую посуду. Мно­гие известные российские художники и скульпторы сотруд­ничают с этим заводом. Здесь находится акционерное обще­ство «Фарфор Вербилок».

Далее теплоход продолжает свой маршрут по Талдом­скому району Московской области. Это самый северный и один из самых благополучных в экологическом плане райо­нов Подмосковья. Именно в нем основан единственный в Европе заказник «Журавлиная родина». Почти в центре Талдомского района, в некотором удалении от канала, нахо­дится древний город Талдом. Первое упоминание в доку­ментах о селении Талдом относится к 1677 г. Точное проис­хождение названия не известно, хотя некоторые считают «Талдом» производным от финских слов, имеющих корень «тал», «тало» — дом, «талоус» — хозяйство, «талоуден» — хо­зяйственное. До конца XVIII в. деревня Талдом принадлежа­ла тверскому архиепископу, в 1799 г. она отошла к казне и оставалась в составе казенных земель до 1861 г. Местное на­селение из-за малоземелья издавна занималось промыслами, в основном скорняжным и кожевенным. Отмена крепост­ного права форсировала развитие промыслов. К концу XIX в. Талдом был уже известным центром обувного производства, в начале XX в. оставался крупным торговым селом, центром скорняжного и кожевенного промыслов. Изделия талдомс­ких башмачников были известны в разных частях России, их охотно покупали в обеих столицах и во всех городах. В 1920 г.

селение Талдом было преобразовано в город, который стал районным центром. В Талдоме работают обувная и швей­ная фабрики, заводы легких металлических конструкций, асфальтобетонный, молочный, хлебокомбинат. В городе есть (с 1920) Краеведческий музей.

В 1922 г. в деревне Костино, вблизи Талдома, поселился писатель М. М. Пришвин (1873—1954), опубликовавший об этом «крае башмачников» ряд очерков под общим названи­ем «Башмаки», в которых рассказал об истории, природе, хозяйстве этих мест. В 1924 г. по его инициативе было ос­новано общество по изучению местного края. Общество кра­еведов издало книгу «Кустарный рай», брошюру «Ярмарка», 3 номера журнала «Башмачная страна». В Талдомском крае­ведческом музее экспозиции рассказывают о жизни на тал­домской земле М. М. Пришвина и М. Е. Салтыкова-Щедрина.

К востоку от трассы канала, в северной части Талдомского

image25

Предметы из орденского Александровского сервиза. Завод Гарднера. 1780-е гг.

района, в селе Маклаково в 1996 г. возрожден Александров­ский женский монастырь, основанный в конце XIX в. Алек­сандровский женский монастырь был создан в имении и на средства калязинского купца ИА Бачурина. Монастырь был им построен в благодарность Господу Богу за избавление от гибели во время крушения царского поезда 17 октября 1888 г. императора Александра III и членов его семьи. Вначале в 1895 г. в селе Маклаково была открыта женская община, ко­торую в 1906 г. переименовали в монастырь. В монастыре были построены большой каменный собор во имя святого Александра Невского (освящен в 1897) и домовый храм в честь иконы Богоматери «Утоли моя печали» (освящен в 1896), оба они были возведены на средства купца ИА Бачу­рина Рядом с собором возвели каменную 4-ярусную коло­кольню в 1898 г. Комплекс монастыря включал многочислен­ные разнообразные постройки, которые были окружены ка­менной оградой. Главной святыней монастыря была местно­чтимая икона «Утоли моя печали», которую сюда прислали с Афона Ежегодно в престольные праздники в монастыре уст­раивались крестные ходы, привлекавшие сюда большое чис­ло богомольцев, для которых в монастыре была возведена го­стиница При обители работала церковно-приходская школа с 1898 г. Сестры обители исполняли разные послушания, в том числе печение просфор, полевые работы, шитье церковных облачений, клиросное пение, чтение Псалтири. У Александ­ровского монастыря было подворье в Санкт-Петербурге. В 1927—1932 гг. последние насельницы были вынуждены покинуть монастырь, который окончательно закрыли в начале 1930-х гг. В монастырских корпусах разместили больницу, шко­лу, почту, часть помещений отдали под жилье. В 1933 г. был от­крыт приход храма во имя святого благоверного князя Алек­сандра Невского. В 1996 г. Александровский женский монас­тырь возродился. В монастыре действуют снова оба храма: во имя Александра Невского и в честь иконы «Утоли моя печа­ли». В монастыре сестры расписывают, выполняют художе­ственную резьбу по дереву, работают в огороде, выполняют раз­ные другие послушания в монастырском хозяйстве. С 1998 г., когда в обитель стали приезжать паломники и даже группы па­ломников (в основном школьники и учителя) из разных горо­дов и сел, сестры стали проводить экскурсии, показывать ду­ховные спектакли и видеофильмы по православной тематике. В монастыре сохранились далеко не все постройки, некоторые из них были разобраны в советский период. Кроме большого собора во имя святого благоверного князя Александра Невского и домового Храма в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали», от монастырских строений сохранились каменная 4-ярусная колокольня, келейный корпус, ряд других строений.

В Талдомском районе многие селения связаны с именем великого русского сатирика, публициста, демократа-просве — тителя М. Е. Салтыкова-Щедрина, который либо жил в них, либо описал в своих произведениях. Так, в «Господах Голов­левых» и «Пошехонской стороне» он описал селения Спас­Угол, Ермолино, Бревново, Малиновец, Семино, Николо-Кро — потки и озеро Золотая Вешка Село Спас-Угол — старин­ная родовая вотчина Салтыковых, где в 1826 г. родился и провел детские годы М. Е. Салтыков-Щедрин, расположено в 32 км от станции Талдом. Здесь у Салтыкова-Щедрина по­явился первый учитель — крепостной живописец Павел Дмитриевич. Писатель всегда вспоминал его с особой благо­дарностью и теплотой. С 1836 г. Салтыков-Щедрин уже не жил в этой усадьбе, но приезжал сюда регулярно. Последний раз он был здесь в 1874 г. на похоронах матери. До наших дней усадебный дом не сохранился, зато сохранились Пре­ображенская церковь, построенная в 1795 г., а также тра­пезная и колокольня, возведенные в первой половине XIX в. в стиле позднего классицизма. Возле этой церкви, у ее алтаря, похоронены мать и другие близкие родственники М. Е. Салты­кова-Щедрина. У села Спас-Угол очень древняя история, впер­вые оно упоминается в писцовой книге 1627 г. Разные проис­ходили в нем события, подчас совсем необычные. Так, в августе 1887 г. вблизи села приземлился воздушный шар, на котором ДИ. Менделеев совершал полет из Клина, чтобы наблюдать с высоты солнечное затмение Рядом с селом Спас-Угол находит­ся село Ермолино, где была усадьба матери М. Е. Салтыкова-

Щедрина, приобретенная ею в 1836 г., а позже принадлежав­шая брату писателя — И. Е. Салтыкову. М. Е. Салтыков-Щед­рин приезжал в Ермолино в 1853—1879 гг. В его произве­дении «Пошехонская старина» Ермолино выведено под на­званием «Бубново». Сейчас здесь сохранились только некото­рые служебные постройки и старинный парк.

Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин

(Салтыков, 1829—1889) родился в селе Спас­Угол, учился в Московском дворянском инсти­туте, затем — в Царскосельском лицее, служил в Петер­бурге в канцелярии Военного министерства. В молодости увлекался идеями утопического социализма, общался с чле­нами кружка М. В.Петрашевского. М. Е. Салтыков опублико­вал еще молодым человеком злободневные повести «Про­тиворечия» и «Запутанное дело», из-за них его выслали в 1848 г. (ему 22 года) в Вятку. В 1856—1858 гг. он снова стал жителем Петербурга, стал служить в Министерстве внут­ренних дел. Крепостнические порядки и административно­чиновничий произвол он продолжил обличать в своем новом произведении «Губернские очерки», которые вышли под псев­донимом Н. Щедрин в 1856—1857 гг. (ему 30—31 год). По­том он был вице-губернатором в Рязани, в 1860 г. был на­значен губернатором Твери. Салтыков происходил из древ­ней дворянской семьи, жил на средства, которые зараба­тывал на государственной службе или литературным тру­дом, хотел использовать свои знания и таланты во благо Отечества. Он рано уяснил произвол чиновничьей власти, отгадал главным образом внешнее стремление властных и исполнительных структур изображать движение к ре­формам, а на деле не способных их грамотно обосновать и последовательно проводить. Салтыков критиковал ре­форму 1861 г. об отмене крепостного права; в своих ста­тьях проповедовал идею полного уничтожения крепостно­го права в России. Он знал возможности, плюсы и минусы статуса государственного чиновника, знал, что не безопас­но критиковать порядки в России (помнил ссылку в Вят­ку), но быть слепым исполнителем чужой воли, по сути, при начальниках холуем при плодоносном, служебном мес­те, не мог. Салтыков осознавал себя не столько чиновни­ком, сколько прежде всего гражданином, ответственным за судьбы своей Годины и соотечественников. Он видел, как наглые чиновники умеют стать главными лицами чуть ли не во всех хозяйственно-экономических ситуациях, осознал неспособность власти ставить их на место. Салтыков вы­ступал против самодурства и самоуправства чиновников, пытался защищать интересы крестьян. Человек хорошо образованный, здравомыслящий, смелый, умеюгций грамот­но и действенно обличать порядки в России тех лет, влас­ти был не нужен. Неудивительно, что Салтыков оказался в отставке, не смог сохранить пост тверского губернатора. Пребывая в отставке с 42 лет, он более двух десятилетий полностью отдал себя малоприбыльному литературному творчеству, талантом русского писателя плодотворно служил своей Родине, своему народу.

image26

Плотина в районе Дубны

В 128 км от Москвы, на реке Волге, неподалеку от впаде­ния в нее реки Дубны, расположен город Дубна. В XVIII в. здесь было основанное князем Юрием Долгоруким поселе­ние, выполнявшее таможенные функции, позже его сожгли новгородцы. Через два века на его месте возникли село Го­родище и деревня Иваньково. В середине XX в. возник г. Дуб­на. В городскую черту Дубны в 1957 г. включили близлежа­щие поселения: Большая Волга, Александровка, Козляки, Ново-Иваньково, Ратмино, Юркино.

Проектные и изыскательские работы по

строительству в СССР мощного протонного ускорителя синхроциклотрона начались в 1947 г. В 1949 г. этот ускоритель был пущен, в то время он был крупней­шим в мире. С этого момента в нашей стране приступи­ли к исследованиям в новой области науки — эксперимен­тальной физике высоких энергий. У деревни Ново-Иванько — во для обслуживания нового научного центра в 1954 г. создали жилой поселок. В 1956 г. представители правительств со­циалистических государств подписали соглашение о созда­нии в нем на базе лаборатории по изучению ядерных про­цессов Объединенного института ядерных исследование получившего со временем мировую известность. В 1956 г. этот поселок получил статус города, основной его функ­цией была и остается наука. С 1961 г. в городе Дубна рабо­тает филиал НИИ ядерной физики МГУ им. М. В. Ко моно­сова. В 2001 г. г. Дубна получил статус наукограда, что при­несло городу значительные налоговые льготы. В Дубне живут почти 70 тыс. жителей. Город отличается высоким уровнем градостроительного и экологического комфорта. В Дубне со­хранилась Церковь похвалы Богородицы, построенная на сред­ства Е. Р. Вяземской в 1827 г. рядом с остатками бывшей усадьбы князей Вяземских.

К западу от города Дубна располагается Иваньковское водохранилище, или Московское море. Площадь его зер­кала — 327 кв. км, длина — 120 км, средняя глубина — 3,4 м (максимальная — 19 м). Это — самое крупное водохранили — гце в системе канала им. Москвы, поэтому его часто называ­ют Московским морем Оно было заполнено водой в 1937 г. Гидроузел состоит из бетонной водосливной и земляной пло­тин, ГЭС и однокамерного судоходного шлюза (это шлюз № 1 канала им Москвы). Максимальный объем водохрани­лища —1120 млн куб. м, длина водохранилища —120 км На берегах Иваньковского водохранилища и его заливов суще­ствует много колоний водоплавающих птиц (более 50 видов).

Дальше значительная часть маршрута связана с самой из­вестной русской рекой Волгой и ее древними городами, распо­ложенными на трассе этого туристического пути. Трасса тури­стического маршрута на его участке от Дубны и уже вне Мос­ковской области до Рыбинска дает возможность оценить кра­соты великой русской реки Волги, ее пойменных местностей, ряда известных русских древних городов — Кимры, Калязин, Углич, Рыбинск и других. Развитие этих и многих других окре­стных поселений связано в большой мере именно с Волгой, ее природными особенностями и хозяйственным значением

Река Волга (древнее название Ра, в Средние века — Итиль) — наиболее известная река России, являющаяся крупнейшей рекой в Европе. Ее протяженность 3530 км, она берет начало на Валдайской возвышенности, впадает в Кас­пийское море, образует обширную дельту, площадью 19 тыс кв. км Волга имеет около 200 притоков, наиболее крупные из них Ока, Сура, Свияга (справа) и Молога, Ветлуга, Кама, Самара, Б. Иргиз (слева). Река скована льдом с конца нояб­ря (или начала декабря) до апреля, а в ее низовье — до сере­дины марта. Купальный сезон здесь длится от 75 до 120 дней. В ней обитает до 70 видов рыб, в том числе 40 промысловых. Волжская вода используется для водоснабжения населения, хозяйственных целей, для орошения.

Волга соединяется с Балтийским морем Волго-Балтий­ским водным путем, с Белым морем — Северо-Двинской си­стемой и Беломоро-Балтийским каналом, с Москвой-ре — кой — каналом им. Москвы, с Азовским и Черным моря­ми — Волго-Донским каналом.

Волга протекает по территории трех экономических рай­онов: 1) Центрального — по областям Московская, Тверская, Ярославская, Костромская, Ивановская; 2) Волго-Вятского — Нижегородской области, Республикам Чувашия и Марий Эл; 3) Поволжского — республике Татария, областям Ульянов­ская, Саратовская, Волгоградская, Астраханская и Республи­ке Калмыкия. Крупнейшие города и речные порты на Волге: Тверь, Рыбинск, Ярославль, Кострома, Нижний Новгород, Чебоксары, Казань, Ульяновск, Тольятти, Самара, Саратов, Волгоград, Астрахань.

В верховьях Волга проходит через Верхневолжские озе­ра, сток которых регулируется плотиной. Ниже по течению Волги находится каскад гидроэлектростанций (ГЭС) с водо­хранилищами. Активное строительство ГЭС в России нача­лось с 1920 г. в процессе реализации плана ГОЭЛРО. Харак­терной чертой советского гидроэнергостроительства стало сооружение каскадов ГЭС. Каскад ГЭС — это группа ГЭС, расположенных по течению реки. В каскадах ГЭС электро­станции располагают ступенями по течению реки, и каж­дая из них последовательно использует энергию водного сто­ка. На крупных равнинных реках созданы гидроузлы, состо­ящие из плотины, водохранилища, шлюзов для пропуска су­дов, рыбоходов. Создание гидроузлов позволяет одновремен­но решать несколько задач: вырабатывать электроэнергию, орошать земли, обеспечивать хозяйство водой, улучшать ус­ловия судоходства, способствовать поддержанию и развитию рыбоводства и рыболовства.

Среди волжских ГЭС: Иваньковская, Угличская, Рыбин­ская, Нижегородская (Горьковская), Чебоксарская, Волж­ская I (Самарская, ранее им. В. И. Ленина), Саратовская, Вол­жская II (Волгоградская, ранее им. XX съезда КПСС; круп­нейшая ГЭС на Волге).

Строительство значительного числа ГЭС на Волге (как и других реках) имеет свои достоинства и недостатки. Досто­инства ГЭС: 1) используют неисчерпаемые ресурсы; 2) про­сты в запуске и управлении; 3) не требуют большого числа работающих (число работающих на ГЭС в 15—20 раз мень­ше, чем на ГРЭС, если они равной мощности); 4) имеют вы­сокий КПД — более 80 %; 5) производят самую дешевую электроэнергию (производство электроэнергии на ГЭС в че­тыре раза дешевле, чем на ТЭС); 6) улучшают условия судо­ходства на реках (благодаря повышению уровня воды в во­дохранилищах увеличиваются глубины рек); 7) облегчаются условия орошения близлежащих сельскохозяйственных уго­дий (по оросительным каналам и в засушливых районах вода отводится на поля). Недостатки ГЭС: 1) требуют больших ка­питаловложений на строительство; 2) имеют длительные сроки строительства; 3) их строительство связано на равни­нах со значительными потерями земель, причем лучших — пойменных, отличающихся высоким плодородием; 4) доля ГЭС в производстве электроэнергии меньше, чем их доля в суммарной мощности всех электростанций; 5) при создании водохранилищ неизбежным является переселение жителей из затапливаемых населенных пунктов, что требует очень больших расходов; 6) при создании плотин на равнинной ме­стности повышается уровень грунтовых вод, что ведет к за­болачиванию и засолению почвы; 7) плотины мешают раз­витию рыбного хозяйства, они мешают миграции рыб (со­здаваемые рыбоходы дают малый эффект) и тем самым ухуд­шаются условия рыбоводства и рыболовства; 8) вода в водо­хранилищах (в отличие от речной, проточной) застаивается, становится накопителем грязи и вредных отходов (это осо­бенно опасно в густонаселенных промышленных районах); 9) социально-психологические последствия от создания крупных водохранилищ при ГЭС; 10) выработка электро­энергии на ГЭС зависит от климатических условий и меня­ется по сезонам.

В связи со строительством ГЭС на Волге были созданы водохранилища, в том числе Самарское (ранее Куйбышев­ское), Волгоградское. В связи со строительством водохрани­лищ режим реки в значительной мере зарегулирован. На бе­регах Волги созданы заповедники и национальные природ­ные парки, в том числе Волжско-Камский заповедник, Жи­гулевский и Астраханский заповедники, природные нацио­нальные парки Марий Чодра и Самарская Лука. Сохраняет­ся тенденция увеличения площади и числа охраняемых при­родных территорий.

Поскольку экологическое состояние Волги за последние десятилетия существенно ухудшилось, в 1989 г. был учреж­ден общественный Комитет спасения Волги, постепенно уве­личивается внимание государственных структур к решению экологических проблем этой великой русской реки.

Этот туристический маршрут позволяет познакомиться с рядом крупнейших природных и искусственных озер России, Европы, мира. Среди них Ладожское, Онежское и Белое озера, водохранилища Рыбинское, Угличское и др. (см. табл. № 1).

Покинув территорию Московской области, теплоход про­должает свой маршрут по Тверской области и проходит Уг­личское водохранилище, продолжающееся и в соседней Ярославской области.

Угличское водохранилище, созданное на р. Волге, было образовано плотиной Угличской ГЭС — первой построен­ной на этой реке (Угличская и Рыбинская ГЭС входят в Вол­жский каскад № 1). Угличское водохранилище было созда­но в 1939—1943 гг.; его площадь 249 кв. км, наибольшая ши­рина 5,5 км, длина 143 км, глубина до 23,2 м, объем 1,25 куб. км. Это водохранилище создало глубоководный подход к ка­налу им. Москвы; оно осуществляет сезонное регулирование стока, обеспечивает круглогодичную работу ГЭС, имеет зна­чение и как транспортная артерия. Водохранилище исполь­зуется для целей водоснабжения, рыболовства, рекреации. Продолжительность купального сезона здесь до 90 дней. На Угличском водохранилище расположены древние русские города Кимры, Калязин, Углич и др.

Первым волжским городом на трассе теплохода от Мос­квы является ныне средний по людности г. Кимры (около 60 тыс. чел.). Кимры — это город, районный центр в Твер-

Таблица № 1

Крупнейшие озера и водохранилища России и некоторые крупнейшие озера и моря зарубежных стран

п/п

Наименование

Площадь водной поверхности, кв. км

Наибольшая глубина, м

1

Озера

Ладожское

17 700

230

2

Онежское

9700

127

3

Белое

1284

6

4

Чудско-Псковское

3500

15

5

Байкал

31 500

1620

6

Каспийское (море)

376 000

1025

7

Аральское (море)

36 500

54

8

Иссык-Куль (Азия)

6200

668

9

Виктория (Африка)

68 000

80

10

Мичиган (Сев. Америка)

58 000

281

1

Волохоанил иш а

Иваньковское

327

19

2

Угличское

249

23

3

Рыбинское

4580

до 19—30

image27

Кимры

ской области, расположенный на р. Волге при впадении в нее речки Кимерка. Напротив Кимр, на правом берегу Волги, на линии Москва — Калязин, находится железнодорожная станция местного значения — Савелово. В городе на левом берегу Волги расположен порт. Кимры впервые упоминают­ся в грамоте царя Ивана Грозного в 1546 г., так что это по­селение имеет солидный возраст — чуть меньше чем полты­сячи лет (463 год в 2009 г.); статус города оно получило толь­ко в 1917 г., так что городу Кимры исполнилось 90 лет в 2007 г. Кимры имеют давнюю хозяйственную историю, с XVII в. это поселение рке было известно как центр коже­венно-обувного промысла. В начале XX в. Кимры славились как одно из наиболее крупных и промышленных сел Твер­ской губернии, мало того — это был крупный, хорошо заре­комендовавший себя неординарный центр кожевенно-обув­ной промышленности. Жители Кимр шили надежные и кра­сивые сапоги, чемоданы, кожаные сумки, изготовляли из кожи и некоторую другую продукцию. Но особенно слави­лись сшитые здесь сапоги. Здесь шили сапоги для армии царя Петра I, в них русские солдаты разбили Наполеона, прошли Европу и с победой вступили в Париж. Традиция изготовле­ния надежной обуви продолжилась в Кимрах и в более по­здние времена; в царский, советский и постсоветский перио­ды. Первая технически оснащенная фабрика в Кимрах была построена только в 1907 г., так что фабричное производство развивается здесь уже 100 лет. В 1901 г. вблизи Кимр была по­строена железная дорога. После строительства железнодорож­ной станции Савелово на правом берегу Волги позже был по­строен машиностроительный завод и поселок при нем В на­ши дни Савелово и возникший в 1960-е гг. на правом берегу Волги поселок Южный входят в состав города Кимры. Райо­ны современного города Кимры находятся на левом и пра­вом берегах р. Волги, их соединяет автомобильный мост.

Градообразующая база Кимр складывалась длительное время, ее основу составляют предприятия кожевенно-обув­ной промышленности, машиностроения (особое значение имеет станкостроительный завод), легкой промышленности (швейная и трикотажная фабрики), мебельной промышлен­ности (фабрика).

В прошлом большие, значимые в масштабах всей России объемы производства кожевенно-обувной продукции в Ким­рах обеспечивали относительно высокий уровень благосос­тояния местного населения. Еще в 1847 г. кимрская кресть­янская община, — а это были главным образом отходники, занимавшиеся в основном кожевенным промыслом, — вы­купилась из крепостной зависимости у графини Ю. П. Са­мойловой. Это удалось осуществить не только благодаря со­бранной крестьянами очень большой сумме денег, но и бла­годаря воззрениям этой неординарной русской аристократ­ки (см. далее текст о Ю. П. Самойловой). (Как известно, в Рос­сии крепостное право было отменено только в 1861 г.)

Расположенный на Волге город Кимры имеет линейную планировку; в нем сложилась прямоугольная сетка улиц. Наиболее давняя часть Кимр сохранила целый ряд истори­ческих строений, представляющих определенный интерес с архитектурно-художественных позиций. Деловой центр Кимр сложился к началу XX в., рядом с соборной площадью, здесь были построены в псевдорусском стиле Гостиный двор, торговые лавки с аркадами, кирпичные дома в стиле модерн. В наши дни основную часть застройки этой части города со­ставляют 1—2-этажные дома с мезонинами, балконами, на­весами в виде широкой арки. Особый интерес представля­ют одноэтажные деревянные дома в стиле модерн, причем некоторые из них были построены в 1920-^ гг. На правом берегу р. Кимерка сохранилась Вознесенская церковь с вы­сокой колокольней (начало XIX в.).

Кимры как поселение с долгой историей и насыщенным промышленным развитием имеет и давние культурные тра­диции. В городе имеются драматический театр и краеведче­ский музей. Музей имеет своего рода уникальную экспозицию. В нем можно увидеть удивительную коллекцию обуви, дере­вянную скульптуру местного мастера — самоучки М. П. Аба — ляева и многое другое.

Судьба ряда интересных русских людей связана с г. Ким­ры и его окрестностями. Это, кроме Ю. П. Самойловой, скуль­птор-самоучка М. П. Абаляев, художник А. К. Саврасов, дра­матург А. Н. Островский (последние двое некоторое время жили здесь), писатель АА. Фадеев (родился в Кимрах), выда­ющийся авиаконструктор, академик АН СССР, генерал-пол­ковник, трижды Герой Социалистического Труда А. Н. Тупо­лев (1888—1972 гг., родился и провел детские годы в селе Пустомазово) и некоторые другие.

Трафиня Юлия Павловна Самойлова (в де­вичестве графиш Пален, 1803—1875) счита­ла, что главное в жизни — это свобода (тем более если сам можешь обеспечить ее, результативно использовать и со­хранить), умение осознавать и ценить доступные, хотя и временные радости краткой земной жизни, способность по­могать нуждаюгцимся.

Она сочувствовала крепостным крестьянам в их несво­боде, если видела в крестьянской общине силу и жизнеспо­собность, позволяла своим крестьянам выкупаться из кре­постной зависимости (что произошло и с кимрской крес­тьянской общиной). Трафиш Юлия Павловна приходила в крестьянские избы и бедные дома, щедро раздавала подар­ки, пособия, а также награды и пенсии, особенно она стре-

image28

Графиня Юлия Павловна Самойлова, удаляющаяся с бала с приемной дочерью Амацилией Паччини.

Картина К. П. Брюллова. Около 1842 г.

милась помогать одаренным, но нуждавшимся в помощи, финансовой и иной поддержке людям. Она стремилась к личной, неограниченной свободе в любви, в семье, не пони­мала необходимость разумных самоограничений и комп­ромиссов. Расплатой за ее страстную необузданную нату­ру стали три неудачных замужества, сполна неудовлет­ворявшие ее отношения с менявшимися ею любовниками, отсутствие так желаемых ею родных детей (у нее были только две воспитанницы, которых она вырастила и вы­дала замуж с большим приданым). Ее жизнь является на­глядным примером того, что свободолюбие, красота, бо­гатство, щедрость, широта натуры без разумных самоог­раничений счастья не приносят.

Графиня Самойлова была, несомненно, неординарной личностью, редкой красоты женщиной, принадлежавшей к высшей аристократии России, обладательницей колоссаль­ного состояния. Она — единственная россиянка, облик ко­торой запечатлел на своих полотнах великий живописец Карл Петрович Брюллов (1799—1852), влюбленный в нее (полотна «Графиня Ю. П. Самойлова с &жованиной Паччи — ни и арапчонком», «Портрет удаляющейся с бала графини Ю. П. Самойловой с приемной дочерью Амацилией Паччи — ни», «Последний день Помпеи» — на последнем полотне она стала моделью для двух персонажей); кроме того, ее портреты писали многие другие известные портретисты.

Эта красавица была в родстве с императрицей Екате­риной I (через ее мать — графиню М. П. Скавронскую), все­сильным фаворитом императргщы Екатерины II — Г. А. По­темкиным, влиятельным петербургским генерал-губернато­ром графом П. А. Паленом.

В 22 года фрейлина императрицы графиня Юлия фон дер Пален стала женой молодого, симпатичного, но не влюб­ленного в нее флигель-адъютанта графа Н. А. Самойлова (он любил другую девушку). Уже тогда говорили, что невеста с миллионным приданым, но из рода Скавронских (где все женщины отличались неземной красотой, но были плохи­ми женами), да еще и в роли навязанной жены счастья мужу не даст. Брак этот длился только один год. Самойлова была очень эмоциональной женщиной. Муж не был для нее единственным мужчиной; он не захотел прогцать ее изме­ны, а она не хотела быть нежеланной женой.

Расставшись с мужем, Самойлова поселилась в ее бога­тейшем имении Славянка под Петербургом, куда стала съезжаться вся молодая аристократия, где царили безгра­ничная вольность и веселье. Императору Николаю I не нра­вилась растущая популярность Самойловой в Петербурге, он дал ей совет покинуть Славянку, поселиться в другом месте. Она ответила императору: «Ездят не в Славянку, а к графине Самойловой. И где бы она ни была, будут продол­жать ездить к ней», рассердилась и уехала в Италию, где открылась «Новая Славянка». Огромное состояние Самой­ловой еще бо лее увеличилось после смерти воспитавших ее богатой бабушки (графиня Е. В. Энгельгардт-Скавронская, племянница и одна из любовниц Г. А. Потемкина, вторым браком графиня Аитта) и дедушки (богатый граф, италь­янец Ю. П. Аитта — отчим ее матери). У Ю. П. Аитта в России в официальном браке детей не было, но были трое внебрачных детей, двое из них были хорошо известны, а третьей якобы была именно Юлия (вот откуда типично итальянские черты в ее облике и положение единственной наследницы сиятельного итальянского графа). Так она ста­ла одной из самых богатых женщин не только России, но и Италии, где ей достались дворцы и виллы в Милане и его ок­рестностях с их несметными богатствами и художествен­ными сокровищами. Самойлова любила людей искусства: му­зыкантов, литераторов, художников. Она поддерживала людей одаренных, но придавленных нуждой; при ее колоссаль­ным состоянии оказание им финансовой помощи было не­обременительным делом для нее в России и Италии.

Близким другом Самойловой стал великий русский жи­вописец, дивный красавец со страстным, но и тяжелым ха­рактером К. П. Брюллов, которого современники называли русским Микеланджело, Тицианом, Рафаэлем. Ррафиня Са­мойлова не скрывала, что она — любовница художника Брюллова. 20 лет сохранялись их отношения, хотя у каж­дого из них были и другие увлечения. Для Брюллова она на­всегда стала Музой и главной привязанностью, а для Самой­ловой он оставался художественным Рением и прекрасным мужчиной, без общения с которым (даже через письма) она жить не могла. После сомнительной истории скоропали­тельной женитьбы почти 40-летнего Брюллова на очень молодой девушке со спорными качествами и через месяц разрыва его семейных отношений, клеветы в его адрес и травли в Петербурге, когда свет отвернулся от ранее про­славляемого художника, только 36-летняя Самойлова под­держала его, открыто высказывала сочувствие, подтверди­ла свои любовь и восхищение им. Все это дало ему новые силы творить и побеждать. Верность свою она доказала и тем, что помогала ему деньгами, что давало ему возмож­ность меньше думать о заботах жизни и сполна отдавать­ся творчеству. Выли слухи, что они хотят пожениться, но они этого не сделали, понимая, что формальные семейные узы не заменят им свободной любви и естественной привя­занности. Она пережила его на 23 года.

В 38 лет Ю. П. Самойлова и ее муж Н. А. Самойлов (пос­ле 16 лет раздельной жизни) решили воссоединиться и вме­сте жить в Славянке, но он внезапно умер в 1842 г. После этого она у ехала в Италию, поселилась на живописной вил­ле в Милане, где ее друзьями и поклонниками — как и в Рос­сии — стали музыканты, художники, поэты. Среди них были Г. /уэницетти, В. Беллини, Аж. Россини, Аж. Верди, а также ее соотечественники В. А. Жуковский, Ф. И. Тютчев, С. Ф. Щедрин, А. И. Тургенев и другие творческие личности, которым она всегда гцедро помогала.

В 43 года Самойлова безумно влюбилась в простого ита­льянского провинцгшльного оперного певца с романтической внешностью и дивным голосом тенора, вышла за него замуж, стала просто синьорой Перри. Вторичное замужество за границей и муж-иностранец лишили ее русского подданства и титула графини. Ей пришлось продать в России свои име­ния. Меньше года продолжалось это ее замужество: молодой муж умер в Венеции от чахотки (туберкулеза). Она похо­ронила его не на его родине в Италии, а в Париже и осталась жить во Франции. К этому времени она поняла, что потеря графского титула — оплошность, лшиаюгцая ее положения в обгцестве и ощутимых благ. В 60 лет она стала женой 64-летнего французского дипломата графа Карла Морнэ. Ей был нужен не полунищий муж, а его графский титул; она ста­ла графиней де Морнэ. После венчания они разъехались, за полученный графский титул она выплатила новому мужу колоссальную денежную субсидию. Самойлова почти 40 лет провела в Италии и Франции, где у нее были имения, дворцы, дома. Затраты на ее последних двух мужей пробили ощу­тимую брешь в ее состоянии. Она называла себя, как рань­ше, графиней Самойловой (после того, как разошлась с пос­ледним мужем). Возраст и оскудевшее состояние заставили ее жить тише и скромнее. Она умерла в Париже в возрасте 72 лет, похоронили ее в Париже на кладбище Пер-Лашез в одном склепе с ее вторым мужем Перри.

Александр Александрович Фадеев (1901 —

1956) — советский писатель и общественный деятель, внешне благополучный, красивый, обеспеченный и обласканный советской властью человек. Совсем немногие знают о его личной трагедии как творческой личности, об-

image29

Писателъ А. А. Фадеев

манутой ложными идеалами, прикормленной и постепенно приученной к получению благ от властъпредержащих взамен выполнения сомнительных поручений от них с последующи­ми самоуничтожаюгцими угрызениями совести, многолет­ним кошмаром душевно-нравственных мучений, приведших его к самоубийству в возрасте 55 лет.

А. А. Фадеев родился в селе Кимры, раннее детство провел в Вильно и Уфе, с 1908 г. с родителями переехал на Арльний Восток. В 1912— 1919 гг. он учился во Владивостокском ком­мерческом училище, но ушел из него не закончив 8-го класса. В годы Рражданской войны Фадеев активно участвовал в бо­евых действиях наМльнем Востоке, в бою под Спасском был ранен. В 1921 г. он был делегатом X съезда РКП(б), т. е. уже в 20 лет был убежденным болъшевиком-партищем. Участво­вал в подавлении, как тогда говорили и писали, «Кронштадт­ского мятежа», был снова ранен. Затем после лечения и де­мобилизации он остался в Москве, стал студентом Москов­ской горной академии, но долго учиться там не смог, ушел со 2-го курса, решив посвятить себя литературной деятель­ности. Свою первую законченную повесть «Разлив» он напи­сал в 1922—1923 гг., в 1925—1926 гг. работал над романом «Разгром». В годы Великой Отечественной войны (1941 — 1945) А. А. Фадеев был корреспондентом газеты «Правда» и Совинформбюро. В 1943 г. он выезжал в освобожденный от фашистов Краснодон, собранный им там материал лег в основу его романа «Молодая гвардия», удостоенного Росу дар­ственной премии СССР в 1946 г. Происхождение из искон­ной русской глубинки, события биографии А. А. Фадеева, его коммунистическая убежденность, а также искренняя влюб­ленность в И. В. Сталина выделяли его в среде литераторов тех лет. Он в 1926—1932 гг. был одним из руководителей Российской ассоциации пролетарских писателей (РАПП), с 1934 г. был заместителем председателя оргкомитета Со­юза советских писателей, членом правления и президиума Союза писателей СССР, в 1939—1944 и. — генеральным сек­ретарем и председателем правления Союза писателей СССР, в 1947 г. возглавил Комитет по Сталинским премиям в об­ласти литературы и искусства, но в 1954—1956 гг. (после смерти И. В. Сталина в 1953 г.) — стал всего лишь одним из 11 секретарей правления Союза писателей страны. В совет­ский период добиться членства и титулов в Союзе писате­лей СССР, дававшем солидные блага и льготы его членам, можно было главным образом гиеной угодливой службы и про­славления коммунистических идеалов и советских реалий. Фадеев с каждым годом упрочивал свои позиции на обще­ственно-политическом поприще. Он стал (1939 г.) членом Центрального Комитета КПСС, депутатом Верховного Со­вета СССР (с 1946 г.).

Административная карьера и творчество очень редко успешно сочетаются. Вот и получилось, что литературных трудов у А. А. Фадеева оказалось немного: ролшн «Разгром» (1927 г.), ролшн «Молодая гвардия» (1945 г., новая редакция 1951 г.), роман «Последний из Удэгэ» (ч. 1—4,1929— 1940 гг., не закончен), роман «Черная металлургия» (не завершен), статьи о литературе. Фадеев не мог не выполнять указа­ния, приказы советских и плртийньос лидеров, даже если он их осуждал и считал бесполезными, а то и порочными. Он был вынужден служить «двум богам»: властям и народу, — что не всегда удачно сочеталось. Раздвоенность личности стала его личной трагедией. Он карал, наказывал, притес­нял неугодных властям литераторов, по при этом умудрял­ся нередко и помогать им. Например, в 1939 г. Фадеев запре­тил публикацию стихов А. А. Ахматовой в Московском аль­манахе, но одновременно ослопотал для нее о жилье и персо­нальной пенсии. В 1940 г. Фадеев решил выдвинуть книгу

А. А. Ахматовой на Сталинскую премию, а в 1946 г. он обви­нил ее в барском отношении к народу, тем не менее в 1956 г. он пытался помочь освобождению из тюрьмы Аьва Гумеле — ва, ее сына. Он вступился также за Оксмана, Заболоцкого, во время блокады Аенинграда благодаря его усилиям были выве­зены из осажденного города погибавшие там Пантелеев, Габ- бе, Любарская (по А. К Чуковской и О. Мозговой).

Вероятно, А. А. Фадеев реально осознавал свои скромные литературные способности и в большой мере случайность вынесения его на гребень славы и попадания в номенклатур­ную колею, но расстаться с ними не смог. Год от года его душевные депрессии учащались и углублялись, он искал уте­шения в спиртном. Выли многодневные пьяные загулы в со­мнительных компаниях, особенно на даче и шалманах Пе­ределкино и его окрестностях. Вечное душевное неспокой­ствие и неудовлетворенность собой, неспособность тво­рить — писать романы, повести, дельные статьи, созна­ние своего зависимого положения от властьпредержащих, а также склонность к алкоголизму отрицательно сказались на его личной жизни. Он был очень красивым, высоким стат­ным мужчиной, как говорили, с гипнотическим обаянием, имел ошеломляюгций успех у женщин. Его первой женой была писательница Валерия Герасимова, они не сошлись харак­терами, через 7 лет их брак распался. Его второй женой ста­ла знаменитая красавица-актриса и секретарь парторгани­зации МХАТ а Ангелина Осиповна Степанова, но их союз не мог быть и не стал счастливым. Она была женщиной гор­дой, с очень сильным характером, была полностью увлече­на театром, сил и времени у нее для мужа и сына почти не было. У Фадеева было много сердечных увлечений, были бур­ные романы на стороне, с которыми А. О. Степанова ми­риться не желала. Он при этом нередко месяцами пребывал в кремлевской больнице, где его выводили из запоев и лечили очередную депрессию. После смерти Сталина он перестал почитаться советским «писателем № 1», новым лидерам партии и государства он был не нужен (его уже никуда не при­глашали, не спрашивали советов, не принимали даже по его личной просьбе). К этому времени он совсем отвык от обыч­ного писательского труда за письменным столом, находил утешение в водке и развлечениях с женщинами. В 1956 г. он победить свою очередную депрессию не смог и застрелился в возрасте 55 лет. Первым его увидел мертвым 11-летний сын Миша, что стало для него непоправимым горем. Но доброе начало и честь Фадеев сполна не потерял. Его самоубийство (выстрел прямо в сердце) было актом протеста против политики партии в области литературы и искусства. Он этом написал в своей оставленной предсмертной записке. Фадеев, вне сомнения, жалел, что выполнял при порочных ли­дерах их указания, следовал их темным желаниям (в том числе подписывал бумаги, которые обрекали на смерть или отправляли в тюрьму, лагерь писателей, возглавил антисе­митскую кампанию в советской литературе и т. п.). Вне­брачная дочь АЛ. Фадеева Маиса (от поэтессы, вдовы Марга­риты Иосифовны Алигер), ставшая впоследствии по мужу — немецкому поэту — Марией Энценсбергер, покончила с со­бой в Аондоне. Самоубийство дочери подтверждает генети­ческий характер недуга писателя. Первые проявления душев­ной болезни обнаружились у него примерно в ЗО лет. С года­ми он стал душевно тяжелобольным человеком (что усугуб­лялось действительностью того времени), нуждался в пси­хиатрическом лечении, но вылечить его тогда не могли, а скорее всего — и не хотели.

Поблизости от Кимр имеются интересные исторические населенные пункты. В относительно новом промышленном поселке Белый Городок с населением около 3 тыс чел, в ус­тье р. Хотчи, зимует флот Московского речного пароходства, здесь речники строят и ремонтируют суда (имеется неболь­шой судостроительно-ремонтный завод). В поселке сохрани­лась Входоиерусалимская церковь с колокольней в стиле клас­сицизма (1812—1825). Раньше около Белого Городка находи­лась усадьба героя Бородинской битвы 1812 г. генерала Ша­тилова; от нее сохранились только храм во имя Николая Чу­дотворца (1838) и 3-ярусная колокольня в стиле русского клас­сицизма. В этих местах родился еще один герой войны 1812г. — генерал от инфантерии Д. С. Дохтуров (1756—1816). По одной из версий, в 2 км от Белого Городка, в бывшей усадь­бе Боярино-Салтыково, во владениях князя Салтыкова родил­ся и часто бывал Борис Федорович Годунов.

Борис Федорович Бодунов (1552—1605) ока­зался жертвой своего честолюбия, болезненно­го стремления к единоличной власти и по большому счету

политической недальновидности. Вспоминая о его судьбе, ду­маем о том, что за проступки,, грехіг рано ш поздно, но не­пременно приходится отвечать, причем не только лично проштрафившемуся человеку, но и его семье, 0 том числе де­тям. Судьбы царя Бориса Федоровича Годунова (царь с 1598 г.), его сына царя Федора (1589—1605 г., царствовал два месяца: апрель и май 1605 г.), дочери Ксении (1582—1622), жены Марии Годуновой (дочь опричника Малюты Скурато­ва) подтверждают это. Хотя Борис Годунов был ловким по­литиком, хорошим, верным мужем и замечательным отцом (уделял большое внимание воспитанию и образованию де­тей), судьба его семьи оказалась грустной, род его пресекся.

Царь Борис Годунов сполна ощутил горечь неудачливого монарха. Его трагедия — это трагедия правителя, от ко­торого отвернулся собственный народ, поняв, что он его обманул и предал. Взойдя на трон, Борис Годунов обегцал покончить с нищетой, а на деле — умножил ее. В начале

image30

Борис Годунов принимает царский сан. Гравюра А. Нидермана. XIX в.

своего правления он наводнил Боярскую думу своими род­ственниками и ставленниками, но они ничего полезного для России сделать не смогли и к 1605 г. сошли с политической сцены. Своих родственников и ставленников он поставил почти на всех значимых государственных постах; но их лич­ная — алчная на самом деле — преданность Борису Бодуно­ву и цели их личного обогагцения привели Россию к еще худ­шему экономическому состоянию. Царь Борис Бодунов не имел профессионально грамотных и честных помощников. В отчаянии он не только молился, но и обращался за помо­щью к колдунам, знахарям, астрологам, то есть именно к тем людям, к которым Русская БІравославная Церковь зап — регцала и запрегцает обращаться за советом и поддержкой.

Борис Бодунов хорошо знал и сполна ощутил на себе, что борьба за власть и ее сохранение неизбежно связаны с комп­ромиссами и обманом, с заведомо ложными обегцаниялш, с непопулярными управленческими решениями, нередко с си­ловым давлением и открытой борьбой с кровавыми послед­ствиями, жертвами. Он всю жизнь рвался к власти, а полу­чив ее, еще более обогатил свою семью, но стал несчастным, больным человеком и обрек своих близких на постоянное пре­бывание в тревоге и страхе, на их осуждение соотечествен­никами и нежелание достойных людей породниться с ними. Путем лжи, притеснений, убийств он расчистил себе путь к царскому трону. Борис Бодунов достиг своей политической цели — стал ищрем, но его род пресекся, династия не стала иарствуюгцей, он опозорил свой род, своими неумными дей­ствиями затормозил развитие России.

Царь Борис Бодунов сделал своего подростка-сына Федо­ра (в 1598 г. ему было девять лет, а в конце его царствова­ния шестнадцать) соправителем государства, царевичем «всея Руси». В 1605 г. в возрасте 53 лет от апоплексическо­го удара Борис Бодунов умер, на престол вступил его юный сын Федор, но он был царем всего два месяца. Сторонники Ажедмитрия I (Ю. Б. Отрепьева, или бывшего монаха Бри — гория; 1581 —1606) убили (задушили) царя Федора Бодуно­ва и его мать — вдову Бориса Бодунова, а народу сказали, что они отравились. Судьба любимой дочери Бориса Году­нова оказалась еще хуже. Борис Годунов намеревался выдать замуж дочь-красавицу, умницу, доброго нрава Ксению непре­менно за иностранного князя,, королевича, царя. Были раз­ные варианты возможного замужества Ксении,• с Максими­лианом — братом императора Рудольфа II, с самим им­ператором Рудольфом II, герцогом Густавом — сыном шведского короля Эрика XIV, эрщерцогом Максимилианом — Эрнстом — братом польской королевы Анны, супруги ко­роля Сигизмунда, с грузинским князем Хосроем и др., — все они отпадали, так как условия замужества царевны не ус­траивали то одну, то другую сторону. А когда шлезвич-гол — штинский герцог Иван (Ганс) — брат датского короля Хри­стиана IV согласился со всеми условиями, в том числе и с принятием православия, приехал в Москву (1602) и даже понравился царевне Ксении, он чем-то здесь заразился и вне­запно умер. Ажедмитрий I обрек Ксению Годунову на пяти­месячное мучительное для нее сожительство. А затем по требованию его будущего родственника, пана Юрия Мни­шека, отца его невесты Марины Мнишек (1588—1614), Ксению Годунову отправили в северный Горицкий монас­тырь на Белом озере, где в 23 года она стала монахиней Ольгой. В 1606 г., когда на царский трон сел Василий Ива­нович Шуйский, ей позволили вернуться в Москву. Затем она оказалась в Троице-Сергиевой лавре, где пережила все ужа­сы ее шестнадцатимесячной осады польскими войсками (осень 1608 г. — январь 1610 г.). При царе Михаиле Федо­ровиче Романове гонение на Ксению усилилось (вспомнили, как Борис Федорович Годунов притеснял Романовых, пресек их путь тогда к трону), ее выслали из Москвы во Влади­мир в Княгинин монастырь, а в 1616 г. — еще дальше, в бо­лее строгий Покровский девичий монастырь в Суздале, где она умерла в 1622 г. в возрасте сорока лет. Судьба царя Бо­риса Федоровича Годунова лишний раз напоминает о быс­тротечности земной жизни, главной целью которой на са­мом деле является достойное служение людям, Отечеству, а не эгоистическое стремление сделать карьеру, накопить

image32

Дорогие друзья?

Уже на протяжении многих лет мы с радостью принимаем Вас на борту наших теплоходов. За эти годы компания прошла долгий и непростой путь становления и развития. Итог нашей работы — это то, что туры от компании «ВодоходЪ» стали эталоном на рынке речных круизов России. Неоценимую помощь в этом деле оказали нам Вы, наши клиенты. Ведь именно Ваши отзывы и комментарии всегда были и будут для нас основой для любых, даже самых незначительных изменений в нашей работе. Именно благодаря Вам «ВодоходЪ» постоянно развивается, и в этом развитии — залог нашего общего успеха.

Единственное, что остается неизменным, это ключевые принципы работы компании «ВодоходЪ». Наша миссия: возрождение

высокого статуса речного туризма, классического российского элитного отдыха. Мы помним о давних традициях речных путешествий в России и стремимся к тому, чтобы отдых на родине стал для наших соотечественников привлекательнее любых зарубежных туров.

Мы искренне убеждены, что речной круиз — это совершенно особый, уникальный в своем роде вид отдыха, гармонично сочетающий постоянную смену впечатлений и высокий уровень комфорта. Мы рады, что Вы разделяете с нами это убеждение и из года в год возвращаетесь к нам, чтобы вновь повторить столь полюбившийся маршрут или открыть для себя новое направление, снова очутиться на ставшем уже «родным» теплоходе и окунуться в непередаваемую атмосферу корабельной жизни. Доброжелательные и профессиональные сотрудники компании «ВодоходЪ» всегда рады взять на себя заботу о Вашем отдыхе от начала и до конца путешествия, Вам же останется только наслаждаться круизом.

До встречи на наших теплоходах!

С наилучшими пожеланиями, Генеральный директор ООО «ВодоходЪ» Александр Трофимов


31.07.2015 | Автор:

Экскурсионные программы по России

Судоходная компания «ВодоходЪ» имеет колоссальный опыт работы с российскими и ино странными туристами на своих речных теплоходах и намерена перенести высокие стандарты каче­ства на новый продукт.

Мы готовы организовать для Вас экскурсию в любой город России по Вашему желанию.

Наши недорогие экскурсионные программы по городам России включают в себя транспорт­ное обслуживание, проживание в гостинице (различной комфортабельности), питание, обслужива­ние квалифицированными гидами. штшзжг

image43Экскурсионные программы по Тверской и Ярославской областям

Подпись:
специальное предложение от компании «ВодоходЪ» — уникальные автобусные экскурсии по самым интересным и красивым местам Твер­ской и Ярославской областей, разработанные совместно с автором этой книги доктором гео­графических наук, профессором Глушковой В. Г.

(495)710-74-93

125195, г. МОСКВА, ЛЕНИНГРАДСКОЕ ШОССЕ, Д. 51 (м. «РЕЧНОЙ ВОКЗАЛ»)
(здание Северного Речного вокзала)

рный Речной вокзал

 

image45image46

image47

image48

богатства — себе, детям, внукам, получить себе власть, причем любой ценой, в том числе и греховным путем, но за все эти прегрешения рано или поздно придется отвечать перед Богом, судьбой, Россией.

На правом берегу Волги расположено селение Новоока- тово, связанное с Д. И. Фонвизиным (1744—1792), создате­лем русской социальной комедии («Бригадир», «Недоросль» и др.). Здесь была усадьба его отца — Сельцо Новое (Ново — окатово), от которой уцелела только часть парка

На берегу Угличского водохранилища расположен город Калязин — районный центр в Тверской области. В городе есть речная пристань, а также железнодорожная станция на линии Москва — Сонково — Санкт-Петербург, от Калязи — на начинается железнодорожная ветка на Углич. В наши дни Калязин — тихий маленький город (людностью немногим более 16 тыс. чел) с очень скромной градообразующей ба­зой, представленной всего несколькими промышленными предприятиями. Среди них фабрики — валяной обуви, швей-

image49

Колоколъня затопленного Никольского собора в Калязине

ная, обувная и заводы — спецавтоматики, механический, овощесушильный, льнообрабатывающий и др. Тем не менее Калязин как населенный пункт имеет давнюю девятивеко­вую историю, ведь в XII в. на его месте возникла слобода. В XV в. на противоположном берегу р. Волги был основан Калязинский Троицкий монастырь; его основал Макарии Калязинский, позже канонизированный Русской Право­славной Церковью. Матвей Кожин, тверской служилый че­ловек из знатного рода кашинских бояр, после смерти жены принял в Кашинском Клобуковом монастыре постриг с име­нем Макарий. При земной жизни Макарий Калязинский славился своей духовной поддержкой людей, способностью ослаблять или даже излечивать ряд недугов, особенно успеш­но он исцелял расслабленных и бесноватых. Этот монастырь стоял на землях их владельца Ивана Каляги (или Калязя), от­куда слобода (значение которой существенно возросло с ос­нованием монастыря) получила свое название. В Троицкий монастырь приезжали цари Иван Грозный (3 раза), Борис Годунов, Петр I и Екатерина II; здесь в начале XVII в. спаса­лись от моровой язвы семейство царя Алексея Михайловича Романова и патриарх Никон. Калязинская слобода вначале была собственностью монастыря. Ее жители занимались ого­родничеством и ремеслами, они были и известными масте­рами валять валенки, шить сапоги. В 1775 г. слобода получила статус уездного города Тверского наместничества. В конце XIX в. в Калязине было 30 предприятий, среди них особенно выделялись ткацкая фабрика, заводы: крахмальный, кожевен­ные, кафельные. Кроме того, здесь мужчины строили суда, вели кузнечное дело, а женщины пряли, ткали, плели кружева. Ка­лязин тогда считался богатым городом; значительная часть его жителей были зажиточными и богатыми людьми. Наивысше­го расцвета Калязин достиг на рубеже XIX и XX вв. Важной предпосылкой для жизни и развития Калязина всегда было и остается его положение города-порта

Исторический облик города был принципиально изменен при строительстве Угличского водохранилища Тогда часть тер­ритории города была затоплена В зоне затопления оказались

и постройки Троицкого монастыря. Этот монастырь в 1920 г. закрыли, в 1940 г. он был взорван и разобран. Над зеркалом во­дохранилища возвышается многоярусная колокольня бывше­го городского Никольского собора (1800). В сохранившейся ис­торической части города на холмах можно увидеть застройку 1—2-этажными домами XVIII—XIX ва, Вознесенскую церковь (1787). Кроме того, интерес представляют палаты Шаховских и дом Пановых (XVIII в.), а также ряд других построек

Об истории Калязина рассказывает его краеведческий музей. В нем также представлены архитектурные, скульптур­ные и керамические фрагменты и росписи затопленного Троицкого монастыря, примеры декоративно-прикладного искусства XVII—XIX вв.

Калязин стал местом, где какое-то время жили писатель — сатирик М. Е. Салтыков-Щедрин (1826—1889), педагог К. Д. Ушинский (1824—1871), будущий баснописец ИА Крылов (1769—1844 гг.; девятилетним мальчиком он служил именно здесь в должности подканцеляриста). ME Салтыков-Щедрин хорошо знал быт городов Верхнего Поволжья и изобразил его в своих произведениях «Поше­хонская старина», «Благонамеренные речи» и др. В Калязин — ском уезде неоднократно навещала имения мужа и г. Каля­зин замечательная актриса МН. Ермолова (1853—1928).

Далеко не все древние русские города расположены на р. Волге и ее водохранилищах, но очень многие из этих го­родов находятся именно в бассейне Волги, поблизости от рус­ла этой великой русской реки. Так, по ходу нашего маршру­та, на левом берегу Волги, но в некотором удалении от нее находится привлекательный город Кашин, интересный своей историей, архитектурными памятниками и давший русскую святую Анну Кашинскую.

Кашин — районный центр в Тверской области на левом притоке р. Волги Кашинке. Это полусредний по его людно­сти город (около 20 тыс. чел.) с небольшой градообразующей базой. В нем есть заводы: электроаппаратуры, льноперераба­тывающий, ликероводочный, по розливу минеральный воды, молочный, кроме того, есть мясокомбинат и швейная фаб-

рика. Основу хозяйства города составляют предприятия при­боростроения, легкой и пищевой промышленности. В горо­де есть филиал Тверского объединенного историко-архитек­турного и литературного музея. В его экспозиции представ­лены археологические находки, предметы быта, декоратив­но-прикладное искусство XVIII—XIX вв., есть коллекция севрского фарфора и стекла.

На первый взгляд Кашин — обьгчный небольшой провин­циальный город. Но это совсем не так. Во-первых, он являет­ся больнегрязевым курортом, так как здесь имеются разно­образные по химическому составу минеральные воды, торфя-

image50

Воскресенский собор 6 Кашине

ная и сапропелевые грязи. Минеральные воды и минерализа­ции (сульфатные натриево-магниево-кальциевые, хлоридно — сульфатные магниево-кальциевые и другие) используются для питьевого лечения и ванн. Здесь на местном заводе осуществ­ляется розлив минеральной воды «Кашинская». Эта сульфат­ная натриево-магниево-кальциевая вода пользуется большим спросом Целебные свойства кашинских источников извест­ны издавна, но впервые обстоятельно и аргументированно они были изложены только в 1808 г. Курорт здесь был основан в 1584 г. Это значит, что целебные свойства кашинской мине­ральной воды известны людям и лечат их без малого два века (201 лет в 2009 г.), а возраст местного курорта — более 120 лет (125 г. в 2009 г.). Грязелечение здесь применяется с 1912 г., т. е. практикуется свыше 90 лет (97 лет в 2009 г.). Здесь, на окраи­не Кашина, находятся санатории для лечения больных с за­болеваниями органов пищеварения, движения и опоры, не­рвной системы и ряда других болезней.

Во-вторых, Кашин — это древний русский город со слав­ной историей. Впервые он упоминается в Никоновской лето­писи в 1238 г. (771 лет в 2009 г.), а это значит, что возраст это­го населенного пункта — около восьми веков (в 1238 г. Батый захватил рке существующий город). Кашин в XII—XIII вв. вхо­дил в состав Владимиро-Суздальского княжества, с 1247 г. — Тверского княжества, с которым вместе вошел в 1485 г. в со­став Московского государства. Большие беды городу принес­ли польские интервенты, в 1609—1612 гг. Кашин разрушили поляки. В XVIII—XIX вв. Кашин был известен как заметный торговый и ремесленный центр, в нем проводились ярмарки, куда приезжали купцы со всей Тверской губернии и из сосед­них губерний. Постепенно росло в нем число самых разных предприятий. В 1892 г. в Кашине рке работали 4 кирпичных, 1 кожевенный, 2 свечных завода, 1 водочный завод, еще была войлочно-валяльная фабрика. Развивающаяся градообразую­щая база города способствовала транспортному строительству. В 1898 г. от Сонкова до Кашина построили железную дорогу.

Третья и главная особенность Кашина в том, что он своей историей связан как минимум с 3 русскими святыми —

преподобной княгиней Анной Кашинской (1278— 1368) и с двумя другими русскими святыми — преподоб­ными Макарием Калязинским и Ефремом Переком — ским. В Николаевском-Клобуковом монастыре сохранялась тесная деревянная келья преподобного Макария Калязин — ского, которую он сам себе построил. В этом монастыре он принял монашеский постриг около 1420 г. (а впоследствии основал. Калязинский Троицкий монастырь в 18 верстах от Кашина). В монастыре бережно сохраняли память и о пре­подобном Ефреме Перекомском — кашинце и сподвижни­ке преподобного Макария — основателя Перекомской оби­тели около Ильмень-озера.

В царский период в городе было 25 храмов, 2 собора, 3 монастыря (мужские Дмитровский и Николаевский-Кло — буков и женский Сретенский).

В течение длительного времени Кашин сохранял многочис­ленные черты древнего города. (До XVII в. в городе сохраня­лась крепость с деревянными стенами и 15 башнями (до на­ших дней от них остались только земляные валы). Большой урон городу нанес пожар 1676 г., когда сгорела большая часть города, включая крепость. Но город возродился и отстроился. В XVIII в. застройка велась хаотично. В 1777 г. Кашин получил утвержденный регулярный план и стал застраиваться по нему.

Еще одна характерная особенность Кашина — значитель­ное число памятников архитектуры, особенно православных храмов. В Кашине раньше было очень много храмов, до нас сохранились далеко не все, но в городе можно увидеть зна­чительное число памятников церковной архитектуры. На территории бывшего Дмитровского монастыря сохранился Троицкий собор (1682); в Николаевском-Клобуковом мона­стыре — Троицкий храм (1664) и надвратная Покровская церковь (конец XVII — начало XVIII в.), монастырские ке­льи (XVII в.) и настоятельский корпус (XVIII в.), а также Алексеевский храм (1851) в стиле позднего классицизма; на территории Сретенского монастыря — Троицкий храм, на­стоятельский корпус, кельи (XVII—XVIII вв.); деревянная

церковь Иоакима и Анны (1646, перестроена); 2-ярусная пя­тиглавая Входоиерусалимская церковь (1777); Ильинско — Преображенская церковь (1778); Петропавловская церковь (1782); церковь Флора и Лавра (1749—1751, перестроена); церковь Спаса Нерукотворного (1763—1771), ряд других храмов XVII—XIX вв. Памятниками архитектуры также яв­ляются ряд каменных гражданских построек XVIII—XIX вв., бывший дом священника Воскресенского собора («Собор­ный дом», конец XVIII в.), Присутственные места (начало XIX в.), Гостиный двор и Торговые ряды (конец XIX в.) и др.

^^3 Преподобная Анна Кашинская (1278— 1368) была дочерью ростовского князя Дмит­рия Борисовича, родилась она в Кашине. Детство ее и юность были полны тревог и страхов из-за внутренних неурядиц на

image51

Преподобная Анна Кашинская

Руси и нападений ордынцев. В 16 лет она с сестрой Васили­сой остались после смерти их отца круглыми сиротами, их судьбой стал распоряжаться дядя Константин Борисович. Анна глубоко переживала беды,, обрушившиеся на жителей княжества. При ее дворе по ее просьбе кормили голодающих, она, как могла, помогала обездоленным, особенна — стари­кам, детям, вдовам, также помогала переносить недуги боль­ным, раненым, искалеченным. Слава о ее милосердии и кра­соте дошла до Твери. Почти в 17 лет она стала женой Твер­ского князя Михаила. Через полгода после ее свадьбы в боль-. гиом пожаре сгорела вся Тверь; через три года загорелся их княжий двор и они, спасая себя и рискуя жизнью, выпрыгнули в окно и едва не погибли; на тверской земле были большие засухи, горели леса, поля, болота, погибал скот. Только че­рез четыре с половиной года после свадьбы родилась у них дочь Феодора, но она скончалась в младенчестве. Через год, в 1300 г., у тверской княгини родился наконец и остался жи­вым сын Дмитрий, затем родились — Александр, Констан­тин, Василий. За 10 лет она родила четверых детей, что не способствовало сохранению крепости ее здоровья.

В 1304 г. умер великий князь Андрей Александрович; муж Анны — князь Тверской Михаил, оказавшийся старшим в роде, получил в наследство Владимирское великое княжество. Но на великое княжение стал претендовать племянник Михаила — Юрий Данилович, Московский князь. Так началась борьба Мос­квы с Тверью, которая тянулась более полутора веков и со­провождалась разорениями и бедами для обоих княжеств.

Когда Анне было 40 лет, убили в Орде ее мужа (позже, в 1549 г., он был причислен к лику святых), а через 7 лет там убили и ее старшего сына Дмитрия (который сам убил в Орде Московского князя Юрия — виновника смерти его отца и многих бед жителей тверского княжества), еще через 4 года там убили ее среднего сына Александра с его сыном и ее внуком Федором.

Тверская земля была опустошена огнем и мечом, многие жители были истреблены или угнаны в плен. В такое вре­мя тверским князем стал ее третий сын Константин.

Анна, как могла, стала помогать ему возрождать жизнь в их княжестве, была религиозно-нравственной наставницей для своего семейного круга и княжества. Правление Кон­стантина было мирным, но продолжалось оно только 7 лет (в 1346 г. он умер, его матери тогда было 68 лет). В княжение Константина Анна приняла монашество в Со­фийском женском монастыре в Твери с именем Евфросиния.

В 1364 г. единственный оставшийся в живых ее сын Ва­силий упросил мать переселиться в Кашин — его удельное княжество и ее родной город, где он для нее построил Ус­пенский женский монастырь. Там она приняла схиму под именем Анна, а в 1368 г. в возрасте 90 лет скончалась и была погребена в этом монастыре. В 1649 г. княгиню Анну причислили к лику Святых. Люди вспоминали и вспомина­ют, что княгиня Анна переносила невзгоды со смирением и покорностью воле Божией, была спокойна и не отчаивалась. Как бы ей ни было плохо, она находила в себе мужество по­могать другим, которые нуждались в помощи и поддержке. Творя милосердные дела, она ощущала новые силы для жиз­ни и добрых дел, отмечала возвращение духовного равно­весия. Она всегда надеялась на защиту и помощь Божью.

В 1908 г. в Кашин с его 8 тыс. жителей на торжества по случаю подтверждения прославления Анны Кашинской при­ехали около 100 тыс. богомольцев, в том числе не только православные, но и единоверцы, старообрядцы. Среди гос­тей была и великая русская княгиня Елизавета Федоров­на Романова (1864—1918, в конце XX в. ее причислили к лику русских святых). В 1910 г. в Петербурге, на Выборгской стороне на Сампсоньевском проспекте, был освящен пер­вый в России храм во имя преподобной Анны Кашинской.

В советский период мощи преподобной Анны Кашинской переносились из храма в храм и в конце концов оказались в единственном действующем храме города — в честь апо­столов Петра и Павла, — в нем они пребывали с 1962 по 1987 г. Святые мощи покровительницы Кашина не были поруганы даже во время всеобщего осквернения и изъятия мощей. Ныне мощи преподобной Анны Кашинской пребы-

бают в ее родном городе в храме Вознесения. К преподоб­ной Анне Кашинской обращаются с просьбами о заступни­честве вдов и сироту о возвращении из дальних отлучек му­жей и сыновей, от насилия иноверных, нашествия врагов и об освобождении из плена, в разлуке с ближними, о семей­ном благополучии, о спасении от грусти и уныния.

Путешествие по Угличскому водохранилищу завершает­ся прибытием в самый посещаемый туристами город на Вол­ге — Углич, где делают остановку все туристические теплохо­ды. Углич — один из древнейших и широко известных горо­дов на р. Волге. В наши дни в нем живут немногим менее 40 тыс человек. Благодаря своим историко-архитектурным па­мятникам он входит в список городов и поселений «Золотого кольца России». При этом Углич является административным и промышленным центром Он — районный центр в Ярос­лавской области, славится производством сыра (здесь находит­ся созданный в 1944 г. ВНИИ маслодельной и сыроваренной промышленности), известен как центр производства часов. В 1942 г. здесь был введен в строй завод точных технических камней; он стал выпускать часовые камни из рубина и корун­да. Затем здесь в 1950 г. открыли первый конвейер по сборке часов «Звезда» из узлов Пензенского часового завода. В 1954 г. был создан Угличский часовой завод; его наиболее известная продукция — часы «Чайка» (названы в честь первой женщи­ны-космонавта В. Н. Терешковой), часы для подводного пла­вания «Амфибия». В городе имеются немногочисленные пред­приятия станкостроения, пищевой, текстильной, мебельной промышленности. Широкую известность имеет Угличская минеральная вода из целебного источника; ее промышленное производство началось в 1975 г. Но главную славу и мировую известность Угличу принесли его давняя насыщенная собы­тиями история, многие исторические и архитектурные па­мятники. Тысячи туристов прибывают сюда на теплоходах, автобусах, по железной дороге, на автомобилях.

На месте современного Углича еще в начале первого ты­сячелетия нашей эры существовали поселения дьяковской

археологической культуры раннего железного века, по­зднее — финно-угорских и балтийских племен. Археологи­ческие исследования 1985 г. доказали возникновения Угли­ча в X в., а местные углические летописи называют год осно­вания города еще точнее — 937 г. В представительных рус­ских летописях город под названием Углече-поле впервые упоминается в 1148 г. (Ипатьевская летопись).

Есть три версии происхождения названия этого города. По первой, название происходит от имени славянского пле­мени «уличи — угличи», переселенного на Верхнюю Волгу с Днепра. По второй версии, название объясняется изгибом реки; у берега кремлевского острова река делает крутой по­ворот, образуя в своем течении угол. По третьей версии, на­звание города объясняется тем, что здесь в древности выжи­гали уголь. Город до конца XIV в. называли Углече — поле, иногда — Углец, а с XV в. — Углич или Углеч.

В XII — начале XIII в. Углич входил в состав Владимиро­Суздальского княжества, с 1207 г. — Ростовского, с 1218 г. он стал столицей Угличского княжества, в 1329 г. был при­соединен к Московскому княжеству, в XIV—XV вв. был цен­тром удельного княжества. При этом с XIV в. история Угли­ча тесно связана с г. Москвой. В 1328 г. его купил московский князь Иван Калита. С конца XIV в. в Угличе правили братья и сыновья великих московских князей.

Выгодное экономико-географическое положение, обилие лесов, удобные пространства для земледелия, расположение на Волжском торговом пути, большое число зажиточных и богатых горожан — все это делало Углич лакомым куском для его недругов. Так, в 1238 г. Углич был захвачен ордынца­ми во главе с ханом Батыем; в 1293 г. он стал жертвой меж­доусобной войны; в 1371 г. его сжег князь Михаил Тверской; в 1448 г. — войска великого князя Московского Василия II (Темного); в 1608 г. город заняли войска Ажедмитрия II; в 1611 г. поляки (войска Яна Сапеги) захватили и сожгли Уг­лич, есть и другие примеры. После всех разорений, разруше­ний, пожаров, после самых разных бед и несчастий Углич все­гда возрождался, отстраивался и успешно развивался дальше.

К середине XVII в. уже в разных частях России хорошо были известны традиционные изделия угличских ремеслен­ников: подсвечники, паникадила, ножи, гвозди, кожи, мыло, холст. В ощутимых объемах в Москву поставляли масло, мясо, пушнину, шерстяные платки, чулки. Производство всех этих и некоторых других товаров в объемах колебалось по годам, но по набору оставалось стабильным и даже имело тенден­цию роста В XIX в. здесь в наибольшей степени были разви­ты обработка льна, производство масла, сыра, сигорских те­лячьих окороков и знаменитой угличской колбасы (получив­шей серебряную медаль на Всемирной выставке в Париже в 1897 г.). В городе также производили ткани, бумагу, была развита кожевенная промышленность, кузнечное дело. Сла­вились вязаные угличские чулки.

В XX в. Углич пережил мощное промышленное переуст­ройство. В 1935—1940 гг. построили Угличскую ГЭС, вступи­ли в строй крупный сьгроделательный завод и завод точных технических камней (позднее преобразованный в часовой за­вод). В послевоенный период в городе начали работать новые машиностроительные предприятия, открылись Всесоюзный НИИ маслоделия и сыроварения, НИИ часовой промышлен­ности, учебные заведения. В 1960—1980-е гг. на окраинах го­рода сложились микрорайоны с индустриальной застройкой. Но социалистическое переустройство принесло и невоспол­нимые досадные потери. Почти половина храмов Углича и ближайших его окраин была снесена, были разобраны огра­ды монастырей, что разрушило целостность их ансамблей. При сооружении ГЭС был взорван и ушел под воду древний Покровский монастырь с уникальными храмами XV— XVII вв., а также несколько церквей, кварталы и улицы на обо­их берегах Волги. До 1960 г. новое строительство в централь­ной части города велось без должного учета сохранения цен­ной исторической застройки. Многие древние здания Углича были искажены низкого качества ремонтными работами.

Давняя история, духовно-нравственные, патриотические традиции определили в Угличе уже к XVIII—XIX вв. форми­рование благодатной культурной среды. Так, в XVIII в. ста-

рообрядец-угличанин Григорий Серебреников (в монашестве Фома) собрал в монастырях и свел в один список древние летописные и документальные сведения об Угличе. В 1844 г. учитель истории Федор Киссель составил и издал «Историю города Углича» — одно из первых историко-краеведческих изданий в России. В конце XIX в. в Угличе открылись музей древностей, публичная библиотека, было образовано теат­ральное общество. В их составлении принимали участие про­свещенные представители местного общества. Среди них было немало купцов (А. Кожевников, Н. и К. Евреиновы, Л. Соловьев и др.), учитель П. Критский, предводитель уезд­ного дворянства Я. Колмогоров, Т. Тучков, М. Чехов (племян­ник писателя А. Чехова) — податный инспектор по Угличс­кому уезду, журналист, сочинитель, душа драматического кружка. Именно Углич в XIX—XX вв. чаще других городов упоминается в произведениях крупных российских поэтов и писателей (от АС. Пушкина, ВА Гиляровского до АА Ахмато­вой, Е А Евтушенко, АИ. Солженицына и др.).

Угличане хорошо знали и всегда помнят о нравственно­духовной благодати их земли, о том, что здесь прошла зна­чительная часть земной жизни нескольких русских Святых, в том числе князя угличского Романа (XIII в.), царевича Дмит­рия (XVI в.) и др.

Угличский князь Роман Владимирович (1261—1285)

обеспечил процветание Углича в период его княжения; тог­да, например, было построено здесь одних только храмов 15. В Угличе погиб в 1591 г. (был убит или умер от несчастного случая) царевич Дмитрий — младший сын царя Ивана IV, ставший, по сути, жертвой придворных группировок в борь­бе за власть. Его мученическая кончина вызвала массу тол­ков и домыслов о ее реальной причине.

Царевич Дмитрий Иванович (1582—

1591) — младший сын царя Ивана Грозного был отправлен в 1584 г. вместе с матерью — вдовствую­щей і4,арицей М. Ф. Нагой — в удел в Углич. Он погиб там при сполна невыясненных обстоятельствах, со временем был

Подпись: Угличские святые — царевич Димитрий и князь Гоман. Икона XVII в. канонизирован русской Пра­вославной Церковью. Пятый век сохраняется версия о том, что гибель 9-летнего царевича — это хорошо подготовленное и проведен­ное убийствОу облегчившее путь к царскому трону цар­скому шурину Б. Ф. Годунову. Именно царское происхож­дение делало жизнь царевича Дмитрия особо опаснойу хотя и давало шансы полу­чить исключительные блага и даже стать российским царем (однако нужно напом­нить о том, что в прошлом ни один великий князьу царь, император на Гуси, России никогда сполна не был здоров и счастливу что является субъективным выражением бремени статуса первого лица в ушедшей России). Положение царевича Дмитрия было весьма незавидным, тем более что он от рождения был жертвой вырождения правящей династии Рюриковичей. Браки внутри узкого круга знатных семей из века в век не­избежно вели к отрицательным биологическим последстви­ям. Брат царя Ивана Грозного — Юрий — был глухонемой от рождения, был не способен оставить потомство. Бее ро­дившиеся дети царя Ивана Грозного были не вгюлне здоро­выми, многие из них умерли в младенчестве или детстве. Царевич Дмитрий страдал от рождения эпилепсией, а тог­да говорили «падучей болезнью». Его брат царь Федор Ива­нович (1557—1598, царь с 1584 г.) отличался выраженной болезненностью, был не способен оставить жизнеспособ­ное потомство, умер бездетным в 41 год. Только в 1990-е гг.

один из ведущих петербургских судебно-медицинских экс­пертов, доктор медицинских наук ЮЛ. Молин, аргументи­рованно доказал гибель царевича Дмитрия в результате именно несчастного случая. Как уже отмечалось, царевич Дмитрий был болен эпилепсией. Когда он играл в ножички на дворе, случился очередной приступ болезни — он упал на нож (обращенный вверх острый клинок) и погиб. Поли­тические и религиозные причины заставили представить его кончину в другом ключе. В любом случае, именно проис­хождение царевича Дмитрия, его принадлежность к власть­предержащему кругу изначально несли большую вероят­ность краткости его земной жизни по биологическим и по­литическим причинам, когда борьба за получение и сохра­нение власти ведется не на жизнь, а на смерть.

В советский период в должной мере не поддерживалась память о благопристойных православных угличанах, развитие хозяйственного комплекса города нередко велось в ущерб его

image53

Цековъ Димитрия на Крови. Углич

религиозным центрам. Наряду с промышленно-производ­ственным и культурно-бытовым развитием умалялись исто­рико-религиозные основы развития Углича. Очень многие храмы были снесены, разобраны или искажены неумелыми ремонтами и перестройками. В 1952 г. создали Угличский уча­сток Ярославских реставрационных мастерских для работ по сохранению исторического наследия города. В последние годы Углич развивается по новому градостроительному генераль­ному плану, одной из важных задач которого является сохра­нение памятников истории и культуры.

В Угличе сохранилось большое число архитектурно-худо­жественных памятников. Среди них кремль с Тронной пала­той княжеского дворца («Дворец царевича Дмитрия», XV в.), церковь Дмитрия «на Крови» (1692), Спасо-Преображенский собор (перестроен в начале XVIII в.), 3-шатровая Успенская церковь («Дивная») Алексеевскою монастыря (1628), церковь Иоанна Предтечи (1681), ансамбли Воскресенского (1674— 1677) и Богоявленского (1-я половина XIX в.) монастырей, церковь Рождества Иоанна Предтечи (конец XVII в.) и дру­гие. Углич в XIX в. застраивался главным образом зданиями в стиле классицизма (дом градоначальника в кремле, 1815 г. и др.). Определенный архитектурно-художественный интерес представляют некоторые жилые здания XVIII—XIX вв. («Зи­мин двор», дома Воронина, Казимировых, Овсянникова и не­которых других состоятельных угличан).

Далеко не все приезжающие в Углич успевают посмотреть все историко-архитектурные памятники этого города и его окрестностей. Но абсолютно все посещают и знакомятся с достопримечательностями его кремля — исторической цита­дели города Первоначально этот кремль был небольшим и треугольным в плане; он занимал мыс при впадении в Волгу Каменного ручья. В начале XIII в. этот кремль стал резиден­цией удельного Угличского князя, тогда в нем построили кня­жеские палаты и Спасо-Преображенский собор. Со време­нем кремль-крепость расширялся, приобрел форму близкую к квадрату, был насыпан вал, на котором поставили деревян­ные рубленые стены с башнями. Стены кремля-крепости нео-

днократно ремонтировались и заменялись. В XVIII в. оборо­нительное значение этого кремля оказалось уже не нужным, поэтому обветшавшие стены в 1780-е гг. разобрали, позднее срыли и вал, а на территории бывшего кремля-крепости раз­били городской сад.

Самый древний памятник кремля в Угличе — Палата дворца удельных князей — является небольшой частью тогда обширного дворцового комплекса, возведенного в 80-е гг. XV в. Позже именно здесь жила вдовствующая царица Ма­рия Нагая с царевичем Дмитрием, здесь этот девятилетний мальчик и погиб.

image54

Палаты удельных князей в Угличе

В начале XVII в. в пустующем дворце несколько лет жил шведский принц Густав, незадачливый жених царевны Ксе­нии Годуновой, сосланный в Углич и вскоре умерший в со­седнем г. Кашине. В начале XVIII в. эти палаты, названные после гибели царевича «палаты царевича Дмитрия», со­бирались разобрать на кирпичи, но так и не собрались. В на­чале 1801 г. на средства купца А. Кожевникова отремонти­ровали это здание, починили кровлю и пристроили односкат­ное крыльцо. В этих палатах в 1892 г. открыли Музей отече­ственных древностей (в них и сейчас размещается музейная экспозиция). Этот музей был одним из первых в России. На его открытии присутствовали представители царствовавшего рода Романовых: великий князь Сергей Александрович и его жена — великая княгиня Елизавета Федоровна (причис­ленная к лику русских святых).

Церковь царевича Дмитрия «на Крови» — единственный в кремле памятник архитектуры XVII в. Эту церковь постро­или в 1692 г. по указу царей Петра и Ивана Алексеевичей Ро­мановых, правивших совместно. До этого здесь стояли дере­вянная часовня и сменившие один другого два храма Сохра­нившийся до наших дней храм относится к типу бесстолп- ных пятиглавых церквей на подклети, с трапезной и колоколь­ней. Его богатый декор, многоцветие, с явным преобладани­ем красного цвета, прочно оставляют этот храм в памяти. Сте­нопись трапезной этого храма выполнил в 1788 г. Петр Хлеб­ников — мастер из Борисоглебской слободы под Ростовом На западной стене храма сохранилась композиция «Убиения царевича Дмитрия» — редкий образец исторической живо­писи в интерьере культового здания. Роспись основной части храма выполнена артелью московского подрядчика Сапож­никова в 1772 г. Золоченый резной иконостас установили в 1867 г. В храме хранятся исторические реликвии — свидете­ли трагических событий гибели царевича Дмитрия: серебря­ная доска-мощевик с орехами, которые якобы были у царе­вича в руках в момент гибели, и «Угличский ссыльный набат­ный колокол», возвестивший звоном в 1591 г. о смерти Дмит­рия. Этот колокол лишили языка и уха, «сослали» в Сибирь в

г. Тобольск в 1593 г.; в 1892 г. его вернули в Углич, он стал пер­вым экспонатом Музея отечественных древностей. В день па­мяти царевича Дмитрия (28 мая) в этот 19 пудовой (304 кг) колокол звонят угличские дети.

Самым значительным сооружением кремля является Спа — со-Преображенский собор, построенный в 1713 г. на мес­те разобранного древнего храма. Большой квадратный зал хра­ма со стороной 14 м перекрыт легким сводом без опор, что было значительным достижением в XVIII в. В 1810—1811 гг. расписывала собор артель Тимофея Медведева из села Тейко — во Владимирской губернии. 6-ярусный иконостас установи­ли в 1 860 г. В музейной экспозиции икон при этом храме пре­бывают ценные иконы XVI—XIX вв. Среди них исключитель­ное место занимает самая древняя икона — «Покров Пре­святой Богородицы» XVI в., почитаемая с древних времен святой и чудотворной. Это была храмовая икона затопленно­го при строительстве Угличской ГЭС Покровского монасты­ря. Этот образ, особо почитавшийся угличанами, раз в год пе­ревозили через Волгу и обносили крестным ходом вокруг Уг­лича.

Рядом со Спасо-Преображенским собором в 1730 г. возвели 37-метровую колокольню с золоченой главой. Это 3-ярусная композиция из убывающих восьмериков. В 1984 г. специалисты угличского часового завода установи­ли на колокольне электрические часы; через каждые полча­са люди слышат перезвоны часовых колоколов.

Кроме того, в кремле сохранились здания Богоявлен­ского собора (1827 г., сильно искажен перестройкой, сне­сен купол; в нем сейчас размещается экспозиция живописи и прикладного искусства XVIII — начала XX в., хорошо пред­ставлен жанр купеческого портрета) и бывшей Городской думы (1815, в стиле классицизма).

Как и во многих древних городах, в Угличе есть строения, окутанные тайнами и легендами. Так, все туристы, прибы­вающие в Углич, обращают внимание на полуразрушенный барский дом с затопленным садом, недалеко от пристани. Здесь когда-то был великолепный ансамбль с дворцом, ста-

ринным парком с дивными огромными кедрами. По преда­нию, этот ансамбль построила императрица Екатерина II для одной из тайных дочерей императрицы Елизаветы Петровны Романовой от ее тайного брака с графом А. Г. Разумовским.

С 1990-х гг. начался новый этап в развитии Углича, по­явились частные предприятия — промышленные, строитель­ные, торговые и другие, появились (рядом с пристанью) но­вые, в том числе и частные музеи (кукол, тюремного творче­ства и др.). Среди относительно новых и очень популярных музеев этого города — Угличский муниципальный музей «Библиотека русской водки», рассказывающий об истории этого спиртного напитка, его производстве и потреблении в России с древних времен до наших дней.

Углич остается заметным религиозным центром, местом паломничества в места, связанные с земной жизнью, делами ряда русских святых, например митрополита Алексия, великой княгини Евдокии Дмитриевны (в монашестве Евфросинии Московской), великого князя Дмитрия Ивановича Донского, царевича Дмитрия, угличского князя Романа Владимировича, великой княгини Елизаветы Федоровны Романовой и др.

В Угличе есть два действующих монастыря, каждый из которых является значимым религиозным центром и цен­ным архитектурно-историческим ансамблем.

Воскресенский Угличский монастырь (Советская пл., 4) существовал уже в конце XIV в., когда он был основан — не известно. Ростовский митрополит Иона Сысоевич в юности принял постриг в этом, тогда деревянном монастыре; пост­ройки стояли недалеко от Волги и во время половодий неред­ко затоплялись, разрушались. Став митрополитом, Иона Сы­соевич решил отстроить эту обитель в камне, несколько уда­лив строения от реки, сам руководил этим строительством. Со­зданный в XVII в. ансамбль Воскресенского монастыря оце­нивается как выдающееся произведение архитектуры. В 1674—1677 гг. был возведен огромный по тем временам монастырский комплекс Этот ансамбль включает 5-главый Воскресенский собор с двумя приделами (Михаила Арханге­ла и Иакова, брата Божия), трехпролетную звонницу с одно-

главой церковью Марии Египетской, которая расположена под ярусом звона, и трапезную палату с одноглавой церковью Бо­гоматери Одигитрии Смоленской. Стены монастырских зда­ний и центральный барабан собора украшены вставками из зеленых поливных изразцов. Именно здесь впервые в Угличе были применены эти поливные изразцы с изображением ор­лов, животных, батальных и военных сцен. Обновленный мо­настырь существовал почти 90 лет, но в 1764 г. его упразд­нили и превратили в приходскую церковь. В монастыре со­хранились небольшие фрагменты древних фресок. В 1999 г. Воскресенский Угличский монастырь возродился, в 2000 г. в нем жили 4 человека братии, сейчас — больше.

Алексеевский Угличский монастырь (ул Шаркова, 27) также является действующим и также оценивается как цен­ный архитектурный памятник и как особенно дорогой для москвичей исторический объект, ибо он связан с митрополи­том Алексием и великим князем Московским Дмитрием Ива­новичем, названным Донским. Этот первоначально мужской монастырь основал в 1371 г. именно митрополит Алексий по разрешению князя Дмитрия Ивановича, вскоре после разо­рения Углича князем Михаилом Тверским. По сути, этот

image55

Алексеевский монастырь в Угличе. Фото начала XX в.

монастырь является в Угличе своего рода памятником митро­политу Алексию — уникальной личности в масштабе не толь­ко России, но и всего мира (см. с. 119—122).

Ансамбль монастыря расположен на холме, который в древности называли Огненная (Огнева) Гора, поскольку ког­да-то в прошлом здесь было языческое капище. Алексеевс- кий монастырь был основан на месте этого языческого свя­тилища и служил не только как религиозный центр, но и как оборонительный форпост на подступах к Угличу, как форпост России на ее северо-западных рубежах того вре­мени.

С 1439 г., после обретения мощей святителя Алексия, мо­настырь стал называться Алексеевским. В 1534 г. в монасты­ре возвели церковь во имя святого Алексия Митрополита, которая была первым каменным храмом Углича (в XIX— XX вв. ее сильно перестроили). В 1608—1612 гг., во время польско-литовской интервенции, Алексеевский монастырь после упорного сопротивления врагам был сожжен и разру­шен. Около 500 защитников монастыря были убиты, а не­которые были заживо засыпаны в подвале. В монастыре в 1628 г. было завершено строительство 3-шатровой Успенс­кой церкви, ставшей памятником защитникам этого мона­стыря и всего Углича в период Смутного времени. Народ назвал эту Успенскую церковь «Дивной», так это название и осталось за ней. Как и раньше, в наши дни эту церковь име­нуют «Дивной» или Дивный Успенский храм, и ныне явля­ющийся одним из выдающихся произведений русского зод­чества Храм стоит на высоком подклете, на его втором эта­же — большая одностолпная трапезная, завершен он тремя шатрами, поставленными в цепочку.

В 1681 г. в монастыре возвели 5-главый храм Иоанна Предтечи, перед его притвором — крыльцо в виде беседки на четырех столбах. До наших дней не сохранились Алексе­евский (XVI в.) и Богоявленский храмы с трапезной и коло­кольней, они были разобраны. Алексеевский монастырь воз­родился в 1997 г., но теперь это женский монастырь.

Митрополит Алексий (1293—1378) был главой Русской Православной Церкви — мит­рополитом Киевским и всея Руси, регентом-правителем (он был опекуном несовершеннолетнего великого князя и воз­главлял послушную ему Боярскую думу у фактически правил княжеством); позитивно настроенным, мудрым и искус­ным дипломатом; высокого класса лингвистом, редким и тонким знатоком греческого языка (который он знал в пол­ном совершенстве); уникальным теоретиком и практиком Православия, талантливым духовным литератором (в ду­ховной литературе он является автором грамот, поуче­ний, переводов, в том числе перевода с греческого Евангелия); грамотным и разносторонним лекарем (не только в духов­ном, но и в собственно физическом медицинском смысле); обладал, говоря современным языком, экстрасенсорными способностями; был стойким патриотом Московского кня­жества, понимал, что освобождение Руси зависит от ее объединения и во главе с Москвой (вот почему он всегда бо­ролся за приоритет и стойко поддерживал права москов­ских князей, неизменно был на их стороне в решении спо­ров о Великом княжении); психологически подготовил ру­сичей к мысли о реальности победы над ордынцами и свер­жении ордынского ига; неутомимым создателем многочис­ленных православных храмов и монастырей, в том числе Чудова монастыря в Московском Кремле, Андроникова мо­настыря и других; был другом неоспоримых церковных ав­торитетов масштаба мира и древней Руси (Константи­нопольский патриарх Филофей — ученик знаменитого свя­тителя Григория Паламы, архиепископа Фессалоникийско­го — был его другом и покровителем, а сам он был другом и покровителем преподобного Сергия Радонежского, бесспор­ного духовного авторитета Древней Руси); являлся духов­ным родителем как минимум нескольких российских свя­тых (Дмитрия Донского, его жены Евдокии, великой княги­ни Елизаветы Федоровны Романовой и др.). Мощи митро­полита Алексия почивают в Москве в кафедральном Бого­явленском соборе в Елохово.

Митрополит Алексий происходил из знатного чернигов­ского боярского рода. Будущий святитель родился в Москве в 1293 г., в светской жизни его звали Симеон-Блефрерий Фе­дорович Бяконт. Он с детства мечтал стать монахом. В 20 лет он пришел в Богоявленский монастырь в Москве и принял постриг. Более 20 лет монах Алексий провел в этом монастыре, выучил в совершенстве греческий язык. Он ис­правил славянский перевод Евангелия по греческому тексту, внес поправки в древний кирилло-мефодиевский текст. Именно его перевод был использован в XVII в. для создания печатного, современного текста Нового Завета. Митропо­лит Феотосту грек по национальности, сделал его своим наместником, поручил ему управление всеми церковными делами и церковным судом. В 40 лет Алексий стал вторым человеком в Русской Православной Церкви. Митрополит Фе­огност назначил Алексия своим преемником. После смер-

image56

Митрополит Алексий. Фрагмент иконы XVI в.

ти митрополита Феогноста по соборному постановлению избран митрополитом был епископ Алексий. Патриарх Филофей, хотя и хотел видеть в России во главе церкви гре — кау все-таки в 1354 г. поставил Алексия Митрополитом Ки­евским и всея Руси (так полностью и официально звучал тогда титул Митрополита Московского).

Год от года рос авторитет митрополита Алексия. Фак­тически он был во главе не только Церкви, но и всего госу­дарства, так как Московские князья всегда следовали его советам. После смерти от чумы великого Московского князя Семена Ивановича Гордого (1353), при слабом Иване II Ива­новиче (1353— 1359) и в малолетство князя Дмитрия Ива­новича (будущего Донского) митрополит Алексий был, в сущности, регентом-правителем.

Известно, что святитель Алексий имел обширные по­знания в медицине в традиционном ее смысле. Имел он и экстрасенсорные способности. Прикосновением и движени­ем рук он умел снимать головную боль, умалять некото­рые другие недуги, вероятно, из-за этого многие его совре­менники воспринимали его как чудотворщ, волшебника, а его недруги считали его колдуном. Исторически неопровер­жим факт исцеления им в 1357 г. от слепоты Гайдулы-ха — туни-старшей, любимой жены хана Ажстибека.

О чудном исцелении от слепоты ханши Гайдулы креп­ко помнили в Орде, уважали, но и побаивались митрополи­та Алексия. Это обстоятельство позволило во второй при­езд митрополита Алексия в Орду, в том же 1357 г., отгово­рить сына убитого хана кжанибека и ханши Тайдулы — Бердибека — идти войной на Русь, если не выплатит она новую дань. Аважды ему удавалось уговаривать ханов со­кратить размер выплачиваемой в Орду дани. И дважды уда­валось ему от правителей Золотой Орды получать особые ярлыки на льготы для Православной Церкви (ярлыки от ханши Гайду лы в 1354 г. и от хана Бердибека в 1357 г.). Митрополит Алексий неоднократно выступал примирите­лем во внутренних распрях князей (например, Московского князя Амитрия Ивановича с Тверским князем Михаилом

и др.). Он был бесспорным главой Церкви, опытным адми­нистратором, искусным дипломатом, воспитателем лич­ности Московского князя, первым и самым надежным бор­цом за его права, интересы. Фактически именно митропо­лит Алексий лучше всех русских князей продолжил дела Ива­на Даниловича Калиты (его крестного отца), возглавляя концентрацию национальных сил вокруг Москвы.

Митрополит Алексий, несомненно, оказал исключитель­ное влияние на воспитание и формирование личности ве­ликого князя Московского Дмитрия Ивановича (будущий Донской); в 1988 г. великий князь Дмитрий Иванович Дон­ской был причислен Русской Православной Церковью к лику святых. Способствовал митрополит Алексий в течение целых 12 лет (1366—1378) и духовному развитию, под­линному духовному возмужанию и жены великого князя Дмитрия Ивановича — Евдокии Дмитриевны, причисленной гораздо ранее своего мужа к лику святых.

В Угличе сохранились постройки еще одного монасты­ря — Богоявленского. Этот монастырь основала в конце

image57

Богоявленский монастырь в Угличе. Открытка начала XX в.

XIV в. жена великого Московского князя Дмитрия Донского Евдокия Дмитриевна, позже причисленная к лику святых. Первоначально монастырь находился в угличс­ком Кремле, затем был перенесен за его пределы. Монастырь выполнял не только религиозные, но и военные функции; он как крепость защищал Углич со стороны Ростова. Первой ка­менной постройкой монастыря стала церковь Смоленской иконы Божией Матери (1689—1700). Это небольшая цер­ковь с трапезной и галереей выразительным внешним убран­ством напоминает Богоявленский монастырь, а также о до­стойной русской женщине, какой была его основательница великая княгиня Евдокия Дмитриевна (см с 123—125).

Церковь Федоровской Божией Матери была построена в 1818 г. в стиле классицизма, в ее интерьере сохранились рос­писи Е. Медведева (1822—1824). Главное сооружение мона­стыря — огромный пятиглавый Богоявленский собор. Мес­то для постройки этого собора было выбрано не случайно. Раньше здесь был фруктовый сад горожан Буториных, не­сколько лет в этот сад и именно на это место прилетали 3 ле­бедя. После покупки этой земли монастырем, на месте, куда прилетали лебеди, возвели алтарь храма. Богоявленский со­бор (1843—1853; проект К. Р. Тона) является образцом «нео­византийского» стиля. В интерьере храма сохранились рос­писи масляными красками по штукатурке художниками Бу­рениными. Богоявленский собор стал одним из самых зна­чительных зданий города. В монастыре был еще один храм— во имя иконы Божией Матери «Достойно есть» (1890-е гг.), от него остались только включенные в перестроенное зда­ние фрагменты стен. Кроме того, на территории монастыря сохранились настоятельский дом, кельи, школа и некоторые другие, ограду и ворота монастыря разобрали в 1930-е гг.

Преподобная Ебфросиния Московская, в миру

великая княгиня Евдокия Дмитриевна

(1353—1407) была примерной женой, добродетельной ма­терью и, вероятно, первой поэтессой на Руси (это доказы­вает ее стихотворный план над умершим в 1389 г. мужем).

Евдокия была дочерью суздальского князя Дмитрия Констан­тиновича. Когда ей исполнилось 13 лет, ее выдали замуж за 16-летнего великого князя Московского Дмитрия Ивановича, с 10-летнего возраста вступившего на престол. Свадьбу сыг­рали в 1366 г. в г. Коломне, чтобы не было обидно ни Москве, ни Суздалю. Почти 33 года было суждено им прожить в сча­стливом супружестве, у них родилось 8 детей. Немного не дожил до 40 лет князь Дмитрий; на 21 год пережила его Ев­докия и скончалась на 54-м году своей жизни. Хотя супруже­ство великокняжеской четы и было счастливым — в смыс­ле взаимности в любви, тгонимании и одобрении обоюдных дел, — протекало оно в сложных, даже трагических исто­рических условиях. Она знала и о его частных недостатках, но не пыталась изменить его характер (например, по от­ношению к церковным иерархам князь не всегда был послуш­ным слугой). Княгиня осознавала себя прежде всего первой по­мощницей мужу, никогда и ни в каких ситуациях она не впа­дала в отчаяние, просила и надеялась на помощь Божию.

В 1380 г. под руководством ее мужа русские одержали пер­вую победу над ордынцами на Куликовом поле. Но в 1382 г. ордынский хан Тохтамыш подошел к Москве и осадил ее. Не трусость, а чувство материнского долга за сохранение ве­ликокняжеской семьи заставило княгиню Евдокию оставить Москву. Обманом войска хана Тохтамыша вошли в город, сожгли Москву, убили великое множество москвичей. Вдвой­не этот захват был тяжел для княгини Евдокии, в этом были повинны и ее родственники, которые выступили со­юзниками ордынцев и обманули москвичей.

Чтобы отстоять в Орде свое право на великое княже­ние, надлежало великому князю Московскому ехать к хану Тохтамышу. В 1383 г. послали с ответственной миссией в Орду старшего сына князя, 13-летнего княжича Василия, и бояр. Ордынцы оставили Василия у себя в качестве залож­ника, они фактически держали его в плену. 2 года жил в плену у хана княжич Василий, потом ему удалось убежать. Мож­но только догадываться, какие безграничные муки и стра­дания терзали княгиню Евдокию, как постоянно волновалась

за сына, но ничего изменить не могла. Адже узнав о его побе­ге, она долго не знала о его судьбе, а он скитался в чужих землях и далеко не сразу смог добраться до Москвы.

Великий князь Амитрий Иванович передал престол своему старшему сыну Василию, завещал, чтобы соправительтщей ему была мать — великая княгиня Евдокия. Став на 37 году жизни вдовой, она реально оценивала свои организационно-уп­равленческие способности, вот почему и воздерживалась от непосредственного активного участия в государственных де­лах, свою роль соправительнхщы видела в ожидании возмужа­ния сына и в советах решения государственных дел с мудры­ми опытными боярами. Весь облик и внутренний мир краса­вицы великой княгини отождествлял мудрость, привлекатель­ность, доброе начало и позитивные намерения князей москов­ского великокняжеского дома. Несмотря на ее благопристой­ный, кристально чистый образ жизни, у нее были недоброже­латели, упрекавшие ее в любви к роскоши и участии в любов­ных утехах. Она доказала им нелепость этих слухов, пото­му что не хотела, чтобы продолжалось дискомфортное ду­ховное состояние ее детей; при этом она запретила наказы­вать клеветников. Она учила людей творить только добро, не разносить и не верить клевете, воспринимать клевету только как испытание крепости своего духа, в известном смысле подавала пример в толі, что только с равньши мож­но выяснять отношения, особи низшего уровня развития не стоят траты на них времени, сил, элюций.

/духовная зрелость великой княгини Евдокии еще раз ярко проявилась в 1395 г., во время нашествия Тамерлана на Русь. По ее совету принесли из Владимира в Москву чудотворную Владимирскую икону Божией Матери. По преданию, в этот самый день и час Тамерлан спал в своем шатре и видел во сне видение «Светозарной Жены», окруженной огромным во­инством и огромным числом ангелов, каждый из которых держит в руках огненный меч, устремленный на него. Та­мерлан испугался и велел своим войскам отступать. Вели­кая княгиня в 1402 г. приняла монашество, через 5 лет в воз­расте 54 лет она умерла.

31.07.2015 | Автор:

Покидая древний, с яркой историей город Углич, неред­ко туристы настраиваются на грядущие не столь интерес­ные встречи с иными городами на трассе туристического маршрута. Но посетив эти города, они убеждаются, как кра­сивы, по-своему неповторимы и благородны в своей исто­рии, жизни, облике абсолютно все города, которые им уда­лось увидеть в этой поездке.

Недалеко от Углича находится небольшой и уютный го­род Мышкин (менее 7 тыс жителей), являющийся класси­ческим представителем городов русской провинции. В наши дни — это очеь привлекательный провинциальный город с хо­рошо сохранившейся исторической планировкой и застрой­кой (новых строений в нем относительно немного, они не ис­казили его исторический облик купеческого города). Мыш- кинцы издавна славятся предприимчивостью, находчивостью, патриотизмом. Неудивительно, что именно в этом городе воз­ник и существует первый и единственный в мире Музей Мыши, создан целый комплекс народных музеев. До сих пор в путеводителях и энциклопедиях («Города России», «Энцик­лопедия туриста» и др.) о Мышкине обычно нет никакой ин­формации, в лучшем случае говорится, что Мышкин — клас­сический город русской провинции. Но если человек хоть раз побывал в этом милом исконно русском городе, он никогда его не забудет, захочет посетить его еще не один раз.

Мышкин расположен в месте, где расселялись первона­чально финские племена; в XI в. сюда пришли славяне, кото­рые ассимилировались с местными племенами. В XII в. здесь жили в основном русские. С севера сюда на больших лодках (ладьях) приплывали торговые люди; купцы эти чаще всего были из мест нынешней Швеции (славяне их называли ва­рягами). Местные жители постепенно приобщались к учас­тию в торговой деятельности. Жители древнего Мышкина продавали приезжим купцам мед, воск, кожи, овчину, шерсть, меха, а покупали то, в чем ощущали надобность.

Мышкин с начала XII в. входил в состав Ростово-Суздаль­ской земли, в 1148 г. новгородцы заселили эти земли. Среди взятых поселений было тогда маленькое укрепленное место на мысу между Волгой и Студеным ручьем; этот древний го­родок и стал началом Мышкина. К началу XIII в. Мышкин был городом Ярославского княжества. Развитию и жизнеспо­собности Мышкина способствовало его выгодное экономи­ко-географическое положение. Волга летом и зимой (това­ры везли летом на лодках, зимой — по льду в санных обозах)

image58

Старый деревянный дом в Мышкине

была важной торговой дорогой, а выходившая к г. Ярослав­лю р. Юхоть тоже была торговой дорожкой. Мышкин вско­ре стал маленьким местным торговым центром.

В 1238 г. в первый раз в значительных масштабах Мышкин разорили ордынцы. С давних времен живет легенда, что Мыш­кин в те давние времена принадлежал, митрополиту Алексию (который со временем был причислен к лику святых), который в своем завещании передал этот город основанному им Чудову монастырю в Москве. Считают, что в период ордынского на­шествия и после него существовал не город, а село Мышкино — торговое село московского Чудова монастыря.

Мышкинская земля внесла свой вклад в завоевательную политику московских князей. В 1552 г. по приказу царя Ива­на Грозного в вотчине князей Ушатых на месте современ­ного г. Мышкина срубили большую деревянную крепость. Затем весной ее разобрали и на судах, плотах свезли вниз по Волге. Потом за 4 недели под Казанью вырос город-крепость, ставший опорным пунктом при взятии Казани и покорении Казанского ханства.

В 1764 г. императрица Екатерина II отобрала в процессе секуляризации у монастырей многие земли и селения, так село Мышкино стало государственным «экономическим се­лом». В 1777 г. по губернской реформе это село стало горо­дом Мышкиным. Статус города поселение получило благо­даря выгодному экономико-географическому положению, развитию уже тогда немалой торговли в нем, а также пото­му, что, путешествуя по Волге, императрица Екатерина II милостиво похвалила это место.

Выгодное экономико-географическое положение форси­ровало развитие торговых функций в Мышкине, особенно этот процесс усилился после отмены крепостного права в 1861 г. Многие мышкинцы были лоцманами на Волге, что также способствовало развитию торговли в их городе. Удач­ливая предприимчивость с давних времен стала (и сохраня­ется до наших дней) характерной чертой мышкинцев. На­пример, в этом небольшом городе в 1865 г. было 15 малых заводов: пивоваренный, 7 крупяных, солодовенный, масло-

бойный, салотопенный, известковый, винный, три мельни­цы, три кузницы; здесь проводились ярмарки (их было 2: ве­сенняя и зимняя — каждая по 3 дня). Мышкин стал значи­тельным торговым центром. Мышкинские купцы от Мологи до Кимр скупали яйца, 2 торговых дома яичной торговлей за­нимались постоянно, продавали яйца в разные города; а хлеб­ным делом занимались 15 торговых домов. Хлеб закупали не столько на месте, а главным образом на Нижней Волге. За­купленный хлеб шел четырьмя потоками: в Санкт-Петербург, Вологду, Тверь и Мышкин; поток на Мышкин полностью кон­тролировали и вели оборотистые мышкинские купцы.

В Мышкине хлеб мололи для себя и соседних уездов. Мыш­кинские купцы также бойко торговали русским маслом Пер­вое место в мышкинской «внешней» торговле занимало ма­нуфактурное дело, в том числе продажа разных материй, вклю­чая шелк. Выведя путем естественной селекции высокий, с большим числом семян, морозоустойчивый Брагинский лен, мышкинцы в разных частях Северной России открыли не­сколько контор по закупке этого льна. Одним словом, мыш­кинские купцы были очень сообразительными и расторопны­ми людьми, умели оперативно корректировать свою хозяй­ственную деятельность. Неудивительно, что в Мышкине было немало богатых купцов и состоятельных людей.

Особо нужно заметить, что раньше состоятельные мыш­кинцы щедро жертвовали средства на благотворительные нужды, вели трудоемкую работу по осуществлению обще­ственно полезных проектов, дел. Так, предводитель уездного дворянства Ф. К. Опочинин возглавил создание местной биб­лиотеки, собранной на средства и из книг его состоятельных земляков; в этой библиотеке было 12 тыс. томов книг — очень много по тем временам. Богатая Опочининская биб­лиотека была известна не только в Мышкине. По инициа­тиве мышкинской интеллигенции были устроены и народ­ные библиотеки в ряде сел их уезда. Именно в Мышкине во второй раз в истории России были переизданы русские ле­тописи («Древняя Российская Вивлиофика» — полное собра­ние русских летописей, в том числе предисловие к этому фун-

даментальному изданию). Ежегодно издавались большие со­лидные книги «Журналы заседаний Мышкинского уездного земского общества». Особенно щедро мышкинцы жертво­вали деньги на строительство и украшение храмов и благо­устройство кладбищ.

Немало выходцев из Мышкина стали заметными лично­стями в Санкт-Петербурге, Москве и других городах России. В начале XX в. в Петербурге успешно действовало «Мышкин- ское благотворительное общество» (объединявшее выходцев с мышкинской земли), которое имело свое отделение в Мос­кве. Где бы ни жили мышкинцы, они всегда поддерживали традицию помощи своим землякам — средствами, связями, знаниями, знакомствами.

Сообразительные мышкинцы много ездили по России, успешно вели свои дела, заводили полезные знакомства, связи и никогда не забывали свою малую Родину — их родной го­род. Неудивительно, что они стремились привезти и привне­сти все новации, все лучшее в стране и в жизнь родного Мыш­кина Вот почему Мышкин грамотно застроен, многие его здания — исключительно красивы, являются архитектурны­ми памятниками. Благородной была не только застройка го­рода, но и внутренняя отделка зданий, как минимум — по­коев в лучших особняках, которые нередко создавали извес­тные архитекторы и строители. До наших дней коллекция кафельных печей, украшенных скульптурами, именно в Мышкине — лучшая в русской провинции (например, в доме купцов Чистовых-старших, в домах Чистовых-младших, Гробовых, Столбовых и в некоторых других зданиях).

Развитие Мышкина заметно затормозилось в конце XIX в., особенно сильно после того, как купцы, торговавшие по Вол­ге, не допустили строительство железной дороги к их городу. Но транспортировка грузов по железной дороге оказалась более быстрой и выгодной. Тогда мышкинцы с 1870 г. начали хлопотать о подводе железнодорожной ветки к их городу; а когда этот вопрос решили на организационно-управленчес­ком уровне и собрались ждать начала строительства, разрази­лась 1-я мировая война, и пришлось решать иные проблемы.

В советский период в визуальном плане Мышкин мало изменился. Промышленные предприятия в нем не множи­лись, в том числе и потому, что нет здесь ветки железной до­роги. Построенные новые немногочисленные здания — жи­лые и для предприятий сферы обслуживания — облик горо­да, к счастью, не изменили. Но ряд исторических строений снесли, в том числе каменную церковь XVIII в. в честь и па­мять святителя Алексия, митрополита Московского.

В наши дни Мышкин имеет слабо развитую градообразую­щую базу. Среди предприятий особое место занимает неболь­шая фабрика по изготовлению валенок. Валенки до сих пор

image59

Мышкин. Реставрация Успенского собора

пользуются спросом, который год от года растет. Определяется это не только сохраняющейся потребностью жителей в этой традиционной форме обуви, но и растущим осознанием того, что валенки — экологически благополучная обувь; кроме того, меняется и внешний вид валенок. Отдельные виды валенок — с вышивкой, аппликацией, другими видами украшений или де­коративными вырезами — являются оригинальной и очень кра­сивой обувью, почти произведением обувного искусства

В Мышкине очень небольшая часть жителей занята в про­изводственном секторе, многие все свои силы отдают подсоб­ному хозяйству — огороду, а летом еще и собирают грибы и ягоды для себя и на продажу, ловят рыбу с теми же целями. Год от года растет занятость в обслуживающей сфере. Расту­щий поток туристов и экскурсантов определяет необходи­мость в ощутимом числе экскурсоводов, других представите­лей туристического бизнеса В городе возродились традици­онные промыслы: гончарное дело, кузнечное дело, вышивка Главными архитектурно-художественными досто­примечательностями Мышкина являются Никольский собор (1766) и Успенский собор (1820 г; его строительство было по­священо победе в войне 1812 г.; это второй по величине со­бор на Ярославской земле, один из красивейших на Волге, по обширности и внутреннему разнообразию убранства он не ус­тупает никакому собору на Верхней Волге, кроме Рыбинско­го), бывший дом Чистовых-младших (арх. АА Михайлов; зда­ние строительного училища, это почти точное повторение об­лика здания первой Российской Академии наук, в нем сохра­нились красивые кафельные печи), бывший дом Опочининых — старших (библиотека, сохранились красивые кафельные печи). Лучшим зданием Мышкина был сохранившийся до наших дней бывший дом купца Т. В. Чистова; именно в этом доме ос­танавливались особы императорской фамилии, высокого сана священнослркители, крупные губернские начальники. Поз­же в этом доме размещалась земская больница. Представля­ют определенный художественный интерес и некоторые дру­гие жилые здания, как правило, 2-этажные, нередко с любо­пытными формами декора.

23 августа 2008 года в День города во время про­ведения 2-го Международ­ного фестиваля Мыши, ко­торый отмечают раз в 12 лет, торжественно от­крыли «Мышкины Пала­ты». Они включают в себя:

image60"Тронный зал, в котором восседает Мышиный царь с

царицей; Императорский в Народном музее Мышкина зал, где собраны подарки

маленькому ярославскому городку от Императора Медведя (он изображен на гербе областного центра, Ярославля); Цар­ский зверинец; царскую трапезную «Мышиный перегрыз»; Царские кладовые и Мышиную нору. Большой интерес пред­ставляет знакомство с многочисленными живыми предста­вителями мышиного семейства в специальном зале, где ими­тируются разнообразные природные условия.

В Мышкине по инициативе жителей был относительно не­давно создан Народный музей, состоящий из нескольких му­зейных объектов. В комплексе Народного музея, кроме Музея Мыши, можно увидеть старинные жилые и хозяйственные по­стройки, экспозицию в павильоне о жизни «водочного короля» России ПА Смирнова, экспозицию исторической техники и др. Экскурсанты могут посетить мастерские гончаров и кузнецов. Кроме того, есть Краеведческий музей, Музей русской водки, Му­зей валенок, Музей сицкарей (жителей поселений на реке Сить). Отдельный интерес представляет сувенирная лавка, она же — ан­тикварный магазин (хороший и относительно недорогой).

В этом Народном музее хранятся огромной ценности релик­вии XVIII в., связанные с земной жизнью великого русского че­ловека и святого — замечательного флотоводца Ф. Ф. Ушакова (см. с. 134—137). В музее бережно сохраняются двери, лав­ка, часть утвари из храма села Хопылево бывшего Романовс­кого уезда, где этот будущей непобедимый адмирал был кре­щен и куда он приходил творить молитвы. Резные врата входа

в храм села Хопылева, его старинные скобы напоминают о Ф. Ф. Ушакове особенно четко, этих дверных скоб касалась рука этого русского святого. К сожалению, большинство россиян крайне мало знают об этом удивительном человеке, в лучшем случае помнят о его победах в морских сражениях при числен­ном и техническом превосходстве сил противника

Федор Федорович Ушаков (1745—1817) —

величайший русский флотоводец, полный ад­мирал (с 1799 г.), один из создателей Черноморского фло­та и с 1790 г. его командующий, гіскуснейший, смелый бое­вой военачальник, талантливый военный стратег и так­тик-новатор и легенда русского флота, искусный политик и дипломат, прожил яркую и плодоносную для России жизнь, пожертвовав ради благополучия страны и лучшей доли его

image61

Адмирал Ф. Ф. Ушаков

канонизирован Русской Православной Церковью

соотечественников своим личным счастьем, обеспеченно­стью, спокойной старостью. Он не проиграл ни одного сра­жения на море, не сдал в плен ни одного моряка.

Ф. Ф. Ушаков родился в селе Ъурнаково в Романовском уезде (ныне Тутаевского района Ярославской области). Он происходил из старинного, но не богатого дворянского рода. Окончил морской кадетский корпус 621 год, служил на Бал­тийском флоте, а с 1769 г. — в Тройской (Азовской) фло­тилии, участвовал в Русско-турецкой войне 1768 — 1774 гг. С 1775 г. командовал фрегатом. В 1780 г. (ему 35 лет) был назначен командиром императорской яхты, но вскоре от­казался от придворной карьеры. В 1790 г. Г. А. Потемкин вверил ему начальство над Черноморским флотом, с тех пор началась военная слава Ушакова.

Ф. Ф. Ушаков разработал и применил лшневренную так­тику, одержал ряд крупных побед над турецким флотом в Керченском морском сражении, у Тендры (1790) и Калиак — рии (1791). Он успешно провел Средиземноморский поход русского флота во врелія войны против Франции 1798— 1800 гг. На освобожденных Ионических островах он создал «Республику семи островов», дал возможность коренному населению участвовать в местных органах управления.

Ушаков был новатором в морской тактике. Он отка­зался от линейной тактики, применил единые походно-бо­евые порядки, решительное сближение с противником на короткую дистанцию без перестроения боевого порядка, со­средоточение основных усилий против флагманских кораб­лей противника, выделение резерва, сочетание прицельно­го артиллерийского огня и маневра, преследование против­ника до его уничтожения или взятия в плен. Дял образцы организации взаимодействия армии и флота при овладении территорией (Ионическими островами и о. Корфу). Он придавал очень большое значение морской и огневой выучке личного состава. Был ярым сторонником суворовских прин­ципов воспитания подчиненных.

Величайший русский полководец генералиссимус А. В. Су­воров любил и уважал Ф. Ф. Ушакова как «грозу турок, по-

трясшего Константинополь и Да, рданеллы». Между этими двумя выдающимися русскими полководцами было много общего. Ушакову так же как и Суворов, в больших чинах ос­тавался простым русским человеком, с почтением вспоми­нал русскую провинциюу где он родился, любил богослуже­ния и, если была хоть малейшая возможность, ежедневно выстаивал все церковные службы. Но он был лишен радос­тей семейной жизни. Этот страшный для турок «Ушак — пагиа» чуть ли не побаивался женщин, не знал., как себя луч­ше вести в женском обществе, чувствовал себя неловко, краснел и т. п. Ушаков не любил придворную жизнь, полную лжи и двуличияу лести, преклонения перед начальством.

Далеко не все начальники понимали его воинскую гени­альность. Екатерина II, Павел I, Г. А. Потемкин, А. В. Суво­ров осознавали это, а были и те, кто сполна не понимал этого или завидовал ему. Среди последних — особенно в конце 1780-х гг. — был контр-адмирал граф Марк Войно­вич (человек малоспособный и крайне завистливый), а по­том — и император Александр I, который сполна не по­нял и в должной мере не оценил заслуги Ушакова. {Александр I назначил великого флотоводца на второстепенную долж­ность главного командира Балтийского гребного флота и начальником флотских команд в Петербурге, а в 1807 г. этот 30-летний император уволил 62-летнего Ушакова в отставку. Во время Отечественной войны 1812 г. 67-лет­него Ушакова избрали начальником ополчения Тамбовской губернии, но он из-за болезни отказался от должности. Ког­да он вышел в отставку и жил на покое в своем имении, то постоянно жертвовал деньги бедным, больным, раненым морякам и солдатам. К старости, когда почти все его бое­вые соратники умерли, а большинство знавших и окружав­ших его людей сполна не помнили, не знали, не ценили его заслуги перед Родиной, Ушаков стал даже чуждаться лю­дей, жил одиноким и почти всеми забытым в своей дерев­не. В эти годы он особенно стремился помогать тем, кому в жизни приходилось еще хуже, чем ему. В 1813 г. он раздал нуждающимся практически все свои сбережения, сам до-

волъствовался самым малым. Уже при жизни многие счита­ли его святым человеком, бессребреником. Ушакову все свои силЫу энергию у знаниЯу здоровье отдавший служению Роди­не, ради выполнения воинского долга оставшийся без семьи, старый и больной оказался государству и большинству со­отечественников не нужен.

Ушаков умер в возрасте 72 лет в деревне Алексеевка, ныне Темниковский район Республики Мордовия. Он был по­хоронен близ г. Темникова в Рождество-Ъогородицком Са — наксарском монастыре. (Он был племянником почитаемо­го Феодора Санаксарского.) Гораздо позже именем Ушакова назвали бухту в юго-восточной части Баренцева моря и мыс на северном побережье Охотского моря. Имя Ушакова но­сили боевые корабли русского и советского Военно-морско­го флота. В 1944 г. были учреждены военный орден Ушако­ва двух степеней и медаль. В 2001 г. Русская Православная Церковь начала решать вопрос о причислении Ф. Ф. Ушако­ва к лику русских святыху в 2004 г. Церковный собор утвер­дил эту канонизацию. Святые мощи Ушакова долгое время покоились в Рождество-Вогородицком Санаксарском мужс­ком монастыре в храме Рождества Богородицы. После того как в Саранске построили и освятили (2006 г.) новый, 9-ку­польный, очень высокий (63 м) и красивый на 3 тысячи ве­рующих собор, в него перенесли святые могци Ф. Ф. Ушакова.

В комплексе Народного музея есть уникальный мини-му­зей — павильон с экспозицией документов о семье знамени­тых производителей винно-водочной продукции в царской России и щедрых благотворителях — Смирновых. В царской России любили и почитали «смирновскую водку» (как и «куз­нецовский фарфор», «швейную машинку Зингер», «часы Буре» и кое-что другое). Самым известным из русских водочников был ПА. Смирнов (см. с. 138—144) — уроженец Мышкин — ской земли, прихожанин храма в селе Потапово (в деревне, где он жил в детстве, не было храма). Он, став известным и очень богатым человеком, построил новый 5-главый приход­ский храм, который мог быть украшением любого крупного

города Но этот храм в селе Потапово разрушили в советский период; теперь в музее-павильоне в г. Мышкине в экспозиции хранится язык одного из 10 колоколов этого приходского хра­ма во имя святого Николая Угодника.

Петр Арсеньевич Смирнов (1831—1898) был

«водочным королем» щрской России. Внук кре­постного крестьянина Алексея из Мышкинского уезда Ярос­лавской области и сын крепостного Арсения — Петр, как и все его предки, родился в деревне Каюрово (Текусеино), неда­леко от г. Кашина. Он достиг за свою жизнь небывалого пред­принимательского успехи, которого большинство русских предпринимателей — «міілхионщиков» из народа — дости­гали только в третьем-четвертом поколении. Его успехи стали возможными не только благодаря его честности,

image62

П. А. Смирнов —король русской водки

трудолюбию, терпению, недюжинным предпринимательс­ким способностям, но и в большой мере благодаря времени, когда он жил. А это был период (реальных и прогрессивных для того исторического этапа развития России) реформ им­ператора Александра II, получившего почетный титул «Ос­вободитель» (1818—1881, правил с 1855 г.).

В 1861 г. было отменено крепостное право, в 1863 г. был отменен винный откуп и вступила в действие новая акциз­ная система, были установлены правила налогообложения и продажи водки (производство, оптовая и розничная про­дажа простой 40-градусной водки были переданы в руки всех желающих, а не только откупщиков и их агентов).

Петр Арсеньевич начал свое дело не на пустом месте. Как минимум с 1818 г. его отец и 4 его брата начали их се­мейный винно-водочный промысел. Тогда его отец и родные дяди — 5 братьев — были главным образом управляющи­ми в ренсковых погребах (где продавали виноградные вина) у московских купцов. Выкупившиеся (на вырученные от ви­ноторговли средства) из крепостной зависимости в 1830— 1850-е гг. все 5 братьев получили разрешение носить фа­милию «Смирновы» (за свой мирный характер). 7-летний Петя начал работать «мальчиком» в ренсковом погребе в Москве у его дяди Ивана Алексеевича Смирнова. Здесь начи­нали работать «мальчиками» и его двоюродные братья — будущие партнеры по винно-водочному производству, тор­говле. В 1857 г. Арсений, а также его жена и двое сыновей (в том числе Петр) смогли выкупиться из крепостной за­висимости. Так только в 26 лет П. А. Смирнов стал свобод­ным человеком. 5 братьев Смирновых год от года увеличи­вали свое состояние. Они были собственниками в Угличе гос­тиниц, постоялых дворов, трактиров, пиво — и медоварен­ного завода, в Москве — ренсковых погребов, амбаров, неболь­шого водочного завода на Берсеневской набережной. Аидером из 5 братьев в фамильном смирновском винно-водочном производстве был Иван Алексеевич (самый энергичный и со­стоятельный из них). В 67 лет он у мер, его сыновья не смог­ли успешно возглавить начатое Смирновыми дело. Новым

лидером в фамильном винно-водочном производстве стал 42-летний Петр Арсеньевич Смирнов. П. А. Смирнов вскоре уже владел в Москве несколькими ренсковыми погребами, во­дочным заводом, домом на Пятницкой у Чугунного моста (куда он перевел свой первый водочный завод с ренсковым погребом), год от года список его недвижимого имущества увеличивался. Это был этап, когда 2-е поколение двоюрод­ных и родных братьев Смирновых объединились для веде­ния их фамильного винно-водочного дела.

В 1871г. фирма купца 1-й гильдии П. А. Смирнова уже вхо­дила в число 30 московских предприятий, продукция которых успешно продавалась в разных частях Российской империи. В 1873 г. на Международной выставке в Вене продукция его за­вода получила первую награду — «Почетный диплом», затем были многие медали, дипломы, иные знаки высокой оценки про­изведенной его фирмой продукции (они были получены в Па­риже, Стокгольме, Филадельфии и многих других городах).

К концу 80-х гг. XIX в. винно-водочный завод П. А. Смирнова стал крупнейишм предприятием своей отрасли в России и во всем мире. К концу XIX в. фирма П. А. Смирнова производила около 400 видов различных спиртных напитков. В 1877 г. за­вод Смирнова получил право изображения на этикетках, рек­ламах и вывесках государственного герба Российской империи; к концу XIX в. на бутылках лучших смирновских напитков уже красовались 4 государственных герба. В 1886 г. он стал по­ставщиком винно-водочной продукции к Высочайшему Авору, т. е. стал Поставщиком Двора Его Императорского Величе­ства. Он стал также Поставщиком Двора Короля Швеции и Норвегии, позже его фирма стала Поставщиком Двора Коро­ля Испании. П. А. Смирнов благодаря высочайшему качеству выпускаемой его заводами продукции получил привилегию быть единственным поставщиком кагора во все гуеркви и мо­настыри России (а их тогда было огромнейшее число).

П. А. Смирнов был гцедрым благотворителем. Так, толь­ко в Москве для рабочих его завода он построил несколько домов с бесплатными или дешевыми квартирами, дети из наименее обеспеченных семей его рабочих получали обра-

зование за его счет, проработавшим на его заводе 25 лет платил пожизненную пенсию. Он деятельно участвовал в очень большом числе благотворительных кампаний и дел.

П. А. Смирнов был одним из первых русских производите­лей винно-водочной продукции, чей товар вышел на междуна­родный рынок и успешно конкурировал с зарубежными образ — гцгми. Отделения его фирмы были в Париже, Кондоне, Нью — Йорке и ряде других зарубежных городов. Продукцию фирмы Смирнова продавали в городах Европы, Азии, Америки.

П. А. Смирнов был трижды женат, так как жены его уми­рали. У него родилось 14 детей, из них сын-первенец умер во младенчестве. Выросли 5 сыновей и 8 дочерей. П. А. Смирнов свои надежды с развитием производства связывал с сыновья­ми. В 1893 г., когда ему было 62 года, он поручил своему стар­шему сыну Петру организовать «Товаршцество водочного за­вода, складов вина, спирта, и русских и иностранных виног­радных вин П. А. Смирнова в Москве», что и было сделано.

В 1895 г., когда П. А. Смирнову было 64 г., в России возоб­новилась государственная винная монополия. Большим уда­ром для него стало запрещение производства водки частным фирмам. Эта ситуация стала причиной его глубокой депрес­сии. В 1898 г. в возрасте 61 лет он скончался. Смирнова по­хоронили на Пятницком кладбище Москвы, где недавно по­томки Смирнова восстановили их семейный склеп (остан­ков П. А. Смирнова в нем нет, их ликвидировали в советский период, но около склепа сооружен памятник в его честь).

Созданное по ингщиативе П. А. Смирнова «Товаршцество» в новых условиях и с новымируководителями долго существо­вать не смогло и в 1902 г. было закрыто. 3 старших сына Смирнова — Петр, Николай, Владимир — создали «Торговый дом братьев Смирновых», но он просуществовал не более 3 лет. Братья после смерти родителей (которых они уважа­ли и побаивались) правильно распоряжаться доставшимся им наследством и полной свободой не смогли. Их первоначально значительные средства ушли на финансирование не связан­ных с винно-водочным производством, а просто приятных или интересных для них проектов, которые истогцили их

средства и не могли приносить доход. Большие деньги ушли на оплату комфортной жизни,, к которой они привыкли и стремились, бесчисленные дары фавориткам и меняемым женам, неизбежные траты при ставших для них обычными семейных расставаниях и разводах. Одним словом, дети и внуки Смирнова не обладали должной и стабильной деловой сметкой, были избалованы и, по сути, нежизнеспособны в же­стких кагшталгютшческих реалиях. Часть потомков Смир­нова была репрессирована в советский период.

События осени 1917 г. принесли национализацию всего смирновского колоссального имущества (в Москве и Дагес­тане винно-водочный и коньячный заводы, конюшни и кон­ные заводы, особняки — только в Москве и Подмосковье око­ло 30 — и многое-многое другое). Часть потомков П. А. Смир­нова эмигрировали, часть — остались в России. Ни один из них в 1920-е гг. не захотел или не смог возродить их фамиль­ное производство на условиях аренды или кооперации, хотя были многочисленные подобные примеры работы бывших частных предпрштий винно-водочной промышленности по новому сценарию, в новых исторических условиях.

Потомки П. А. Смирнова, эмигрировавшие из России в страны Европы, не смогли возродить на должном уровне собственное дело на чужбине. Только один его сын — Вла­димир Петрович — с большими трудностями и частичны­ми потерями возродил дело своего отца, не дал кануть в веч­ность фамилии известною российского водочника П. А. Смир­нова. Благодаря ему в 1923 г. был открыт «Торговый Дом Петра Смирнова и Сыновья», или по-французски «S-te Pierre Smirnoff Pis». Позже, уже после его кончины (1934), именно эта фирма развернула производство смирновской водки в Америке. Так в США появилась понравившаяся всем, особен­но после 2-й мировой войны, водка «Smirnoff».

С начала 1990-х гг. потомки П. А. Смирнова в России сде­лали немало для рассказа россиянам о забытом винозавод­чике и очень крупном благотворителе П. А. Смирнове, а так­же старались возродить смирновское дело. Было организо­вано акционерное общество «Смирновская фирма», кото-

рая успешно сотрудничает с ОАО «Корнет» (один из луч­ших производителей русского шампанского) и способству­ет выпуску высококачественной винной продукции. В 1995 г. было создано новое игристое вино «Старые традиции №161»; за короткое время это новое шампанское узнали и высоко оценили в России и за границей. Помня об обшир­ной благотворительной деятельности П. А. Смирнова, его потомки продолжают смирновскую традицию благотво­рительности. В 1992 г. они создали благотворительный «Фонд памяти П. А. Смирнова в Москве», который неброс­ко, но результативно творит добрые дела.

Но, как и во многих ситуациях, тем более если есть на­дежда на выгоду, среди дальних потомков П. А. Смирнова ока­зались ловкие и чрезмерно шустрые люди. Это потомки младшего сына П. А. Смирнова Алексея, человека очень боль­ного, страдавшего с детских лет нервным расстройством, бывшего до 1917 г. под опекой, никогда не работавшего. В со­ветский период он пребывал в гражданском браке с бывшей крестьянкой — со своей кухаркой и экономкой. Потомки П. А. Смирнова по линии его младшего сына Алексея — Алек­сей Борисович Смирнов (правнук) и его сын Борис Алексеевич Смирнов (праправнук) в 1990 г. спорным путем получили от родственников материалы о семье Смирновых и с огромным трудом собранные ими рецепты производства смирновской продукции. Ар этого прямые потомки Смирнова собрались и решили общими усилиями возрождать смирновское дело и традиции. А. В. и Б. А. Смирновы-младшие, без ведома род­ственников и обработав средства массовой информации, объявили себя единственными наследниками и правопреем­никами «водочного короля гщрской России», зарегистрирова­ли малое предприятие «П. А. Смирнов и потомки в Москве», получили в долгосрочную аренду родовой дом семьи Смирно­вых на Пятницкой улице. Б. А. Смирнов стал производите­лем водки «Смирновъ». 2 шустрых человека обманули, а фак­тически и обокрали более 30 человек прямых потомков П. А. Смирнова. Вот так очередное «смутное время» дало со­мнительные шансы ощутить себя на какой-то период во-

донным принцем потомку психически ненормального

А. П. Смирнова. (Сюжет о смирновском наследии в конце XX — начале XXI в. изложен по книге К. В. Смирновой Г. В. Чи — няева и др. «Водочный король Петр Арсеньевич Смирнов и его потомки». М.: Радуга, 1999 и более поздние издания.)

Далее за г. Мышкиным на трассе туристического марш­рута, на левом берегу р. Волги находится населенный пункт Борок, в советский период ставший центром сосредоточе­ния ряда научных организаций. Здесь работают Институт биологии внутренних водоемов РАН, Институт геофизики, некоторые другие научные и научно-исследовательские орга­низации. Научно-исследовательская биологическая станция занимается разработкой проблем, связанных с жизнью Ры­бинского водохранилища (как примера искусственных мо­рей) и его обитателей в новых для них условиях, а также воп­росами разведения промысловых рыб и изучением послед­ствий создания водохранилища в этих местах. Здесь, в бар­ской усадьбе, прошло детство удивительного человека, рево­люционера, ученого, писателя НА. Морозова (1854—1946). Его судьба ярко доказывает, что умный и сильный духом че­ловек всегда сможет найти свое достойное место в жизни, и никакие жизненные обстоятельства не смогут его сломить как личность. Морозов был сыном помещика и крепостной крестьянки. Он в юности увлекся идеями революционеров, стал народовольцем, встречался с К. Марксом. За революци­онную деятельность в 18 лет его приговорили к вечной ка­торге, замененной заключением в одиночной камере Пет­ропавловской, а затем Шлиссельбургской крепостей, где он провел 23 года Пока на свободе он мечтал о революцион­ных потрясениях и кое-что делал для их приближения, то серьезно заниматься своим образованием он не мог. В тюрь­ме он нашел себе достойное занятие: стал компенсировать свои пробелы в образовании. В тюремной камере он главным образом совершенствовал свои познания в области естествоз­нания; серьезно освоил математеку, астрономию, метеоро-

логию, химию, а затем — и историю. За 23 года пребывания в тюрьме к его 51 году он стал действительно образованным и думающим человеком. В 1923 г. (он был на свободе с 1905) имение в Бороке ему было передано в пожизненное пользо­вание в знак признания его революционных заслуг. Умер в возрасте 92 лет рке известным автором трудов по химии, физике, астрономии, математике, истории. Кроме того, он написал ряд повестей, стихотворений, воспоминаний («По­весть моей жизни», т. 1—2,1965 г.). В своих мемуарах он рас­сказал о своей деятельности в кружках «чайковцев», «Земли и воли», в исполкоме «Народной воли», об участии в поку­шении на императора Александра II. В наши дни в Бороке, в бывшей усадьбе Морозова, действует его мемориальный му­зей, в советский период был установлен памятник этому ре — волюционеру-народовольцу, четверть своей жизни провед­шему в тюрьме. Судьба НА. Морозова лишний раз доказы­вает, что те, кто смолоду начинает мечтать о разрушениях и не ценит достигнутого предками, как правило, сильнее все­го разрушают свою будущность, счастье, покой, лишают себя многих жизненных радостей.

Пройдя селение Борок, теплоход выходит в озерную часть Рыбинского водохранилища, одного из крупнейших искус­ственных озер России и Европы. Рыбинское водохранилище простирается в Ярославской, Тверской, Вологодской областях. Оно образовано плотиной Рыбинской ГЭС (эта плотина под­нимает уровень вод Волги на 16 м); оно было заполнено в 1941—1947 гг. Рыбинское водохранилище имеет длину по руслу р. Волги 112 км, по р. Мологи — 198 км, р. Шексне — 204 км. Площадь Рыбинского водохранилища 4580 кв. км (больше в 14 раз Иваньковского и в 18 раз Угличского водо­хранилища, но меньше в 2 раза Онежского и в 4 раза Ладож­ского озер), его объем 25,4 куб. км, наибольшая глубина до 19—30 м, наибольшая ширина до 60 км. Свыше 60 рек (Мо — лога, Суда, Шексна, Сить, Ухра, Согожа и др.) несут свои воды в Рыбинское водохранилище. На Рыбинском водохранилище часто бывают почти морские штормы и бури, когда высота

волн достигает 2—3 и более метров. Нередко движение судов здесь осложняется густым туманом. Строительство Рыбин­ского гидроузла (с 1935), перекрытие р. Волги (1940), запол­нение Рыбинского водохранилища (до 1947) принесли ряд не­гативных экологических последствий. В окрестностях Рыбин­ского водохранилища климат изменился, ухудшился — лето стало прохладнее и влажнее. Воды и волны разбивают и по­глощают («съедают») часть береговой полосы. Здесь переста­ли вызревать пшеница и лен — важные в местном сельском хозяйстве культуры. Ритм ледохода на Волге и аналогичный цикл на водохранилище не совпадают. Водохранилище ско­вано льдом с середины ноября до начала мая (толщина льда от 60—70 см до 1 м); чтобы не задерживать начало навигации на Волге, на Рыбинском водохранилище приходится лед взла­мывать при помощи ледоколов. Навигация по Рыбинскому водохранилищу длится не более 190—200 дней. Из-за созда­ния водохранилища оказались затопленными исключительно плодородные земли, в первую очередь пойменные луга. Созда­ние Рыбинского водохранилища потребовало переселить в но­вые места 130 тыс жителей более 650 деревень и города Мо — логи, которые с заполнением водохранилища оказались затоп­ленными, как и 3 монастыря. Среди них был первоклассный с 1903 г. Леушинский женский монастырь (образованный в 1885 г. на основе Леушинской женской общины). Об этом мо­настыре теперь напоминают полуразрушенная церковь и об­разовавшийся остров Леушинский.

В Рыбинском водохранилище активно ведется лов рыбы. Но Рыбинское водохранилище изменило физико-географи­ческие особенности этого края, оказало влияние на рыбной промысел, на размножение водоплавающих птиц. В водо­хранилище, кроме щук, лещей и окуней, появился сазан. Из Ладожского озера сюда пришла ряпушка, из Белого моря — снеток. Здесь на плавучих торфяных островах гняздятся и живут до поздней осени утки, гуси, чайки, кулики, шилохво­стки, карачки, бекасы, турухтаны и цапли.

В северо-западной части Рыбинского водохранилища, не­далеко от города Весьегонск, находится Дарвинский запо-

ведник, где ведут опыты по разведению и переселению птиц, изучают изменения флоры и фауны местности в связи с со­зданием крупного водохранилища и последствиями этого. За­поведник был создан для охраны и изучения природных ком­плексов хвойных лесов и верховий болот южной подзоны ев­ропейской тайги, а также для изучения влияния Рыбинского водохранилища на ход естественных природных процессов. Дарвинский заповедник простирается в Вологодской и Ярос­лавской областях, он был организован в 1945 г., его площадь 112,7 тыс га. Он расположен на Молого-Шекснинской низ­менности и северо-западном побережье Рыбинского водохра­нилища В заповеднике сохраняется богатая фауна лось, ка­бан, бурый медведь, лисица, барсук, заяц-беляк, из птиц — глу­харь, тетерев, рябчик, белая куропатка, много водоплавающей птицы — утки, чайки, есть и редкие виды птиц — беркут, ор — лан-белохвост и скопа, занесенные в Красную книгу.

На южном берегу Рыбинского водохранилища находится Рыбинск — крупный по людности город (более 250 тыс че­ловек) — районный центр в Ярославской области. Имеются речной порт, железнодорожная станция на линии Бологое — Ярославль. Современный Рыбинск — это крупный многопро­фильный индустриальный центр, прежде всего крупный центр машиностроения. Здесь находятся заводы и производственные объединения: моторостроения, полиграфических машин, судо­строительное и заводы — машиностроительный, судострои­тельный, электротехнический, гидромеханический, гидромеха­низации, оптико-механический, станкостроительный, кабель­ный, дорожных машин, приборостроительный. В городе зна­чительное развитие получила пищевая промышленность, осо­бенно мукомольная. Имеются заводы: молочный, пивобезалко­гольных напитков; кондитерская фабрика и др. Кроме того, в Рыбинске есть мебельно-деревообрабатывающий комбинат, спичечная фабрика, кожевенный завод Есть и другие предпри­ятия. Большое значение для города и его окружения имеет Ры­бинская ГЭС. При такой мощной градообразующей базе Ры­бинск нуждается в кадрах высокой квалификации, частично эту проблему решают местные профессиональные и высшее учеб-

image63

Набережная Рыбинска. Спасо-Преображенский собор и Городской музей

ные заведения. В Рыбинске есть только один ведущий вуз: авиа­ционно-технологический институт.

Рыбинск имеет и значительную градообслуживающую базу. Большое значение имеют учреждения культуры Рыбин­ска. В нем работают два театра (драматический и кукольный), дом-музей физиолога АА. Ухтомского (жил здесь в детстве и юношестве), историко-архитектурный и художественный музей-заповедник. Нужно особо отметить интересные экспо­зиции и богатые фонды Рыбинского краеведческого музея. Здесь можно увидеть иконопись XVI—XVIII вв.; западноевро­пейские гравюры XVI—XIX вв.; русскую живопись XVIII — на­чала XX в. (полотна И. К. Айвазовского, ИЯ. Вишнякова, Е. К. и

В. Е. Маковских, З. Е. Серебряковой, А. Н. Бенуа, П. П. Кончалов­ского, И. И. Бродского, Н. К. Рериха и др.); декоративно-при­кладное искусство. В Рыбинске есть уникальный музей Молог — ского края (1995), рассказывающий о затопленном городе Мологе (первое поселение здесь известно с 1149 г.) и его ок­рестностях. Этот город находился недалеко от Рыбинска, в

месте слияния р. Мологи и р. Волги. Селение Молога в основ­ном сформировалось в середине XII в. В конце XVIII в. оно стало городом. Было время, когда Молога была центром само­стоятельного княжества, затем — крупным торговым и куль­турным центром Здесь проходили ярмарки, подобные Мака — рьевской и Нижегородской. Город окружали великолепные за­ливные луга, что способствовало развитию здесь молочного животноводства. Тогда здесь производили высочайшего каче­ства сливочное масло и сыры. Город был небольшим и уют­ным, утопал в зелени садов и палисадников с кустами сирени, жасмина, акации. Жители любили свой город; благодаря мест­ным меценатам в начале XX в. именно в Мологе открыли пер­вую в России гимнастическую школу… Когда строили канал Москва — Волга, решали в те 1930-е годы задачу и создания Рыбинского водохранилища. Для этого население г. Мологи (4,5 тыс, человек) переселили, а территория этого города и не­скольких сотен близлежащих селений и 3 монастыря оказа­лись затопленными водами Рыбинского водохранилища. В ме­леющем водохранилище иногда видны затопленные улицы и дома. Мологжане жалеют о затопленном городе, создано об­щество мологжан, его члены трогательно собирают материа­лы об истории их древнего и затопленного города. Издается литературно-исторический сборник «Молога».

Рыбинск, как и многие города, расположенные на реке, имеет линейную структуру. Он вытянут вдоль Волги на 22 км Особый историко-архитектурный интерес представляет ста­рая часть города, сохранившая регулярную планировку на­чала XIX в. Главными архитектурнохудожественными памят­никами Рыбинска являются Спасо-Преображенский собор (1838—1851, арх. А. И. Мельников) в стиле позднего класси­цизма и многоярусная колокольня, украшенная колоннами ионического ордера и увенчанная шпилем (1798—1802), Ка­занская церковь (1697, перестроена в 1760-х гг.; в интерье­ре — фрески 1767—1768), здание бывшей Хлебной биржи с 8-колонным портиком и внушительным фронтоном (1806— 1811), здание бывшей Новой биржи (1911, арх. А. В. Иванов), здание железнодорожного вокзала в стиле модерн (1904—

1905, арх. СИ. Минаш), костел в стиле неоготики (1910), на территории бывшего села Петровское — ансамбль бывшей усадьбы Михайловых (конец XIX — начало XX вв.) и др. Центр Рыбинска является классическим примером провин­циальной застройки XIX—XX вв. В начале XIX в. был разра­ботан «образцовый» проект для Рыбинска, предусматрива­ющий строительство каменных зданий на углах улиц и квар­талов, что способствовало созданию целостных ансамблей. В исторической части Рыбинска сохранилась многочислен­ная застройка 2-этажными каменными и деревянными до­мами, многие из этих каменных классических домов были возведены по типовым, а тогда говорили — «образцовым проектам». Новые районы Рыбинска, созданные в советский период, похожи на новостройки других городов России.

Подъезжая к Рыбинску по реке, взор поражают не ново­стройки, а комплекс Спасо-Преображенского собора и мощ­ное здание бывшей Хлебной биржи. По ним и ряду других исторических зданий можно догадаться о долгой и славной истории этого города. Посетив местный музей, можно от­крыть для себя уникальность Рыбинска по ряду позиций.

Рыбинск как населенный пункт имеет солидный возраст — более 930 лет (938 лет — 2009 г.), ведь поселение на месте со­временного города впервые упоминается в 1071 г. Этот город несколько раз менял свое имя: 1071 г. — поселение Усть-Шек — сна, с 1137 г. — Рыбаньск, с 1504 г. — Рыбная слобода или Дворцовая Ловецкая Слобода, в 1777 г. — город Рыбной (зна­чит, в статусе города возраст этого поселения — 230 лет в 2007 г.), 1946—1957 гг. — город Щербаков, в 1984—1989 гг. — Андропов, затем снова Рыбинск. В советский период городу пы­тались навязать имена советских партийно-государственных де­ятелей А. С. Щербакова (1901—1945) и Ю. В. Андропова (1914—1984), но они не прижились. К великой радости горо­жан, городу вернули его историческое имя Рыбинск.

По историческому названию города ясно, что его судьба была тесно связана с рыболовством. В начале XVI в. Рыбная слобода была известна как поставщик волжской рыбы к ве­ликокняжескому, а затем — царскому столу. В те времена в

Волге было очень мною осетров, стерляди, белорыбицы, су­дака, леща, щук и других видов ценных рыб. Во второй поло­вине XVII в. местные жители платили рыбный оброк, кото­рый включал 30 осетров, 20 белорыбиц, 10 больших стерля­дей, 25 средних и 50 малых стерлядей. Рыбный промысел приносил местным жителям ощутимые доходы.

С давних пор Рыбинск приобрел репутацию города бур­лаков, первые из них появились на Волге в XIV в. В XIX в. на Волге ежегодно работали не менее 100 тыс бурлаков (слово «бурлак» происходит от татарского слова «буйдак» — без­домный). Труд бурлаков был неимоверно тяжелым и мало­оплачиваемым. Из-за беспросветной нужды и чрезвычайно низкого образовательного уровня обычно крестьяне и бед­нейшая часть горожан были вынуждены наниматься в бур­лаки. Публицистика рубежа XIX—XX вв. оставила яркое опи­сание мучительного труда и нищенского быта бурлаков.

По мере упрочения хозяйственной значимости Рыбинс­ка менялся его облик, ускорялось его экономическое и про­странственное развитие, утверждался его административный статус. С XVII в. здесь сформировался торговый посад. С от­крытием Вышневолоцкой (1709), а позднее Мариинской (1808) и Тихвинской (1811) водных систем (связавших Вер­хневолжье с Санкт-Петербургом) Рыбная слобода стала бы­стро развиваться и превратилась в заметный торговый центр и место перегрузки судов. Увеличившееся экономическое значение слободы позволило преобразовать ее в уездный го­род Рыбной. С 1778 г. город вошел в состав Ярославского на­местничества, с 1796 г. — губернии.

В XIX в. город Рыбной стал самым крупным торговым цен­тром и крупнейшим портом на Верхней Волге. Летом здесь со­бирались до 100 тыс бурлаков и грузчиков. Значение города еще более увеличилось после открытия в 1871 г. железной дороги, которая связала его с портами Прибалтики и Петербурга. По­ложение значимого транспортного центра города Рыбной под­талкивало развитие в нем промышленности, которая здесь стала интенсивно развиваться со второй половины XIX в. В 1858 г. здесь открыли канатно-прядильную фабрику купцов Журавле-

вых, затем были открыты мукомольные и судостроительные предприятия. В царский период в городе в наиболее значитель­ных масштабах была развита пищевая промышленность (му­комольная, маслобойная и др.), а также легкая, судостроитель­ная, деревообрабатывающая. Но в памяти россиян этот город в большой мере остался как волжская столица бурлаков; в па­мять о них на берегу Волги установлен памятник. С историей Рыбинска в XX в. связаны судьбы маршала СССР В. К. Блюхера (родился в деревне Барщинка под этим городом), поэтов АА Суркова и ЛИ. Ошанина, художника НА Соколова (один из «Кукрыниксов»), политика Ю. В. Андропова

С Рыбинском и находившимся поблизости от него г. Моло­той (затопленным водами Рыбинского водохранилища) связа­ны события жизни видного государственного и партийного де­ятеля СССР Юрия Владимировича Андропова и двух его жен — Нины Енгалычевой и Татьяны Филипповны Лебедевой.

Юрий Владимирович Андропов (1914—

1984 гг.) и Нина Енгалыяева (его первая жена) учились в Рыбинске, здесь они встретили свою первую и боль­шую любовь. Ей предлагали ехать по распределению на ра­боту в Аенинград, но она из-за него отказалась. Ю. В. Андро­пов, (как минимум, еврей по линии матери Евгении Карлов­ны Фанштейн), был секретарем комитета комсомола Ры­бинского теосникума водного транспорта (который он окон­чил в 1936 г.), затем комсоргом ЦК ВАКСМ на Рыбинской су­доверфи. Андропов был с 1938г. 1-м секретарем Ярославско­го обкома комсомола, в 1939 г. стал членом КПСС. У них с Ниной Енгалычевой было двое детей: Евгения и Владимир, ве­роятно, из-за них (маленьких детей) она отказалась ехать с ним в Карелию, где была тревожная предвоенная обстановка (надвигалась Карельская война). В 1938— 1940 гг. он был на от­ветственной партийной работе в Карелии. Они разошлись по ею ингщиативе, когда сыну Владимиру был 1 юд (к 20 годам он получил только неполное среднее образование, имел 2 суди­мости, умер в 35 лет; вероятно, развод родителей хоть от­части, но стал причиной его трагической жизни). Детьми от

image64

Ю. В. Андропов. Фото начала 1980-х гг.

первого брака Андропов почти не интересовался, почти не помогал им даже в трудные военные годы.

Вторая жена Ю. В. Андропова — Татьяна Филипповна Аебедева (1917—1991 гг.) — родилась под Рыбинском в за­топленном в 1930-х гг. г. Молога. В первые годы после собы­тий осени 1917 г. семья ее родителей жила в Петрограде, Сестрорецке и городке Гаврилов Ям, где Татьяна Аебедева закончила педучилище и выбрала для себя комсомольскую работу. Она познакомилась с Андроповым в Ярославле. Во время Карельской войны Татьяна Аебедева была боевой под­ругой Андропова, были они вместе и в годы Великой Отече­ственной войны 1941—1945 гг. В 1941 г. у них родился сын Игорь, в 1946 г. — дочь Ирина. В конце 1930-х — начале 1940-х гг. Андропов решился на развод и женился на Аебеде- вой, и это не затормозило его карьеру, что свидетельству­ет не столько об их большой и сильной любви, сколько об

image65

их особых заслугах перед партией и страной. В годы войны они жили в партизанском городе Беломорске, затем в Пет­розаводске, в 1951 г. — переехали в Москву (где Андропов в 1951—1952 гг. работал в ЦК КПСС, много времени прово­дил в командировках, в том числе прибалтийских респуб­ликах, тогда недавно включенных в состав СССР). Т. Ф. Ан­дропова ушла с работы и полностью посвятила себя делам семьи. Ее судьба чем-то напоминала ее малую Родину — ис­чезнувший город Молога. Она была вынуждена отказаться от работы, которая была для нее не финансовой, а социальной ценностью. Отказавшись от активной производственной деятельности, она вела скромный образ жизни, воспитыва­ла детей, при росте и очень высоких титулах ее мужа не изменила своим высоким нравственным идеалам, была чрез­вычайно деликатным и порядочным человеком. Она оказа­лась в тени мужа и детей, ради которых жила. В 1956 г. они оказались в эпицентре событий в Венгрии (1953—1957 гг. Андропов был послом СССР в Венгерской Народной респуб­лике), им грозила физическая расправа. Т. Ф. Андропова и дети были спасены, но потрясения от тех событий остались у нее на всю жизнь, усилили ее болезни (у нее была гиперто­ния, сильные головные боли, умерла она отрока в 1991 г.).

Ю. В. Андропов с 1957 г. работал в должности заведующе­го отделом ЦК КПСС, в 1962—1967 гг. был секретарем ЦК КПСС, 1967-1982 г. — Председателем КГБ СССР, в 1982­1984 гг. — Генеральным секретарем ЦК КПСС и одновремен­но с июня 1983 г. он был Председателем Президиума Верхов­ного Совета СССР. Он был человеком сверхдисгщплинирован — ным, образованным, культурным (интересовался историей, писал, но не печатал свои стихи), был творческой лично­стью, хорошо пел, знал много народных и казачьих песен, не злоупотреблял спиртным, не курил, всегда держался ровно, никогда не кричал на подчиненных, обладал исключительной личной скромностью. Андропов был решительным челове­ком. Именно он егце при жизни А. И. Брежнева (1906—1982) возглавил борьбу с коррупцией в семьях высших кремлевс­ких чиновников. Став первым человеком в СССР в начале

1980-х гг., он смело и результативно стал наводить поря­док в стране, но тяжелая болезнь не позволила ему завершить все задуманное им и нацеленное на сохранение целостно­сти нашей страны тех лет — СССР, спасение и упроче­ние ее экономического и политического положения, разви­тия, престижа.

Вероятно, Андропов мечтал о творческой жизни, но бу­дучи па триотом своей страны, делал не то, что он хо­тел, а то, что нужно Родине. Жаль, что мы его фактичес­ки не знаем, как неплохого поэта. Приводим два примера из его поэтического наследия.

* * *

Да, все мы смертны, хоть не по нутру Мне эта истина, страшней которой нету,

Но в час положенный и я, как все умру,

И память обо мне сотрет седая Лета.

Мы бренны в этом мире «под луной»:

Жизнь — только миг, небытие — навеки.

Кружится во Вселенной шар земной,

Живут и исчезают человеки.

Но сущее, рожденное во мгле,

Необходимо на пути к рассвету,

Иные поколенья на Земле Несут все дальше жизни эстафету.

* * *

Сбрехнул какой-то лиходей,

Как будто портит власть людей.

О том все умники твердят С тех пор уж много лет подряд,

Не замечая (вот напасть!),

Подпись: Юрий Андропов

Что чаще люди портят власть.

С давних времен была большая нужда связать надежным водным путем южные, центральные и северные русские зем­ли. Использовали реки и речушки, создавали каналы и воло­ки, совершенствовали лодки, суда и технику их вождения. Царь Петр I и князь Б. Г. Юсупов внесли свои посильный вклад в решение этой задачи, способствовали разработке пер­вых грамотных проектов для связи двух столиц речным транспортом. По сути, это было началом продолжающейся и сейчас кропотливой работы по обеспечению функциони­рования важной речной системы. Создание Мариинской водной системы, затем Волго-Балтийского водного пути — с начала XIX в. по наши дни — означает на практическом уровне решение задачи обеспечить надежную работу важ­ного речного пути из Москвы в Санкт-Петербург.

Князь Борис Тршоръебич Юсупов (1695—

1759)у сенатор (с 1736г.), тайный советник (с 1740), московский вице-губернатор (1738—1740), губерна­тор (1740—1741), президент Коммерц-коллегии (1741), ди­ректор Сухопутного шляхетскою корпуса (1750— 1759), зна­ток и любитель театра (гтициатор набора любительской актерской группы, по его ходатайству в 1756 г. императри­ца Елизавета Петровна подписала указ о первом публичном театре Санкт-Петербурга), вложил свою ощутимую лепту в создание водного пути из Москвы в Санкт-Петербург. Юсу­пов по роду службы занялся хозяйственными вопросами и раз­работал систему речного судоходства, в частности, устано­вил сообщение между Аадожским озером, Окой и Волгой. Сде­лал он это грамотно, использовал полученные еьце в молодо­сти знания. Юсупов в 20 лет (1715) уехал во Францию учиться люрскому делу, получил там образование в училище гардема­ринов, на профессиональном уровне разбирался в вопросах морского и речного судоходства и строительства. Юсупов был близким советником Петра I, деятельно участвовал в его ре­формах и хозяйственных начинаниях, в том числе строи­тельстве каналов, судостроительных верфей, создании судов.

Уже два века жизнь и хозяйственное использование Вол­ги и ее водохранилищ тесно связано с историей Волго-Бал­тийского водного пути (бывшей Мариинской водной си­стемой) и его основы — Волго-Балтийского канала (367 км, см. с. 172).

Волго-Балтийский водный путь соединяет р. Волгу с Балтийским морем, а через Беломоро-Балтийский канал с Белым морем. Этот водный путь проходит через Рыбинское и Шекснинское водохранилища, Белое озеро, р. Ковжу, во­дораздельный канал, р. Вытегру, Онежское озеро и обходный канал, р. Свирь, Ладожское озеро и обходной канал, р. Неву. Длина Волго-Балтийского водного пути 1003 км, ею глуби­на — не менее 4 м. Волго-Балтийский водный путь (до 1964 года — Мариинская водная система) был сооружен в начале XIX в., он пережил ряд реконструкций (в том числе в 1964 г. была закончена его первая коренная реконструкция).

Первый город на Волго-Балтийском водном пути — Чере­повец (см с 159—172), стоящий на берегах Рыбинского водо­хранилища. У поселка Шексна расположен шлюз № 7(8), под­нимающий суда на 13 м над уровнем Рыбинского водохрани­лища. Поднявшись в шлюзе, теплоходы выходят в Шекснинс­кое водохранилище, которое протянулось до самого истока Шексны, вытекающей из Белого озера У пристани Топорня вправо уходит Северо-Двинская водная система Закончив путь по Шекснинскому водохранилищу, суда выходят в Белое озе­ро. Вдоль его юго-западного побережья в 1846 г. был прорыт Белозерский обводной канал (сейчас он практически не ис­пользуется). У места слияния р. Шексны и обводного канала стоит обелиск, воздвигнутый в память об окончании строитель­ства канала Здесь сохранились остатки шлюзов Мариинской системы. В 15 км от входа в Белозерский канал, на южном бе­регу Белого озера, находится г. Белозерск (самый древний на трассе этого водного пути, см с. 213—216). Выйдя из Белого озера, теплоход следует бывшим руслом р. Ковжи. Около села Александровское, у бывшего 30-го шлюза Мариинской вод­ной системы, установлен обелиск в честь открытия в 1886 г. Новомариинского канала Здесь же начинается путь по водо-

раздельному каналу, соединяющему р. Ковжу и р. Вьггегру. У по­селка Верхний Рубеж находится водораздел бассейнов Балтий­ского и Каспийского морей. На 50-м км от устья р. Вьггегры видны остатки шлюза бывшей Мариинской системы. Далее на расстоянии 30 км находится шесть шлюзов (№ 6 — 1, опуска­ющих суда на 80 м, на уровень Онежского озера). Начиная от шлюза № 6 теплоход следует по углубленному и расширенно­му руслу р. Вытегры. Шлюз № 6 опускает суда на 17,5 м Далее находится Новинковское водохранилище. Шлюзы № 5,4, 3, входят в состав Новинковского гидроузла, расположены на расстоянии от 900 до 1100 м друг от друга, каждый из них опускает суда на 13,5 м Еще дальше, между шлюзами № 3 и 2, находится Белоусовское водохранилище (длиной 5,8 км и шириной 4 Д км). За шлюзом № 2 начинается Вьггегорское водохранилище. Далее следует шлюз № 1, который опускает суда на 13 м Перед шлюзом № 1 расположен причал г. Вытег­ры. В г. Вьггегра работает краеведческий музей, рассказываю­щий об этом городе, а также музей Водных путей Севера От шлюза № 1 до Онежского озера — около 14 км Пройдя устье р. Вытегры, теплоход выходит на просторы Онежского озера На север уходит трасса, ведущая к Петрозаводску, о. Кижи, а суда, следующие в Санкт-Петербург, на Валаам, направляются в юго­западную часть озера, к истоку р. Свирь, соединяющей Онежс­кое и Ладожское озера Всего на трассе Волго-Балтийского вод­ного пути имеется 9 шлюзов, 7 гидроузлов, 7 водохранилищ.

Строительство Мариинского канала началось в 1799 г. при императоре Павле I. Начавшееся строительство в конце XVIII в. продолжалось вплоть до осенних событий 1917 г. Временами на нем работали до 15 тысяч человек, простыми лопатами они соединяли озера и сдвигали горы. В 1810 г. движение по Мари­инской системе началось; но и через 150 лет по ней могли прой­ти суда грузоподъемностью более 1 тыс т. Тогда по этой вод­ной системе перевозили в год 500 тыс т грузок

Старый путь с Волги на Балтику по Мариинской водной системе шел по реке Шексне до Череповца и собственно по Мариинской водной системе (р. Шексна от Череповца до при­стани Чайка — Белозерский канал — р. Ковжа — Мариин-

ский канал — нижнее течение р. Вытегры) — Онежский ка­нал — р. Свирь — Ладожский канал — р. Нева. У пристани Чайка был построен канал, идущий в обход Белого озера. На р. Ковже были созданы шлюзы и короткий Мариинский ка­нал, соединяющий р. Ковжу и Вытегру. Река Вытегра своим нижним течением входит в Волго-Балтийский водный путь. Здесь было расположено более половины шлюзов Мариинской системы. Река Вытегра впадает в Онежское озеро. В 1933 г. был построен Беломоро-Балтийский водный путь от Онежского озера к Белому морю. От места впадения р. Свири в Ладожское озеро в обход этого озера идут каналы (старые и новые), а да­лее — р. Нева ведет к Балтийскому морю. Всего в составе ста­рой Мариинской системы было 38 шлюзов.

Новый Волго-Балтийский водный путь по своему генераль­ному направлению повторяет Мариинскую водную систему. Он идет по Рыбинскому и Шекснинскому водохранилищам, Белому озеру, р. Ковже, каналу через водораздел между р. Вы — тегрой и р. Ковжей, Онежскому озеру, р. Свирь, Ладожскому озеру, р. Неве. На нем вместо 38 устаревших построены 9 со­временных шлюзов, возведено 5 плотин, 20 напорных дамб. Все шлюзы имеют сходный внешний вид. Канал прокладыва­ли через леса, пришлось переселить жителей более чем 100 на­селенных пунктов, оказавшихся на трассе канала.

На трассе Волго-Балтийского водного пути находится крупный индустриальный центр Череповец — районный центр Вологодской области, являющийся крупным промыш­ленным и транспортным центром (порт на Рыбинском во­дохранилище, железнодорожная станция на направлении Санкт-Петербург — Вологда, аэропорт). Череповец как на­селенный пункт имеет давнюю историю. Он возник как сло­бода, окружавшая Воскресенский монастырь (основан в 1362 г., впервые упоминается в документах 1449 г., упразд­нен в 1764 г.). Череповец был учрежден как город новгород­ского наместничества в 1777 г. (ему в 2009 г. — 232 лет) на месте к тому времени упраздненного Воскресенского мона­стыря и находившегося в полутора километрах от него тор­гового села Федосьево. В 1780 г. он стал уездным городом

Новгородской губернии. Его жители главным образом нани­мались обслркиватъ судоходства по открытому в 1810 г. Ма­риинскому каналу. К 1917 г. в Череповце было 5 промыш­ленных предприятий, из них самым крупным был лесопиль­ный завод. В 1927 г. Череповец стал городом Ленинградской области, а в 1937 г. вошел в состав Вологодской области.

Современный Череповец — это крупный промышлен­ный центр. Особенно сильное развитие получила черная ме­таллургия (работает металлургический комбинат полного цикла), производственное объединение «Азот» и «Аммофос», заводы: азотно-туковый, механический, судостроительно-су­доремонтный, автоспецоборудования, металлоконструкций, фанерно-мебельный комбинат, а также фабрики: спичечная, трикотажная, швейная, мебельная. Главная черта градообра­зующей базы этого города в масштабе страны — он круп­ный центр именно черной металлургии. Произведенный здесь металл только частично используется на месте, а ос­новная часть произведенной продукции отправляется в дру-

image66

Современный Череповец

гие города России. Построенный в Череповце в 1948—1955 гг. крупнейший металлургический завод (с 1983 г. — Череповец­кий металлургический комбинат— с 1993 г. АО «Се­версталь») является крупнейшим производителем стально­го проката в России и одним из ведущих поставщиков чер­ных металлов на мировой рынок. Череповецкая сталь идет на автомобилестроительные и судостроительные заводы, на производство труб и другой промышленной продукции.

Местонахождение Череповца хорошо раскрывает основ­ные факторы размещения металлургических предприятий. На их размещение наибольшее влияние оказывают: 1) каче­ство используемого сырья; 2) применяемый для получения металла вид энергии; 3) география источников энергии и сырья; 4) достаточная обеспеченность водой. Металлургичес­кие предприятия выгоднее всего создавать: 1) в районах до­бычи руд; 2) в районах добычи коксующихся углей или про­изводства дешевой электроэнергии; 3) на пересечении по­токов руды и угля (как раз эта ситуация есть в Череповце). В Череповец руду привозят с Кольского полуострова, а кок­сующийся уголь — из Печорского угольного бассейна (но се­бестоимость его велика из-за суровых северных климатичес­ких условий, закрытого подземного способа добычи угля), а также Кузнецкого бассейна на юге Западной Сибири. Отхо­ды черной металлургии используются для выпуска продук­ции химической промышленности и промышленности стро­ительных материалов. В составе комбинатов (заводов) пол­ного металлургического цикла, в том числе и в Череповце, имеются доменный цех, сталеплавильные цехи, прокатные цехи, метизный завод. Отходы доменного цеха и сталепла­вильных цехов (шлаки) используются в производстве цемен­та и строительных материалов, а также в технологии азот­но-тукового производства. Все это определяет наличие в го­родах-центрах черной и цветной металлургии, предприятий химической промышленности и стройматериалов.

В Череповце, кроме крупнейшего металлургического комбината полного цикла (черная металлургия), работают предприятия химической промышленности, машиностро-

ения и металлообработки, ряда других отраслей промышлен­ности, а также многочисленные и разнообразные градообс­луживающие предприятия. Наличие промышленных пред­приятий — мощных загрязнителей природной среды, опре­деляет сложную экологическую ситуацию в Череповце, ко­торый относится к городам России с наибольшим уровнем загрязнения атмосферного воздуха Вещества, определяющие высокий уровень загрязнения воздуха в нем: формальдегид, бенз(а)пирен, сероуглерод. Основным загрязнителем окру­жающей среды остается АО «Северсталь», на который при­ходится более 90 % выбросов вредных веществ в атмосфер­ный воздух. Сосредоточие в городе предприятий — мощных загрязнителей окружающей среды — отрицательно сказы­вается не только на Череповце, но и на его окрестностях, где на расстоянии до 50—60 км отмечают негативное воздей­ствие предприятий этого города

Череповец с 1782 г. застраивается по градостроительным планам; в царский период это был регулярный план, а в со­ветский и постсоветский периоды — по генеральным пла­нам. Все эти документы учитывали и учитывают наличие в городе трех центров: двух сложившихся в царский период (территория бывшего Воскресенского монастыря и истори­ческой местности Федосьево) и нового, третьего, в юго-за­падной части города (сложившегося в 1960-е гг.).

В Череповце сохранился ряд в той или иной мере интерес­ных с архитектурно-художественных позиций зданий. Среди них Воскресенский собор Воскресенского монастыря в стиле позднего барокко (с 1752 г., в XIX в. перестроен); 2-этажные купеческие дома, построенные в начале XIX в. по типовым проекта в стиле классицизма; деревянные особняки с 6-ко­лонн ыми портиками усадебного типа (среди них и дом-му­зей художника В. В. Верещагина); общественные здания из красного облицовочного кирпича в псевдорусском и псевдо­готическом стиле (в одном из них с 1895 г. размещался город­ской музей, с 1990 г. — Череповецкое музейное объединение).

Облик исторической, бывшей торговой, площади города сложился в конце XIX — начале XX в. Тогда там были пост-

роены 3 кирпичных корпуса торговых рядов (1890, 1909, 1911—1913) и здание театра (1914—1917 гг., позже был на­зван Дворцом культуры металлургов). Бывшая торговая пло­щадь сформировалась на месте существовавшего здесь села Федосьева. К этой части города примыкает его исторический район «Криули», сохранивший в большой мере черты заст­ройки рубежа XIX—XX вв.; здесь сохранилось более 2/3 ис­торической застройки.

Современный архитектурно-художественный облик Чере­повца формировался длительное время. Он определяется в большой мере солидным возрастом этого населенного места (городу 232 лет в 2009 г.) и развитием города в послевоенный период как крупного центра черной металлургии, нуждающе­гося в многочисленных квалифицированных кадрах. В 1950-е гг. проложили новые городские магистрали, возвели новые жилые микрорайоны из типовых 5-этажных домов с комплексом обслуживающих учреждений. В 1960-е гг. в юго­западной части города сложился его новый административ­ный центр; в 1980-х гт. началось строительство за р. Шексной (тогда для транспортной связи старых и новых районов пост­роили автомобильный мост протяженностью более 1 км че­рез реку). Главные достоинства новых и относительно новых жилых кварталов — улучшенная планировка жилых домов и современный уровень их коммунально-бытового благоустрой­ства, их многоэтажность и новые черты архитектуры.

Главным религиозным центром Череповца является со­бор во имя Воскресения Христова. Собор имеет статус го­родского с 1777 г., с 1923 г. принадлежал обновленческой церкви, в 1933 г. был закрыт, в нем разместили мастерскую по ремонту авиационных моторов. После Великой Отече­ственной войны 1941—1945 гг. здание собора вернули об­щине Русской Православной Церкви, пятиглавие восстано­вили только в 1988 г., церковную ограду — в 1990 г. В собо­ре установили иконостас XVIII—XIX вв. и напольные киоты из закрытого в 1960-е гг. храма во имя Воскресения Христо­ва из соседнего села Степановское.

Достопримечательностью Череповца является его старин­ный дендропарк, теперь являющийся особо охраняемой природной территорией, возраст которой превышает сто лет. Этот дендропарк был заложен как ботанический сад в 1894 г. (115 летв2009 г.), он был расширен в 1930—1935 гг. до 12 га. В дендропарке произрастает более 60 видов деревьев и кус­тарников.

Численность населения Череповца как города с развитой и многопрофильной промышленностью в общих чертах име­ет тенденцию роста В нем жили, в тыс чел: в 1897 г. — 7; в 1926 г. — 32; в 1959 г. — 92; в 1970 г. — 188; теперь — более 300 тыс человек. Так что Череповец — это крупный город. В нем работают педагогический институт, филиал Вологодс­кого политехнического института, Военно-инженерное учи­лище радиоэлектроники, есть интересный городской музей. Этот музей имеет обстоятельный художественный отдел, в ко­тором особенно выделяются полотна художника-баталиста

В. В. Верещагина — уроженца Череповца Череповецкий город­ской музей открыли в 1895 г., с 1990 г. он называется Черепо­вецкое музейное объединение. В его фондах имеются: архео­логические памятники III—II тысячелетия до н. э. и X—XI вв. из бассейна р. Шексны; богатые коллекции древнерусских икон XIV—XVII вв., деревянной полихромной скульптуры, ру­кописных и печатных книг XVII—XIX вв., древнерусского ли­цевого шитья, резных и расписных прялок, вышивки XVIII— XIX вв. и другие экспонаты. Есть еще один уникальный му­зей — Мемориальный дом-музей дворян Верещагиных, который был открыт в 1984 г. В нем экспонаты рассказыва­ют не только об известном русском художнике-баталисте

В. В. Верещагине, но и о его брате Н. В. Верещагине — осново­положнике массового сыроварения и маслоделия в России.

Василий Васильевич Верещагин (1842—

1904) — известный русский живописец-бата­лист, своим творчеством он был близок к передвижникам, хотя сам в их товарищество не входил. В правдивых ба-

image67

В. В. Верещагин. Фото начала XX в.

шальных картинах на темы Отечественной войны 1812 г. (созданы в 1887—1904) и войны в Туркестане (созданы в

1871— 1874) он показал, что главным образом простые солдаты, т. е. именно народные массы, являются главной силой военных действий. Своим талантом он с демокра­тических позиций обличал завоевательные войны. Верегца — гин в возрасте 62 лет погиб при взрыве от рук японцев бро­неносца «Петропавловск» близ Порт-Артура. Он умер с кистью в руках, выполняя этюды боевых действий.

Семья дворян Верещагиных была состоятельной, род их был древним, Череповец и его окрестности были для них малой Родиной. В. В. Верещагин родился в Череповце, а его старший брат Н. В. Верещагин — под этим городом, в де­ревне Петровка (здесь же он и умер), родовом имении Ве — регцагиных, которое было затоплено водами Рыбинского во­дохранилища. (Приближаясь к Череповцу, теплоход прохо-

дит это место, где о затопленных селах до сих пор напо­минает почти разрушенная, полузатопленная колокольня села Аюбец, удаленного от Петровки на 5 км.)

Родители В. В. Верещагина видели его будущее в русле карь­еры морского офицера, поэтому его отдали в Александровс­кий кадетский корпус, а затем — Петербургский морской кор­пус. Но его не привлекала военная карьера; окончив корпус, он вышел в отставку и занялся живописью. Верегиагин учился в Рисовальной школе Общества поощрения художеств, в Петер­бургской академии художеств, в Париже в школе художника Жерома. Но главным его учителем стала жизнь и страсть к путешествиям. Верещагин много ездил по Российской импе­рии, побывал в разных странах — Индии, Америке, Кубе, Япо­нии, был на Филиппинах. Его особенно интересовали как ху­дожника места боевых действий, в том числе на Кавказе, в Туркестане, на Балканах, а также события Отечественной войны 1812 г., Франко-прусской войны, Русско-турецкой вой­ны, Русско-японской войны и события древнейшей истории (в 1882—1885 гг. он посетил Сирию и Палестину).

Он первым из русских художников стал правдиво изоб­ражать на своих полотнах битвы, сражения, их послед­ствия. Он произвел подлинный переворот в батальной жи­вописи, показав весь ужас и потери из-за войн. Он ненави­дел войну за смерть и мучения людей, тяжесть военного быта, голод, жестокое отчаяние. Он был участником и сви­детелем военных действий, в том числе в Туркестане в 1867—1868 гг., 1869—1870 гг., видел осаду крепости в Са­марканде и принимал деятельное участие в ее обороне, в Русско-турецкой войне он участвовал во всех основных сра­жениях, в том числе — штурме Плевны.

На своих картинах он удивительно сильно выразил ужас любой войны и ее последствий, показал, что только вели­кой силой нашего народа, массовым героизмом русских сол­дат и офицеров Россия побеждала в войнах, утверждал ве­ликую силу Православия в отстаивании интересов хрис­тианской веры и Отечества. Вспоминая свое мирное снос-

тливое детство и отрочество в тогда еще маленьком Че­реповце, В. В. Верегцагин с усиленной ненавистью думал о за­чинщиках войн и насилий, о врагах христианства и мира на земле.

Николай Васильевич Верещагин (1839— 1907) — брат художника В. В. Верещагина, «отец русской кооперации», основоположник русской про­мышленности сыроварения и маслоделия, автор рецептов «Вологодского масла», русского сгущенного молока, многих видов сыров, производимых из российского сырья. Он на Тверской земле создал первую в стране молочную артель по производству сыра (1865—1866), организовал первую в России молочно-испытательную лабораторию для опреде­ления качества молока, Образггрвую ферму молочного ско­та (1868), Школу молочного хозяйства (1871) для подго­товки специалистов по сыроварению и молочному делу, также содействовал развитию сети ее филиалов.

Н. В. Верещагин родился в Череповце, детские годы про­вел в имении отца в Череповецкой губернии, закончил Пе­тербургский Морской корпус, участвовал в перестрелках с противником, в порядке исключения во время морской служ­бы получил дозволение начальства посегцать по мере воз­можности лекции в Петербургском университете.

После опубликования правительственного сообщения о начале крестьянской реформы 1861 г. (об отмене крепос­тного права) 22-летний Верегцагин вышел в отставку, в 25 лет закончил Петербургский университет и уехал в Швейцарию изучать сыроделие (сыры тогда варили в Рос­сии только иностранцы и секреты русским не выдавали, также сыр привозили из-за границы, поэтому в стране сыр был очень дорогим). В 26 лет Верещагин организовал пер­вую в России крестьянскую артельную сыроварню, в 29 лет организовал Образцовую ферму молочного скота, в 32 года открыл при ней Школу молочного хозяйства, написал и из­дал брошюру «О сыроделии и сыроварных ассоциациях в

Швейцарии». Он обосновал и доказал на практике эффек­тивность в России артельных крестьянских сыроварен. Организованная им первая в России молочная артель дока­зала жизнеспособность и высокую эффективность его на­чинания. Н. В. Верещагин в отегіественную историю вошел как «отец русской кооперации». Благодаря ему в России его соотечественники стали производить разные сорта сыра и по разумным ценам, а также высококачественное масло, в том числе «Парижское», ныне известное как «Вологодс­кое» (рецепт его придуман именно Н. В. Верещагиным), а также полюбившееся всем сгущенное молоко.

Череповец связан с жизнью еще одного талантливого рус­ского человека — поэта Игоря Северянина, который детские годы провел именно здесь, учился в Череповецком реальном училище в 1896—1903 гг.

Игорь Северянин (Игорь Васильевич Лота-

рев) (1887—1941) был очень популярным рус­ским поэтом в начале XX в. Наиболее известны сборники его стихов: «Рромокипяший кубок» (1913 г., суть его стихов — эстетизация салонно-городских мотивов, игра в романти­ческий индивидуализм) и «Ананасы в шампанском» (1915), кроме того, он написал автобьюграфический роман в сти­хах «Колокола собора чувств» (1925), сборники стихов и со­нетов, проникнутых чувством Родины, ностальгическим пе­реживанием отторгнутости от нее (с 1918 г. И. В. Северя-‘ нин жил в Эстонии).

Сейчас мало кто помнит о фантастических поэтиче­ских успехах И. Северянина в 1910-х гг. Так, когда в 1918 г. в Москве состоялось в Политехническом музее состязание на звание «Короля поэзии», то это звание было присуждено публикой всеобщим, прямым, равным и тайным голосова­нием именно Игорю Северянину, 2-е место занял В. В. Ма­яковский, 3-є — К. Д. Бальмонт. Тогда счастливый Игорь Северянин произнес:

Я избран королем поэтов, —

Да будет подданным светло!

Это был своего рода пик успеха в его творчестве.

Публиковать свои стихи он начал в 1905 г. в провинци­альных газетах, издавал на свои деньги тонкие брошюры, тогда не имевшие успеха. В канун 1-й мировой войны о нем и его творчестве заговорили в кругах буржуазного Петер­бурга. Число его поклонников росло, афиши с его именем со­бирали в лекционные залы и клубы большое число любите­лей его поэзии. В 1913—1916 гг. для его поэзии были харак­терны воспевание модного мегианского быта, ироничность, но и влечение к простоте и естественности чувств. В его стихах было обилие неоправданных словесных новшеств и нагромождений, при этом словесные новшества нередко

image68

Игорь Северянин. Фото 1930-х гг.

выступали на первый план, заслоняя заботы о содержании. Он показывал себя эгофутуристом («эго» — «я», лат.), что свидетельствовало о его личной независимости в решении всех языковых проблем.

В принесшем ему славу стихотворном сборнике «Гро­могласный кубок» он писал:

Я, гений Игорь Северянин,

Своей победой упоен:

Я повсеградно оэкранен!

Я повсесердно утвержден..

«Эпилог»

В другом стихотворении он утверждал:

Я прогремел на всю Россию Как оскандаленный геройї Аитературного мессию Во мне приветствуют порой…

«Пролог»

В его стихах начала XX в. не было стремления отразить реальность, сильнее ощупцалось желание уйти от нее, с ее тревогами и страхом за будущее. В своих стихах он под­черкивал свою исключительность, был уверен в необходи­мости «популярить изыски» и видел в этом своеобразный протест против серости и банальности будничной жизни.

Оказавшись за границей, в эмигрантском окружении, он продолжал свои «поэзоконцерты», но его словотворческие экстравагантности не нашли признания. Он практически потерял свою аудиторию, о нем стали забывать. Малым тиражом выходили сборники его стихов, но широкого при­знания они не получили. В эмиграции И. Северянин понял, что жизнь вне Годины, в неприятной ему эмигрантской сре­де радости и новых сил для творчества не дает. Он стал писать стихи главным образом для себя, поняв, что без Рос-

сии — без единственной для него Родины — жизнь пуста и бесцельна. Именно тогда он написал изысканные сонеты и пришел к выводу, что лирик должен стоять выше всякой злобы дня и его духовный долг — воспевать красоту, пори­цать зло и насилие. Россию И. Северянин беззаветно любил, она была для него воплогцением самых высоких моральных идеалов. Вот почему он написал:

…Восстанет Россия, все споры рассудит..

Восстанет Россия — народности сгрудит..

И уж у Запада больше не будет

Врать от негодной культуры росток…

«Колыбель культуры новой»

И. Северянин с болью писал:

Нет, я не беженец, и я не эмигрант, —

Тебе, родительница, русский мой талант,

И вся душа моя, вся мысль моя верна Тебе, на жизнь меня обрекшая страна)…

Мне не в чем каяться, Россия, пред тобой:

Не предавал тебя ни мыслью, ни душой…

«Наболевшее…»

В эмиграции он отказался от своих словесных новшеств, доминантой его лирики стало воспоминание о прошлом, осознание своего положения человека, отторгнутого от Родины, пребывающего в условиях литературного и обще­ственного одиночества.

В декабре 1941 г. тяжелобольной Игорь Северянин умер в оккупированном Таллине, где его и похоронили. На его мо­гиле сделали надпись из его сборника стихов «Классические розы»:

Как хороши, как свежи будут розы, Моей страной мне брошенные в гробі

Поэтический талант стал одновременно счастьем и горем И. Северянина, он звал его к творчеству, к борьбе за признание. 14. Северянин ощущал уязвимость его провинци­альных корней и готов был любой ценой платить за его принятие и признание в столицах. Талант ему дала Чере­повецкая земля — его малая Родина, покинув и почти забыв которую, он обрек себя на всего лишь краткий успех, дос­тигнутый не бесспорным путем в обеих столицах, а со вре­менем о нем и его поэзии почти забыли. 13 лет он утверж­дал себя как украшение русской поэзии, а потом 20 лет до самой своей смерти сожалел об этом, ибо увидел себя как песчинку в великом океане русской лирики. Судьба Игоря Се­верянина учит и тому, что одаренный талантом человек счастлив в жизни и в творчестве лишь тогда, когда осозна­ет себя слугой своего народа и страны, а не стремится в первую очередь к личным высоким лаврам. У Игоря Северя­нина были и остались понятными и дорогими для россиян простые и искренние стихи — это лучшая часть его по­этического наследия, но пока далеко не все читали и зна­ют эти его прекрасные стихи.

В окрестностях Череповца, на подступах к нему, на ост­рове Ваганиха (около 190 га) в 1987 г. создали заказник областного значения. Леса занимают более половины пло­щади этого острова, преобладают деревья в возрасте 40— 60 лет, в западной части острова много суходольных лугов (свыше 40 % площади острова). Главной достопримечатель­ностью острова являются уникальные для Русского Севера места расселения колонии серых цапель, но их число здесь все-таки сокращается.

Важной частью Волго-Балтийского водного пути является Волго-Балтийский канал (длина 367 км), включающий часть Рыбинского водохранилища — Нижнюю Шексну (66 км), Шекснинское (Череповецкое) водохранилище (121 км), озе­ро Белое (45 км), реку Ковжу (70 км), водораздельный канал (25 км), р. Вытегру (40 км). На канале 7 шлюзов, 5 гидроузлов

(Шекснинский, Пахомовский, Новинковский, Белоусовский, Вытегорский), 5 водохранилищ. Путь по Волго-Балтийскому каналу начинается ниже Череповца — у слияния рек Суды и Шексны, и до Шекснинского гидроузла, расположенного в 59 км по реке от г. Череповца, и проходит по части Рыбинс­кого водохранилища Шекснинский гидроузел включает в себя ГЭС, плотину, шлюз № 7(8), поднимающий суда на 13м выше уровня Рыбинского водохранилища

Шекснинское (Череповецкое) водохранилище со­здано в Вологодской области на р. Шексне, являющейся ле­вым притоком Волги и имеющей протяженность 121 км. Река Шексна вытекает из Белого озера и впадает в Волгу в г. Рыбинске. Шексна — единственная в мире река, практи­чески полностью исчезнувшая в своем естественном русле вследствие строительства на ней Рыбинского и Шекснинс­кого гидроузлов, которые регулируют теперь ее сток. В пер­возданном виде остался лишь двухкилометровый участок реки — от Рыбинской ГЭС до устья. Шекснинский гидро­узел поднял не только уровень Шексны, но и Белого озера и р. Ковжи. Теперь на протяжении 263 км— от шлюза № 7(8) Шекснинского гидроузла и до шлюза № 6 Пахо — мовского гидроузла — одинаковый уровень воды. Наиболь­шая ширина Шекснинского водохранилища — 20 км, глу­бина — до 17 м, оно было создано и заполнено в 1963— 1964 гг. как одно из важных звеньев Волго-Балтийского вод­ного пути. Шекснинское водохранилище активно использу­ется, и главным образом в летний период, для рекреации. Здесь купальный сезон длится около 60 дней.

В 16 км к северу от Шекснинского гидроузла, в очень живописном месте, устроена пристань Ирма, где турис­тические теплоходы делают зеленую стоянку. Туристы там взбираются на вершину небольшой горы и посещают вос­становленный и снова действующий храм Святых Бориса и Глеба, загорают, купаются, любуются красотами приро­ды. Местный храм был построен в 1907—1910 гг. в основ­ном на средства семьи ученого-историка Н. Чечулина

(умершего здесь, в их доме), а также на пожертвования царя Николая II.

Следующим интересным пунктом является на восточном берегу село Топорня, где берет начало Северо-Двинская водная система, обеспечивающая выход в Кубенское озе­ро и р. Северную Двину. Эту систему строили в 1825— 1828 гг. и в 1828 г. назвали каналом герцога Александра Вюр­тембергского (1771—1833), шурина (брата жены) импера­тора Павла I. Герцог Александр Вюртембергский возглав­лял Ведомство путей сообщения и публичных зданий, дея­тельно участвовал в разработке проекта этого канала. Немец, брат русской императрицы Марии Федоровны переселился в Россию по рекомендации А. В. Суворова в 1800 г., стал слу­жить в русской армии, показал себя смелым воином во мно­гих сражениях Отечественной войны 1812 г., затем и даль­ше верой и правдой служил России в мирное время, чем заслужил всеобщее уважение. В советский период власть­предержащие хотели, чтобы их соотечественники этого не знали или забыли и переименовали этот вбдный путь в Се­веро-Двинский. Другой достопримечательностью в окрес­тностях села Топорня является памятник природы — Со­коловский бор.

Примерно через 20 км теплоход подходит к пристани села Горицы, где практически все туристические теплохо­ды делают длительную стоянку ради посещения в процессе пешеходной экскурсии Горицкого Воскресенского женско­го монастыря и горы Мауры, автобусной поездки в Кирил- ло-Белозерский мужской монастырь и еще одной поездки в Богородице-Рождественский Ферапонтов монастырь. У при­стани Горицы и около Кирилло-Белозерского монастыря бойко торгуют небольшие ярмарки, на которых предлагают за умеренную плату широкий ассортимент товаров изо льна, а также меха и меховые изделия, ювелирную и полиграфи­ческую продукцию, разнообразные сувениры и местные де­ликатесы — рыбу, ягоды, грибы.

31.07.2015 | Автор:

Этот монастырь был основан в 1544 г. вдовой родного дяди царя Ивана Грозного — княгиней Евфросинией Старицкой из знатного рода бояр Хованских, в иночестве она получила имя Евдокия. В 2009 г. Горицкому монастырю исполнилось 465 года, но теперь пока мало кто хорошо знает его историю и то, что было время, когда именно этот монастырь мог пре­тендовать на роль второго или даже первого по значимости русского женского монастыря. (Покровский монастырь в Суз­дале, основанный почти на 200 лет раньше Горицкого, был ме­стом пострижения, в том числе насильственного, женщин са­мых знатных московских фамилий и местом их вынужден­ной монашеской жизни главным образом до первой трети XVI в. Основанный почти на два десятилетия раньше Гориц­кого монастыря, Новодевичий Богородице-Смоленский мос­ковский монастырь ощутил свое возвышение гораздо позже Горицкого, и связано это было с царицей Ириной Годуновой, сестрой Бориса Годунова, женой, а затем — вдовой царя Фе­дора Ивановича, т. е. только с конца XVI в. — начала XVII в.)

image69

Горицкий Воскресенский монастырь

Горицкий, а также Покровский суздальский и Новоде­вичий московский монастыри остались в русской истории как обители опальных цариц и княгинь. Горицкий монас­тырь в XVI—XVII вв. служил местом ссылки и вынужденно­го пребывания в нем титулованных особ, среди них были: высланные сюда царем Иваном Грозным его четвертая жена — Анна Колтовская и вторая жена его сына Ивана — царевна Пелагея, вдова его родного брата Юрия — княгиня Юлиания, а также последняя жена царя Ивана Грозного — Мария Нагая; дочь царя Бориса Годунова — царевна Ксения; княжна-невеста юного императора Петра II (внука Петра I), и несостоявшаяся русская императрица Екатерина Долго­рукая (XVIII в.); кроме того (в 1601) — княгиня Черкасская со своим племянником, будущим русским царем Михаилом Романовым (первый русский царь из династии Романовых), а еще раньше — княгиня Евфросиния Старицкая (XVI в.) и позже — княгиня Елена Масальская и Анна Хилкова (XVII в.), Варвара Арсеньева (XVIII в.) и др. Расскажем о некоторых из них.

Евфросиния Владимировна Старицкая

была одной из самых известных личностей в истории Горицкого монастыря. Ее большинство источни­ков обычно называют основательницей этой обители. Но существует информация и о том, что этот монастырь якобы существовал уже в начале XVI в. и неизвестно, кто и когда его основал, а княгиня Старицкая построила в нем вместо деревянного храма каменный собор Воскресения Христова. Документально известно, что на вклад семьи Старицких в 1544 г., а еще точнее, по инициативе Евфро — синии Старицкой в этом монастыре был возведен камен­ный собор, этот год принято считать датой основания Го­рицкого монастыря. Евфросиния Старицкая — жена удель­ного князя Андрея Ивановича (брата великого московского князя Василия III), происходила из знатного боярского рода Хованских. Ее сын — Владимир Андреевич Старицкий — по

рождению был равным царю Ивану Грозному. Князья Ста — рицкие могли претендовать на первое место в русском го­сударстве. Князя Андрея Ивановича Старицкого, как и го­дом раньше его брата Юрия Ивановича, умертвили по при­казу матери малолетнего царя Ивана IV (будущего Грозно­го ) Елены Васильевны Глинской и Боярской думы в 1537 г., а к княгине Евфросинии Старицкой и ее малолетнему сыну Владимиру приставили стражу. Повзрослевший царь Иван IV сначала доверял своему двоюродному брату Влади­миру Старицкому и его матери Евфросинии Старицкой. Но в 1553 г., во время тяжелой болезни и беспамятства 23-лет­него царя Ивана IV, его близкого родственника — 20-лет­него князя Владимира Старицкого — чуть было не избрали царем и многие бояре ему успели присягнуть. Поправивший­ся царь Иван IV этого не простил Старицким, они были об­винены в заговоре против него, их семью разорили. В 1563 г. княгиня Евфросиния и ее сын Владимир подверглись опале, княгиню Евфросинию Старицкую постригли насильно, она стала монахиней Еленой’, ей было велено жить в Воскресен­ском монастыре на Велоозере, так она стала инокиней мо­настыря в Горицах. В 1569 г. по приказу царя Ивана Гроз­ного княгиню Евфросинию Старицкую, ее двух келейниц — племянницу княгиню Юлианию (в иночестве Александра), удельную княгиню Марию, а также игуменью монастыря Анну утопили в р. Шексне, а затем с почестями похорони­ли; позже на месте их захоронения поставили часовню. Кня­зя Владимира Старицкого с женой и детьми убили в Алек­сандровой слободе под Москвой.

Княгиня Евфросиния Старицкая была энергичной, дея­тельной, несгибаемой личностью. Царь Иван Грозный не­навидел ее (свою родную тетку), считал ее душой и нача­лом всех интриг против него. Оказавшись в неволе в Гориц­ком монастыре, Евфросиния Старицкая организовала там собственную прославившуюся во всей России золотошвей­ную мастерскую по изготовлению вышитых изделий. Ско­рее всего эта ее мастерская была переведена из ее княже-

ской усадьбы в Воскресенасий монастырь 6 Торицах. В му­зеях России сохранились 12 работ из мастерской Евфроси — нии Старицкой. Из них главным шедевром считают зна­менитую плащаницу «Положение во гроб», созданную в 1565 г., когда Евфросиния Старицкая была монахиней в Вос­кресенском монастыре в Торицах.

Анна Колтовская (1554—1626) в 18 лет

стала в 1572 г четвертой и последней закон­ной женой 42-летнего царя Ивана Грозного. Он прожил с ней менее года, затем ее насильно постригли, и она стала мо­нахиней Дарьей Воскресенского монастыря в Торицах, по­том ее перевели в Введенский монастырь в г. Тихвин (всего она провела в монастырях 54 года).

Мария Федоровна Нагая (родилась в 1561)

стала в 1580 г. в 19 лет против ее желания (у нее был любимый просватанный жених) восьмой же­ной 50-летнего царя Ивана Грозного ив 1582 г. матерью царевича Дмитрия (позже в 1591 г. убитого или погибшего из-за несчастного случая в Угличе). Этот уже брак царя не был разрешен церковью, поэтому гщгь относился к нему как ко временному и вел переговоры, с английским королевским домом о его новом браке с племянницей английской короле­вы 30-летней Марией Гастингс. После смерти Ивана Гроз­ного в 1584 г. царицу Марию Нагую, ее сына царевича Дмит­рия и двух ее братьев отправили жить в Углич, где произош­ла трагическая гибель царевича Дмитрия. Мария Нагая на­сильно приняла монашество в Николаевской пустыни (близ Череповца); стала монахиней Марфой. Она часто приезжа­ла в Воскресенский монастырь в Торицах, подолгу жила в нем, заложила предел (северо-западный) к Воскресенскому храму в память своего погибшего сына. Красивая и деятель­ная женщина Марш Нагая создала свою мастерскую выши­вальщиц, их работы и ее вклады были сделаны вряд монас­тырей, в том числе и в Горицкий Воскресенский, в Кирилло-

Белозерский и др. В 1605 г. ей пришлось приехать в Моск­ву, чтобы «признать» в новом царе (Ажедмитрий I, т. е. Ю. Б. Отрепьев, 1581—1606) своего сына — щревича Дмит­рия; другого выхода у нее тогда не было (сказав неправду, она сохранила себе жизнь и получила некоторые матери­альные милости от «нового царя»).

^^<3 Царевна Ксения Борисовна Бодунова

(1582—1622), дочь царя Бориса Федоровича Бодунова, славилась своей дивной красотой, образованнос­тью, добротой, скромностью. Она хорошо знала грамоту, любила книги, получила музыкальное образование, пристра­стилась к пению. После смерти ее отца в 1605 г., убийства следуюгцего царя — ее брата Федора и их матери — вдов­ствующей царицы Марии, Ксения Бодунова против ее воли оказалась во власти Ажедмитрия I. Он даже был увлечен не­которое время ею, прожил с нею пять месяцев как со своей наложницей. Затем по настоянию его патрона и будущего тестя (отца его невесты Марины Мнишек) пана Юрия Мнишека Ксению Бодунову удалили из Москвы, по указанию Ажедмитрия I ее сослали в дальний северный монастырь в Борицах, она стала монахиней Ольгой. Позже, в 1608 г., ког­да она гостила в Троице-Сергиевой лавре, оказалась свиде­тельницей длительной и тяжелой осады лавры поляками, умерла она на 41-м году жизни в Покровском монастыре в Суздале.

Судьба первого русского царя из династии Романовых — Михаила Федоровича — также связана с Воскресенским мо­настырем в Горицах. Когда царь Борис Федорович Годунов оценил отца юного Михаила — боярина Федора Никитича Романова как наиболее опасного претендента на царскую корону, то он организовал пострижение Федора Никитича и его жены Ксении Ивановны, так появились монах Фила­рет и монахиня Марфа Их детей — шестилетнего сына Ми­хаила и дочь — сослали в г. Кириллов в 1601 г. вместе с род-

ственниками — князем Борисом Черкасским, его женой, детьми. Вместе с теткой — княжной Черкасской и ее деть­ми — Михаил Романов несколько лет жил в Горицах, в стро­ениях Воскресенского монастыря.

Ряд литературных источников рассказывают о жизни в монастыре княжны Екатерины Долгорукой (родилась в 1712 г.). Подросток — внук царя Петра I Петр II — стал императором в 12 лет. А. Д Меншиков хотел его женить на своей 16-летней дочери, но юный царь отказался от этой не­весты. Вскоре он попал под влияние князей Долгоруких, ко­торые смогли уговорить его почти в 15 лет жениться на княжне Екатерине Долгорукой. Петр II сделал заявление о своем предстоящем бракосочетании. Екатерина Долгорукая была в ее 18 лет изящной, миловидной, образованной, энер­гичной девушкой. Побуждаемая фамильным и личным чес­толюбием, она согласилась на роль невесты, а потом и жены нелюбимого ею подростка (Она была влюблена в родствен­ника австрийского посла графа Меллиссимо, но чтобы он не мешал задуманному князьями Долгорукими плану, графа Меллиссимо навсегда отправили за границу.) На заре дня, когда должна была состояться свадьба, Петр II умер от оспы (1730). Долгорукие подделали завещание Петра II в пользы Екатерины Долгорукой, но обман был обнаружен. Вдовству­ющей правящей императрицей Екатерину Долгорукую сде­лать не удалось. Все князья Долгорукие и их родственники после раскрытия этого обмана пострадали. Екатерину Дол­горукую заточили в монастырь в Горицах, где ее содержали в самом строгом заключении почти 2 года. Со временем но­вая императрица Елизавета Петровна даровала Екатерине Долгорукой свободу и звание фрейлины. В 1745 г. 33-летняя Екатерина Долгорукая вышла замуж за генерал-аншефа Брю­са, но вскоре умерла.

История Горицкого монастыря свидетельствует судьбой своих насельниц, что часто кратким и ненадежным было сча­стье и благополучие женщин, связавших по своему или по чьему-то желанию свою жизнь с первой семьей или с пер-

вым лицом в государстве. Учит она и тому, что трезвость и расчетливость при устройстве семейных дел и личной карь­еры далеко не всегда обеспечивают желаемый итог начина­ний даже у деятельных, энергичных людей, не говоря рке про ординарных россиян.

В XVII—XVIII вв. Горицкий монастырь был рядовой оби­телью. В начале XIX в. начался его новый расцвет, когда игу­меньей монастыря стала матушка Маврикия (М. И. Ходнева, 1778—1861). При ней монастырь стал одним из самых из­вестных в России. Тогда император Александр II пожаловал ему земельные участки, оказывал покровительство. Вслед за ним жертвователями в монастырь стали многие состоятель­ные россияне. Ходнева была дочерью небогатого помещика Белозерского уезда. Ее личная жизнь была несчастливой. В 23 года она поступила в Горицкий монастырь, в 28 в нем была пострижена в монашество, в 32 стала его игуменьей и была ею 45 лет (1810—1855). При ней в 1812 г. монастырь стал общежительным (у насельниц ничего не было своего, все было общее), укрепилась его экономика и хозяйство, на не­бывалую высоту поднялись религиозная жизнь, дисциплина и репутация обители. В 1858 г. в 80 лет она приняла великую схиму с именем Мария, а в 1861 г. умерла в возрасте 83 лет.

Архитектурный комплекс Горицкого монастыря созда­вался более четырех веков (XVI—XX вв.). В 1812 г. на месте деревянного храма построили каменный храм Введения во храм Пресвятой Богородицы (Введенский храм), воздвигну­тый за монастырскими стенами на высоком берегу р. Шекс — ны для жителей ранее многонаселенного села Горицы. В 1821 г. на месте погребения царских узниц: Евфросинии Старицкой, ее племянницы Юлиании, княгини Марии, игу­меньи Анны, — на том месте, где раньше стояла часовня, воз­вели Троицкий собор. В 1831 г. построили Покровский боль­ничный храм. В начале XX в. на берегу р. Шексны возвели часовню в честь святого Иоанна Предтечи.

В конце XIX — начале XX в. Горицкий Воскресенский монастырь имел 3 киновии (малые монастыри, подчиненные

главному монастырю и размещенные в уединенных местах): в деревнях Микулино (Никулино), Фетинино и на острове Ворбозомского озера на месте Зосимовой пустыни. В нача­ле XX в. монастырь в Горицах славился своим искусством вы­ращивания цветов, золотошвейным и иконописным мастер­ством, своими башмачным двором, кожевней и пекарней.

В 1932 г. Горицкий Воскресенский монастырь закрыли, монахинь выселили, часть из них расстреляли или утопили, часть разбрелась по окрестным деревням, имущество монас­тыря конфисковали, куда-то вывезли наиболее ценные вещи, а часть церковной утвари и икон уничтожили тут же в Гори­цах. Во время Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. в монастыре размещался Дом инвалидов, позже его закрыли. В здании закрытого монастыря размещались овощехранили­ще, жилые помещения, клуб, затем — Дом культуры.

В 1990 г. местной православной общине вернули Введен­ский храм, в котором в советский период размещалось ово­щехранилище. В 1994 г. во Введенском храме отслркили пер­вую службу (этот храм находится вне стен монастыря). Го­рицкий Воскресенский монастырь возродился в 1999 г. Си­лами монахинь и послушниц заведено подсобное хозяйство, восстановлен сестринский корпус Богослужения ведутся в Покровском больничном храме с больничными кельями (его приделы: Архангела Михаила и святого Иоанна Предтечи). В монастыре живут около 10 насельниц, в том числе насто­ятельница и послушницы (а в царский период здесь жили от 40 до 500 насельниц).

Главной святыней Горицкого Воскресенского монастыря является икона Николая Чудотворца, архиепископа Мир Ликийских, почитаемая чудотворной. Эта икона пребывала до этого в Москве в храме Рождества Богородицы в Старом Симонове. Ранее, до 1918 г., она находилась в Николо-Озе — рецкой женской обители, в советский период имела непро­стую судьбу. В 2002 г. эту икону вернули в Вологодскую епар­хию и передали в Горицкий Воскресенский монастырь, пока единственную женскую обитель в этой епархии.

Главными архитектурно-художественными ценностями Горицкого Воскресенского монастыря являются Воскресен­ский собор (1544 г.; возведен на средства князей Старицких; приделы построены на средства восьмой жены царя Ивана Грозного — Марии Нагой), каменная колокольня над собор­ной папертью (1611 г.; построена царицей Марией Нагой), Троицкий собор (1821), Покровский больничный храм (1831) и ограда (начала XIX в.), на берегу р. Шексны — ча­совня в честь Иоанна Предтечи (начало XX в.). Вне стен мо­настыря в селе Горицы с населением 500 человек сохранил­ся на высоком берегу р. Шексны Введенский храм (Введе­ния во храм Пресвятой Богородицы, 1812) с приделами ико­ны Божией Матери «Живоносный источник»; в этом храме сейчас совершаются богослужения. На территории монас­тыря бьет источник, именуемый Святым.

Туристы, как правило, совершают экскурсию на гору Мауру с ее богатой флорой, а также местом, откуда Кирилл Белозерский увидел местность, где ему предстояло основать новый монастырь. На горе установлен Поклонный Крест, построена часовня, сохранился камень, как утверждает ле­генда, с отпечатком ступни Кирилла Белозерского. Затем ту­ристы отправляются на автобусах в древний город Кирил­лов с его широко известным Кирилло-Белозерским монас­тырем. Редкой красоты места и их насыщенность истори­ческими и архитектурно-художественными памятниками определили создание в Вологодской области в окрестностях г. Кириллова и села Ферапонтова Национального парка «Рус­ский Север» (образован в 1992 г., площадь 166,4 тыс. га).

Кириллов — небольшой город, центр Кирилловского района Вологодской области (численность населения менее 10 тыс. чел.), удаленный на 8 км от пристани Горицы. Город расположен на соединенных протоками озерах Долгое и Си — верское (имеется пристань). Кириллов является центром окружающего его сельскохозяйственного района, в нем осу­ществляется переработка сельскохозяйственной продукции и древесины. В последние десятилетия и особенно в после-

image70

Вид на Кириллов

дние годы в Кириллове стали снова развиваться местные тра­диционные ремесла и кустарные промыслы. Среди них наи­большее развитие получили ложкарный промысел и кррке — воплетение. Раньше Кирилловский уезд, в том числе и его главный город, славился не только ложкарным делом и пле­тением кружев, но и другими народными промыслами: по­судным, берестяным, кожевенным, гармонным, гончар­ным, — теперь они постепенно возрождаются здесь.

Кириллов имеет известность главным образом благода­ря Кирилло-Белозерскому монастырю (основан в 1397). Ки­риллов возник в конце XIV — начале XV в. как слобода при

Кирилло-Белозерском монастыре; с начала XVIII в. она назы­валась Большая подмонастырская слобода С 1776 г. Кирил­лов стал уездным городом, в том числе в Новгородском наме­стничестве, потом — Новгородской губернии. В 1918 г. он во­шел в состав Череповецкой губернии, а затем был районным центром Ленинградской, ас1937г. — Вологодской области.

Большая насыщенность Кириллова и его окрестностей историческими, архитектурными памятниками и наличие влиятельных религиозных центров с высочайшего класса памятниками церковной архитектуры определили включе­ние Кириллова в список городов России, имеющих особо важное историческое значение в масштабе не только нашей страны, но и мира. Значительная историческая и архитек­турно-художественная привлекательность Кириллова опре­деляет его статус как одного из самых посещаемых турис­тических центров России, обладающих редчайшими памят­никами культурного и архитектурного наследия.

В Кириллове почти все внимание приезжающих прико­вано к Кирилло-Белозерскому монастырю, но и другие ис­торико-архитектурные памятники этого города представля­ют интерес Среди них историческая застройка 2-й полови­ны XIX — начала XX в.; исторические Кузьминские судоре­монтные мастерские (самый старый производственный кор­пус построен в конце XIX в.), храмы и часовни. Всего около 3 десятков местных строений отнесены к архитектурным па­мятникам местного значения, среди них бывшие дома куп­цов, здания бывших земской больницы и тюрьмы, часовни и храмы. В советский период ряд культовых строений снес­ли (кладбищенская церковь Николая Чудотворца на Обша — ре начала 1890-х гг., колокольня Казанского собора XIX в. и церкви Двенадцати апостолов XIX в. и др.). Среди сохранив­шихся памятников культовой архитектуры наибольший ар­хитектурно-художественный интерес представляют храм Вознесения Христова с приделом Иоанна Воина (1798, ул Победы), Казанский собор (1812—1823, рядом с монас­тырем), храм Двенадцати апостолов (1836—1840, рядом с ул. Гагарина), часовня на кладбище (1885).

Кириллов гордится не только своими архитектурно-исто­рическими памятниками, но и своими земляками, просла­вившимися на всю страну. В Кириллове родились историк, академик, дипломат (посол СССР в Великобритании в 1929—1943, заместитель Наркома иностранных дел СССР в 1943—1946) И. М. Майский (1884—1975) и математик, академик АН Украины ДА. Граве (1863—1939); здесь жил Герой Советского Союза летчик Е. Н. Преображенский — ко­мандир авиационного полка, который первым бомбил Бер­лин во время Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.

31.07.2015 | Автор:

История Кирилло-Белозерского монастыря и его право­славные святыни

Кирилло-Белозерский Успенский монастырь относится к числу самых больших, красивых, уникальных обителей России.

image71

Кирилло-Белозерасий монастырь. Гравюра 1897 г.

Еще патриарх Никон, ранжируя русские монастыри, выделил среди них «Великие царские крепости»: Троице-Сергиев мо­настырь, Соловецкий монастырь и Кирилло-Белозерский мо­настырь, который в прошлом именовали Северная Лавра

Кирилло-Белозерской монастырь наряду с главными ду­ховно-религиозными функциями выполнял военно-страте­гические задачи, играл важную роль в политической жизни страны, неизменно поддерживал московских князей и ца­рей; исполнял важную роль на проходившем тогда через эти места торговом пути к Белому морю; был крупным культур­ным центром, обладал одной из крупнейших в стране мона­стырской библиотекой, и являлся одним из основных цент­ров иконописи; выполнял он и карательные функции — был местом ссылки представителей русской знати и духовенства, также служил местом надежного укрытия для неугодных правителям или народу опальных государственных мркей. Этот монастырь дал очень много для общерусской монас­тырской жизни: был примером в соблюдении строжайшего монастырского устава и иноческой дисциплины; несколько выходцев из этого монастыря стали общерусскими светиль­никами русского монашества и основали новые обители; способствовал расширению русской православной иконопи­си; благодаря именно этому монастырю начал в XVIII в. воз­рождаться Валаамский монастырь.

Не сразу монастырь стал называться так, как именуют его в наши дни. Название монастыря связано с личностью его основателя Кирилла Белозерского. Начало Кирилло-Бело — зерскому монастырю положил в 1397 г. 60-летний старец Кирилл, инок московского Симонова монастыря, в котором он был настоятелем. Кирилл, в миру Козьма (1337—1427), происходил из знатного боярского рода Вельяминовых (по другим сведениям, он служил у окольничего Т. В. Вель­яминова), в 43 года он принял постриг в Симоновом монас­тыре, где он встречался и беседовал с главным духовным ав­торитетом Древней Руси Сергием Радонежским Кирилл был образованным человеком, наделенным талантом творчества

и организаторскими способностями. Он был учеником и верным последователем Сергия Радонежского, архимандри­том Симонова монастыря; со временем стал известен и как писатель, автор 3 посланий к трем сыновьям Дмитрия Дон­ского. Он стремился к уединенной строгой подвижнической монашеской жизни. Кирилл вместе с его другом и сподвиж­ником Ферапонтом ушел на север. Старец Кирилл нашел и пришел на место, которое было открыто ему ранее в виде­нии Пресвятой Богородицей и где ему следовало основать монастырь. Увидел он это место с горы Мауры (ныне побли­зости находится пристань Горицы и Горицкий монастырь).

Кирилл и Ферапонт на небольшом пригорке в лесу, вы­ходившем к берегу Сиверского озера, поставили деревянный крест; вскоре Ферапонт ушел дальше и основал у Бородаев- ского озера монастырь, названный позже Ферапонтов. Ки-

image72

Преподобный Кирилл Белозерасий. Икона XVII в.

рилл в 1397 г. срубил и освятил первую деревянную церковь своей обители — во имя Успения Богородицы. К Кириллу стали приходить монахи, в 1427 г. в его обители жили уже около 50 монахов. Сюда переселилась часть братии москов­ского Симонова монастыря. Умер Кирилл в возрасте 90 лет. Кирилл Белозерский и Ферапонт Белозерский (см. текст о нем) были причислены к лику русских святых.

Кирилло-Белозерский монастырь и его настоятели занима­ли знаменитое место в политической жизни нашей страны тех лет. Монастырь всегда поддерживал русских правителей; в свою очередь московские князья и цари поіфовительствовали этой обители, выделяли для нее финансовые пожертвования.

В 1447 г. в Кирилло-Белозерский монастырь приехал свер­гнутый великий московский князь Василий II (Темный, на­званный так потому, что в 1446 г. по распоряжению его про­тивника — Дмитрия Шемяки его ослепили в Москве). Васи­лий II был вынужден дать Дмитрию Шемяке крестное цело­вание в том, что он не станет вновь претендовать на москов­ский стол Но правда была на стороне Василия II. Именно игу­мен Кирилло-Белозерского монастыря Трифон снял с Васи­лия II крестное целование, после этого он смог продолжить борьбу за московский престол, вышел в ней победителем и торжественно вернулся в Москву, снова стал великим князем.

В Кирилло-Белозерском монастыре писались политиче­ские послания, которые широко расходились по Руси. На­стоятели и монастырские старцы призывали к прекращению междоусобиц, просили Господа Бога дать их соотечествен­никам мудрых правителей, милосердную и сильную государ­ственную центральную власть. Монастырь неизменно под­держивал московских князей и царей в духовно-нравствен­ном и политическом планах, а порой помогал им матери­ально (денежными средствами и имуществом).

В конце XV — начале XVI в. монастырь был одним из оп­лотов нестяжательства, сторонники которого выступали про­тив чрезмерного обогащения монастырей. В Кирилло-Бело­зерском монастыре жили лидеры нестяжателей — Нил

Сорский (1433—1508, из рода бояр Майковых, причислен­ный к лику русских святых), инок и писатель Вассиан Косой (князь Василий Иванович Патрикеев, умер в 1545 г.), лето­писец и книжник Гурий Тушин. В 1482—1515 гг. монастырь не увеличивал свои земельные владения. Нил Сорский осно­вал недалеко от монастыря у р. Соры первый на Руси скит (в ските живут несколько монахов при общих: духовной жизни, труде, пище, одежде). Но во второй четверти XVI в. монастырь все-таки присоединился к иосифлянам, т. е. стя­жателям, радевшим за обогащение монастырей, увеличение монастырских землевладений (только богатые монастыри могут в духовном и в ощутимом материальном планах по­могать людям).

В 1528 г. в Кирилло-Белозерский приезжал великий мос­ковский князь Василий III с молодой второй женой Еленой Васильевной Глинской, чтобы вымолить у Бога и святых угод-

image73

Царъ Иван Грозный просит игумена Кирилло-Белозерского монастыря благословить его в монахи. С картины К. В. Лебедева. 1898 г.

ников Белозерских себе наследника В 1530 г. у них родился сын — будущий царь Иван IV, Грозный. В память об этом в монастыре построили храм во имя Рождества Иоанна Пред­течи. Иван Грозный значительную часть своей жизни покро­вительствовал этому монастырю, пожертвовал ему огромную сумму денег. Иван Грозный три раза приезжал в этот мона­стырь, высказал пожелание постричься именно в нем в мо­нахи, имел в нем собственную келью. Позже в Москве перед его смертью именно монах Кирилло-Белозерского монасты­ря постриг его, он стал за несколько минут до смерти мона­хом Ионой.

Монастыри служили и местом ссылки для разжалован­ных представителей светской и церковной элит. Так, во вре­мена Ивана Грозного здесь в заточении содержали выдаю­щегося русского полководца воеводу князя Михаила Ивано­вича Воротынского (1510—1573), митрополита московско­го Иоасафа (Скрипицын), касимовского царевича Симеона Бекбулатовича, князя И. Шуйского, бояр Шереметевых, еще одних князей Воротынских и многих других влиятельных светских людей, а таюке главного автора знаменитого «До­мостроя» ученого монаха Сильверста, был здесь в заточении и один из лидеров нестяжателей Вассиан Патрикеев. Во вто­рой половине XVII в. здесь содержался главный обидчик на­рода, но и воспитатель, близкий друг, родственник царя Алек­сея Михайловича Романова — боярин Борис Иванович Мо­розов (1590—1661). На самом деле здесь его спасали от яро­сти и гнева московских повстанцев (1642 г. — Соляной бунт, затем — сомнительные финансовые новации), но вскоре ему разрешили вернуться в Москву. Он снова занял видное мес­то в правительстве. Так в очередной раз ловкий и хитрый че­ловек, плут и грамотный жулик, регулярно обогащавшийся за счет государевой казны, за счет близости к власть предер­жащему лицу избежал заслуженных наказаний, опять ока­зался у неистощимой государственной кормушки. За спасе­ние Морозова настоятель монастыря получил сан архиман­дрита, средства на возведение новых крепостных стен от царя

и самого спасенного (который до конца 1650-х гг. сохранял политическое влияние на царя и правительство).

С1676 до1681г. в монастыре содержали лишенного Собором в 1666 г. патриаршества патриарха Никона (Ни­кита Минов, 1605—1681 гг., патриарх с 1652 г., оставил пат­риаршество сам в 1658 г.; см. с. 206—207). Он был переве­ден сюда под более строгий надзор из соседнего Ферапонто­ва монастыря.

Кирилло-Белозерский монастырь имел важное стратеги­ческое значение. Поляки несколько раз в 1612—1614 гг. пы­тались взять монастырь штурмом, но крепостные стены и доблестные защитники спасали его; полякам пришлось снять осаду обители.

Став в XV—XVII вв. не только влиятельным религиозным центром, но и культурным и экономическим центром Рус­ского Севера, Кирилло-Белозерский монастырь достиг наи­большего расцвета в XVI—XVII вв. В середине XVII в. мона­стырю принадлежало до 20 тыс крепостных. Он владел круп­ными земельными наделами, соляными и рыбными промыс­лами. В нем находилась одна из наиболее крупных на Руси библиотек (не менее 2092 древних рукописей, в том числе рукописные книги, летописные своды и др.), складывались свои распевы духовных песнопений, в нем работали талант­ливые резчики, иконописцы и другие мастера. Монастырь имел подворье в Московском Кремле и в других городах.

Кирилло-Белозерский монастырь был одним из основных центров иконописи на Руси. В XV в. основателем иконопис­ной мастерской в этом монастыре был его инок Дионисий Глушицкий (1362—1437) — талантливый и знаменитый иконописец, а также искусный резчик по дереву, плотник, кузнец, книгописец, мастер по плетению корзин. Он родил­ся близ Вологды, основал на Севере несколько монастырей, в том числе два на р. Глушице (отсюда его прозвище — Глу­шицкий). В 1424 г. Дионисий Глушицкий написал прижиз­ненный образ Кирилла Белозерского. Он и его ученики на­писали для монастыря множество икон, наибольшим почи-

image74

Волга. Колокольня в Калязине

image75

Подпись: ШР»

image76

image065

ЛУ0ОК8Д

MOSCOW

 

image77image78

Углич. Музей «Библиотека русской водки»

Мышкин. Встреча на причале

 

image79image80

image81

image82

image83

image84Петрозаводск. Дерево желаний

Петрозаводск. Беседка на набережной

 

image85

танием пользовались иконы Богоматери — их в обители было 88. Монастырь был. посвящен Богоматери и тогда име­новался как «Дом Пречистые Богородицы честного и слав­ного ее Успения». Иконописец и духовный наставник сооте­чественников Дионисий Глушицкий был причислен к лику русских святых.

Существует особая взаимосвязь между Кирилло-Белозер — ским и Валаамским монастырями. В 1611 г. Валаамским монастырем овладели шведы, затем он почти 100 лет был в разоренном состоянии, в 1710 г. его вернули России после победы русских в Северной войне. Именно по инициативе тогдашнего настоятеля Кирилло-Белозерского монастыря, архимандрита Иринарха, царь Петр I, не жаловавший мо­настыри и монахов, в 1715 г. издал указ о возобновлении Ва­лаамского монастыря. С1716по 1736г. Валаамский мона­стырь был приписан к Кирилло-Белозерскому монастырю, возрождался на его средства и трудами его братии.

В дореволюционный период Кирилло-Белозерский мона­стырь был объектом внимания многочисленных паломников, приносивших монастырю ощутимые доходы. Но он уже не был столь богатым и процветающим, как в XVII в. Во вто­рой половине XVIII в. императрица Екатерина II провела се­куляризацию монастырских владений, в результате чего Ки­рилло-Белозерский монастырь обеднел. В начале XX века 1355 наиболее ценных рукописей из монастырской библио­теки передали в библиотеку Санкт-Петербургской духовной академии (затем часть из них оказалась в Российской наци­ональной библиотеке и Русском музее).

В 1917 г. в монастыре жили 7 монахов и 10 послушников. В 1924 г. Кирилло-Белозерский монастырь закрыли. В 1924 г. коммунисты расстреляли последнего настоятеля монасты­ря — архимандрита Анастасия. Еще раньше, в 1918 г., боль­шевики расстреляли епископа Кирилловского Варсоно — фия, который недавно был причислен к лику русских свя­тых. На территории закрытого монастыря открыли Кирил­ловский краеведческий музей, который в 1968 г. преобразо­вали в Кирилло-Белозерский историко-архитектурный и ху­дожественный музей-заповедник, первый в Вологодской об­ласти.

Таким образом, история Кирилло-Белозерского монасты­ря связана с земной жизнью как минимум 5 русских свя­тых: Кирилла Белозерского, Ферапонта Белозерского, Дио­нисия Глушицкого, Нила Сорского, епископа Кирилловско­го Варсонофия. В монастыре пребывают православные свя­тыни. В храме преподобного Кирилла Белозерского под спу­дом почивают его мощи. На месте первого поселения Ки­рилла была возведена каменная палатка, в которой сохра­нены копия первой деревянной кельи преподобного Ки­рилла и, по преданию, крест, водруженный иноками при поселении.

Знакомство с историей Кирилло-Белозерского монасты­ря превращает визит в этот монастырь в паломническую поездку к местам земной жизни русских святых и к право­славным святыням. Знакомство с ними и поклонение им уси­ливаются от сознания того, что Кирилло-Белозерский мона­стырь возрождается как религиозный центр. В 1998 г. часть Кирилло-Белозерского монастыря, именуемая Малый Гор­ний Ивановский монастырь, была возвращена Русской Пра­вославной Церкви. Сейчас можно посетить два действующих храма: в честь преподобного Сергия Радонежского (летом) и в честь преподобного Кирилла-Белозерского (круглый год).

Поскольку еще не все экскурсанты готовы к осознанно­му знакомству и должному почитанию православных свя­тынь Кирилло-Белозерского монастыря, приехавшим пове­ствуют главным образом о его историко-архитектурных и художественных ценностях. Об этом рассказывают экспона­ты Кирилло-Белозерского музея-заповедника, расположен­ного на всей огромной исторической территории обители (около 12 га). Здесь в хорошем состоянии находится 11 хра­мов, фортификационные сооружения, жилые постройки, можно увидеть 5 памятников с настенной живописью (в том числе полную стенопись Святых ворот XVI в.). В экспозиции музея можно увидеть богатейшую коллекцию икон XV—

XVI вв., рукописные и старопечатные книги, произведения де­коративного и прикладного искусства, коллекцию древнерус­ского шиться XV—XVII вв., коллекцию колоколов XVI— XVIII вв., узорчатые ткани и многое другое. В теплое время года можно обстоятельно осмотреть интерьеры церкви Ивана Ле — ствичника и церкви Преображения. Всего в музее-заповедни­ке насчитывается свыше 33 тысяч музейных экспонатов.

Архитектурно-художественные ценности Кирилло-Бело — зерского монастыря

В планировочном плане монастырский комплекс состо­ит из нескольких созданных в разное время частей. В нем выделяют 2 принципиальные части: Старый город (конец XIV — начало XVII в.) и Новый город (вторая половина

XVII в.). Старый город складывается из двух монастырей: Большого Успенского монастыря (расположен между бере­гом Сиверского озера и рекой Свияга, в юго-западной части монастырского комплекса) и Малого, или Горнего, Иванов­ского монастыря (примыкающего к первому с востока). Новый город был пристроен к Старому городу в XVII в. с се­веро-востока

image86

Ансамбль Кирилло-Белозерского монастыря

От Старого города сохранились фрагменты южной сте­ны с двумя башнями на берегу озера: Мережная и Свиточ­ная (самая красивая башня, в ней находилась прачечная, где стирали одежду, а тогда — готовили свитки), а также Водя­ные ворота с надвратной Преображенской церковью и Свя­тые ворота с одноглавым надвратным храмом преподобно­го Ивана Лествичника (1572; вклад сыновей царя Ивана Грозного — царевичей Ивана и Федора; 4-столпный, с 4-ярус­ным иконостасом XVI—XVIII вв. храм с внутренними рос­писями местных художников; осмотреть интерьеры этого храма можно только летом) и фресками (1585) в пролете этих ворот, являющихся сохранившейся частью древней (XVI в.) стены монастыря. К Святым воротам по сторонам пристроены 2-этажные каменные палаты (XVII в.). Святые ворота были парадным въездом в Большой Успенский мо­настырь. Главный собор обители — 4-столпный одноглавый Успенский собор, построенный ростовскими каменщиками во главе с Прохором Ростовским (1497,1595—1596); его со всех сторон окрркают построенные в разное время приде­лы. 5-ярусный иконостас этого собора был создан в 1497 г. и неоднократно добавлялся. Царские врата в серебряном че­канном окладе были изготовлены на средства царя Алексея Михайловича Романова в 1645 г. Собор был чрезвычайно бо­гато украшен, в нем были иконы, написанные Андреем Руб­левым и мастерами его эпохи, а также Дионисием Глушиц — ким и другими иконописцами. Собор в 1641 г. расписывала артель ярославского мастера Любима Агеева; паперть собо­ра в 1650 г. расписали ярославцы Иван Тимофеев и Севос — тьян Дмитриев на средства боярина Ф. И. Шереметева На его же средства в 1643 г. была воссоздана серебряная рака над гробницей Кирилла Белозерского. К Успенскому собору при­строены бесстолпные церкви: Владимирская (1554; святого князя Владимира над усыпальницей князей Воротынских) и Епифания (1645; в честь Епифания Кипрского, над моги­лой князя Ф. Телятевского), а также придельная церковь (1785,1792) над гробницей Кирилла Белозерского. Рядом с Успенским собором находятся храм Архангела Гавриила (1531—1534; вклад великого князя Василия III, который с женой Еленой Глинской в 1528 г. посетил монастырь) и са­мое высокое сооружение монастыря — колокольня (1757— 1761, соединяется с храмом Архангела Гавриила). Сохра­нились одностолпная трапезная палата с церковью Введе­ния Божьей Матери во храм (1519), небольшая шатровая церковь Евфимия со звонницей (1653), домик келаря (сере­дина XVII в.). В 1667 г. по указу царя Алексея Михайловича Романова были построены 3-этажные каменные палаты, ок­ружившие Большой Успенский и Малый Ивановский мо­настыри.

На территории Малого, или Горнего, Ивановского мона­стыря сохранились одноглавый храм Иоанна Предтечи (1531—1534), построен на средства Василия III в благодар­ность Богу за дарование ему сына — будущего царя Ивана Грозного; храм Сергия Радонежского с трапезной палатой

image87

Стены и башни Нового города. XVII в.

image88

Дзионисий. Богоматерь с Архангелами Гавриилом и Михаилом. Фреска в конце алтарной ниши.

Церковь Рождества Богородицы. 1502 г.

(1560—1594). Над деревянной кельей преподобного Кирил­ла, его колодцем и крестом был сооружен каменный шатер­палатка.

Новый город появился в XVII в., его стены охватывали весь монастырский комплекс с трех сторон (1653—1682 или 1654—1680); возведены под руководством К. Серкова и

С. Шама; их длина 732 м, высота — около 11 м, толщина — 7 м. А общая протяженность внешних монастырских стен — 1300 м, они имеют 3-ярусное галерейное устройство, вклю­чают многогранные башни. Историческая застройка на тер­ритории Нового города не сохранилась. Сюда перевезены из села Бородава деревянный храм Ризоположения (1485) и вет­ряная мельница из деревни Щелково (XIX в.). В юго-восточ­ном углу монастыря сохранились Большие больничные пала­ты (1643—1644) с храмом святителя Евфимия (1653, шатро — вый храм). Через Казанскую башню Нового города прямая дорога ведет к воротам более древнего Старого города.

После посещения Горицкого и Кирилло-Белозерского монастыря, если позволяет временной график туристичес­кого маршрута, то есть еще возможность поехать автобусом или на другом виде автотранспорта в село Ферапонтово — в Ферапонтов монастырь, чтобы лично увидеть всемирно зна­менитые фрески Дионисия. Но далеко не все туристические теплоходы предоставляют возможность своим туристам со­вершить поездку в Ферапонтов монастырь (из-за дефицита времени их стоянки у пристани Горицы).

Селение ферапонтово — это всего лишь село в Кирил­ловском районе Вологодской области, тем не менее оно хо­рошо известно и в нашей стране, и за рубежом. Это село ста­ло знаменитым исключительно только благодаря Богороди-

image89

Церковъ Рождества Богородицы, колокольня и Благовещенская церковь Ферапонтова монастыря

це-Рождественскому Ферапонтову монастырю и прежде всего — его собору Рождества Богородицы, в ко­тором наружную роспись и фрески внутри храма выполнил великий русский иконописец Дионисий. Это единственное в мире и в России место, где хорошо и полностью сохрани­лась настенная роспись, сделанная и подписанная самим Дионисием; именно эту настенную роспись считают его глав­ным произведением. Росписи Дионисия в Ферапонтовом мо­настыре стали подлинным шедевром древнерусского искус­ства. Чтобы увидеть эти дивные фрески Дионисия, люди едут сюда со всех концов нашей страны и из-за рубежа. Эта сте­нопись (1502—1503) собора Рождества Богородицы, види­мо, была вкладом Дионисия и трех его сыновей — Феодо­сия, Владимира, Андрея — на поминание их в Ферапонто­вом монастыре «доколе монастырь стоит». Селение Фера — понтово возникло в конце XIV — начале XV в. как слобода Ферапонтова монастыря (основанного около 1398 г.), в судь­бе которого Дионисий оставил яркий след красотой своих творений.

Дцонисий (Дцонисий-Иконник, около 1440— 1502) — один из величайших художников Древ­ней Руси, прославленный иконописец и живописец. Создан­ные им и совместно с его сыновьями иконы и фрески отмече­ны чертами праздничности и нарядности. Палитра ферапон — товской росписи поражает богатством и многогфетностью. Так, если во фресках Андрея Рублева {около 1360/70 — око­ло 1430) можно насчитать только 6 основных тонов, то у Дрюнисия их уже 40. Больше всего он любил лазурь, голу­бую краску нежно-дивного оттенка. Аазурь проходит через весь фон и многие одежды созданных им различных фигур. В иконах и фресках Дцонисия, по сравнению с искусством эпохи Андрея Рублева, отчасти проявляются черты едино­образия приемов, но и праздничности, декоративности, пе­ред которыми несколько отступает психологическая вы­разительность образов. При этом во фресках и иконах Дц-

image90

Преподобный Ферапонт и ЬАартиниан на фоне Ферапонтова монастыря. Икона XVIII в.

онисия царят благородство, гармония, свет, согласие. В его искусстве практически нет аскетического начала (Диони­сий не был монахом, как Андрей Рублев).

Созданные Дионисием совместно с его сыновьями рос­писи собора Ферапонтова монастыря (1502— 1503) при­надлежат к числу наиболее совершенных образов русского средневекового монументального искусства; в этих роспи­сях органично решены идейно-образные и декоративные за­дачи. Созданные Дионисием фрески и иконы нельзя спутать ни с какими другими. Его иконы и фрески поражают своим цветовым богатством: лазуревыми, зеленоватыми, крас­новато-коричневыми, лилово-коричневыми, золотисто­желтыми, розовыми тонами. В своем творчестве Диони­сий использовал высококачественные краски, приготовлен­ные по сложной технологии европейскими мастерами, или сделанные русскими мастерами, но знавшими зарубежные секреты их изготовления (включая исходные материалы и технологию).

О Дионисии и его семье сведений в исторических пись­менных источниках, летописях почти нет. Есть только записи о его работе в московском Успенском соборе в Крем­ле в 1481 г., о написании им для того же собора двух жи­тийных икон митрополитов Петра и Алексия, о его рабо­те в Воскресенском соборе Московского Кремля, о его рос­писях храмов в Чигасовом монастыре в Москве, в Пафну — тьев-Боровском монастыре (1467—1476) и Иосифо-Во- лоцком монастыре (в последнем он написал и фрески со­борной церкви, только в ризнице этого монастыря пребы­вало около 90 икон Дионисия к 1547 г., а создавал он иконы и фрески в этом монастыре после 1485 г.), а также в Пав — ло-Обнорском монастыре (1500) и Ферапонтовом монас­тыре. Дионисий и его трое сыновей носили звание детей бо­ярских, т. е. находились на государственной службе. Сам Ди­онисий (судя по его работам) был человеком образованным, хорошо знавшим историю, летописи, житийную литера­туру. Судьба Дионисия была удачной: ему посчастливилось с ранних лет иметь высоких покровителей, работать в самых знаменитых соборах и монастырях Древней Руси, кроме того, у него была семья, хорошие, талантливые, тру­долюбивые дети. Иконописец Дионисий был причислен к лику русских святых.

Фрески Дионисия и архитектурно-художественные па­мятники, история Ферапонтова монастыря, связанные с его религиозной жизнью исторические личности заслуживают внимания наших соотечественников.

Богородице-Рождественский Ферапонтов монастырь ос­новал инок московского Симонова монастыря Ферапонт. Он вместе со своим другом архимандритом этого монастыря Кириллом, сложившим свои полномочия, пришел в 1397 г. на Север. Кирилл основал Кирилло-Белозерский монастырь, Ферапонт расстался с Кириллом и поблизости сам основал в 1398 г. новый монастырь, названный со временем его име­нем. Построенный в XV—XVII вв. между Бородаевским и Паским озерами, Ферапонтов монастырь выделяется исклю­чительной красотой местоположения; его каменные пост­ройки и прежде всего соборная церковь с фресками Дио­нисия входят в сокровищницу отечественного и мирового искусства

Ферапонт Белозерский, Можайский, Луже-

скийу архимандрит (Федор ПоскочиНу или По — схотиНу 1337—1426), с юношеских лет он мечтал стать монахом. В 40 лет он тайно оставил родной дом, род­ственников — волоколамских дворяну пришел в Москву, где принял монашество в Симоновом монастыре. В нем под­ружился с иноком Кириллом. Кирилл и Ферапонт часто вели напряженные духовные беседы с Сергием Радонежским, при­ходившим в Симонов монастырь. Ферапонт мечтал о под­вижнической уединенной жизни в удаленной монастырской пустыни. Однажды Кириллу во сне последовало откровенШу в котором было повелено ему вместе с Ферапонтом оста­вить Симонов монастырь у идти на Белое озеро и основать там в безлюдном месте монастырь. Они в 1397 г. пошли к Белому озеруу а тогда говорили — в Белозерскую пустыню, соорудили там себе небольшую келью и год жили в ней. Рак было положено начало знаменитому Кирилло-Белозерско — му монастырю. Через год совместной жизни подвижники Кирилл и Ферапонт разлучились. Ферапонт ушел и основал в белозерском крае у Бородаевского озера монастырь, ко­торый со временем стали называть Ферапонтов Белозер­ский. Именно из этого монастыря он отправился в Можайск по настоятельной просьбе князя Андрея Можайского осно­вывать новый монастырь.

В статусе настоятеля созданного им в Можайске мона­стыря с уставом Белозерского монастыря Ферапонт про­жил 18 лет, где он и скончался в возрасте 89 лет. Ферапонт мечтал вернуться в созданный им северный монастырь (названный позже в его честь его именем), но осуществить это желание он не успел. Ферапонт был причислен к лику русских святых в 1547 г.

Ферапонтов монастырь был не только важным религи­озным центром, был он и крупным центром просвещения, книжности, переписи книг, а порой и местом ссылки неугод­ных правителям лиц, светских и духовных.

При преемнике Ферапонта Белозерского, втором игуме­не монастыря Мартиниане, обитель стала разрастаться, приобрела репутацию крупного центра просвегцения. Мар — тиниан любил книги, книжное дело, сам переписывал кни­ги, в списке послушаний в этом монастыре была и перепис­ка книг. При Мартиниане было положено начало обширной монастырской библиотеке. На протяжении всего XV в. Фе­рапонтов монастырь являлся крупным духовным и куль­турным центром, который дал России плеяду известных религиозных деятелей, просветителей и книжников. Из них двое — Ферапонт и Мартиниан — были причислены Рус­ской Православной Церковью к лику русских святых.

^^3 Мартиниан Белозерский (1397—1483; в миру Михаил) родился в деревне Сяма под г. Вологдой, происходил из рода бедных крестьян Сто Мона­ховых. Б 13 лет родители привели его к Кириллу Белозерс­кому, который вскоре постриг его в монахи. В 1427 г. Мар­тиниан основал на озере Боже Вожеезерский Спасский мо­настырь, позже он стал игуменом Ферапонтова монасты­ря. В 1447 г. он поддержал сосланного в Белозерский край сверженного его противниками московского князя Василия II (Темного), который вскоре вернул себе на какое-то время

утраченный титул великого князя. Василий II способство­вал приглашению Мартиниана для управления привилеги­рованным подмосковным Троице-Сергиевым монастырем. Но Мартиниан мечтал вернуться в любимый им Ферапон­тов монастырь; ему удалось это осуществить в 1455 г., когда ему было 55 лет, и где он прожил еще 28 лет, вплоть до своей смерти в возрасте 83 лет. Похоронили Мартини­ана у стены собора Ферапонтова монастыря. Над его мо­гилой в 1502 г. была написана фреска с изображением Бого­родицы с младенцем Христом и коленопреклоненными Фе — рапонтом и Мартинианом. Мартиниан был канонизирован в 1549 г. Над могилой преподобного Мартиниана Белозерс­кого в XVII в. построили каменную шатровую гуерковъ во имя преподобного Мартиниана, сохранившуюся до наших дней, как и захоронение самого Мартиниана. Над могилой Мар­тиниана в 1560-е гг. была установлена деревянная резная рака, до наших дней от нее сохранилась только восточная грань; более поздняя лицевая сторона раки была выполнена в 1646 г. В любом случае, можно утверждать, что в храме сохранилась древняя резная позолоченная рака над гробом преподобного Мартиниана.

Яркую роль в истории Ферапонтова монастыря сыграл Ростовский архиепископ Иоасаф (в миру князь И. Н. Оболенский, умер в 1513 г.), близкий родственник ве­ликого московского князя Ивана III (Великого). На свадьбе молодого князя юродивый в символическом жесте подарил ему архиерейскую шапку, а молодой жене предвозвестил скорую смерть в родах. Вскоре после смерти жены потря­сенный горем князь ушел в Ферапонтов монастырь, где при­нял монашеский постриг. Его постриг совершил преподоб­ный Мартиниан. Иоасаф быстро продвигался по церковной иерархии и вскоре возглавил одну из самых почетных и древ­них русских епархий — Ростовскую. В 1488 г. архиепископ Иоасаф и Иван III поссорились. В результате этой ссоры Иоасаф был вынужден оставить ярославскую кафедру и при­ехать в Ферапонтов монастырь, который власти сделали фак­тически местом его ссылки. Вскоре в монастыре случился сильный пожар, но сокровища Иоасафа удалось спасти, на эти средства и был построен каменный собор Рождества Богородицы. Именно Иоасаф пригласил для росписей Рож­дественского собора знаменитого московского иконописца Дионисия. Под влиянием Иоасафа стал монахом греческий князь Константин Макнувский (Мангупский), прибывший в Москву со свитой невесты Ивана III Софьи (Зои) Палео­лог (Константин принял монашеский постриг в Ферапонто- вом монастыре, затем он основал Учемскую пустынь в Уг­личе, а еще стал известен как русский подвижник святой Кас — сиан Грек). Иоасаф прожил в Ферапонтове монастыре око­ло 25 лет, проведя последние годы в совершенном безмол­вии. Он умер в 1513 г. и был погребен как он хотел, у ног своего наставника Мартиниана. Главные результаты трудов Иоасафа сохранились до наших дней: собор Рождества Бо­городицы с фресками Дионисия, деревянная церковь (1485) в селе Бородава (находящаяся ныне на территории Кирил — ло-Белозерского монастыря в качестве музейного экспона­та), большое число написанных при нем икон (ныне нахо­дятся главным образом в музеях Москвы, Санкт-Петербур­га, Кириллова).

В конце XV в. в Ферапонтовом монастыре жил в ссылке опальный киевский митрополит Спиридон, написавший здесь «Житие Святых Зосимы и Савватия Соловецких» и «Изложение о православной истинной нашей вере».

В Ферапонтовом монастыре среди ссыльных в него лиц высокого духовного звания был и патриарх Никон (Ники­та Минов, 1605—1681; патриарх 1652—1666). Никон в 1658 г. по своей воле оставил патриаршество, собор 1666— 1667 гг. снял с него сан патриарха, он был сослан на Север и оказался в Ферапонтовом монастыре. В статусе патриарха Никон резко поднял авторитет Православия, отстаивал пре­восходство церковной власти над светской и приоритет ду­ховного над материальным, осуществил реформу в Церкви,

начал, исправление по греческим оригиналам церковных книг, обрядов, порядка богослужения. Кроме того, он упорядочил систему попечения о нищих, бедных, убогих, активно вел борьбу против несправедливости, коррупции, в том числе в государственных, судебных делах, принимал меры для пре­сечения пьянства и нравственной распущенности. Но он был чрезмерно властным и слишком гордым, резким, капризным, любил роскошь. Его вмешательство во внутреннюю и вне­шнюю политику русского государства под тезисом «священ­ство выше царства» вызвали разрыв патриарха с царем Алек­сеем Михайловичем Романовым.

Патриарх Никон жил в Ферапонтовом монастыре с 1666 по 1676 г., т. е. целых 10 лет. Вначале он жил в больнич­ных кельях, за монастырем. Затем для него рядом с трапез­ной построили 4 кельи. Церковь Богоявления — единствен­ное место в монастыре, напоминающее о патриархе Нико­не в наши дни. С 1668 г. надвратные церкви Богоявления и Ферапонта служили для Никона домовым храмом. В 1674 г. с разрешения царя Алексея Михайловича для Никона нача­ли строить обширные 3-этажные кельи (но их строительство не завершили при жизни Никона в этом монастыре). Мона­стырские власти не были уверены в полном закате церков­ной карьеры Никона, допускали возможность его возвраще­ния в Москву, поэтому покорно выполняли его требования. Так, по его желанию в середине Бородаевского озера из кам­ней насыпали остров в виде креста, где Никон поставил де­ревянный крест и долго молился в уединении. После смер­ти царя Алексея Михайловича Романова положение ссыль­ного развенчанного патриарха заметно ухудшилось, этому способствовал его давний противник патриарх Иоаким, тре­бовавший более строго контроля и более жестких условий для жизни Никона в ссылке. Тогда его перевели в Кирилло — Белозерский монастырь. Еще позже, в 1681 г., ему разреши­ли вернуться в подмосковный созданный им монастырь Но­вый Иерусалим, но по дороге к нему в Ярославле он умер.

Ферапонтов монастырь никогда не оценивался как стра­тегически важный объект, не имел мощных оборонительных сооружений. Его в 1614 г. разорили польско-литовские ин­тервенты, но сообразительные и расторопные монахи суме­ли заранее спрятать ценности их обители, поэтому они не достались врагам.

Русские цари, хотя и отзывались уважительно о Ферапон­тове монастыре, финансовыми пожертвованиями его не ба­ловали, исключениями были только Иван Грозный (правил 1533—1584, царь с 1547 г., родился в 1503 г.) и Михаил Фе-

image91

Церковь Богоявления с приделом преподобного Ферапонта над Святыми воротами. 1649 г.

дорович Романов (правил 1613—1645, родился в 1596 г.). Царь Иван Грозный был самым щедрым жертвователем в Ферапонтов монастырь. Особое внимание у Ивана Грозного к монастырю объясняется тем, что он знал о жизни в нем во второй половине XV в. юродивого Галактиона, предсказав­шего его отцу — Василию III — его рождение и покорение им Казанского ханства После вкладов царя Михаила Федо­ровича Романова, сделанных в 1640-е гг., других ощутимых пожертвований монастырь не получал.

К концу XVII в. Ферапонтов монастырь пришел в упадок, в 1798 г. он был упразднен, его храмы стали приходскими. Но в начале XX века монастырь возродился, но это был уже женский монастырь. Инициатором восстановления монас­тыря была игуменья Леушинского монастыря Таисия (дво­рянка М. В. Солопова; 1840—1915), она стала первой игу­меньей женского восстановленного Ферапонтова монасты­ря. Дважды, в 1912и 1914 гг., проводились всероссийские сборы пожертвований на восстановление Ферапонтова мо­настыря. В 1912 г. был создан Комитет по восстановлению этого монастыря под руководством князя А. В. Оболенского.

В 1924 г. женский Ферапонтов монастырь закрыли, его игуменью и многих монахинь коммунисты расстреляли, ос­тавшиеся в живых монахини уехали или ушли, спасая свои жизни. Ансамбль Ферапонтова монастыря со временем по­лучил статус филиала Кирилловского краеведческого музея. В 1969 г. его подчинили Кирилло-Белозерскому историко-ар­хитектурному и художественному музею-заповеднику. В 1975 г. в Ферапонтове монастыре был открыт Музей фре­сок Дионисия, который является филиалом Кирилловского музея. Ферапонтов монастырь оценивается как особо цен­ный объект в перечне историко-культурного наследия Рос­сии. Пока Ферапонтов монастырь не возрожден как полно­ценная православная обитель. С 1990 г. стал действовать храм Богоявления, возвращенный православной общине. По­сетивший Ферапонтов монастырь в 1992 г. Патриарх Мос­ковский и всея Руси Алексий II сказал: «Божие благослове­ние на труды работников музея — хранителей Ферапонтова монастыря и реставраторов, которые стремятся передать грядущим поколениям шедевры русской иконописи».

Поездка в Ферапонтов монастырь является полноценным паломничеством к местам земной жизни трех русских свя­тых: Ферапонта Белозерского, Мартиниана Белозерского, Ди­онисия, — к месту упокоения (раке) Мартиниана Белозер­ского.

Ферапонтов монастырь представляет большую ценность как архитектурный комплекс В архитектурно-художествен­ный ансамбль Ферапонтова монастыря входят собор Рож­дества Богородицы (1490, на западном фасаде и в интерье­рах работы Дионисия и его сыновей, 1502—1503); церковь Благовещения с трапезной (1530—1534; возведена на вклад великого князя Василия III как благодарение за рождение сына-наследника после посещения этого монастыря царем и его молодой женой Еленой Глинской); 3-ярусная колоколь­ня (XVII—XVIII вв.; в высоком шатре установлен действую­щий механизм часов с боем XVII в.); церковь святого Мар­тиниана Белозерского (1640—1641 гг., возведена над гроб­ницей игумена Мартиниана, преемника Ферапонта Белозер­ского); Святые ворота с надвратной церковью Богоявления с приделом преподобного Ферапонта (1649—1650); Казен­ная палата (середина XVI в.).

Самое древнее здание монастыря — собор Рождества Богородицы — является вторым (после собора Спасо-Камен­ного монастыря) каменным храмом на Русском Севере. Это крестовокупольный 4-столпный храм с 3 апсидами на вос­токе и увенчанный первоначально горкой кокошников и дву­мя главами. Современные главы и покрытия были сделаны в XVIII—XIX вв. Более всего этот собор прославился фреска­ми Дионисия, которые здесь хорошо сохранились. Нет ни одного более раннего памятника, в котором уцелели бы, как здесь, практически без изменения все фрески Дионисия. (Техника выполнения фресок такова: на стену с нанесенным слоем известкового грунта острым инструментом наноси­лись очертания будущих композиций, затем краской выпол­няли рисунок и приступали к живописным работам, кото­рые необходимо завершить, пока не высохнет штукатурный левкас, — т. е. художественные работы ведутся на влажной ос­нове, что требует от художника большого мастерства.) Рас­писывая Рождественский собор, Дионисий показал себя и превосходным мастером синтеза живописи с архитектурой. В соборе общая площадь фресок огромная — 600 кв. м.

С архитектурных позиций необычна и церковь Благове­щения с трапезной, в ее объемной композиции есть неорди­нарные черты. Храм принадлежит к оригинальному типу: сочетает в себе церковь и звонницу; еще одна его особен­ность — в нем нет абсид. Кроме того, это древнейшая камен­ная трапезная в России, сохранившая свой первоначальный облик; в середине XIX в. она была превращена в приходскую церковь, и церковь Благовещения стала тогда ее алтарем.

В шатровой церкви Мартиниана сохранилась единствен­ная дошедшая до наших дней древнерусская деревянная рез­ная рака (конец XVI — середина XVII в.).

Святые ворота с шатровыми церквями Богоявления и Ферапонта (домовые церкви патриарха Никона) на верхнем этаже являются своего рода визитной карточкой этого мо­настыря.

Здание Казенной палаты является одним из лучших не­церковных сооружений Русского Севера XVI в.

В окрестностях Ферапонтова монастыря (в 3 км от него), у подножия Цыпиной горы, сохранилась деревянная церковь Ильи Пророка на Цыпинском погосте, построенная в 1755 г. Цыпина гора (204 м над уровнем моря) является самой вы­сокой точкой в Национальном природном парке «Русский Север». Эта гора площадью в 325 га с 1968 г. имеет статус ландшафтного памятника природы; здесь интерес представ­ляют рельеф и ботаническое разнообразие.

После интереснейших экскурсий в окрестностях приста­ни Горицы, отчасти притомившиеся от автобусных переез­дов туристы сполна радуются возможности пассивно рассла­биться и отдыхать на корабле, наслаждаться солнечным теп­лом, тишиной и спокойствием вод Белого озера (но подчас это не удается из-за волн и плохой погоды).

Белое озеро, а раньше говорили Белоозеро, находится на западе Вологодской области. После строительства (завершен­ного в 1964 г.) Шекснинского гидроузла, р. Шексна, р. Ков — жа и Белое озеро стали фактически акваторией одного слож­ного по форме Шекснинского (Череповецкого) водохрани­лища, До создания этого водохранилища площадь Белого озе­ра была 1100 кв. км, средняя глубина 4—5 м, объем водной массы 2,5 куб. км, после создания водохранилища площадь увеличилась до 1284 кв. км, глубина до 6 м, длина стала 45 км, наибольшая ширина 33 км, объем водной массы увеличил­ся до 5,0 куб. км, но прозрачность воды снизилась почти в 2 раза. Вокруг юго-западной части Белого озера проходит Бе­лозерский обводной канал (67 км), прорытый в 1843— 1846 гг. (На Белом озере бывают сильные штормы и бури, что форсировало строительство этого обводного канала.) Озе­ро богато рыбой. В нем водятся щука, судак, лещ, язь, бело­зерский снеток (именно он составляет около трети вылов­ленной на этом озере рыбы) и др. Купальный сезон на озере длится 60 дней; а наиболее благоприятный период здесь для отдыха продолжается с конца мая до начала сентября. На южном берегу Белого озера находится ряд древних поселе­ний, в том числе древнее село Глушково (вблизи него сохра­нились остатки городища XI—XII вв.), а на северном бере­гу — древнее село Троицкое (Киснема) и другие.

Окрестности Белого озера с их дивной, особой красотой, характерной только для Русского Севера, с давних лет до на­ших дней привлекают сюда большое число людей. Одни едут сюда полюбоваться красотами природы, запечатлеть их на фотопленке и с помощью видеокамеры или красками, ка­рандашом на холсте или бумаге. Другие едут посмотреть со­хранившиеся архитектурно-художественные достопримеча­тельности, третьи — совершают паломнический маршрут в действующие или ранее существовавшие монастыри (кото­рых здесь в прошлом было несколько), четвертые — созда­ют именно здесь свои творческие произведения или черпа­ют вдохновение для их создания. Например, В. М. Шукшин (1929—1974) многие эпизоды своего широко известного ки­нофильма «Калина красная» снимал именно здесь — в г. Бе — лозерске и его окрестностях, в районе близлежащего озера Новое, других местах.

Из природных ценностей в окрестностях Белого озера особую значимость имеет, кроме Национального парка «Рус­ский Север» (в районе г. Кириллова и с. Ферапонтово), ланд­шафтный комплексный заказник «Городиіцинский лес» (4878 га), созданный в 1991 г. на водоразделе рек Шолы и Мегры на приозерной равнине к западу от озера.

Недалеко от Белого озера, в 20 км от истока из него р. Шексны, расположен город Белозерск (до 1777 г. — Бе — лоозеро) — районный центр в Вологодской области. В нем

image92

Крепостной вал в Белозерске. XV в.

имеется пристань на Волго-Балтийском водном пути и аэро­порт.

Город на его современном месте известен с 1352 г., до это­го он находился в 17—20 км от его современного располо­жения. Древний город Белоозеро, упоминающийся в лето­писях под 862 г., был расположен первоначально у деревни Киснема; с X в. он находился у истока р. Шексны, в 20 км во­сточнее современного города. Белоозеро в 1238 г. стал цент­ром самостоятельного Белозерского княжества, был извес­тен как торговый и ремесленный центр. В 1370-х гг. пришед­ший в упадок город (упадок города был вызван многими при­чинами, в том числе и кризисом пушного промысла и пуш­ной торговли) перешел под власть великого московского кня­зя. Город Белоозеро в XIV в. был опустошен эпидемией чумы и поэтому перенесен на новое (современное) место. В 1389 г. Белоозеро стал центром удельного княжества в составе Ве­ликого московского княжества. В 1487 г. он стал центром Бе­лозерского уезда и был превращен в укрепленный пункт на северной границе Московского государства; тогда сооруди­ли земляные валы и построили деревянные стены с 8 баш­нями. В 1776 г. Белоозеро стал уездным городом Новгород­ского наместничества, в 1777 г. он стал называться Белозерск.

Таким образом, Белозерск — город очень древний, его история насчитывает более 1100 лет (1147 г. в 2009 г.), в том числе свыше 650 лет (657 г. в 2009 г.) на его современном месте.

Хозяйственное значение города со временем менялось. В XIV—XVII вв. Белоозеро оценивался как важный торгово­ремесленный центр на Русском Севере; затем его экономи­ческое значение снизилось. Новый импульс для развития го­род получил со строительством и функционированием Вол­го-Балтийского водного пути (бывшей Мариинской водной системы). В наши дни в Белозерске развиты главным обра­зом деревообрабатывающая (леспромхоз) и пищевая (рыбо­завод, маслозавод) отрасли промышленности. Градообразу­ющая база города развита недостаточно, что определяет скромность развития и его градообслуживающей базы. Чис­ленность населения Белозерска менее 12 тыс человек.

Но город обладает значительным числом интересных ис­торико-культурных и архитектурно-художественных памят­ников (более 50 только памятников архитектуры). В центре города сохранились земляные валы (1487 г.; на них в конце XVII в. деревянные стены и башни были разобраны), к ним через ров ведет 3-пролетный каменный мост (XVIII в.); воз­вышаются 5-главый Преображенский собор (1668—1670) и деревянная столпообразная 3-ярусная одноглавая церковь

image93

Деревянная церковь Ильи Пророка в Белозерске.1696 г.

Ильи Пророка (1690) с трапезной. На территории бывшего посада сохранилась 5-главая Успенская церковь с уникаль­ной «часовой башней», встроенной в основной объем храма (1552—1559, в интерьере— росписи, резной иконостас XVIII в. с иконами XVI в.) и небольшой Богоявленский храм (середины XVIII в.). На берегу Белого озера сохранилась на­рядная с 2 рядами декоративных кокошников 5-главая цер­ковь Всемилостивого Спаса с трапезной и шатровой коло­кольней в традициях XVII в. (1716—1723; украшена широ­ким изразцовым фризом). В Белозерске сохранились (фак­тически без изменения) 2-этажные купеческие особняки первой половины XIX в. в стиле классицизма.

В Белозерске находятся Историко-художественный му­зей, Музей народно-прикладного искусства (оба — филиалы Кирилло-Белозерского музея-заповедника), народный музей поэта С. С. Орлова (1921—1977; родился около этого горо­да, учился в школе, в здании которой открыт этот музей).

Пройдя Белое озеро, теплоход продолжает свой путь по Волго-Балтийскому каналу, включившему здесь р. Ковжу. На первый взгляд путь от Белого озера до г. Вытегры, Вытегорс- кого водохранилища не изобилует достопримечательностя­ми, нет здесь населенных мест со значимыми архитектур­ными памятниками. И тем не менее этот участок маршру­та по-своему интересен и даже уникален. Это единственный участок туристического маршрута, где на одном не слишком протяженном прогоне сосредоточены целых 4 памятника природы и имеется крупнейшее на Русском Севере место­нахождение флюсовых известняков.

В районе поселка Депо и в окрестностях соседнего села Белый ручей находится Белоручейское месторождение флюсовых известняков, необходимых для металлургичес­кого производства. Это буквально подарок природы круп­ному металлургическому комбинату полного цикла АО «Се­версталь» в г. Череповце, структурным подразделением ко­торого он является.

Поблизости от водной трассы находится Белоручейское урочшце (10 га), где на месте нарушенных хозяйственной деятельностью человека земель происходит естественное восстановление сосновых лесов; этот участок с 1983 г. явля­ется памятником природы.

Еще одним интересным природным объектом и истори­ческим памятником является Девятинский перекоп, име­ющий с 1983 г. статус геологического памятника природы. Де­вятинский перекоп (Каменный канал) длиной почти полто­ра километра был прорыт в конце XIX в., после строительства Волго-Балтийского канала его значимость была утрачена, он представляет собой интерес как памятник гидротехническо­го строительства В селе Девятины сохранились характерные для Русского Севера деревянные дома-усадьбы XIX в.

На этом участке есть еще один геологический памятник природы (с 1983) — долина р. Тагажліьі, где можно уви­деть обнажение древних пород — каменноугольного пери­ода (известняки с остатками древней фауны). Другим геоло­гическим памятником является долина притока р. Та- гажмы — речки Патров Ручей.

На этом участке трассы туристы знакомятся с Пахомов- ским гидроузлом, его судоходный шлюз № 6 самый высо­конапорный шлюз на этом водном пути; он опускает суда более чем на 17 м и выводит их в акваторию Новинков — ского водохранилища (длина 3 км). Новинковский гид­роузел — самый длинный на Волго-Балте, он включает в себя 3 расположенные друг за другом шлюза — № 5, 4, 3, после­довательно опускающих суда каждый примерно на 13,5 м. После шлюза № 3 суда входят в акваторию Белоусовского водохранилища (длина около 6 км). Белоусовский гид­роузел находится у села Белоусово; запоминаются мощ­ная дамба с ГЭС и через 1 км шлюз № 2 (опускает суда бо­лее чем на 10 м), выходя из него, суда входят в акваторию Вытегорского водохранилища (длина 8,5 км).

Теплоход, выйдя из Вытегорского водохранилища, подхо­дит к г. Вытегре, через центр которого проходит р. Вытегра,

image94

перегороженная плотиной ГЭС. Вытегорский гидроузел включает шлюз № 1, опускающий суда на 14 м. Река Вы — тегра (64 км), протекающая только в Вологодской области, вытекает из Маткозера и впадает в Онежское озеро; она шлюзована, является частью Волго-Балтийского водного пути. Город Вытегра — в наши дни небольшой (порядка 10 тыс. жителей) районный центр в Вологодской области. В нем имеется пристань на Волго-Балтийском пути, аэро­порт. Вытегра имеет небольшую градообразующую основу: в нем развиты преимущественно металлообрабатывающая

image95

Вытегра. Здание бывшей ГЭС. Ныне — Музей водных путей Севера

и пищевая отрасли промышленности. Наибольшее значение имеют предприятия металлообрабатывающей промышлен­ности, по ремонту тракторов и автомобилей, а также рыбо — и маслозаводы.

Трудно представить, но этот скромный город обладает славной историей, имеет отношение и к становлению рус­ской поэзии в конце XIX — начале XX в. В Вытегре рабо­тают краеведческий музей (с интересным собранием икон XVI—XVIII вв.), Музей водных путей Севера, дом-музей Н. А. Клюева.

Предшественником современного города было торгово­промышленное селение Вянгинская пристань (Вянга), изве­стное с 1710 г. Значит, это населенное место имеет солид­ный возраст — почти 3 века (299 лет в 2009 г.). Вытегра воз­никла как город на месте этого древнего поселения. По ука­зу императрицы Екатерины II в 1773 г. это поселение полу­чило статус уездного города (ему в 2009 г. — 236 лет) и со­временное название Вытегра Административное подчине­ние города несколько раз менялось, что тормозило его раз­витие. Город в 1776 г. вошел в состав Новгородской губернии. В 1784 г. г. Вытегра в составе Вытегорского уезда вошла в об­разованную тогда Олонецкую губернию. В 1920-е гг. Вытег­ра вошла в только что образованную Ленинградскую область, а в 1937 г. ее включили в Вологодскую область.

В XVIII — начале XIX в. Вытегра имела очень выгодное экономико-географическое положение, способствовавшее ее развитию. На Вянгинской пристани производили перевал­ку грузов с речных судов на сухопутный транспорт и наобо­рот. Рядом с пристанционным поселением между деревня­ми Палозеро и Шестово проходил торговый тракт из Петер­бурга в Архангельск. Волок на водоразделе между Онежским и Белым озерами был перспективным местом для строитель­ства канала; одним из первых это заметил и оценил царь Петр I. Он приказал силами иностранных специалистов про­извести исследования на водоразделе между Онежским и Бе­лым озером По указу Петра I это сделал шотландский ин­женер Дж. Перри, который в 1710 г. провел эти работы и со­ставил варианты для проекта будущего канала. Петрів 1711 г. приехал в Вянгинскую пристань и очень внимательно в те­чение целых 10 дней осматривал древний волок между ре­ками Вытегра и Ковжа, взвешивал целесообразность, а так­же трудности и масштаб необходимых затрат на строитель­ство здесь канала В 1715 г. чуть выше Вянгинской пристани начали строить государственную верфь, где затем до 1847 г. создавали суда

Расширение градообразующей базы города определяло в XIX, XX вв. усложнение его экономического профиля и рост числа жителей (в тыс. чел.: 1897 г. — 4,5; 1926 г. — 5,1; те­перь — более 12). В XVIII в. горожане здесь в основном были заняты в сферах торговли и корабельного дела (судострое­ние, вождение речных судов и т. п.) и обслуживающих их про­изводств (полотняно-парусные мануфактуры, красильни, кирпичные и свечно-сальные заводы и др.). В первой поло­вине XIX в. Вытегра пережила наивысший культурный и эко­номический подъем. В 1810 г. открыли Мариинский канал с системой деревянных шлюзов, первый из них стал главной достопримечательностью Вытегры. Но во второй половине XIX в. из-за строительства железных дорог, увеличения их значимости в перевозке грузов и пассажиров значение уда­ленной от основных транспортных сухопутных путей Вытег­ры как транспортно-экономического центра резко снизи­лось. Город стал приходить в упадок, снова стал тихим захо­лустным уездным городком, в который как в место ссылки стали направлять неугодных царскому правительству людей; особенно заметным этот процесс был в начале XX в.

Удаленность и трудная доступность Вытегры иногда оце­нивались как ее достоинство. Так, именно сюда в Отечествен­ную войну 1812 г. были вывезены все драгоценности и цен­ные вещи из Эрмитажа и Кабинета Его Величества в Санкт — Петербурге; эту перевозку осуществили более чем на двух десятках судов.

В Великую Отечественную войну 1941—1945 гг. Вытегра также внесла свой вклад в победу. Тогда линия фронта про­ходила сравнительно близко от Вытегры, по р. Оште. С ок­тября 1941 г. город находился на военном положении. Че­рез Мариинский канал проходила эвакуация населения. Только в 1944 г. от гитлеровских захватчиков освободили территорию Вытегорского района.

В 1960-е гг. начался новый экономический подъем в жиз­ни Вытегры. В 1964 г. Волго-Балтийский водный путь заме­нил устаревшую (физически и морально износившуюся) Мариинскую водную систему, что дало новый толчок для развития города.

Принципиальную основу для упорядочения территори­альной организации и развития Вытегры заложил еще ее первый генеральный план, выполненный и утвержденный в 1776 г. По этому плану постепенно была сформирована пря­моугольная сеть улиц. Центральная правобережная часть и в наши дни сохранила свой исторический облик, здесь нахо­дится торговая площадь, застроенная невысокими здания­ми. Среди них особый интерес представляет здание важни (1810 г.; городское устройство с весами, использовавшими­ся в основном для взвешивания возов с товарами), раньше имевшей деревянную пожарную вышку.

В Вытегре сохранились и другие интересные историко­архитектурные памятники. Среди них 5-главый Воскресен­ский собор (1796—1800) с трапезной и колокольней, увен­чанной шпилем, 5-главая Сретенская церковь в псевдорус­ском стиле (1869—1873, в советский период в ней создали краеведческий музей), деревянная Исаакиевская часовня (1881), перевезенная с Беседной горы, богато украшенная резным декором, а также памятники гражданской архитек­туры — особняки прежних местных богачей — Викулина, Галашевского, Невежиных, Шалапанова (все — XVIII в.), Ма — нина, Черепанова, Лопаревых (все XIX в.); кроме того, здание электростанции, здание женской гимназии, особо интерес­ный объект — один из старейших деревянных шлюзов и уча­сток канала Мариинской водной системы (конец XIX — на­чало XX в.). Музей Волго-Балтийского водного пути располо­жен рядом со старым шлюзом.

В городе установлен памятник морякам, погибшим в 1943 г. при обороне Вытегры. Местный краеведческий му­зей имеет интересные материалы; в его экспозиции и фон­дах представлены рукописные и старопечатные книги, обо — нежская иконопись XVI—XVIII вв., резные рукописные прялки, изделия из бересты и луба, вышивка, керамика кон­ца XIX — начала XX в., разнообразные экспонаты по истории Вытегры и ее окрестностей. На доме, где жил и работал поэт Н. А. Клюев, установлена мемориальная доска, проводятся праздники поэзии, посвященные его памяти.

Николай Александрович Клюев (1887—

1937) вошел в русскую литературу как само­бытный поэту представитель новокрестьянского направ — лениЯу друг (особенно на первых этапах поэтического по­корения Москвы и Петербурга) и наставнику учитель

С. А. Есенина (1895—1925). Поэзия Клюева полна кресть­янской патриархальностиу отрицания индустриального Запада, стремления открыть современной ему России древ­нюю духовную культуру Руси, мистико-романтической ин­терпретации русского характера, обилием народно-мифо­логической символики, религиозности.

Н. А. Клюев родился в окрестностях г. Вытегры в малень­кой деревне Коштуга, затем жил в д. Желвачево, с 1896 г. — в самой Вытегре, где в 1900-х гг. принимал участие в рево­люционном движении, за что был судим, в 1906 г. просидел 4 месяца в местной тюрьме и еще 2 месяца — в петроза­водской. Свои первые стихи он подписывал «Олонецкий кре­стьянин». В начале XX в. Клюев в своих стихах выступал как певец суровой природы и деревенского быта Обонежья. Он искренне и сильно любил крестьянскую Россию с ее фоль­клором, народно-религиозными верованиями, патриархаль­ностью быта. Но для его мировоззрения были характерны

image96

Поэт Н. Л. Клюев.

Портрет работы А. Н. Яр-Кравченко. 1937 г.

ограниченность и архаизм, он идеализировал крестьянство, что мешало развитию его творчества. Клюев значитель­ную часть своей жизни провел в Вытегре и Желвачеве, мно­го путешествовал по Русскому Северу, но временами при­езжал и жил в Москве и Санкт-Петербурге. Он был факти­чески первым крестьянским поэтом, заставившим обра­тить внимание на его стихи, — нетипичные для первой четверти XX в. в салонах и залах Петербурга (Петрогра­да) и Москвы. Выл своего рода предтечей для поэзии Есени­на. Наиболее известные сборники его стихов «Сосен пере­звон» (1912), «Песнослов» (кн.1—2, 1919), «Изба и поле» (1928) и поэма «Погорельщина» (опубликована в 1987). Клюев прожил насыщенную творческим горением жизнь, пе­ренес голод и нужду, непонимание лучших его поэтических стремлений многими современниками, при этом сохранил трезвость, хитрость и расчетливость, умел играть на публикуf чтобы использовать ее в своих материальных ин — тересаХу умел находить перспективных и выгодных това­рищей — коллег по поэтическому цеху.

Стихи Клюева нельзя назвать большой поэтической цен­ностью. Нос 1912 г. его стихи были в поле особого внима­ния 17-летнего Есенина, выделившего их за четко ощути­мый, близкий к народному язык и дух религиозности. Во вре­мя 1-й мировой войны, когда мистическая, экзальтирован­ная любовь к России достигла своего апогея, увлечение вы­шедшим из олонецких лесов Клюевым с его стихами было особенно ощутимо в Петербурге и Москве. Клюев — выхо­дец из старообрядческой семьи, прошедший послушание на Соловках, писал понятные Есенину стихи о Руси, народе, русском духе, природе, и он проникся доверием и уважени­ем к нему. Есенин тогда еще не знал, что Клюев прошел ис­кус в хлыстовских и скопческих сектах, был подвержен (весьма распространенному в культурной элите начала XX в.) содомскому греху (но он тщательно скрывал свои не­традиционные сексуальные интересы), все делал взвешен­но, расчетливо, использовал свой артистический дар иг­рать «человека из народа», «русского мужика».

Но Клюев был первым из крестьянских поэтов, кто в период фактического расцвета модернистско-декадент­ской поэзии (символисты, акметисты, футуристы и др.) обратил внимание культурной элиты двух столиц России на широкие возможности и новый для них по языку и духу народно-религиозный настрой стихов. Есенин потянулся к Клюеву, а он буквально вцепился в него. В письмах, а затем и лично (в 1915 г. они побратались) он учил молодого по­эта, какими возможностями и средствами (порой более чем спорными) достигаются успех и слава в столицах, по­казывал, как можно получать выгоду, используя патриоти­ческий настрой и лучшие качества интеллигенции, как ну ж — но использовать меценатов и обманывать издателей, на­живающихся на талантах творческих личностей.

Клюев скорее всего первым понял, что Есенин уже к его 19—20 годам был зрелым, ярким поэтом со своим уникаль­ным творческим зрением и неповторимым поэтическим миром. Но Клюев до 1922 г. относился к Есенину как куче — нику, наставлял его мудростям и хитростям в жизни, в борьбе за место в поэтическом мире, подсказывал выгод­ность роли «поэта из народа» с соответствующим визу­альным обликом и стилем поведения. Особенно слаженно в 1915—1916 гг. играли они с интеллигенцией двух столиц спектакли людей из глубинной сказочной Руси, из народа, на­родной провинции, где по-другому живут и говорят на на­стоящем русском языке, в большой мере непонятном сто­личной вымороченной интеллигенции. Учитывая конъюнк­туру тех лет, Клюев в своих стихах неоднократно упо­минал «посланца от народа» — Григория Распутина (его называл «Чарый Гришка»), превозносил его как ясновидца, представлял его читателям как человека Божия — юроди­вого с даром пророчества.

Есенин был под большим поэтическим и жизненным вли­янием Клюева, но осуждал его и сам едва не стал жертвой его нетрадиционных сексуальных домогательств. Но в 1915 г. они еще были неразлучными друзьями. Есенин при­знал Клюева учителем в жизни и в поэзии. Позже Есенин пи­сал о Клюеве, что тот «хитрый, как лисица, что многое у него написано неуклюже и слащаво». Поэтическая распря Есенина и Клюева была неизбежна: первый был искренен в своих стихах, второй — хитер. Тем не менее, когда Клюев голодал в Бытегре в 1919, 1920 гг. и позже, просил Есенина о помощи, тот лично, а также привлекая А. В. Луначарского (1875—1933) и других знавших этого поэта администра­торов, обеспечил выделение ему пайка и ощутимую мате­риальную помощь. В 1922 г. в письме Клюев признал свое по­этическое поражение перед Есениным. К этому времени Клюев уже несколько лет безвыездно жил в Вытегре, выс — щупал на митингах, печатал статьи и очерки в местной газете с проповедями сохранения духовных ценностей на­рода, собирал иконы, древние рукописные книги, предметы старины. Еще в 1920 г. постановлением Петрозаводского губкома он был исключен из партии за свои религиозные убеждения. К концу 1920-х гг. Клюев (как и другие «кресть­янские поэты» — Клычков, Карпов и др.) был вытеснен, выброшен из творческой жизни советских литераторов. В конце 1930-х гг. он был необоснованно репрессирован, поз­же его посмертно реабилитировали.

В окрестностях Вытегры есть ряд особо интересных па­мятников. В селе Анхимово сохранилась 5-главая церковь Спаса Нерукотворного (1780), поблизости по Ленинградс­кому шоссе, в селе Палтога (Палтожский погост) — деревян­ная кубическая перекрытая крещатой «бочкой» церковь Бо­гоявления (1733) и классическая Знаменская церковь (1810); в деревне Самино — деревянная шатровая церковь Ильи Пророка с трапезной и колокольней (1692—1702). До по­жара 1963 г. в Анхимове сохранялся деревянный 20-главый Покровский храм (1708 г., до реконструкции имел 24 гла­вы) — предшественник 22-главой Преображенской церкви в Кижах.

На расстоянии двух десятков километров от г. Вытегры, в месте, где обводной канал особенно близко подходит к юж­ному берегу Онежского озера, находится ландшафтный па­мятник природы — бор «Черные пески» (1983 г., 175 га).

В окрестностях Вытегры находятся многочисленные ме­ста, связанные с боевыми действиями Великой Отечествен­ной войны 1941—1945 гг. (Вытегорский район был един­ственным в Вологодской области, где с 1941 по 1944 г. ве­лись бои, линия фронта проходила у села Оштинский По­гост — в 50 км к западу от Вытегры). В октябре 1941 г. здесь были остановлены войска фашистской группы «Олонец». Отсюда в июне 1944 г. в ходе Свирско-Петрозаводской опе­рации советские войска начали наступление, форсировали р. Свирь, двинулись к г. Петрозаводску и освободили его. В 2 км от Оштинского Погоста установлен монумент Сла­вы, он рассказывает о героических боях советских воинов с врагом здесь в 1941—1944 гг., о том, что враг был здесь оста­новлен.

За г. Вытегрой теплоход проходит шлюз № 1 и через 14 км выходит в Онежское озеро. Онежское озеро (а раньше го­ворили Онего, Онего-батюшко, Онега) находится в пределах трех субъектов Российской Федерации: республики Карелия, Ленинградской и Вологодской областей. Площадь озера (без островов) 9,7 тыс кв. км, длина 290 км, ширина более 70 км, глубины в нем достигают 127 м. Озеро имеет ледниково-тек­тоническое происхождение. На озере много островов, их общая площадь 250 кв. км, наиболее известные из них: Кижи и крупнейшие Б. Клименецкий (148 кв. км), Б. Леликовский и др. В Онежское озеро впадает около 50 рек: Вытегра, Вод — ла, Суна, Шуя и др.; вытекает из него р. Свирь. В озере оби­тает более 30 видов рыб, среди них лосось, форель, сиг, лещ, щука, корюшка, ряпушка и др. Озеро замерзает в ноябре (средняя толщина льда 0,6—0,7 м) и вскрывается ото льда в мае. Купальный сезон здесь длится от 20 до 50 дней. Темпе­ратура воды в июле у берегов обычно достигает 15 °С (но иногда она прогревается до 20—25 °С). Сток озера зарегу­лирован плотиной Верхнесвирской ГЭС. Озеро имеет неспо­койный характер, здесь бывают штормы, порой довольно сильные, особенно в сентябре и октябре. Параллельно юж­ному берегу озера проложен Онежский обводной канал. Озеро соединено с бассейном Белого моря Беломоро-Балтий­ском каналом и Волго-Балтийском каналом с бассейном р. Волги. На берегах озера находятся города Петрозаводск, Кондопога, Медвежьегорск и др., здесь расположены 2 пор­та (Петрозаводск и Медвежьегорск), 5 пристаней (Кондопо­га, Вытегра, Вознесенье, Повенец, Шала). Год от года Онежс­кое озеро теряет свое рыбохозяйственное значение из-за перекрытия доступа рыбному сообществу к традиционным нерестилищам (в связи с гидротехническим строительством, загрязнением озерных вод сточными водами, нарушениями технологических режимов лесосплавов).

Онежское озеро используется в целях рыболовства, судо­ходства, рекреации. Поездки на туристических теплоходах, самодеятельные путешествия на катерах и яхтах, парусных судах, походы на байдарках (в шхерах северной части озе­ра), а зимой — походы на лыжах по берегам и льду озера год от года пользуются все большей популярностью у россиян и иностранных туристов. Горожане нередко выбирают берега именно этого озера для проведения вдали от людей, почти в полной тишине своего летнего отпуска. Северный и северо­западный берега Онежского озера скалистые, сильно изре­занные, с крупными заливами (губами), а южные берега глав­ным образом низкие.

Берега Онежского озера богаты историческими памят­никами, особенно архитектурными памятниками древнего деревянного зодчества Несомненный интерес представляет и Онежский обводной канал — памятник инженерного ис­кусства

Онежский обводной канал проходит вдоль южного берега Онежского озера (на расстоянии от 10 м до 1—2 км от него, проходит по Вологодской и Ленинградской облас­тям). Канал проложен между устьем р. Вытегры и истоком р. Свирь. Этот канал построили в 1818—1820 гг. и 1845— 1852 гг.; он входил в состав Мариинской водной системы. После реконструкции (1964) Волго-Балтийского водного пути этот канал используют только для прохода маломер­ных судов. Онежский канал имеет длину 67 км, ширину — 50 м. Туристы любят совершать по нему походы на байдар­ках в мае — сентябре по маршруту от Вытегры до г. Под­порожье или до поселка Вознесенье (у истока р. Свирь).

Для любителей древнего деревянного зодчества острова и берега Онежского озера представляют исключительный интерес, чего стоят только памятники одного острова Кижи с всемирно известной 22-главой деревянной Преображенс­кой церковью (1714 г., см. текст далее). Здесь перечислить все селения и местные памятники деревянной русской ар­хитектуры (XVII—XIX вв.) невозможно, назовем лишь неко­торые из них. В деревнях Волкоостров, Корба, Подъельни­ки — древние часовни; в селе Великая Губа — дом Горневых (XIX в.); в селе Типинины — Вознесенская церковь (1781); в селе Челмужи — Богоявленская церковь (1605); в селе Вего — рукса — Никольская церковь (XVII—XVIII в.); в селе Усть — Яндома — Егорьевская часовня (XVII—XVIII вв.); в селе Там — бицы — Никольская церковь (XVII в.). Южнее мыса Бесов Нос (на восточном берегу) находятся оставшиеся построй­ки Муромского монастыря (основан в XIV в. или начале XV в.). На юго-западном берегу в селе Щелейки сохранилась деревянная церковь Дмитрия Солунского (1783); в деревне Гимрека — церковь Рождества Богородицы (1695 г.). Ближе к Петрозаводску, в селе Шелтозеро находится Вепсский этнографический отдел Карельского краеведческого музея. Есть и другие памятники деревянного зодчества, но число их постепенно сокращается из-за пожаров, вандализма, пере­носа в музейные комплексы (например, известная деревян­ная Лазаревская церковь из Муромского монастыря, по пре­данию построенная при жизни основателя монастыря ино­ка Лазаря, была перенесена и ныне находится на о. Кижи).

На мысе Бесов Нос (на восточном берегу озера) сохра­нились удивительные «онежские петроглифы» эпохи неоли­та (3-є — начало 2-го тысячелетия до н. э.). Здесь на гранит­ных скалах высечены в два с половиной метра фигура чело­века («беса»), сцены охоты, лодки с гребцами, ритуальные пляски, изображения рыб, оленей, морских зверей. В г. Мед­вежьегорск работает интересный краеведческий музей.

На западном берегу Онежского озера расположен Пет­розаводск — столица Республики Карелия, важный про­мышленный, транспортный, научный, культурный центр, крупный по людности город (более 250 тыс. человек). Здесь проходят железнодорожные линии (на Санкт-Петербург, Мурманск, Сортавалу, Костомукшу), есть аэропорт и порт на берегу Онежского моря. Петрозаводск имеет давнюю и богатую событиями историю. Возраст этого поселения пре­вышает 300 лет (306 года в 2009 г.), в том числе его возраст в статусе города — 232 лет (2009 г.).

Петрозаводск и его ближайшие окрестности вошли яр­кой страницей в историю России. Можно отметить как ми­нимум семь уникальных черт этого города. Во-первых, в пер­вой четверти XVIII в. здесь было создано по желанию царя Петра I и действовало крупнейшее по тем временам в стра­не мощное оружейное предприятие. Во-вторых, это пред­приятие вместе с другими олонецкими заводами и Лодей — нопольской верфью сыграло решающую роль в создании Бал­тийского флота, способствовало окончанию Северной вой­ны, укреплению границ государства В-третьих, именно здесь, на территории местного завода, была сооружена в 1788 г. первая в России рельсовая дорога протяженностью 160 м. В-четвертых, уважая особую значимость этого провинциаль­ного города, его целенаправленно посещали русские само­держцы (в 1703—1720-е гг. — неоднократно сюда приезжал

image97

Петрозаводск на гравюре XIX в.

image98

Курорт Марциальные воды

царь Петр I, затем — Александр I в 1819 г. и Александр II в 1858 г.). В-пятых, в окрестностях Петрозаводска находится славящийся издавна равнинный водопад Кивач (11 м) и пер­вый в России бальнеологический курорт Марциальные воды (основан в 1719 г. царем Петром I). В-шестых, около Петро­заводска, в поселке Шокша находится месторождение крас­ных и темно-малиновых кварцитов и красных кварцитовых песчаников (разрабатываемых с XVIII в.), которые исполь­зовались при отделке многих местных зданий и сооружений, а также Санкт-Петербурга (Исаакиевский собор), Москвы (мавзолей В. И. Ульянова-Ленина), Парижа (27 блоков были подарены Франции для сооружения гробницы Наполеона) и др. В-седьмых, публикации и очевидцы отмечают относи­тельно частое появление над Онежским озером, в районе Петрозаводска, так называемых «летающих тарелок» — воз­можно, кораблей инопланетян.

Современный Петрозаводск имеет развитые градообра­зующую и градообслуживающую базы. Ведущими предпри-

image99

Памятник царю Петру I в Петрозаводске

ятиями Петрозаводска являются объединения по производ­ству бумагоделательного и химического оборудования, трак­торный завод, лесопильно-деревообрабатывающий комби­нат, мебельный комбинат, станкостроительное объединение, судостроительный и судоремонтный завод, завод по произ­водству микрокалькуляторов и другой вычислительной тех­ники, опытно-экспериментальный завод, радиозавод, авто­ремонтный завод, несколько объединений по производству стройматериалов, домостроительный комбинат, слюдяная фабрика, комбинат по производству сувениров, предприя­тия легкой промышленности (фабрики: швейная, трикотаж­ная, обувная, валяной обуви и пищевой промышленности (рыбо-, мясо — и молоко — комбинаты, пивзавод, ликероводоч­ный завод) и др.). Работает судоверфь, имеется Беломорско­Онежское пароходство.

В Петрозаводске находится Карельский филиал Российс­кой академии наук, ряд научно-исследовательских институ­тов, 3 высших учебных заведения: университет, педагогичес­кий институт, консерватория. В городе работают Карельская государственная филармония, несколько театров: музыкаль­ный, русский и финский драматические, кукол и новый мо­лодежный театр «Творческая мастерская». Есть 2 музея: кра­еведческий и изобразительных искусств. Краеведческий му­зей, созданный в 1871 г. (ему 136 лет в 2007 г.), предлагает вни­манию посетителей богатую коллекцию декоративных кам­ней Карелии, наскальных рисунков эпохи неолита, в нем пред­ставлены также произведения народного искусства, дает он представление об истории и хозяйстве Карелии и ее столи­цы. В Музее изобразительных искусств, созданном в 1960 г., можно ознакомиться с коллекцией икон Карелии XIV— XVIII вв., произведениями русской и западно-европейской живописи и декоративно-прикладного искусства.

Расположение Петрозаводска у озера амфитеатром на озерных террасах, его вытянутость вдоль побережья Петро­заводской губы на целых 25 км дали хорошие возможности для создания красивого и благоустроенного города С архи­тектурно-планировочных и художественных позиций осо­бый интерес представляет историческая часть Петрозавод­ска, его новые районы во многом похожи на новостройки и другие районы послевоенного строительства в иных городах страны. Нужно отметить большую озелененность Петроза­водска, его чистоту, отсутствие давящих на психику челове­ка многочисленных многоэтажных зданий, имеющиеся по­стройки, как правило, имеют разумную этажность и тактич­но сочетаются с природной средой. Нет скученности строе­ний, чрезмерной плотности застройки. Современный Пет­розаводск имеет регулярную сеть улиц, параллельных и перпендикулярных берегу Онежского озера.

В центре старой части Петрозаводска сохранился фраг­мент его застройки, производившейся в 1774 г. по регуляр­ному плану. Историческая Круглая площадь, в советский период переименованная в Площадь Ленина, окружена 2 по­лукруглыми административными зданиями с флигелями в стиле классицизма (1775, реконструкция 1787—1789,1839). Ряд впечатляющих зданий были построены в советский пе­риод. Среди них в основном постройки 1950—1960-х гг., в том числе здание Русского драматического театра (1953— 1955) и Музыкального театра (1953—1955), Публичная биб­лиотека (1959), Финский драматический театр (реконстру­ирован в 1965 г.), Клуб железнодорожников (1966) и неко­торые другие. В Петрозаводске разбиты многочисленные скверы и парки. Одним из самых памятных мест в городе является одетая в гранит Онежская набережная. Среди ар­хитектурно-художественных памятников Петрозаводска особенно выделяются в бывшем пригороде Соломенное Сре­тенская церковь с 3-ярусной колокольней, увенчанной вы­соким шпилем (1780—1786) и недалеко от нее Петропав­ловская церковь (1798).

Петрозаводск украшают многие памятники Петру I (1873, скульптор И. Н. Шредер, архитектор ИА Монигетти), А. С. Пушкину (1966, скульптор Г. А. Шульц, архитекторы Ю. Ю. Карма, И. И. Аксентьев, В. И. Антохин), С. М. Кирову (1936, скульптор М. Г. Манизер, архитектор АА. Ильин) и др. В честь 200-летия Онежского (Александровского) завода был установлен особый памятник — старинная пушка (1862) на лафете на постаменте. Есть мемориальный комплекс братс­кие могилы воинов, погибших в годы Гражданской и Вели­кой Отечественной войн XX в., могила Неизвестного солда­та с Вечным огнем, могилы ряда видных государственных де­ятелей Республики Карелия (на исторической Круглой пло­щади города).

Живописная природа и мягкий климат (переходный от морского к континентальному, средняя температура янва­ря — минус 10 °С, июля — 15 °С, осадков около 600 мм в год) способствуют развитию в Петрозаводске и его окрестностях рекреационного дела, туризма. Большую популярность имеет заповедник «Кивач» с известным равнинным водопадом; привлекает по-прежнему внимание гостей первый россий­ских бальнеологический курорт Марциальные воды (осно­ван Петром I в 1719 г., возраст этого курорта 288 лет в 2007 г.), с 1949 г. — это музей-заповедник, филиал Карельс­кого краеведческого музея. В угцелье, рядом с источником, стоят 2 павильона (1833,1858), установлены бюст царя Пет­ра I (отлитый на местном Александровском заводе) и чугун­ная доска с надписью об открытии источника в 1716 г. Со­хранилась крестообразная в плане Петропавловская церковь с колокольней, увенчанной шпилем (1721; в интерьере осо­бый интерес представляет резной 2-ярусный иконостас).

Перечень основных вех в истории Петрозаводска, его до­стопримечательностей, характерных черт современной эко-

image100

Краеведческий музей курорта Марциальные воды

image101

Водопад Кивач

номики и городского хозяйства вызывает большую симпа­тию к этому городу и почти скрывает его совсем не простую, а то и просто сложную судьбу.

В начале XVIII в. здесь по желанию царя Петра I начали создавать новую металлургическую базу России — строить железоделательный и пушечно-литейный завод, который был заложен в 1703 г. в присутствии А. Д. Меншикова (1673— 1729), который был назначен руководителем строительства новых казенных заводов и верфей. Петрозаводск был осно­ван как Петрозаводская слобода в 1703 г. при создаваемом заводе по указу Петра I. Сам царь неоднократно приезжал сюда, для него построили здесь двухэтажный дворец. А все­го здесь тогда построили 3 деревянных дворца. Созданный завод стал выпускать пушки, ручное огнестрельное и холод­ное оружие. В 1720-х гг. этот завод стал крупнейшим в Рос­сии оружейным предприятием.

Особенности экономической истории страны определи­ли переезд большинства рабочих из Петропавловского заво­да в 1721—1722 гг. в Сестрорецк и на Урал. В 1734 г. были закрыты цеха петровского завода, производившего крепос­тные и корабельные пушки и ружья. Петропавловская сло­бода стала приходить в упадок.

В 1753—1755 гг. здесь начали строить казенный Петров­ский медеплавильный завод, а через 10 лет — «французские фабрики». Этот небольшой медеплавильный завод, а затем и металлообрабатывающий завод способствовали возрожде­нию Петрозаводской слободы. Еще одно обстоятельство за­ставило правительство снова обратить свое внимание к это­му месту. Прошли волнения рабочих на уральских заводах, разразилась крестьянская война 1773—1774 гг. Тогда пере­делали кончезерский завод и начали строить пушечный за­вод в Лужине, но это строительство пришлось прекратить из-за Кижского восстания.

В 1773—1774 гг. в этих местах, на реке Лососенке пост­роили Александровский пушечно-литейный завод (неболь­шие речки Лососенка и Неглинки — две главные историче­ские внутренние водные артерии Петрозаводска и его окрест­ностей); его строительство определялось потребностями во­енного времени — в связи с русско-турецкой войной. Алек­сандровский завод в 1791 г. посетил легендарный русский полководец А. В. Суворов. Высокая экономическая эффектив­ность Александровского завода определялась тем, что его продукция была нужна и в военных, и мирных условиях. Александровский завод в основном выпускал военную про­дукцию (пушки, ручное огнестрельное оружие), но он стал известен и производством художественного литья и художе­ственной обработкой металлов (изготовление чугунных ре­шеток, бюстов и статуэток, подставок для настольных часов и ряда других изделий). Завод выпускал только высокого ка­чества продукцию. В 1798 г. Александровский завод получил исключительное право на изготовление мер объема; он стал изготовлять гири, весы, безмены, на которые ставился осо­бый «секретный штампель». В конце XVIII — начале XIX вв. Александровский завод был одним из самых технически ос­нащенных заводов России. Именно здесь изготавливали па­ровые машины для петербургского Монетного двора и Во — ицкого рудника, части машин для петербургской бумажной фабрики (в советский период Александровский завод пере­именовали в Онежский завод).

В 1777 г. Петровская слобода была преобразована в уезд­ный город Петрозаводск, который с 1781 г. стал центром Олонецкой провинции, а в 1784—1796 гг. и с 1801 г. — Оло­нецкой губернии. Тогда здесь усиленно стремились внедрить известные в мире новшества. (Как отмечалось, именно здесь, на Александровском заводе, в 1788 г. была построена пер­вая в России рельсовая дорога протяженностью 160 м).

Во время Отечественной войны 1812 г. именно в Петро­заводск из Санкт-Петербурга были эвакуированы сокрови­ща Академии художеств, фонды Публичной библиотеки, дела и архив Академии наук и Министерства просвещения. Сюда переехали часть преподавателей и студентов Главного педа­гогического института.

Несмотря на давнюю историю и ощутимое экономиче­ское развитие, Петрозаводск в XIX — начале XX в. был изве­стен как место политической ссылки. Сюда были сосланы поэт Ф. Н. Глинка (1786—1780, друг МЮ. Лермонтова), С. Г. Раев­ский (он в 1838 г. стал редактором первой в Карелии газеты «Олонецкие губернские новости»), фольклорист П. Н. Рыб­ников (1831—1885) и др.

Год от года упрочивалось транспортное положение Пет­розаводска. В 1861 г. было установлено регулярное пароход­ное сообщение с Петербургом, а в 1836—1876 гг. — с Пудо — жем и Повенцом В 1916 г. через Петрозаводск была проло­жена железная дорога Петроград—Романов-на-Мурмане (ныне Мурманск). Все это способствовало развитию эконо­мики города.

Новые преобразования начались с установлением в Пет­розаводске в 1918 г. советской власти. Петрозаводск в 1920 г. стал столицей Карельской трудовой коммуны, а с 1923 г. — он стал столицей Карельской Автономной Советской Соци-

алистической Республики (в 1940—1956 гг. — Карело-Фин­ская ССР).

В тяжелейший период Великой Отечественной войны в 1941—1945 гг. многие предприятия и жители из Петроза­водска были эвакуированы. Со 2 октября 1941 г. по 28 июня 1944 г. Петрозаводск был оккупирован финскими войсками. На территории Петрозаводска оккупанты устроили 6 кон­центрационных лагерей. Город был очень сильно разрушен. В послевоенный период Петрозаводск буквально подняли из руин. Теперь это красивый, благоустроенный, ухоженный го­род с населением почти 270 тыс человек.

Недалеко от г. Петрозаводска находится известный курорт Марциальные воды, расположенный в исключительно жи­вописной местности (кругом леса, скалы, многочисленные озера и в зеленой долине прославившие эти места источники минеральных вод). Здесь работает крупнейший на Русском Севере лечебно-куроргный комплекс (первая очередь санато­рия была открыта в 1964 г.). Марциальные воды — это самый первый бальнеогрязевой курорт в России, он был создан по распоряжению царя Петра I в начале XVIII в.

В 1714 г. крестьянин Иван Ребоев, приписанный к казен­ному заводу, обнаружил здесь целебный источник, о чем он сообщил начальнику завода, а тот — коменданту Олонецко­го горного округа В. И. Геннину, который довел эту инфор­мацию до Петра I. Царь направил придворных врачей для освидетельствования источника, они окончательно призна­ли его воду в 1716 г. действительно целебной. Тогда царь Петр I приказал создать здесь «на европейский манер» ку­рорт, который назвал в честь бога войны и железа Марса — Марциальные воды. В. И. Геннин пытался присвоить себе ав­торство открытия целебного источника, но И. Ребоев обра­тился с челобитной к царю. После этого Петр I освободил крестьянина И. Ребоева от крепостной зависимости за от­крытие этого источника, подтвердил его первую роль в от­крытии его целебных качеств. Курорт Марциальные воды открыли в 1719 г. Были изданы специальные наставления «Правила дохтурские», в которых разъяснялось, как пользо­ваться источником. Лечиться здесь разрешалось всем, сам Петр I неоднократно приезжал сюда в 1719—1724 гг. по­правлять свое здоровье. Для его приездов тогда здесь пост­роили 3 деревянных дворца, в их сооружении принимал уча­стие и известный архитектор И. П. Зарудный. Рядом с двор­цом построили большое здание с 20 комнатами и процедур­ным «земельным» залом, соединенным с источником кры­тым переходом. На склоне холма построили деревянную Петропавловскую церковь по чертежам самого Петра I в 1719—1721 гг.; только эта церковь из строений первоначаль­ного этапа развития курорта сохранилась до наших дней. Петропавловская церковь — это интересный памятник де­ревянного зодчества, подражающий своими формами ка­менной архитектуре в стиле барокко. Это крестообразный в плане храм с пятигранным алтарем, завершенный гранен­ным куполом и шпилем. Такой же купол со шпилем венча­ет и колокольню, поставленную над западным притвором. Внутри церкви сохранился 2-ярусный резной иконостас. В нем большая часть деревянных предметов церковной ут­вари (подсвечники и др.) выполнены царем Петром I. До наших дней, кроме Петропавловской церкви, сохранились 2 деревянных павильона (1833, 1858) в виде своеобразных киосков в архитектурных чертах подражания мавританско­му стилю и псевдоготики. В соседнем доме размещается му­зей истории этого курорта. В 1948 г. здесь был создан музей­заповедник первого в истории России курорта «Марциаль — ные воды», теперь он является филиалом Карельского крае­ведческого музея.

В окрестностях г. Петрозаводска, в бассейне р. Суны, на­ходится заповедник «Кивач», жемчужиной которого яв­ляется памятник природы — равнинный водопад Кивач (высота около 11 м), один из крупнейших водопадов Евро­пы. Этот красивейший уголок природы получил статус за­поведника в 1931 г., он был создан для охраны природных комплексов таежных лесов Карелии, его площадь около 10,9 тыс. га. Люди называют это место дендрологическим парком, музеем природы; здесь действительно ведется «Ле­топись природы». До 84 % территории заповедника занима­ют леса, главным образом сосновые и еловые. Высота отдель­ных деревьев достигает 25—30 м, а их возраст порой состав­ляет 200—300 лет. В этом заповеднике растут свыше 600 ви­дов высших растений. Фауна его также разнообразна, здесь обитают более 230 видов различных животных. В фауне осо­бенно многочисленны по поголовью лось, бурый медведь, заяц-беляк, белка, а из птиц — глухарь, рябчик, водоплаваю­щие и др. Многие среди достопримечательностей заповед­ника особо отмечают именно Сопохский бор с вековыми де­ревьями и неповторимыми по красоте ландшафтами Заоне — жья с чередованием каменных гряд (сельг) и мелководных озер (ламб).

Но большинство туристов приезжают в этот заповедник, чтобы увидеть водопад Кивач, который получил свое назва­ние от финского слова «киви», что в переводе на русский язык означает «камень». На р. Суне много каменистых по­рогов, ее воды четырьмя ступенями устремляются вниз, па­дают с высоты почти Им. Упоминание об этом водопаде впервые встречается в писцовой книге 1566 г. Известный русский поэт Г. Р. Державин (1743—1816), который был одно время олонецким губернатором и в 1785 посетил эти мес­та, написал прославленную оду «Водопад» (1791—1794), вос­певающую Кивач. Также воспел этот водопад другой русский поэт, Ф. Н. Глинка (1786—1880).

Г. Р. Державин в оде «Водопад» писал об удивительной картине Кивача так:

Алмазна сыплется гора С высот четыремя скалами,

Жемчугу бездна и сребра Кипит внизу, бьет вверх буграми;

От брызгов синий холм стоит,

Далее рев в лесу гремит…

Шумит, шумит, о водопад!»

Дальше в этой оде он прославляет р. Суну так:

И ты, о водопадов Мать!

Река, на Севере гремяща,

О, Суна! коль с небес блистать Ты можешь — и, от зарь горяща,

Кипишь и сеешься дождем Сапфирным, пурпурным огнем, —

То тихое твое теченье —

Где ты сама себе равна,

Мала, быстра и не в стремленье,

И в глубине твоей ясна,

Важна без пены, без порыву,

Полна, велика без разливу…

Какое зрелище очам!

Ты тут подобна небесам.

В 54 км от г. Петрозаводска, на берегу Кондопожской губы Онежского озера, около впадения р. Суны (есть при­стань) в озеро расположен г. Кондопога. Это полусредний по людности город (около 35 тыс человек) с железнодорож­ной станцией на линии Санкт-Петербург — Мурманск, раз­вивающийся как индустриальный центр. Это поселение име­ет более чем 4-вековую историю. Уже в середине XVI в. Кон­допога была крупным погостом, центром округи. В послед­ней трети XVIII в. здесь было более 80 дворов. В 1929 г. здесь были построены первая бумажная фабрика Карелии и ГЭС (на р. Суне); поселок стал городом с 1937 г. В первой поло­вине 1990-х гг. здесь производили V3 газетной бумаги Рос­сии. Основными промышленными предприятиями Кондо­поги являются заводы камнелитных изделий и минерально­го сырья, камнеобрабатывающий, шунгизитовый, деревооб­рабатывающий и предприятия пищевой промышленности. Но в масштабах страны наибольшее значение имеет мест­ный целлюлозно-бумажный комбинат (1940, преобразован из фабрики). В городе с 1984 г. работает краеведческий му­зей. Здание 1-й очереди Кондопожской ГЭС оценивается как памятник советской промышленной архитектуры 1920-х гг. (проект ГЭС был разработан в 1915—1916 гг. крупным ин — женером-гидростроителем Г. О. Графтио).

Главной местной достопримечательностью является де­ревянная шатровая Успенская церковь 1774 г. — уникаль­ный памятник деревянного зодчества Русского Севера. Цер­ковь возвышается (ее высота 42 м) на невысоком полуост­рове, с трех сторон омываемом водами Онежского озера. Церковь полностью выдержана в традициях древнерусско­го деревянного шатрового зодчества. Над четвериком постав­лен восьмерик с расширенной верхней частью, завершенный шатром с небольшой главкой. Постройка имеет сильно уве­личенную высоту ее нижней, подклетной части. Создается исключительно цельный образ церкви, в котором домини­рует устремление форм вверх. Интерьер церкви перекрыт подвесным потолком с росписью. Сохранились деревянный резной иконостас и иконы XVIII в. (иконостас с пышной резьбой из виноградных лоз типичен для подобных произ­ведений XVIII в. в стиле барокко).

Ярким событием является посещение одного из остро­вов Онежского озера — знаменитого острова Кижи, с его историко-этнографическими и архитектурно-художествен­ными достопримечательностями. Впечатления от них мно­гократно усиливаются от своего рода визуальной прелю­дии — наслаждения от редчайших красот природы Русско­го Севера, чистоты и спокойствия водной глади, нежной си­невы неба, живописных островов, покрытых лесом и сохра­нивших трогательные своей простотой архитектурных форм памятники древнего русского деревянного зодчества.

Кижи — луговой остров в северной части Онежского озе­ра (длина около 5,5 км и ширина около 1,4 км) с уникаль­ным комплексом деревянных культовых и хозяйственно-бы­товых сооружений XVIII—XX вв. Здесь находится музей де­ревянного зодчества и этнографии — один из первых в Рос­сии историко-архитектурных и этнографических музеев под открытым небом (первый крестьянский дом в экспозицию этого музея был перевезен в 1951 г.). С 1966 г. Кижи суще­ствуют как самостоятельный музей-заповедник. Большой вклад в его создание и развитие внес архитектор А. В. Опо — ловников (1911—1994). Сейчас этот музей традиционной крестьянской культуры Карелии насчитывает около 80 по­строек (76 — в 2001 г.) и почти 30 000 предметов музейной экспозиции из деревень Карелии в XIX — начале XX в., в том числе около 500 икон XVI—XIX вв., многочисленные хозяй­ственно-бытовые предметы, старопечатные и рукописные книги XVII—XIX вв. В музее в разных частях острова нахо­дятся 8 экспозиционных секторов: 1) «Русские Заонежья», 2) «Памятники Прионежья», 3) «Пряжинские карелы» (эти три сектора посещают большинство экскурсантов), 4) Де­ревня Ямка, 5) Деревня Васильево, 6) «Русские Пудожья», 7) памятники карел и вепсов, 8) памятники карел. Кроме музейных объектов на острове создана сеть объектов соци­ально-бытовой туристической инфраструктуры (сувенирные киоски, магазины, кафе, почта, телефон и др.).

image102

Ансамбль Кижей в конце XVIII в. Гравюра Р. Зотова. 1792 г.

Главный экспозиционный сектор музея — «Русские За — онежья» (географическое понятие «Заонежье» включает се­веро-западную часть Онежского озера — Заонежский полу­остров и многочисленные примыкающие к нему острова — Кижские шхеры). В этом экспозиционном секторе его экс­понаты рассказывают о материальной и духовной культуре локальной группы северно-русского населения, проживав­шего в Заонежье в конце XIX — начале XX в. Здесь можно познакомиться с более чем двумя десятками музейных экс­понатов. Среди них: церковь Преображения Господня (1714), церковь Покрова Пресвятой Богородицы (1764), ко­локольня (1874), ограда Кижского ансамбля (восстановлена в 1956—1959), церковь Воскресения Лазаря (конец XIV в.; самое древнее из сохранившихся соорркений деревянного зодчества Русского Севера, перенесена сюда из Муромского монастыря), братская могила (конец 1940—1950-х гг.), дом Ошевнева (1880-е гг.), амбар из деревни Южный двор (XVIII в.), амбар из деревни Липовицы (1937), баня из де­ревни Мижостров, дом Елизарова (1880-е гг.), баня из дерев­ни Усть-Яндома, дом Щепина, часовня Архангела Михаила (XVIII—XIX вв.), водяная мельница из деревни Березовая Сельга (1875), ветряная мельница из деревни Носовщина (Волкостров, 1928 г.), рига из деревни Березовая Сельга, заро­ды (вешала), амбар из деревни Вегарукса, амбар из деревни Воробьи, дом Сергеева (Сергина, Серегина, 1880—1890-е гг.), кузница из деревни Суйсарь, выставка плотницких узлов и конструкций, и другие.

Именно здесь находятся всемирно известная деревян­ная 22-главая Преображенская церковь (1714, в интерье­ре 4-ярусный иконостас), деревянная 10-главая Покровская церковь (1764) и деревянная шатровая колокольня (1874), которые составляют гармоничный уникальный ансамбль, из­вестный как Кижский погост (погост — церковь с кладби­щем). Ансамбль Кижского погоста является основой всего архитектурно-художественного комплекса Кижей. Ансамбль Кижского погоста в 1990 г. был включен в Список всемир-

image103

ного культурного наследия ЮНЕСКО. С 1993 г. Кижи нахо­дятся в Государственном своде особо ценных объектов куль­турного наследия народов России.

Кижский ансамбль, каким мы его видим сейчас, в основ­ном сложился в XVIII в. Но его корни уходят в глубокую древ­ность. Название острова Кижи имеет прибалтийско-финское происхождение. По первой версии, название «Кижи» про­исходит от карельского слова «кижат» — «игрища», «место для игр». Вероятно, на острове в древности находилось язы­ческое святилище, где происходили ритуальные жертвопри­ношения, сопровождавшиеся обрядовыми песнопениями и

image104

Покровская и Преображенская церкви в Кижах

плясками, т. е. игрищами при языческих обрядах и праздни­ках. По второй версии, «кииджи» — «водный мох», который во всей здешней округе растет только в центральной части этого острова на болоте, раньше он широко использовался крестьянами для утепления их изб. В давние времена в этих северных краях жили прибалтийско-финские племена ка­релы и вепсы, находились карельско-вепские поселения. Сла­вяне-новгородцы в X—XII вв. начали осваивать эти северные края. Земли окрестностей острова Кижи принадлежали 8 новгородским боярам, в том числе знаменитой Марфе Бо­рецкой. В 1478 г. все новгородские владения, в том числе и эти, вошли в состав Московского государства. Погост Кижи впервые упоминается в письменных источниках в 1496 г. Тогда «погост» означал крупную территориальную единицу, также называлось и его главное поселение, являющееся ад­министративным, культурным и религиозным центром этой территории. В середине XVII в. Кижский погост насчитывал около 130 деревень на о. Кижи и окрестных островах, в ко­торых жили 11 тыс человек. В XVIII в. погосты как террито­риальные единицы упразднили, была образована Кижская волость Петрозаводского уезда Олонецкой губернии.

На Кижах случались восстания и бунты, прежде всего из — за приписки населения погоста к работам на местных желе­зоделательных (металлургических) заводах, усиления их экс­плуатации на работах Олонецких горных заводов, ухудшения положения крестьян (1695—1696 гг. и 1769—1771). Эти бун­ты были решительно и свирепо подавлены властями.

Приграничное положение Кижей приносило немало тре­вог жителям. В 1580—1581 гг. на погост напали шведы и ра­зорили чуть ли не половину хозяйств; после этого запусте­ние на острове продолжалось вплоть до XVII в., но и в этом веке иноземные захватчики эпизодически разоряли остров.

Победы русской армии и флота над Швецией в Север­ной войне в Петровскую эпоху вселили оптимизм в жите­лей Кижей, что нашло свое отражение и в их строительной деятельности. 22-главую Преображенскую летнюю церковь возвели (на месте сгоревшей старой) в 1714 г., Покровскую
церковь — в 1764 г., а еще че­рез сто лет, в 1874 г., на мес­те прежней колокольни воз­вели новую. Погост имел ог­раду, но со временем она раз­рушилась; ее восстановили по старым образцам в 1956— 1959 гг.

image105Из-за дивной красоты мно­гие легенды были сложены о 22-главой Преображенской церкви. Говорят, что ее план чертил сам царь Петр I и что построена она без гвоздей. На самом деле при ее строитель­стве в изобилии использованы

кованые железные гвозди, ими крепились фронтонные дос­ки — причелины. Утверждали, что эта церковь не имела ана­логов в русском деревянном Аеревянные главы зодчестве; это не так (Были ра-

Преображенской церкви нее похожие храмы в Шуе,

Оште. Раньше, чем здесь, в 1708 г. в селе Анхимово около г. Вьггегры был построен 24-гла­вый храм Покрова Богородицы, силуэт которого практически повторен строителями Преображенской церкви.) Существует легенда, что мастер Нестор после завершения строительства Преображенской церкви бросил свой топор в озеро, сказав, что лучше этой церкви он уже не создаст ничего. «Не было, нет и не будет такой», — якобы сказал он. Лучше Преображенской церкви сейчас действительно нет в практике деревянного зод­чества Преображенская церковь — самая нарядная и краси­вая среди абсолютно всех памятников северного деревянного зодчества, сохранившихся до наших дней; высота ее до креста центральной главы составляет 37 м.

Преображенская церковь издалека имеет пирамидальный силуэт и поражает сложностью конструктивных решений. На деле архитектурно-планировочный и объемно-простран­ственный замысел церкви прост. Основу объемно-простран­ственной композиции Преображенской церкви составляет мощный восьмерик, к которому по четырем сторонам света примыкают высокие 2-ступенчатые прирубы, вот почему в плане церковь представляет собой крест. Над нижним восьмериком поставлены в два яруса меньшие восьмигран­ники, верхний из них завершен луковичной главой. Три восьмерика (восьмигранных сруба — 18, 6, 3 м) поставлены один над другим; самый большой восьмерик — нижний, он­то и заключает основной объем храма. Церковь срублена из сосны, ее 22 главы покрыты осиновым лемехом Высота цер­кви (до центрального креста) 37 метров» длина 29 м, шири­на 20,6 м; площадь застройки 442 кв. м

4-ярусный иконостас Преображенской церкви был вы­полнен в середине XVIII в. От раннего убранства храма со­хранились только несколько икон нижнего ряда: «Зосима и Савватий Соловецкие», «Чудо Георгия о зиме», «Преображе­ние Господне». Раньше иконостас и рукопись потолка были главным украшением этой церкви, но первоначальное убран­ство храма погибло в годы Великой Отечественной войны 1941—1945 гг., прежде всего это иконы, находившиеся на потолке храма.

Находящаяся рядом зимняя Покровская церковь гораз­до проще и меньше Преображенской, она увенчана 10 ку­полами (одна центральная глава, 8 малых главок и 1 — на ал­тарной части). Эта церковь имеет традиционную форму — восьмерик на четверике трапезной. Важным декоративным элементом этой церкви служит оригинальный пояс, кото­рый как нарядный воротник охватывает верх восьмерика. С востока и запада к четверику примыкают алтарь и трапез­ная с двухскатной кровлей. Барабаны и купола церкви по­крыты осиновым лемехом При реставрации в 1950-х гг. ус­тановили иконостас с иконами из музейных коллекций церквей Заонежья (XVII—XVIII вв.).

Между этими церквями возвышается более простая и су­ховатая по ее архитектурным формам шатровая колоколь­ня, заменившая предыдущую высокую колокольню в XVIII в.

Бревенчатая ограда погоста была сооружена в 1956— 1959 гг. по образцу сохранившейся ограды Ильинского по­госта на Водлозере. Такая ограда была и здесь (это известно по рисунку конца XVIII в.); она ограждала территорию по­госта и служила военно-оборонительным целям. Раньше в ограде погоста находились административные, обществен­ные, хозяйственные постройки; сюда приходили люди для решения разных дел, собирались на сходки или укрывались от врагов.

На кладбище погоста Кижи сохранилось очень мало мо­гил, среди них — могила Т. Г. Рябинина (1791—1885). Он и его сын И. Т. Рябинин (1844—1908), а также В. П. Щеголенок (Шевелев) (1805—1895) — все местные уроженцы, они были лучшими знатоками и исполнителями эпических былинных напевов Заонежья во второй половине XIX в. С их слов изве­стные ученые-фольклористы П. Н. Рыбников и А. Ф. Гиль — фердинг записали огромное число былин, сказаний, легенд народов Русского Севера.

На Кижах интерес представляет не только ансамбль Киж­ского погоста, но и другие экспозиции этого музея-заповед­ника. Здесь есть в разных частях острова деревянные церкви, часовни, риги, кузницы, амбары, мельницы, крестьянские дома и усадьбы людей разного достатка, в которых представлены предметы крестьянского быта, труда, отдыха. Здесь хорошо можно видеть, что представлял из себя традиционный север­ный дом крестьянина, жившего в условиях сурового северно­го климата, с очень холодными зимами, да еще и в условиях то чуть ли не полугодовой полярной ночи. Такой дом пред­ставляет собой объединенные под одной крышей жилые и хо­зяйственные помещения, где жили люди, хранили продукто­вые запасы, сено, предметы обихода, орудия труда, средства передвижения того времени (лодки, телеги, сани и др.), а так­же содержали скот и занимались ремеслами. Такой северный

image106

Аом Сергина в Кижах. 1870— 1890-е гг.

дом представлял из себя, как правило, большой объем, ведь это был целый жилищно-хозяйственный комплекс Внутри домов восстановлена картина крестьянского быта и труда, представ­лены мебель, посуда, одежда, предметы бытового обихода, ору­дия труда и многое другое. Среди подобных памятников жи­лой архитектуры здесь можно осмотреть дом Ошевнева (XIX в., привезен из деревни Ошевнево), дом Елизарова (1880-е гг. из деревни Середка на Б. Климецком острове), дом Яковлева (ко­нец XIX в. из карельской деревни Клещейла Пряжинского рай­она), дом Сергиных (1870—1890-е гг. из деревни Мунозеро Медвежьегорского района; владелец крестьянин ЛЯ. Сергин, 1814— 1903; в нем размещалась еще и первая сельская школа, а во время Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. на­ходился партизанский штаб, о чем рассказывает экспозиция в мезонине этого дома).

Как уже отмечалось, музейные экспозиционные сектора расположены в разных частях острова, но основная и наи­более интересная часть экспозиции находится рядом с при­станью. На восточном побережье острова находится экспо­зиция «Южные Карелы» с жилыми и хозяйственными по­стройками (конец XIX в.), часовней Трех Святителей (XVII в.), поклонным крестом (1763), амбарами и ригой (XIX в.), дру­гими памятниками архитектуры. В «Северных Карелах» можно увидеть ветряную мельницу и ригу (XIX в.). В дерев­не-резервате Ямка (Ольхово) представлены 7 жилых домов (конец XIX — начало XX в.), часовня (XVIII в.), поклонный крест (1812), ветряная мельница (1928), хозяйственные по­стройки. В другой деревне-резервате в западной части ост­рова можно осмотреть жилые дома и хозяйственные пост-

image107

Один из лучших экскурсоводов круиза АЛ. Степанишин на фоне Кижеского погоста

ройки (XVIII—XIX вв.) и часовню Успения Богородицы (XVII в.). Еще в одном экспозиционном секторе «Русские Пудожья» представлены дома и амбары (XIX — начало XX в.). Есть и другие экспозиционные сектора, заслуженно пользу­ющиеся вниманием туристов.

Вокруг Кижей на соседних островах, названных «Киж­ским ожерельем», также сохранился ряд интересных памят­ников деревянного зодчества. Среди них особый интерес представляют часовня Петра и Павла в деревне Волкоостров (XVII—XVIII вв.) на соседнем острове, на Большом Климец — ком острове — Знаменская часовня в деревне Корба (XVII— XVIII вв.), миниатюрные часовни в деревнях Воробьи и Подъельники (XVII—XIX вв.).

Музей-заповедник «Кижи» не только дает представление о деревянном зодчестве и быте народов Русского Севера, он год от года расширяет свою культурную программу, участву­ет в религиозной деятельности. Здесь теперь проводят кон­церты Заонежских звонов, выступает фольклорный театр музея-заповедника и другие фольклорные коллективы, отме­чают религиозные праздники.

Покинув Онежское озеро, теплоход продолжает свой путь по северной реке Свири.

Река Свирь протекает в Ленинградской области, ее дли­на 224 км, площадь ее бассейна 84,4 тыс. кв. м. Она вытека­ет из Онежского озера; имеет сток, зарегулированный озе­ром и двумя водохранилищами, — Верхнесвирским и Ниж — несвирским. Средний расход воды 785 куб. м/с. Река ско­вана льдом с ноября (декабря) до второй половины апреля (а то и первой половины мая). Река Свирь является частью Беломоро-Балтийского и Волго-Балтийского водных путей. Сейчас трудно представить, но было время, когда река Свирь отличалась опасными высокими порогами. В начале XVIII в. по приказу царя Петра I сюда переселили опытных во фло­товодстве крестьян с р. Меты, для уменьшения опасности судовождения по р. Свири. В советский период на р. Свири был построен каскад Свирских ГЭС. В нижнем течении р. Свири расположен Нижнее-Свирский заповедник (1980). Наиболее крупные города на р. Свири: Подпорожье и Ло — дейное поле.

Город Подпорожье — это районный центр в Ленинград­ской области, статус города он получил в 1956 г. Город распо­ложен в Свирской впадине, на 6 км высокого левобережья р. Свири; в нем есть речная пристань. Вблизи (в 4 км) нахо­дится железнодорожная станция Подпорожье на направле­нии Санкт-Петербург — Петрозаводск. Подпорожье имеет более 20 тыс жителей. Главные градообразующие хозяйствен­ные объекты этого города: механический завод, энерголесо­комбинат, лесопромхоз, завод мостовых железобетонных кон­струкций, объединение карьеров, судоверфь и некоторые дру­гие. Его основные градообслуживающие объекты — молоко­завод и хлебокомбинат. В Подпорожье работает интересный краеведческий музей. В окрестностях Подпорожья можно увидеть памятники деревянного зодчества XV—XVII вв.

Местность, где находится современный город Подпорожье, имеет давнюю расселенческую историю. Уже в XV в. здесь — тогда у порога Сиговец — была плотная сеть небольших де­ревень, вместе называвшихся Подпорожье. Именно сюда в начале XVIII а по приказу царя Петра I переселили с р. Меты опытных крестьян-лоцманов для судовождения по р. Свири (известной тогда своими труднопроходимыми порогами). Се­ления, расположенные у самых больших порогов: Сиговец и Медведец, с конца XIX а стали официально называть Подпо­рожье. С 1896 г. этот по своей сути конгломерат сел стал цен­тром Подпорожской волости. В первые десятилетия советс­кой власти здесь сложился рабочий поселок, на базе этого по­селка городского типа в 1936 г. началось строительство Верх — не-Свирской ГЭС. Однако начавшаяся Великая Отечествен­ная война прервала строительство ГЭС, завершили ее возве­дение только в 1951 г. В рабочем поселке жили вначале глав­ным образом строители ГЭС, затем — работающие на ГЭС. В 1956 г. поселок был преобразован в город, в его городскую черту вошли соседние деревни — Подпорожье и Погра

Руководил строительством Верхне-Свирской ГЭС акаде­мик Г. О. Графтио.

Трафтио Тенрих Осипович (1869—1949) был ярким ученым и крупным инженером-прак — тиком, одним из пионеров отечественного гидроэнергетичес­кого строительства, академиком Академии наук СССР (1932). Он был участником составления плана ГОЭАРО, ру­ководителем строительства Верхне-Свирской, Нижне-Свир — ской, Волховской ГЭС и других ГЭС.

В наши дни многие жители Подпорожья связаны с ра­ботой и обслуживанием Верхнее-Свирской ГЭС. Здание ГЭС по длине превышает 100 м. Верхне-Свирский шлюз обеспе­чивает подъем (спуск) воды, судов на 14,5 м. Имеются трех­пролетная водосливная плотина и насыпь высотой 30 м, дли­ной 600 м По плотине проходит автодорога в Карелию.

В окрестностях Подпорожья находится район лесозаго­товок, карьеры по добыче строительных материалов, рабо­тают комплексные леспромхозы и Вознесенская ремонтно­эксплуатационная база флота, развито мясо-молочное жи­вотноводство. В природном отношении здесь представляет интерес заповедник «Вепсский лес» и северное продолже­ние Валдайской возвышенности — Вепсовская возвышен­ность (304 м, сложена известняками и доломитами, есть кар­стовые воронки, озера).

Представляет интерес деревня Верхние Манд роги, где

в 1996 г. петербургские предприниматели во главе с С. Гут — цайтом создали туристический и рекреационный центр «Мандроги».

За г. Подпорожье и в 14 км от г. Лодейное Поле находит­ся поселок городского типа Свирьстрой, неподалеку есть железнодорожная станция Янега на направлении Волхов— Петрозаводск. В поселке живут немногим более тысячи че­ловек. Этот поселок был построен в связи со строительством по плану ГОЭАРО Нижнесвирской ГЭС, введенной в эксп­луатацию в 1933 г. В период Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. ГЭС и поселок были сильно разрушены; их восстановление в основном завершили в 1948 г.

Здание ГЭС находится на острове в центре плотины за Нижне-Свирским шлюзом. Плотина имеет высоту около 30 м и длину почти полтора километра. Поворотный желез­нодорожный мост проходит через шлюз. Из предприятий, расположенных здесь, наибольшую известность имеет Свир — ский рыборазводный завод (1932 г.).

Следующий значимый пункт на пути туристов — город Лодейное Поле — районный центр в Ленинградской об­ласти. Он расположен на старинном Архангельском тракте, проходящем вдоль левого берега р. Свири, на трассе Волго­Балтийского водного пути. Есть пристань на р. Свири. В го­роде имеется железнодорожная станция на направлении Волхов — Петрозаводск. Численность населения Лодейного Поля около 26 тыс человек.

Лодейное Поле — это особый населенный пункт, его ис­тория связана с созданием русскою флота на Балтике. Он воз­ник в 1702 г. по указу царя Петра I, который организовал здесь судостроительную Олонецкую верфь. Этому населен­ному пункту около 300 лет (307 лет в 2009 г.). В XVII в. здесь была деревня Мокрившица, жители которой славились сво­им мастерством строить хорошие ладьи. Отсюда и пошло на­звание поселения (от «лодь», «лодья»). В 1703 г. здесь, на у>ке построенной верфи, был спущен на воду первенец Балтийс­кого флота — 28-пушечный фрегат «Штандарт»; в 1704 г. по­строили еще 6 фрегатов, 4 шнявы, 4 галеры, 24 полугалеры. Именно они были первыми русскими кораблями на Балти­ке, они образовали первую русскую эскадру на Балтике. На Олонецкой верфи, функционировавшей до 1880 г. (т. е. 178 лет), построили свыше 400 парусных и гребных судов. По­селение при верфи в 1785 г. преобразовали в город (в 2009 г. возраст г. Лодейное Поле составлял 224 года). В конце XVIII в. это был уездный город Лодейное поле Олонецкого наместничества; но в 1796 г. он стал заштатным и приписан­ным к Новгородской губернии, затем с 1801 г. он снова стал

image108Водопад Кивач под Петрозаводском

Кижи. Дом Ошевнева

 

image109image110

image111Кижи. Церковь Преображения

image112

image113

image114

image115

Троицкая часть Александро-Свирского монастыря

image116

Валаам. Большая Никоновская бухта

 

Валаам. Вид на Ладогу с горы Елеон

 

ШШШЯЯЯШШШВШЯЯГ’— ._«• ‘ГЛ ^

 

— —

 

image117

Подпись: pjaSaigjil

image118Валаам. Воскресенский скит

уездным городом Олонецкой губернии. Его значение как важного судостроительного центра постепенно ушло в про­шлое. Однако в 1818 г. именно на верфи в Лодейном Поле был построен военный шлюп «Мирный», на котором русские мореплаватели М. П. Лазарев (1788—1851) и Ф. Ф. Бел­линсгаузен (1778—1852) открыли в январе 1820 г. материк Антарктиду и несколько островов в Атлантическом и Тихом океанах, совершили кругосветное путешествие в процессе первой русской антарктической (кругосветной) экспедиции (в которой участвовали два шлюпа «Мирный» и «Восток»).

Со второй половины XIX в. здесь, в Лодейном Поле, ра­ботали несколько предприятий по обработке древесины. По­степенно город стал заметным центром по торговле лесом на р. Свири. В 1914—1916 гг. построили железную дорогу Петербург — Мурманск, которая в 1915 г. прошла через Ло — дейное поле и определила новые черты его развития в XX в., в нем появились паровозо — и вагоностроительные мастер­ские. Тем не менее город оценивался как уездный, тихий, по­этому в начале XX в. в него — как место политической ссыл­ки — направляли неугодных царскому правительству людей.

События осени 1917 г. круто изменили судьбу Лодейно — го Поля. В 1920-е гг., 1927—1935 гг. построили Нижне-Свир — скую ГЭС; проект строительства был выполнен под руковод­ством крупного инженера Г. О. Графтио. Был применен опыт строительства ГЭС на мягких грунтах. Также был построен поселок Свирьстрой.

Исключительно трудный период город пережил в годы Великой Отечественной войны. В 1941 г. фашисты разорили поселок при ГЭС, но плотину не тронули, оценив ее как их прикрытие. Лодейное Поле в 1941—1945 гг. выдержал дли­тельную оборону — целых 1005 дней; он защищал Дорогу жизни и подступы к Ленинграду (Санкт-Петербургу). Город и его окрестности вошли яркой страницей в историю этой войны. Здесь развернулись активные боевые действия: обо­рона противника была прорвана, началось успешное на­ступление советских войск в северном направлении по все­му фронту между Ладожским и Онежским озерами. Имен-

но отсюда 21 июля 1944 г. началась Свирско-Петрозаводс — кая операция. Накануне штурма наших войск взорвали во­рота шлюза, и паводок разрушил все переправы фашистов. В результате этой военной операции была разгромлена 110-ты­сячная фашистская группировка.

В конце войны Нижне-Свирский гидроузел восстанови­ли под руководством Г. О. Графтио. После его смерти, в 1949 г., гидроузлу было присвоено его имя.

Современный город Лодейное поле — это крупный ин­дустриальный центр. В нем развита деревообрабатывающая промышленность, промышленность строительных матери­алов, пищевая, легкая и некоторые другие отрасли промыш­ленности. Имеются комплексный леспромхоз, деревообра­батывающий комбинат, завод строительных изделий и ма­териалов, рельсосварочный завод, хлебокомбинат, мясоком­бинат, молокозавод, трикотажная фабрика и другие пред­приятия. Были созданы цеха майоликовых (1976 г., выпус­кают декоративные вазы, чайные сервизы и др.) и гончарных изделий (в селе Алеховщина, с 1969 г. в составе Санкт-Пе­тербургского объединения народных художественных про­мыслов). Город является центром сельскохозяйственного района, в котором преобладает развитие молочного живот­новодства и картофелеводство.

В Аодейном Поле уважают давнюю и славную историю этого города На р. Свири установлен обелиск на месте до­мика царя Петра I (1832 г.). На месте бывшей верфи теперь стоит памятник Петру I. Созданы Парк-мемориал (1944 г.) «Свирская победа», «Памятник-Приказ» (1944 г.), обелиск «Письмо в будущее» (1974 г.), обелиск в честь 25-летия по­беды на Свири «Войскам Карельского фронта». В центре го­рода установлен бюст дважды Героя Социалистического Тру­да Б. Г. Музрукова (1904—1979). В Аодейном Поле работает интересный историко-краеведческий музей.

В удалении почти на 21 км от г. Лодейное Поле, в селе­нии Старая Слобода, находится ныне снова действующий Свято-Троицкий Александро-Свирский мужской мо-

настырь. Это один из особо значимых по историческим кор­ням и духовной силе монастырь Русской Православной Цер­кви. Основал его в конце XV в. или в начале XVI в. (по одним сведениям в 1487 г., по другим — в 1506 г.) инок Свято-Пре — ображенского Валаамского мужского монастыря Александр, который со временем стал одним из самых удивительных и почитаемых русских святых, известный нам как преподоб­ный Александр Свирский (см. 267—273). Он заложил мо­настырь в 6 км от р. Свири, на берегу Рощинского озера. В созданном им монастыре он заложил 2 храма: Троицкий и Покровский. Александр Свирский — единственный из всех святых Русской земли сподобился явления ему Святой Троицы. По благословению Святой Троицы преподобный Александр Свирский построил Троицкий собор, а затем ос­новал Свято-Троицкий монастырь.

image119

Преподобный /Александр Свирский. Икона XVI в.

Верующие люди и раньше, и теперь истолковывают ви­дение Святой Троицы преподобному Александру Свирско — му как выбор Святой Троицей именно нашего народа бого­носцем, верным и стойким исповедником веры Христовой, как подсказка народу об особом смысле призвания России — большого храма Божия и монастыря, хранительницы чис­тоты Православия, послушницы самой Святой Троицы. Пре­подобный Александр Свирский оценивался и оценивается в связи с этим как сильный и надежный ходатай перед Гос­подом Богом за успешное решение проблем православных россиян в целом и каждого из них в отдельности. В царский период и сейчас каждый год все больше и больше паломни­ков приезжали и приезжают в Александро-Свирский мона­стырь к мощам преподобного Александра Свирского, про­сили и просят его помочь им, к нему они обращаются в мо­литвах с просьбами о поддержке. К духовной помощи Алек­сандра Свирского обращались московские великие князья, русские цари и императоры, они были щедрыми жертвова­телями в этот монастырь.

Александр Свирский почитал русских царей, а они — его, он оценивал их как помазанников Божиих, иногда обращал­ся к ним за помощью. Так, к царю Василию III он обратился за содействием в строительстве двух новых монастырских храмов: Святой Троицы и Покрова Богородицы.

Царь Иван Грозный в войне с Казанским ханством (1552) одержал первую победу в день памяти преподобного Алек­сандра Свирского и считал, что эта победа была одержана по молитвам этого святого. Затем он устроил храм Святой Троицы (первое название храма Василия Блаженного в Мос­кве), где один из приделов был освящен в честь преподобно­го Александра Свирского.

Царь Михаил Федорович Романов в 1641 г. пожертвовал деньги в монастырь на строительство каменной церкви взамен обветшавшей деревянной, где находилась гробница, поставлен­ная над местом захоронения Александра Свирского. В 1644 г. Михаил Федорович повелел создать 40-пудовую (640 кг) сереб-

ряную, вызолоченную раку, украшенную драгоценными кам­нями, для пребывания в ней мощей преподобного Александра Свирского и послал ее в созданный им монастырь.

Царь Петр I, хотя и заставил Русскую Православную Цер­ковь подчиниться государственной власти и сильно сокра­тил число монастырей, резко осложнил условия их развития, но к монастырю Александра Свирского он сохранил благо­честивое отношение. Как и его предшественники, он осво­бодил монастырь от податей и сборов, распорядился к раке с мощами ежегодно выдавать на лампаду и воск ощутимые средства из государственной казны, были и другие знаки его милости. Император Петр I трижды: в 1703, 1706, 1719 гг. приезжал в Александро-Свирский монастырь, жил в насто­ятельских покоях. Его жена императрица Екатерина I по­жертвовала этому монастырю значительные суммы. В 1714 г. Александро-Свирскому монастырю были приписаны 27 мо­настырей и пустыней.

На поклонение к мощам преподобного Александра Свир­ского приезжали все 3 русских императора, носившие имя святого Александра. Всегда был велик поток москвичей в Александро-Свирский монастырь.

В Москве издавна особо хранят память о пре­подобном Александре Свирском—молитвенни­ке за русские столицы Москву и Санкт-Петербург. В храме Василия Блаженного, его юго-восточный придел (т. е. малый храм) возведен во имя святого Александра Свирского; имен­но этот придел является ближайшим правым приделом по отношению к главному приделу Святой Троицы. В Успенском соборе Московского Кремля с середины XVI в. находится по­читаемая чудотворной икона святого Александра Свирско­го (в серии житийных икон этой иконе нетравных по коли­честву клейм-миниатюр, их 128, где языком живописи рас­сказано о жизни преподобного и его чудесах; икона была на­писана в 1547— 1554). В Москве в храме Казанской иконы Бо­жьей Матери находится частица плоти преподобного, она

находится в древнем мощевике; также частица его плоти находится в храме Вознесения Господня на Гороховом поле. Преподобному Александру Свирскому посвящен северный придел в храме Живоначальной Троицы в Останкино. В Мос­кве в Донском монастыре есть часовня его имени.

Александро-Свирский монастырь в царский период ус­пешно занимался и хозяйственными делами: хлебопаше­ством, огородничеством, скотоводством, вел милосердную работу: помогал местным бедным крестьянам, в том числе раздавал деньги в долг и без возврата. Монастырь был бога­тым. В XVIII—XIX вв. этот монастырь называли Северной Лаврой. Монастырь имел большое значение особенно для жителей Севера России, и в первую очередь для населения Олонецкого края. После смерти и канонизации Александра Свирского в родном его Олонецком крае было основано бо­лее двух десятков монастырей. Александр Свирский имел много учеников; некоторые из них сами основали и постро­или новые монастыри. В XIX в. в Александро-Свирском мо­настыре был иноком будущий знаменитый русский свя­той — святитель Игнатий Брянчанинов.

Игнатий Брянчанинов (Дмитрий Алексеевич

Брянчанинову 1807—1867) происходил из славного дворянского рода. Он с детства хотел быть мо­нахому но по настоянию отца поступил учиться в военное инженерное училищеу которое с успехом окончил. Служба его мало интересовала, все свои силы он отдавал литера­турному творчеству. Результаты его литературных тру­дов одобрял сам А. С. Пушкин. В связи с болезнью Д. А. Брян­чанинов освободился от не интересной ему мирской рабо­ты по инженерной части. В 20 лет он стал послушником Свято-Троицкого Александро-Свирского монастыря} в 24 года принял постриг в Вологде, в 26 лет он стал архи­мандритом Троице-Сергиевой пустыни под Санкт-Петер­бургом, а в 50 лет — епископом Ставрополя. В 1861 г. (ему

54 года), когда его здоровье резко ухудшилось, он ушел на покой и поселился в Николо-Бабаевском монастыре Кост­ромской епархии, где и умер. Всю свою земную жизнь он упорно трудился на литературном поприще. Святитель Игнатий Брянчанинов оставил богатое литературно-бо­гословское наследие, основанное на древних традициях Свя­того Православия.

Александро-Свирский монастырь неоднократно страдал от нападений врагов России и Православия. В начале XVII в. в Смутное время он сильно пострадал от нападений шведс­ких и польско-литовских войск, но вскоре был восстановлен.

В 1917 г. на монастырь напали свои грабители, которые нанесли ощутимый урон ему, настоятель и многие иноки тогда были расстреляны. При монастыре действовал «Союз охраны церквей и часовен», для расследования его религи­озной деятельности новая власть в апреле 1918 г. направила в обитель отряд из 50 человек, которые должны были арес­товать руководителей этой организации. В сентябре 1918 г. в Олонецкий ЧК повесткой вызвали настоятеля монастыря архимандрита Евгения. Арестовали его, а также монастырс­кого казначея иеромонаха Варсонофия и иеромонаха Исайю: их расстреляли в олонецкой тюрьме. В самом монастыре так­же пролилась кровь: расстреляли нескольких монахов.

Зная особую значимость для России Александро-Свирс — кого монастыря со святыми мощами Александра Свирско — го. Особенно активно способствовал закрытию обители и стиранию памяти о преподобном тогдашний (с декабря 1917) председатель Петроградского совета Г. Е. Зиновьев (Ев­сей-Герман Аронович Апфельбаум-Радомысльский, 1883— 1936).

В 1918 г. представители светской власти из монастыря тайно вывезли мощи преподобного Александра Свирского, вскоре монастырь закрыли, впоследствии на его территории разместили психиатрическую больницу (к середине 2000-х годов на территории действующего монастыря сохранялись

несколько ее корпусов, занимавших часть бывших монастыр­ских келий в Троицкой части обители). Серьезный ущерб Александро-Свирскому монастырю был нанесен во время Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.

В начале 1990-х гг. Русской Православной Церкви переда­ли Свято-Троицкий собор, в нем стали совершать богослуже­ния. В 1995 г. было создано Православное братство преподоб­ного Александра Свирского. Александро-Свирский монастырь возродился в 1997 г. Начался и поиск пропавших в 1918 г. мо­щей преподобного Александра Свирского. Мощи обнаружи­ли в анатомическом музее Военно-медицинской академии Санкт-Петербурга; после освидетельствования и идентифика­ции их передали Церкви в 1998 г. Мощи преподобного Алек­сандра Свирского теперь пребывают в церкви Захария и Ели — саветы, прилегающей к Преображенскому собору.

В наши дни в Александро-Свирском монастыре живут около двух десятков монахов и послушников, кроме того, в нем живут трудники и паломники. Монастырь состоит из двух частей: действующей Преображенской части и Троиц­кой части. В Троицкой части находятся оставшиеся корпу­са психиатрической больницы. В Троицкой части располо­жен действующий Троицкий собор (с древними фресками), Покровский собор и его колокольня, звонница, больничная палата, ряд других построек. В действующей Преображенс­кой части находятся Преображенский собор и прилегающая к нему церковь Захария и Елисаветы (где пребывают открыто мироточивые мощи преподобного Александра Свирского), а также звонница, часовня на месте явления Святой Трои­цы преподобному, Святые ворота, келии, ряд иных строений. В монастыре пребывает удивительная двухсторонняя икона XIX в., на одной ее стороне изображен Александр Свирский, а на другой — Казанская икона Божией Матери. Происхож­дение иконы не известно, передали ее в монастырь из пе­тербургского храма святых мучеников Веры, Надежды, Лю­бови и матери их Софии, где она появилась в 1998 г. В мо­настыре эта икона временами мироточит; находится она на раке преподобного. В часовне, рядом со Святыми Воротами

Преображенской части, бьет святой источник, кроме того, есть святой колодец на Рощинском озере. В Преображен­ской части в свечной лавке паломники могут приобрести литературу о монастыре, свечи, святой елей (освященное и, по мнению верующих людей, помогающее от недугов мас­ло), иконки, фотографии. В часовне явления Святой Троицк как реликвию берут землю с того места, где преподобному явилась Святая Троица.

Александро-Свирский монастырь имеет исключительно важное религиозно-нравственное значение, кроме того, он является ценным историческим, а также архитектурно-ху­дожественным памятником.

Троицкий собор воздвигнут на месте келий собравшейся около преподобного Александра Свирского братии в 1698 г., это памятник древнего зодчества. Это мощный приземистый 4-столпный, 3-апсидный, ранее 5-главый, а теперь одноглавый храм; он завершен ярусами кокошников; его галерея возведе­на на высоком подклете. В этом соборе имеется придел во имя святых апостолов Петра и Павла. Троицкий храм был пост­роен за 3 года. С помощью пожертвований императора Пет-

image120

Троицкий собор Александро-Свирского монастыря

image121

Преображенский собор Александро-Свирского монастыря

pa I впервые была произведена роспись храмов обители, в том числе и этого. Храм до наших дней остается замечательным памятником русского зодчества В соборе сохранились фрес­ки XVII—XVIII вв., иконостас XVII в. Преображенский собор (строительство завершено в 1614 г.) построен на месте под­вижнической жизни и кончины преподобного Александра Свирского. Другие храмы монастыря: во имя Покрова Пре­святой Богородицы (1619—1620, построен на основании раз­рушенного храма 1533—1536 гг., был подвергнут реконструк­ции в 1969—1976, имеет 2-этажную трапезную и 8-гранную 3-ярусную шатровую звонницу на прямоугольном основании 1647—1674) и преподобного Иоанна Дамаскина (построе­ны при царе Петре I в 1716 г., возобновлен в 1896 г.), а также во имя святого пророка Захария и Елисаветы (построен в 1668) и домовой храм во имя святителя Николая Чудотвор­ца в Архиерейских покоях.

Преподобный Александр Свирский (1448— 1533) родился на земле вепсов — в Приладо — жье, на берегу р. Ояти (приток р. Свири), в Олонецком се­лении Мадера, недалеко от Островского Введения Пресвя­той Богородицы монастыря. Отца его звали Стефан, а мать Васса (Василиса), он был младшим среди их сыновей и дочерей, нарекли его в миру именем Амос. Он был послуш­ным и кротким мальчиком, выделялся с малых лет боль­шой религиозностью, каждый день ходил в церковь и ста­рался быть там как можно дольше. Избегал детских игр, много времени отдавал молитвам, строго соблюдал посты. Чуть ли не с детства он мечтал о монашеской жизни, о слу­жении Господу Богу, о спасении души, о вечной загробной жиз­ни. Когда он вырос и родители решили его женить, он в 19 лет тайно ушел в монастырь, 7 лет он был послушни­ком на о. Валаам, в 26 лет принял там монашество с име­нем Александр. Через три года кто-то рассказал его роди­телям, где он находится, и его отец приехал к нему в Вала­амский монастырь. Монах Александр уговорил отца, вер-

image122

Рака с мощами преподобного Александра Свирского

чувшись домой, уйти в Островский монастырь введения Пресвятой Богородицы, что он и сделал. Стала монахиней и его мать. В монашестве его родители приняли имена Сер­гий и Варвара; вскоре они умерли.

В Спасо-Преображенском Валаамском мужском монас­тыре инок Александр выделялся редчайшим смирением и трудолюбием. Он много молился, первым приходил в цер­ковь и последним уходил. Монашеская братия его любила, почитала, славила. Он хотел избавиться от людского вни­мания, удалился в пустынь, чтобы только служить Богу. Он безмолвствовал в пещере о. Валаам. Слава его на Вала­амском архипелаге росла. Получив откровение свыше и бла­гословение игумена Валаамской обители, он удалился в практически безлюдные Свирские леса, построил там ма­ленькую хижину, где прожил 7 лет в полном одиночестве, посвящая все время молитвам и преодолению трудностей. Со временем о нем узнали немногочисленные жители окре­стных поселений, они стали приходить к нему за духов­ной поддержкой, благословением.

Александр Свирский за монашеские подвиги, равные под­вигам пустынников древности, сподобился видению Святой Троицы; он единственный из всех святых земли русской, кто сподобился великого откровения Святой Троицы (Свя­щенное Писание рассказывает о явлении Святой Троицы ветхозаветному пророку Аврааму; в Новом Завете расска­зано о явлении Святой Троицы святому Иоанну Предтече во время крещения Господня вр. Иордан и на горе Фавор свя­тым апостолам в момент Преображения Христова). Со временем верующие люди объяснили это так: в лице пре­подобного Александра Свирского — «русского новозаветного Авраама» — сама Святая Троица избрала наш народ бого­носцем, исповедником веры Христовой.

По благословению Святой Троицы и на месте, указан­ном ему Ангелом, Александр Свирский построил церковь (позже на ее месте возвели Троицкий собор), затем осно­вал Свято-Троицкий монастырь, где со временем братия

понудила его принять настоятельство. Основанный им мо­настырь близ реки Свири, в 36 верстах от г. Олонец, назва­ли со временем его именем.

Став игуменом, Александр Свирский больше и усерднее всех творил молитвы, спал на полу, трудился больше всех, в том числе готовил для всех еду, носил воду, рубил дрова, тайно работал за других, помогал тем, кому было особен­но трудно, учил смирению и терпению. Игумен Александр был строгим и справедливым, воспитал немало достойных учеников, многие из них были канонизированы.

В 1533 г. в возрасте 85 лет Александр Свирский умер, его похоронили в созданном им монастыре. Через 14 лет пос­ле его преставления, в 1547 г., он был причислен к лику свя­тых. Почитание Александра Свирского началось егце при его жизни; еще за 2 года до его канонизации в подмосковном Иосифо-Волоцком монастыре были написаны 2 канона и икона Александра Свирского. В 1545 г., на 12-й год после его смерти, его ученик и преемник шумен Иродион написал Житие Александра Свирского.

Абсолютно все московские великие князья, князья, цари, императоры и императрицы очень высоко почитали чу­дотворца Александра Свирского, отправляли щедрые по­жертвования в созданный им монастырь, обращались к нему за помощью в их мирских делах. Все самые именитые русские роды и более скромные россшне глубоко и искренне почитали этого святого подвижника, многие из них были щедрыми пожертво в отелями в Александро-Свирский мона­стырь.

5 января 1918 г. на олонецкой земле установилась совет­ская власть, и уже 6 января ее представители решились ос­квернить мощи преподобного Александра Свирского. Пер­выми в России от рук большевиков были поруганы и плене­ны мощи именно Александра Свирского. В конце 1918 г. мощи преподобного Александра Свирского были тайно из монастыря изъяты представителями советской власти и в начале 1919 г. были отправлены в Санкт-Петербург; со

image123

Звонница в Троицкой части Александро-Свирского монастыря

временем они оказались в петроградской Военно-медицин­ской академии, в анатомическом его музее, как незарегист­рированный в его каталогах экспонат, и о них со временем забыли. Так, надругавшись сначала над мощами преподоб­ного Александра Свирского, советская власть начала по всей стране «кампанию по ликвидации мощей», происходившую особенно активно в 1919 и 1922 гг.

В 1918—1919 гг. за судьбой могией преподобного Алексан­дра Свирского пристально наблюдал Г. Е. Зиновьев (Е. Г. Ап — фельбаум-Родомысльский, 1883—1936, с декабря 1917 г. —

председатель Петроградского совета, в 1919—1926 гг. — председатель Исполкома Коминтерна). Он способствовал действиям председателя Комитета коммунистов из г. Ао — дейное Поле — товарища Элинсона по закрытию Алексан — дро-Свирского монастыря; партийные и советские функ­ционеры-администраторы ратовали за вывоз из него мо­щей преподобного Александра Свирского. 19 декабря 1918 г. на Президиуме Исполкома северной области, где присут­ствовали партийные и советские функционеры — Зиновь­ев, Равич, Копяткевич, Костина, — было принято постанов­ление «О посылке комиссии в Александро-Свирский монас­тырь для исследования его могцей». Комиссия выявила, что могци — это подлинная, нетленная плоть (тогда прошло 385 лет со дня смерти Александра Свирского), после этого большевики начали кампанию по сокрытию святых могцей преподобного и стиранию памяти о нему россиян.

В то опасное и недоброе время начала 1919 г. нашлись образованные и порядочные русские люди, которые способ­ствовали сохранению достойного отношения к могцам пре­подобного Александра Свирского или хотя бы к их укрытию, спасению для будущих поколений россиян. Так, на запрос че­кистов о рациональности передачи могцей преподобного в музей, академик П. П. Покрышкин дал бескомпромиссное заключение: «Признавая мощи преп. Александра Свирского безусловно исторической реликвией, местонахождение ко­торой должно быть в Храме, просим принять меры по ох­ране этой народной исторической ценности». Нужно бьло обладать большой смелостью и особым мужеством, что­бы в пергсод массового террора, ареста ученых, русской пра­вославной интеллигенции так четко изложить свою пози­цию в этом деле. Вскоре П. П. Покрышкин ушел в один из ни­жегородских монастырей.

Внес свою лепту в спасение мощей преподобного Алек­сандра Свирского и зав. кафедрой Военно-медицинской ака­демии тех лет В. Н. Тонков. Он способствовал тому, что­бы враги России и Православия забыли про незарегистриро-

ванный в каталогах их анатомического музея «экспо­нат» — мощи преподобного. В. Н. Тонков был верующим че­ловеком, в его роду были священники. Он знал истинную цен­ность и значимость могцей преподобного Александра Свир­епого и, как мог, с опасностью для своей жизни способство­вал их сохранению.

В 1997 г. Александро-Свирский монастырь возродился, тогда начался поиск мощей преподобного Александра Свир­епого. Большую работу провели насельницы Покрово-Тер — венического монастыря по благословению духовника мона­стыря — игумена Аукиана (Куценко), тогда исполнявшего обязанности настоятеля Свято-Троицкого Александра Свирепого мужского монастыря. В копие 1997 г. мощи были обнаружены в анатомическом музее Военно-медицинской академии, затем начались их анатомические и иконогра­фические исследования. В конце 1997 — начале 1998 г., 465 лет после смерти преподобного Александра Свирепого, все его тело было не тронуто тлением, поразительно хо­рошо сохранилось лицо, остались гуельными мягкие ткани губ, носа, ушей. При исследовании могцей в рентгеновском кабинете здания судебно-медицинской экспертной службы Санкт-Петербурга, в ответ на пение акафиста (во время молебна) мощи начали обильно мироточить, словно под­сказывая исследователям, что они нашли то, что ищут. В освидетельствовании могцей участвовали ведущие специ­алисты Военно-медицинской академии. Антрополого-ико­нографическое исследование мощей (прежде всего антропо­логическую экспертизу) провели ведущие сотрудники Му­зея антропологии и этнографии им. Петра Великого Рос­сийской академии наук. Таким образом, второе обретение мощей Александра Свирепого произошло в 1998 г.

Мощи преподобного Александра Свирепого затем 4 ме­сяца пребывали в храме святых мучениц Веры, Надежды, Аюбови и матери их Софии в Подворье Покрово-Тервени — ческого женского монастыря, мироточение могцей продол­жалось. Как смиренный паломник приехал к мощам летом

1998 г. Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Тогда он в своем слове к народу сказал: «Я думаю, что обретение и возвращение могцей преподобного Александра Свирского в это непростое, трудное время — милость Божия и благо­словение Божие. И дай Бог, чтобы каждый, кто приходит к этим святым мощам, получил бы душевное укрепление и поддержку и чувствовал, что преподобный своими молит­вами помогает нам нести свой жизненный крест». Право­славные люди восприняли второе обретение мощей препо­добного Александра Свирского как великую милость Божию к православному народу нашей страны и как залог воскре­сения России.

В наши дни мироточивые мощи Александра Свирского покоятся в церкви Захария и Елисаветы, прилегаюгцей к Пре­ображенскому собору, в действующей части Александро — Свирского монастыря. Происходят чудеса, то есть случаи чудесной помощи верующим у раки с могцами преподобного Александра Свирского, что, по мнению православных людей, подтверждает то, что второе обретение этих могцей — милость Божия, благословение Божие православному народу России, залог подлинного возрождения нашей страны.

К преподобному Александру Свирскому обращаются с молитвенными просьбами об исцелении при парализации, психических болезнях, душевных тревогах, бессоннице, по­тере аппетита, в лишении каких-либо членов, в желании иметь детей, особенно — сыновей, просят помочь в раз­решении житейских ситуаций, о благополучном житие, ос­вобождении от нигцеты, телесных и душевных недугов, об успехах в учении, о покровительстверыбахов, воинов и ар­мии, об успехах в воинских делах, о покровительстве Рос­сии и ее главных городов — Москвы и Санкт-Петербурга, даровании дождя и многом другом.

В бассейне р. Свирь на ее притоке р. Ояти расположен один из самых почитаемых на Русском Севере Введенский — Оятинский монастырь (основан в начале XV в., закрыт в 1919 г., с 1993 г. — женская обитель).

За г. Лодейное Поле, ниже по течению р. Свири, находится Нижне-Свирский заповедник (41,6 тыс га), созданный в 1980 г. и расположенный в Ленинградской области. Этот запо­ведник включает сухопутную часть и часть акватории Свирс — кой губы (12 % площади этою заповедника). Он поражает кра­сивым рельефом (дюны, песчаные пляжи, береговые валы и др.), богатством флоры й фауны (476 видов высших растений и 244 вида животных и птиц). Здесь обитают лось, бурый мед­ведь, рысь, барсук, заяц-беляк, бобер, белка, ондатра, куница, из птиц — рябчик, тетерев, глухарь. В водоемах заповедника со­хранились ценные породы рыб: озерная форель, лосось, сиг, су­дак и др. Среди особо редких видов здесь обитают ладожская нерпа, малый лебедь, черный аист, беркут и некоторые другие

Покинув г. Лодейное Поле, теплоход проходит 63 км по Нижней Свири и входит в большое Ладожское озера, боль­ше похожее по размерам и характеру на море. Аадожское озеро — это самое крупное пресноводное озеро в Европе, от­личающееся возможностью довольно сильных штормов (осо­бенно в конце лета и осенью), значительными глубинами и ред­чайшей живописностью берегов. Площадь озера 17,7 тыс кв. м, максимальная длина — 219 км, средняя ширина — 83 км, средняя глубина — 50 м (но максимальная глубина — до 230 м в северной части). В открытой его части не видно бе­регов, временами бывают очень сильные ветры, делающие путешествие по озеру неприятным или даже мучительным в период штормов. Но в июне — июле вероятность сильных штормов наименьшая. В июле — августе на озере можно увидеть миражи.

Котловина озера имеет ледниково-тектоническое проис­хождение, около 12 тыс. лет назад она освободилась от льда. Северные берега Ладожского озера в основном высокие, об­рывистые, скалистые, с фьордами и многочисленными шхе­рами, а южные — пологие, низкие, слабо изрезанные, с мно­жеством мелей в прибрежной части. Западный берег озе­ра — каменистый, с валунами, а на восточном берегу — пес­чаные пляжи с дюнами, поросшие соснами.

Ладожское озеро замерзает в декабре — феврале и вскры­вается ото льда в марте — апреле, толщина льда от 50 до 110 см. Купальный сезон длится от 30 до 60 дней. Средняя температура у поверхности воды в августе 16 °С (максималь­ная — 24 °С).

Ладожское озеро богато рыбой; здесь обитает 58 видов и разновидностей рыб (30 из них имеют промысловое значе­ние), в том числе ценные — лосось, форель, сиг, рябушка, су­дак, корюшка, лещ, плотва. На озере иногда можно увидеть и тюленей.

В северной части Ладожского озера находятся два архипе­лага островов: Валаамская группа (свыше 50 островов) и Ман — тсинсари (около 40 островов). Озеро имеет почти 660 остро­вов, из них свыше 500 расположены в северной его части, крупнейшие из них Мантсинсари, Валаам и Коневец (после­дние два известны своими православными монастырями).

В Ладожское озеро впадает 35 рек, крупнейшие из них — Свирь, Волхов, Вуокса, из него вытекает р. Нева Озеро вхо­дит в систему Волго-Балтийского водного пути и Беломоро­Балтийского водного пути.

Ладожское озеро используется для водоснабжения, ры­боловства, рекреационных целей, судоходства Основная су­доходная трасса проходит в южной части озера между усть­ем р. Свири и истоком р. Невы, где проложены транзитная пассажирская линия Санкт-Петербург — Нижний Новго­род и трассы туристических теплоходов. Ладожское озеро используют для проведения самостоятельных путешествий на яхтах, моторных лодках, парусных судах, на байдарках. Зи­мой здесь проложены трассы походов на лыжах по берегам и льду озера В последние десятилетия существенно увели­чилось рекреационно-туристическое использование Ладож­ского озера

Хозяйственное использование Ладожского озера имеет давнюю историю. С VII в. через Ладожское озеро, которое раньше называли и Нево, и просто Ладога, проходил водный торговый путь «из варяг в греки» (особенно интенсивно он

использовался в IX—XII вв.); он связывал северную Русь с южной, Скандинавию, Прибалтику с Византией. В петров­ские времена транспортное значение Ладоги увеличилось. Тогда на берегах озера построили верфи, новые поселения, начали строить каналы. Штормы осложняли судоходство по Ладожскому озеру; в устье р. Волхова порой стояли и ждали прекращения штормов до 500 судов. Чтобы улучшить транс­портную ситуацию по южному берегу Ладоги, построили обходные каналы. Во время сооружения Мариинской вод­ной системы для обхода бурного Ладожского озера постро­или в 1718—1731 гг. Староладожский, а в 1866—1883 гг. Но­воладожский каналы. Именно с открытием в 1964 г. Волго — Балта водный путь стал проходить непосредственно по Ла­дожскому озеру.

На северных берегах Ладожского озера издавна добыва­ют строительный и декоративный камень. В период строи­тельства Санкт-Петербурга здесь интенсивно разрабатыва­ли ладожский гранит, который был основным материалом для возведения и украшения многих зданий и сооружений Петербурга (в том числе дворцов, соборов, Дворцового мос­та и др.). Ладожский гранит использовали и в других горо­дах России. Из него создана и основа монумента «Тысячеле­тие России» в Новгороде.

Ладожское озеро имело важное значение в период Вели­кой Отечественной войны 1941 —1945 гг. Водные перевозки, осуществлявшиеся Ладожской флотилией, пока озеро не было сковано льдом, а зимой автомобильные перевозки по льду озе­ра — были единственным транспортным каналом между осажденным Ленинградом и страной. Этот путь назвали До­рога жизни, которая сыграла выдающуюся роль в снабже­нии и обороне Ленинград а Водники и шоферы, осуществляв­шие перевозки, подвергались сами, как и их пассажиры и пе­ревозимые грузы, огромной опасности, обстрелы с воздуха и земли были обычным делом, немало смельчаков и грузов ушло на дно в тот страшный военный период. Дорога жизни сыг­рала исключительно важную роль в спасении Ленинграда, его

image124

Дорога жизни. 1942 г.

жителей, стала примером неиссякаемых смелости и мужества советских и, главным образом, русских людей.

Давнее хозяйственное использование озера привело к его существенному загрязнению. В связи с необходимостью борьбы с загрязнением Ладожского озера был установлен строгий водоохранный режим в пределах его водосборного бассейна. Был перепрофилирован Приозерский целлюлозно­бумажный комбинат, который был основным загрязнителем Ладожского озера В 1989 г. в Санкт-Петербурге был орга­низован Общественный комитет спасения о. Ладоги и р. Не­вы. Общие усилия по спасению Ладожского озера дали свои

положительные результаты, его воды стали более чистыми. Ладожское озеро от природы имеет воду малой минерали­зации, теперь оно снова относительно чистое и прозрачное.

Берега Ладожского озера имеют редкую сеть населенных пунктов и немногочисленное население. Основные и неболь­шие по людности города на берегах этого озера: Приозерск, Шлиссельбург (Петрокрепость), Новая Ладога, Сортавала, — это старые поселения. Кроме них имеется порядка 90 не­больших поселков рыбаков, водников, лесорубов. В городах и поселках установлены памятники доблестным людям в честь важных событий на Ладожском озере и на его бере­гах. Так, в поселке Видлица на восточном берегу установле­ны памятники участникам десанта, разгромившего интер­вентов в июне 1919 г.; в поселке Ильинский — памятник на могиле Героя Советского Союза В. Н. Леселидзе; вблизи юж­ного берега, г. Новая Ладога и на берегах бухты Петрокре­пость — памятники защитникам Дороги жизни; на желез­нодорожной станции «Ладожское озеро» — памятник совет­ским воинам и ленинградцам, погибшим на Ладоге в 1941— 1943 гг.; памятник — паровоз, который работал на трассе Дороги жизни; у с. Кобона — памятники, посвященные До­ро