Архив категории » Школа выживания в природных условиях «

24.06.2012 | Автор:

Нельзя* в ситуациях, угрожающих голодом, забывать о так называемых нетрадиционных про­дуктах питания. Глупо обрекать себя на голод­ную смерть только из-за того, что находящиеся вокруг продукты питания имеют непривычный вид, вкус и запах. Можно позволить себе брезг­ливо сморщиться при виде червяка, вылезшего из яблока, но только дома, а никак не в услови­ях аварийной ситуации. Здесь, если хочешь вы­жить, от старых привычек вроде брезгливости лучше избавиться. И чем раньше, тем полезней для здоровья. Поэтому, если в подобном, мягко говоря, затруднительном положении в руки по­терпевшего попало насквозь червивое яблоко, выбрасывать его не следует, а, напротив, следу­ет съесть полностью, до последней косточки, и даже червяка, извините, непременно отловить и употребить в пищу, так как он более калориен, чем само яблоко. И это будет более чем пра­вильно.

Наши предки, жившие в жестоких условиях борьбы за собственное существование, этот не­писаный закон усвоили твердо. Их меню, в смысле ассортимента, было намного богаче на­шего. Они ели всё. Ну, скажем так, почти всё.

При охоте на змей следует соблюдать макси­мальную осторожность, чтобы ненароком из охотника не превратиться в жертву. В целях безопасности всех незнакомых змей надо счи­тать заведомо ядовитыми. Ловить их можно с помощью длинной раздвоенной на конце пал­ки. Голова змеи прижимается палкой к земле и отсекается ножом, топором или раздрабливает — ся острым камнем. При этом необходимо пом­нить, что и у мертвой змеи ядовитые зубы пред­ставляют серьезную опасность. Кроме того, змей можно добывать с помощью лука, рогатки, кам­ней, ловить веревочной петлей, привязанной к концу длинного шеста, или на обыкновенную рыболовную удочку с насаженной на крючок приманкой, например, клочком яркой ткани.

У маленьких змей отрезается голова вместе с ядовитыми железами, после чего шкурка сни — ^ мается от головы к хвосту вместе с внутренно — 243

^ стями, словно чулок, то есть как бы выворачи-

Ч вается на левую сторону.

Ч Больших змей достаточно обезглавить, вы-

Ц потрошить, взрезав брюшко от головы до аналь-

Ь ного отверстия, и приготовить в собственной,

^ грубой и жесткой шкурке, поместив на горячие

Т угли и периодически переворачивая. После того

J как шкурка потрескается, из нее следует выта-

Ч щить мясо и сварить его.

Ч Очень больших змей, также не снимая шкур-

Ц ки, следует нарезать небольшими кусками и ис-

Ь печь над костром.

^ У ящериц наиболее вкусны мышцы спины и

Т ног.

™ У всех змей и ящериц в летне-осеннее время года в брюшной полости откладываются запасы

• жира в виде лентообразных и круглых образова-

• ний, которые можно использовать для жарки

• пищи.

^ Лягушек добывать несравнимо легче, чем

^ змей: ходи себе вдоль болота с длинной палкой

S и бей одну за другой. Можно также несколько

>s раз ударить плоским куском дерева по воде, и

А когда привлеченная шлепаньем лягушка вы-

^ нырнет на поверхность, оглушить ее. Или ло-

< вить лягушек импровизированным сачком, из-

; готовленным из раздвоенной на конце ветки и

; куска привязанной к ней ткани, или даже на удочку, нацепив на рыболовный крючок кусо-

■ч чек белой или темной тряпицы и поводя им пе-

Ч ред глазами лягушки.

^ В пищу у лягушек обычно используются

^ только мясистые задние лапки. Хотя, в принци-

Ь пе, можно съедать ее целиком, удалив только

Т голову и внутренности. При варке лягушек ре-

J комендуется перед тем, как опустить их в воду,

Ч снять шкурку. А чтобы она легче отставала от

Ч мяса, подержать пару минут в горячей воде или

^ ошпарить кипятком. Впрочем, мы шкурку не

^ снимали и варили лапки как есть. Наваристость

W бульона от этого не пострадала — по поверхно-

^ сти плавал густой жирок. А то, что бульон слег-

J ка горчил, нам аппетита испортить не могло.

Ч В целом он совершенно напоминал свой кури-

Ч ный аналог.

Ц Тритонов можно ловить в тех же местах, где

Ь — обитают лягушки, разыскивая под камнями и

Лягушек, тритонов можно варить, жарить на палке над углями костра или запекать на раска­ленных камнях.

В отличие от лягушек их ближние родствен­ники — жабы и некоторые виды саламандр (пят­нистые, черные, огненные) — в пищу не годятся. На коже жаб и саламандр расположено множе­ство ядовитых желез-«бородавок», выделяющих яд или жидкости, сильно пахнущие и раздра­жающие слизистые глаз. Крупные жабы могут разбрызгивать ядовитую жидкость на расстоя­ние до 1 м.

Яд жаб и саламандр может быть опасен при попадании в ротовую полость человека. К при­меру, для собак смертельной дозой является 0,0009 г яда жабы на 1 кг веса. Правда, яд этот имеет тошнотворный, очень горький вкус, что является естественным защитным барьером для любопытных гурманов. Для кожных покровов яд опасности не представляет, более того, как утверждает народная медицина, способствует заживлению ран. При попадании в глаза яд вы­зывает жжение и слезотечение.

Съедобны болотные и пустынные черепахи. Причем наиболее вкусны те, что питаются толь­ко растительной пищей. Мясо плотоядных ме­нее приятно. Черепаху можно готовить прямо в панцире, обмазав предварительно слоем глины и уложив спиной на горячие угли. В другом слу­чае живая черепаха опускается в кипяток и ва­рится, пока от нее не отойдет панцирь. После чего из нее вырезаются все плотные мышцы, из которых готовится суп. Очень питательны бога­тые желтком крупные кожистые яйца, встре­чающиеся в брюшной полости у самок черепах (рис. 203).

Годятся в пищу двустворчатые моллюски пресных и слабосоленых вод. То есть рек, ручь­ев, болот, озер и полупресных морей — таких, как Каспийское, Аральское, Азовское и им по­добных. Съедобными считаются практически все пресноводные моллюски. Но особую пище­вую ценность представляют из себя беззубки, гребенчатка дальневосточная, дрейссены, жем­чужницы, перловицы и некоторые другие.

Двустворчатых моллюсков следует сварить или ошпарить кипятком и после того, как створ-

Рис. 203

< ки раскроются, вырезать все мясо. Или, просу — s нув нож сквозь щель между створками, перере-

© зать запорные мышцы.

А

<

Ч ч ч

І

О"

< ^ Т J Не следует брать моллюсков, которые при " прикосновении к ним не закрывают плотно створки. Это может свидетельствовать о том, что они мертвы. Пресноводные моллюски бывают часто заражены паразитами, и поэтому их следу­ет хорошо проваривать, чтобы уничтожить са­мих паразитов и их яйца.

Ч

Ч

^ Птицы. Точно так же, как от лягушек, три — J тонов, змей и ракушек, не стоит отказываться от Ч добычи малопривлекательных на вид пернатых Ч в надежде отыскать что-нибудь более или менее Ч напоминающее домашнюю курицу или индюш — Ц ку. Вкусовые качества птицы никак не зависят от ее внешнего облика.

НЕТРАДИЦИОННЫЕ ПРОДУКТЫ ПИТАНИЯ СУШИ

Тех же ворон и галок в некоторых районах Германии и Франции издревле почитали за ла — комство. Китайцы с удовольствием употребля — Ч ют в пишу соколов, филинов и аистов.’ Ч По возможности не употребляйте в пищу Ч птиц-падальщиков, так как они являются пере — носчиками инфекций, а также клещей и вшей. 246 При необходимости вначале их надо отваривать

По меньшей мере 20 мин, чтобы убить всех па­разитов, и лишь потом обжаривать или тушить.

Легче всего добывать птиц в период гнездо­вания и высиживания птенцов. В это время они меньше боятся человека, поэтому есть возмож­ность, выследив гнездо днем, подобраться к нему ночью, когда птицы спят, и поймать их ру­кой или петлей, закрепленной на конце жерди.

Многие полярные птицы — такие, как совы, белые куропатки и пр., — зимой подпускают че­ловека настолько близко, что их можно оглу­шить палкой или даже схватить рукой. Только приближаться к ним надо очень медленно и не делая резких движений.

Отыскать гнезда можно на обрывах и обра­щенных в сторону водоема высоких берегах, на кронах деревьев, в густом кустарнике. Достаточ­но только понаблюдать за направлением полета и поведением птиц, чтобы вычислить место их гнездования.

Кроме самих птиц, в гнездах можно добы­вать яйца и неоперившихся птенцов.

Небесполезны в пищевом отношении мыши и другие мелкие норные грызуны. Правда, их трудно потрошить… Но можно обойтись и без этого. Один канадский ученый-зоолог, много месяцев наблюдавший за семьей волков, решил проверить на себе их ежедневное меню. И начал с мышей, памятуя, что мыши составляют значи­тельную часть летнего питания молодых волчат. Есть даже такое выражение: «мышкующие вол­ки». Пойманных мышей экспериментатор не варил. Даже не потрошил. И не снимал шкурку. Ел такими, как есть. Как изучаемые им волки. Причем не день и не два. И впоследствии утвер­ждал, что в подобном виде, то есть не сваренные и со всеми внутренностями, грызуны гораздо калорийнее. Рекомендовать его рецепт с полной ответственностью я не могу, так как сам подоб­ных экспериментов не проводил. Но отвергнуть тоже не решусь. Ел же человек — и не умер.

А вот сусликов и сурков я употреблял. И могу свидетельствовать о их неплохих вкусовых каче­ствах. Особенно если не знаешь, из чего приго­товлен этот самый гуляш.

Съедобны (а среди южных народов даже пользуются популярностью) собаки. Кроме того, можно есть кошек и барсуков.

Можно употреблять в пищу крыс. При всей отвратительное™ их внешнего вида мясо крыс 4 вполне съедобно, а при соответствующей кули — Ц нарной обработке может быть даже вкусно. Во — ^ преки общему мнению, крысы не питаются не­доброкачественной пищей, но представляют угрозу как переносчики болезней и вшей. По — этому надо избегать укусов крыс и, не добив и Ч не убедившись, что они мертвы, в руки не брать, Ц особенно если заметны какие-либо дефекты на Ц шкуре. При освежевании тушки крысы следует ц выбрасывать внутренности, голову и крестец вместе со шкуркой. А мясо тщательно провари­вать.

Вполне съедобны ежи. Самый удобный спо — соб их приготовления — в глине. Для чего выпо — « трошенный еж обмазывается толстым слоем ‘ глины и закатывается в костер или укладывает-

• ся на уголья. После приготовления, примерно ^ через 1,5—2 ч, иголки и кожа ежа отстают вме-

Сте с глиной, s Надеюсь, приведенные сведения убедили >s читателя в том, что самые непривлекательные а на вид птицы, сухопутные, в том числе ядови — J тые змеи, мыши, а также лягушки вполне могут < заменить в аварийных условиях привычные от-

• бивные и бифштексы.

I А еще, если не быть особо привередливым, можно есть: кротов, ящериц, летучих мышей и тому подобную живность. Ч Съедобные насекомые. Не самый плохой ра — Ц цион можно составить из: садовых и виноград — ц ных улиток, слизней, земляных и древесных чер­вей, гладкокожих, то есть лишенных волосяного и хитинового покровов, гусениц, цикад, жуков и их обитающих в земле и древесине личинок, а также личинок стрекоз, равно как и самих стре — \ коз, ползающих и летающих муравьев и других Ц насекомых.

Ц В воде можно собирать пригодных в пищу прудовых ракушек, раковины перловиц, водяных жуков и прочих водяных насекомых.

Ч

N

В недавнем прошлом высушенных и смоло­тых в муку кузнечиков удалявшиеся от мирских Ч забот отшельники использовали для выпечки Ц хлебных лепешек и приготовления каш. Так что если вы наткнетесь в какой-нибудь книге на 248 фразу «отшельники питались ягодами, грибами

И акридами», знайте, что святые отцы с нема­лым аппетитом потребляли кузнечиков. И, меж­ду прочим, мудро поступали, ведь 100 г пище­вой массы, рриготовленной из кузнечиков, «тя­нет» на 225 калорий — лишь чуть меньше, чем пшеничный хлеб. А 100 г жареных термитов — на 560 калорий!

Многие народности, населяющие пустыни, за лакомство почитали саранчу.

Китайцы с удовольствием поедают сушеных пауков. Не испытывающие особого голода япон­цы — стрекоз. Народности южноазиатского ре­гиона вообще отличаются потрясающей всеяд­ностью и используют в пищу практически всех встречающихся у них насекомых, от самых эк­зотических, вроде почитаемых за лакомство жа­реных скорпионов, до сугубо домашних (рис. 204). — ч

А комары? Те, что облепляют лицо и руки? Они тоже съедобны. И легкодоступны. Только успевай бей себя по щекам и слизывай с пальцев то, что от них остается. Или собирай на матери­ал и вари похлебку…

Наиболее ценными в пищевом отношении принято считать муравьев и их южных собрать­ев — термитов, кузнечиков, саранчу, сверчков, некоторые виды жуков, медовых пчел, водных на­секомых.

Человеку, оказавшемуся в чрезвычайных ус­ловиях, доступней всего малоподвижные улитки, слизни, черви, личинки, тем более что они обыч­но кучкуются в одном месте. Отыскав место их

Обитания, уже нетрудно найти и их самих в требуемых коли­чествах. Прыгающих и летаю­щих насекомых поймать гораз­до сложнее (рис. 205).

Легче всего найти насеко­мых на стволах старых и по­гибших деревьев, пней. Кстати, эти сорта личинок наиболее съедобны и, по мнению знато­ков восточной кухни, вкусны. Для их сбора надо вниматель­но осматривать расщелины, дупла и другие углубления, сди­рать старую кору и собирать насекомых и их личинок с ее обратной стороны и с оголив­шейся древесины (рис. 206).

На полянах и лугах соби­рать насекомых можно, оглядывая высокие рас­тения, на стеблях и цветках которых легко заме­тить паутинные коконы, утолщения и тому по­добные дефекты, в которых обитают личинки и гусеницы. Кроме того, их можно отыскать в се­мечках растений. Например, в стеблях и колю­чих «головках» известного всем репейника не­которое количество насекомых можно насоби­рать даже зимой.

Кузнечиков удобней ловить утрами, по хо­лодку, когда они малоподвижны.

НЕТРАДИЦИОННЫЕ ПРОДУКТЫ ПИТАНИЯ СУШИ

Рис. 205

Почвенных насекомых лучше искать во влажных, затененных местах, среди прелой ли-

НЕТРАДИЦИОННЫЕ ПРОДУКТЫ ПИТАНИЯ СУШИ

Ствы, под камнями, кучами валежника и пова­ленными стволами деревьев, на дне пересохших луж.

Водных естественно в воде, на дне озер, рек, ручьев, болот, отдельных больших луж, сре­ди растительности, окружающей их.

Проще всего находить муравьев — по боль­шим, иногда достигающим высоты 1,5—2 м ку­чам муравейников. Но можно ловить их «на за­пах» в банки и другие емкости, поставленные вблизи муравьиных троп, в которые бросить не­большое количество остатков пищи. Муравьи очень неплохи в жареном и печеном виде. Кро­ме того, в муравейниках можно отыскать заго­товленных впрок гусениц и их личинки. Особую ценность представляют так называемые медо­вые, или сахарные, муравьи, выполняющие в муравейниках роль емкостей для хранения нек­тара. Они отличаются от рабочих муравьев не­пропорционально большим бочкообразным брюшком, наполненным сладкой жидкостью.

Наиболее питательны не сами муравьи, а их личинки и куколки (или, как их иногда называ­ют, муравьиные яйца), напоминающие внешним видом белые или желтые рисовые зерна. Личин­ки можно насобирать, разворошив стену боль­шого муравейника. В малых муравейниках бы­вает достаточно приподнять камень или ствол дерева, прикрывающий его сверху, чтобы оты­скать целую залежь муравьиных яиц (рис. 207).

НЕТРАДИЦИОННЫЕ ПРОДУКТЫ ПИТАНИЯ СУШИ

Гораздо больше куколок можно добыть с помощью тканевой ловушки. Для этого вблизи муравейника, на освещенной солнцем горизон­тальной площадке надо расстелить большой, 1 — 1,5 м2, кусок ткани, завернуть наверх все че­тыре его угла и подложить под них веточки для образования щелевидных полостей. Затем верх­няя часть муравейника срывается и рассыпается тонким слоем на ткани, под лучи солнца. Спа­сая куколки от высыхания, муравьи быстро пе­ретаскают их под завернутые края ткани.

Ночью насекомых можно ловить на свет фо­наря, свечи или кусок белой, желательно подсве­ченной тряпки, расстеленной на земле. Днем — с помощью сачка, изготовленного из любого подручного материала. Сбивать к земле с помо­щью снятой одежды. Или просто аккуратно сре­зать и стряхивать над мате­риалом травяную и кустар­никовую растительность.

Неплохой прикорм по­терпевшим бедствие могут обещать водяные насеко­мые — различные водяные жуки и их личинки, личинки бабочек-однодневок, стре­коз, майских мух и т. п. Со­бирать их следует на мел­ководье, обязательно в проточной, незастоявшей — ся воде. На рис. 208 пока­заны различные водные насекомые — личинка стрекозы (кстати, стреко­за, выходящая из личинки, также вполне съедобна), личинка поденки, ручей­ники и бокоплавы.

НЕТРАДИЦИОННЫЕ ПРОДУКТЫ ПИТАНИЯ СУШИ

НЕТРАДИЦИОННЫЕ ПРОДУКТЫ ПИТАНИЯ СУШИ

НЕТРАДИЦИОННЫЕ ПРОДУКТЫ ПИТАНИЯ СУШИ

НЕТРАДИЦИОННЫЕ ПРОДУКТЫ ПИТАНИЯ СУШИ

НЕТРАДИЦИОННЫЕ ПРОДУКТЫ ПИТАНИЯ СУШИ

Ловить руками вертля­вую водную живность — дело неблагодарное и бес­перспективное, и поэтому лучше использовать им­провизированную сеть. Для этого, растянув в стороны кусок тюля, марли или лю­бой другой подручной тка — Рис. 208 ни (в крайнем случае сня­
тую рубаху или штаны), надо как можно быст — ^

TOC \o "1-3" \h \z рее пройтись по мелководью, сгребая воду и всё, Ф

Что в ней находится, к берегу. Или, напротив, ф

Вести сеть над самым дном, подобно глубоко — ф

Водному тралу. ф

Ф Ф

О <

……………… ф

Еще более уловиста поставленная ниже по течению реки или ручья стационарная сеть. В дно вбиваются несколько кольев, между кото­рыми растягивается углом, открытым в сторону направления потока, любая отыскавшаяся ткань, ф Затем выше по течению достаточно взболтать ф ногами дно и обтрясти водную растительность, ф

Ф

Чтобы вся поднятая живность была снесена в сеть _

При отсутствии всякого пригодного для из­готовления сетей материала можно с помощью длинных жердей вытягивать на берег большие. охапки водорослей, внутри которых собирать ; спрятавшихся там водяных насекомых. I

Перед употреблением всех водных насеко — ^ мых лучше отварить, так как нет гарантий, что ^ вода, в которой они обитают, стерильна. ш

Таким образом, траля водные пространства, „ обегая с сачком луга и поляны, расковыривая гнилые пни, можно собрать довольно прилич­ный урожай пригодных в пищу насекомых. До нескольких сотен килограммов с одного гектара лесных угодий! Почти все насекомые, обитаю­щие в наших лесах, после той или иной кули­нарной обработки съедобны.

Но все же лучше воздержаться от употребле­ния в пищу насекомых, найденных на кучах на — ф воза и на павших животных — они могут быть ф — переносчиками инфекций. Не всегда приятны в гастрономическом отношении личинки, оби­тающие на обратной стороне листьев, так как они могут выделять сильно пахнущие, ядовитые (но не опасные для человека) жидкости, отпуги — ф вающие их потенциальных потребителей. ф

Вообще следует воздержаться от сбора насе — ф комых, имеющих особенно яркий, привлекаю­щий внимание вид. Он обычно служит пре­дупреждением питающимся насекомыми пти — цам о их несъедобности. Точно так же не стоит, Ф пересиливая себя, есть личинок и гусениц, от ф которых дурно пахнет. ф

Лишь условно съедобными можно считать А покрытых густым ворсом гусениц, взрослых ба — 25

Г* бочек, земных моллюсков, лишенных раковин, Ч обитающих на теле животных многочисленных Ч паразитов, а также мух, слепней и прочих не са — Ч мых стерильных насекомых. Ц Потенциально опасны своими жалами пче — ^ лы, осы, шершни. Об этом, не однажды постра­дав в детстве, осведомлены все. Могут доставить неприятности своими мощными ядовитыми че — люстями некоторые виды тропических муравьев Ч и термитов. В тех же тропиках крайне ядовита Ч бывает кожа у некоторых древесных лягушек. Ч Но ядовитые жала и железы не являются при — Ц знаком несъедобности мяса их обладателя. ^ Опять напомню о жареных скорпионах и пече — ь. ных змеях!

Приготовление насекомых. Подавляющее большинство насекомых можно употреблять в Г сыром виде. Кстати, так они гораздо питатель — нее, чем после кулинарной обработки. Именно s так их и употребляют большинство представите — < лей сохранившихся на земле полупервобытных ^ племен и… южноазиатские, а в последнее время

>s

© и европейские гурманы. В том, что поедаемое ^ насекомое шевелится на языке, они находят

• особенное удовольствие. Малоподвижное — это

• уже не то, это уже не для гурманов. I Я понимаю: трудно вот так, без подготовки,

• взять пальцем толстого дождевого червя или шевелящуюся в пальцах толстую личинку и…

^ опустить в раскрытый рот. Противно! Тогда по­пробуйте изменить внешний облик подобной малоаппетитной еды, придайте ей более при — вычный вид. Раздавите, разотрите между камня — Ч ми, чтобы получилась желеобразная масса, за — Ч жарьте на огне и растолките в муку, разварите ^ до состояния холодца, наконец, заверните этого ^ злополучного червяка в лист щавеля — чем не ^ хот-дог? Ну что, полегчало? Нет? Тогда зажмите нос, закройте глаза, вздохните поглубже и… Приятного аппетита!

Наиболее простой и безопасный способ приготовления насекомовидного пищевого сы — Ч рья — варка. В процессе варки убиваются вред — Ц ные бактерии и паразиты. При отсутствии ва — ^ рочной посуды насекомых можно печь, раскла — ь. дывая на горячих камнях или тлеющих углях 254 костра.

У особо крупных экземпляров насекомых, таких, как саранча, сверчки, следует удалять крылышки, усики и ножки, так как жесткие во — ф лоски на конечностях и твердое покрытие кры — ф льев могут раздражать пищевод. Точно так же ф следует убирать панцирную оболочку больших жуков, выедая только их защищенные хитино­вой оболочкой внутренности. Или выскабливать в емкость внутреннее содержимое хитиновых панцирей и готовить из них похлебки или пюре, ф У волосатых гусениц, если вы все-таки реши — ф лись их отведать, необходимо удалить кожный ф покров. Проще всего это сделать, выдавив из ^ нее внутренности в какую-нибудь емкость и вы — \ бросив оболочку.

Крупных личинок желательно выпотрошить, обрезать задний конец и прополоскать в про — . ! точной воде. ;

Муравьев и термитов можно растирать до пастообразного состояния и варить супы и ^ каши, либо, если в данный конкретный момент ^ вы сыты, высушивать на огне для дальнейшего ш сохранения и использования в качестве припра­вы или «супового концентрата». В любом случае надо стремиться к их термической обработке хотя бы в течение 5—6 мин, чтобы разрушился муравьиный яд. \

Всех водных и ползающих по берегу улиток, • а также слизней надо употреблять в пищу только, свежими. Улитки — один из наиболее скоро­портящихся лесных пищевых продуктов. В идеа — w ле пойманных улиток надо несколько дней по — ф морить голодом или выпустить на безопасные ф травяные или моховые пастбища, чтобы они за это время успели выделить все ядовитые веще­ства. Именно, так поступают фермеры, снаб — жаюшие улитками столы гурманов. Затем ули — Ф ток надо бросить в соляной раствор для очистки ф пищеварительного тракта и прокипятить в тече — ф ние 10—20 мин с добавлением ароматизирую — ф щих трав. Последнее — по вкусу. Переваривать улиток не стоит, так как в этом случае их мясо становится жестким. Правда, пищевая ценность улиток невелика — лишь 50 ккал на 100 г веса. Ф Но это с лихвой компенсируется их легкодос — ф тупностью. ф

Известных всем дождевых, навозных и про — — л чих сортов червей необходимо выдержать без 25

^ пищи около суток или протащить их между Ч пальцами, чтобы выдавить отходы жизнедея — Ч тельности и остатки земли. Потом их можно ^ сварить или высушить на горячих камнях или в ^ жестяной банке над костром, встряхивая, чтобы они не подгорели. Затем растереть в порошок, который добавлять в пищу или варить из него супы. Или какое-то время хранить в сушеном. виде в качестве консервов. Ч Пчелы, осы, шершни и другие представители Ц рода пчелиных, равно как их куколки и личинки, ^ съедобны. Перед употреблением им надо обор­вать крылышки, удалить ножки и жало. Для улучшения вкусовых качеств их можно отварить или испечь. Пчел и ос можно добывать, собирая сачками с цветков растений или в гнездах. Толь-

• ко надо помнить, что осы и шершни обладают

• более сильным, чем у пчел, ядом и укус их го-

• раздо болезненней.

^ Но все же наибольшую питательную цен — ^ ность представляют не сами пчелы, а добытый s пчелами мед.

>s Для того чтобы найти улей лесных пчел, не — а обходимо наблюдать за направлением их полета ^ и помнить, что рабочие пчелы, которые собира — < ют пыльцу растений, далеко от места своего

• обитания не улетают и к вечеру обязательно со — ; бираются в гнезде. Улей лесные пчелы обычно

Устраивают в дуплах деревьев, что значительно упрощает задачу собирателя их сладкой продук — Ч ции. Ему достаточно бывает поджечь пук сухой ^ травы, поднести его близко к улью и, напустив ^ дыма, плотно закрыть вход. Пчелы погибнут, а мед достанется добытчику.

Только, собираясь на медовый промысел, необходимо помнить, что пчелы в массе своей Ч очень опасны, и если не погибнут сразу от дыма, Ч могут изрядно покусать потревожившего их ^ охотника. Иногда, если на него набросится весь ^ рой, и до смерти! Поэтому лучше надеть тол­стую непрокусываемую одежду, подумать о том, как защитить от укусов открытые части тела, или, как минимум, развести поблизости дымо — Ч курный костер, возле которого можно будет ук — Ч рыться от атаки потревоженных пчел. Ц Особенно ценен мед неограниченным сро — ь. ком хранения. Более того, в медовой оболочке 256 очень долго могут не портиться другие продук­ты питания. Наши предки, отправляясь в даль — ^

Ние походы, иногда заливали куски мяса, уло — Ф

Женные в бочки, медом и так сохраняли его ме — ф

Сяцами. „ ф

Так же, как мед, употребимы в пищу пчели — ф

Ные соты, в которых он в ульях содержится. Но, л

Кроме пишевого назначения, воск сот можно ^

Использовать для изготовления свечей, повыше — Ф

Ния водонепроницаемости одежды, смягчения Ф

Выделываемых кож животных. ф

При сильном голоде не следует брезговать ф

Свежей падалью. Для этого падшее животное ф

Надо тщательно осмотреть, выбрать пригодные м

В пищу куски, мясо тщательно промыть в про — ^ точной воде и после продолжительного вывари­вания употребить в пищу.

Недавно убитых животных можно выкапы — . вать из ям и схронов, в которые их имеют при — вычку прятать многие хищники. Например,

Медведь со всех сторон нагребает на жертву зем — ^ ЛЮ. По этому ХОЛМИКУ ИЗ свежей земли нетрудно

Бывает найти его продуктовую заначку. Только ш вначале надо убедиться, что самого хозяина по-

Близости нет. g

В аварийной ситуации можно использовать ^

В пищевых целях обычно выбрасываемые выва — ;

Ренные рыбьи кости, хрящи и другие отходы. Для ;

Этого их надо измельчить, например, разбивая и • растирая между камнями, тщательно проварить и есть, запивая водой. Но подобный рацион

Можно признать сугубо аварийным и использо — г-

Вать при отсутствии других продуктов питания, ф

Съедобна «зола» от сгоревшего жира некото — ф

Рых морских животных — тюленей, моржей. м

В самом крайнем случае можно есть noxjje6- ^

Ки, сваренные из мелко размолотых и хорошо Ф

Проваренных костей животных. Именно так по — Ф

Ступали наши первобытные предки. Лучше ис — ф

Пользовать кости, прилежащие к суставам, и сами ф

Суставы, которые отличаются большей мягко — ф

Стью. ^

24.06.2012 | Автор:

Ильин А. А.

Сюда относятся: болезни, стихийные бедст­вия-, голод, жара и сопутствующая ей жажда, хо­лод, страх, переутомление, одиночество, непра­вильная организация отношений внутри ава­рийной группы. Это, так сказать, первейшие враги для человека, попавшего в чрезвычайные обстоятельства. Можно смело утверждать, что на совести этой десятки 99% трагических исхо­дов аварий. Я расскажу лишь о нескольких наи­более известных факторах риска.

Голод. Чувство голода медицинская литера­тура определяет как «совокупность ощущений, выражающих физиологическую потребность организма в пище». Ох, и «ощущения»! Ох, и «выражает»! Тому я, точнее, мой бедный желу­док — свидетель. Не раз мне приходилось, ино­гда с сугубо научными целями, иногда вынуж­денно, голодать по десять дней кряду. И не дома, заметьте, а на спасательном плоту или на велосипеде, таскаемом на собственном горбу по барханным пескам. Этот фактор дорогого стоит. К нему у меня отношение особое.

Соответственно голодание — это «состояние организма при полном отсутствии или недоста­точности поступления пищевых веществ».

Условно различают несколько типов голода­ния. Абсолютное — когда нет ни пищи, ни воды. Полное — когда человек лишен всякой пищи, но не ограничен в водопотреблении. Неполное — когда пища употребляется в ограниченных ко­личествах, недостаточных для восстановления энергозатрат. Частичное — когда при достаточ­ном ‘количественном питании человек недопо­лучает с пищей одно или несколько веществ — витаминов, белков, углеводов и т. п.

При полном голодании организм вынуж­денно переходит на внутреннее самообеспече­ние, то есть, если все называть своими имена­ми, начинает кушать сам себя. Вначале «съеда­ются» запасы жировой клетчатки, затем белок мышц, гликоген мышц, гликоген печени.

Одновременно снижается интенсивность обмена веществ, сокращаются энергозатраты.

На сколько может хватить человеку внут­реннего энергетического НЗ? Давайте попробу­ем подсчитать.

Сформулируем условия задачи.

Из пункта А в пункт Б вышел мужчина сред­них лет, но до пункта Б не дошел, так как ока­зался в аварийной ситуации, выразившейся в потере продуктов питания.

Вопрос: сколько сможет продолжаться пе­риод безопасного голодания, если известно, что вес мужчины равен 70 кг, погодные условия благоприятны — «комнатная» температура, от­сутствие ветра и осадков, водопотребление не ограничено?

Подсчитано, что человек. массой 70 кг имеет около 15 кг жировой клетчатки, что соответст­вует 135 тыс. ккал; 6 кг мышечного белка — 24 тыс. ккал; 0,15 кг гликогена мышц — 600 ккал; 0,075 кг гликогена печени — 300 ккал. Суммар­но энергетические резервы организма составля­ют примерно 160 тыс. ккал. 40—45% этих резер­вов может израсходовать организм без прямой угрозы для своего существования. Итого мы располагаем 65—70 тыс. ккал.

Переведем калории на время.

Человеку для поддержания жизнедеятельно­сти организма — работы сердца, легких, мозга и других органов — в состоянии абсолютного по­коя требуется одна калория в час на один кило­грамм массы. Умножив 70 ккал на 24 часа, мы получаем примерно 1700 ккал.

Это, так сказать, неизбежные внутренние энергозатраты, с которыми приходится сми­риться. Итого 30—40 суток наш среднестатисти­ческий мужчина может голодать без особого Ущерба для своего здоровья. Внешне довольно оптимистическая цифра — 40 суток! Да за это время человека можно семь раз спасти!

Можно, если бы жизнь вмещалась в строгие рамки условий задачки. Перейдем к не сулящим ничего хорошего семидесятикилограммовому мужчине среднего возраста многочисленным «но».

Аварийная ситуация не всегда может обес­печить человека «комнатным» микроклиматом. Попасть в условия вынужденной голодовки где-нибудь в районе Черноморского побережья Кавказа или Подмосковья гораздо сложнее, чем, скажем, в Сибири, на кромке Ледовитого океана или в среднеазиатской пустыне. Значит, на «комнатные» температуры лучше не рассчи­тывать. А рассчитывать следует совсем на дру­гое — на холод, снег и прочие капризы погоды. Соответственно, каждый лишний градус, при­ближающий столбец ртути к цифре «ноль» на шкале термометра, «съедает» в организме до­полнительные калории. А тут еще сумасшедшая влажность, дождь, ветер или, не дай бог, пурга. Это уже не 1700 благополучных калорий, а все 5000, если исходить из норм полярного пищево­го довольствия. Изымаются они не из продукто­вого склада, а из собственного тела.

Другая сложность состоит в том, что поддер­жание основного обмена (1 ккал в час на 1 кг массы человека) подразумевает полную непод­вижность, то есть ни моргать, ни вздыхать, ни чихать лишний раз не рекомендуется. Ведь ше­веление даже мизинчиком «сжигает» в топках мышц несколько лишних калорий. Вы можете представить человека, неподвижно возлежащего на подушке из мха и не реагирующего ни на бурю, ни на близкий рев медведя, ни на зануд­ливый писк комара над ухом? Лично я — нет. Так что давайте плюсовать в общую сумму энер­гозатрат и спринтерский рывок от медвежьего рыка, и ежеминутное хлопанье себя по щекам и лбу, и даже раздраженные вскрики: «Кровопий­цы проклятущие! Кыш! Заели совсем!», и еще многое, многое другое.

Если перечисленные работы трудно подда­ются числовому выражению, то о многом дру­гом можно сказать более определенно. Напри­мер, ходьба в течение часа по ровной дороге со скоростью 4 км/ч требует 200 ккал, со скоро-
^ стью 5 км/ч — уже 300 ккал. Бег со скоростью Ч 8 км/ч — 600 ккал. Бег на лыжах — до 720 ккал. Ц При ходьбе в среднем темпе с рюкзаком весом Ц 15 кг за плечами расходуется энергии в пять раз ц больше, чем в состоянии покоя. А при ходьбе на лыжах налегке со скоростью 10 км/ч — уже в де­сять раз больше!

Кроме того, значительно снижают продол — Ч жительность безопасного голодания различные ^ заболевания, повышенная эмоциональность, Ц страх и прочие физические и душевные состоя — ц ния, усиливающие обмен веществ в организме человека. Поэтому, как ни крути, а ответ задач­ки не сходится по меньшей мере на 20—25 дней. Увы!

Правда, и здесь могут быть свои варианты. Например, люди пожилого возраста легче и дольше переносят отсутствие пищи, так как у них понижен уровень обмена веществ. И, на­оборот, у молодого, растущего организма энер­гозатраты в сравнении с усредненными показа­телями повышены на 15—20%. Основной обмен у детей может достигать 1,15 ккал в час на один а килограмм массы. Женщины переносят голода — ние легче мужчин. Показательна в этом отноше — < нии печальная статистика блокадного Ленин-

• града. Как известно, первыми от голода умира-

• ли мальчики от 14 до 18 лет, потом молодые мужчины, потом девочки, женщины. Дольше всех оставались живыми люди самых старших

^ возрастов. Для поддержания жизни им требова — Ц лось совсем немного еды… ь Естественно, люди полной комплекции рас­полагают большими энергетическими резерва­ми. Но, как показывает практика, даже у людей одинакового возраста, пола, комплекции, нахо­дящихся в совершенно одинаковых условиях, ^ предельные сроки выживания могут быть раз- Ц личны за счет индивидуальных особенностей их ц организмов и психики на момент голодания.

Известны случаи, когда люди не принимали пищу по 40, 50 и даже 60 суток и выживали. И, напротив, есть примеры гибели людей от исто — Ч щения в 20—25-дневный срок. Обычно при пол — Ч ном голодании смерть наступает при 30—40% Ц потери изначального веса.

Ф

Опишу типичные симптомы длительного 8 голодания. В начальный период, который обычно длится двое — четверо суток, возникает силь — ^

TOC \o "1-3" \h \z ное чувство голода. Аппетит резко повышается.

В некоторых случаях могут ощущаться жжение,

Давление и даже боли в подложечной области,

Тошнота. Возможны головокружения, головные боли, спазмы в желудке. Заметно обостряется обоняние. При наличии воды повышается слю­ноотделение. Человек постоянно думает о еде.

В первые четверо суток масса тела человека

Уменьшается в среднем на один килограмм еже —

Дневно, в районах с жарким климатом — иногда

До 1,5 кг. Затем ежесуточные потери веса умень —

Шаются. ^

В дальнейшем чувство голода ослабевает. ^ Аппетит пропадает, иногда человек даже испы­тывает некоторую бодрость. Язык нередко по­крывается белесым налетом, при вдохе во рту может ощущаться слабый запах ацетона. Слю-

Ноотделение не повышается даже при виде •

Пищи. Могут наблюдаться плохой сон, продол — к жительные головные боли, повышенная раздра-

Жительность. При длительном голодании чело — ш

Век впадает в апатию, вялость, сонливость. ^

И все же голод, как причина гибели челове — g

Ка, в практике аварийных ситуаций встречается ^

Крайне редко. Происходит это не оттого, что ;

Люди, попавшие в беду, не голодают. Нет, голод ;

В этих случаях не редкость. Он был, есть и все — • гда будет вечным спутником аварийной ситуа­ции. Просто потерпевшие редко погибают

Именно от голода. Голод тем и страшен, что уси — w

Ливает поражающее действие прочих неблаго — ф

Приятных факторов. Он подтачивает силы чело — ф

Века изнутри, после чего на того наваливается ^

Сонм других, не менее опасных, чем голод, не — Г

Дуго в, которые и довершают дело… ^

Голодный человек замерзает в несколько раз Ф

Быстрее, чем сытый. Он чаще заболевает и тя — ф

Желее переносит течение болезни. При длитель — ф

Ном голодании замедляются реакции, ослабева — ф ет умственная деятельность. Резко падает рабо­тоспособность.

Поэтому при отсутствии запасов продуктов,

При невозможности обеспечиться ими за счет Ф

Охоты, рыбалки, сбора дикорастущих съедобных ф

Растений следует придерживаться пассивной ф тактики выживания, то есть ожидать помощи в

Ф ф

Непосредственной близости от места аварии. 9

В целях экономии энергоресурсов надо старать­ся без крайней нужды не покидать убежище, больше лежать, спать, всякую активную дея­тельность — работы внутри лагеря, переход и тому подобное — свести к минимуму, выпол­нять только самую необходимую работу. Дежур­ства — а в обязанности дежурного входят заго­товка дров, поддержание огня, ремонт убежища, наблюдение за местностью, добыча воды — сле­дует вести поочередно, разбивая дневное и ноч­ное время на короткие, по одному-два часа, вахты. Освобождать от несения дежурств допус­тимо только раненых, больных и малолетних де­тей. Все прочие участники аварийной группы должны привлекаться к несению вахт в обяза­тельном порядке. При большом количестве лю­дей можно назначать по два дежурных одновре­менно. Подобный порядок необходим в первую очередь для предупреждения вспышек апатии, уныния, пессимистических настроений, кото­рые могут возникнуть в результате длительного пассивного пребывания в убежище.

Конечно, если есть хоть малая возможность обеспечиться продуктами питания на месте, к этому следует приложить все возможные усилия.

Жара. Жажда. Понятие «жара», примени­тельно к аварийной ситуации, является суммой нескольких составляющих — температуры окру­жающего воздуха, интенсивности солнечного излучения, температуры поверхности почвы, влажности воздуха, наличия или отсутствия вет­ра, то есть зависит от климатических условий места, где произошла авария.

Кроме того, существует множество частных случаев, когда человек по тем или иным причи­нам может почувствовать, что ему жарко. Для этого совершенно не обязательно забираться в пекло среднеазиатских пустынь. Изнывать от жары можно и в Арктике. Например, когда ко­личество или качество надетой на человека оде­жды не соответствует выполняемой им в дан­ный момент работе. Типичны ситуации, когда человек из-за боязни замерзнуть надевает на себя всю имеющуюся в его распоряжении одеж­ду, после чего начинает браво размахивать топо­ром, заготавливая для будущего костра дрова. Такое ненужное в данный момент усердие при­водит к перегреву организма, усиленному пото­отделению, намоканию прилежащих к телу сло­ев одежды. В результате человек, закончив рабо­ту, быстро замерзает. В подобном случае жара выступает союзником мороза, так как лишает одежду ее’теплозащитных свойств. Переход по глубокому снегу, подъем по крутому склону, по­стройка снежных убежищ, бег приводят к точно такому же результату, ибо все перечисленные и многие другие активные действия высвобожда­ют значительное количество энергии. Именно поэтому опытные туристы, альпинисты, охот­ники предпочитают при выполнении тяжелых физических работ снимать лишнюю теплую одежду, а во время отдыха надевать ее.

Как ни странно это прозвучит, но практика туризма и альпинизма знает немало примеров, когда человек во время заполярных и высоко­горных путешествий при минусовой температу­ре окружающего воздуха умудрялся получить те­пловой удар. Обычно подобный казус происхо­дил на тяжелых, требующих максимальной отдачи сил участках маршрута, при переносе тя­желого груза (40—50-килограммового рюкзака) и при злоупотреблении теплой одеждой, осо­бенно когда верхняя куртка-штормовка изго­товлена из ветровлагонепроницаемого материа­ла, затрудняющего внутреннюю вентиляцию.

В этих случаях очень важно постоянно кон­тролировать свое самочувствие, вовремя пере­одеваться, периодически отдыхать, изредка «стравливать» сквозь расстегнутый воротник и манжеты излишки тепла.

Конечно, борьба с перегреванием в описан­ных условиях особых трудностей не представ­ляет. И если случается какое-либо нарушение внутреннего теплового баланса, то в первую очередь в этом виновен сам пострадавший. Арк­тика или высокогорье — не то место, где позво­лительно умереть от перегрева.

Несколько больше хлопот приносит путе­шественнику знойный полдень в лесной и лесо­степной зонах. Но и здесь при желании всегда можно отыскать тень, речку или озеро, чтобы искупаться или смочить головной убор и лицо прохладной водой. А в самый пик жары можно остановиться на большой привал, чтобы не му­читься понапрасну под рюкзаком от духоты и жажды.

Много сложнее приходится человеку в ава­рийной ситуации, происшедшей в пустынной Ч или полупустынной зоне. И объясняется это не ^ тем, что уж очень жарко, а тем, что жара вступа — ц ет здесь в зловещий союз с жаждой. А это уже очень серьезно! Чтобы понять суть проблемы, совершим небольшую экскурсию в физиоло — гию.

Ч Человеческий организм почти на две трети Ч состоит из воды, то есть внутри взрослого чело — Ц века весом 70 кг набирается 50 литров воды! ^ Причем кости состоят на 25% из воды, мыш­цы — на 75%, а в головном мозге ее уже около 80%. Он-то, мозг, и страдает от нехватки воды в первую очередь.

Вода является основной средой, а во многих

• случаях и главным участником бесчисленных

• химических реакций, благодаря которым и су-

• шествует наш организм. Поэтому недостаточ — ^ ное, равно как и избыточное, поступление воды ^ в организм серьезно сказывается на общем s физическом состоянии человека.

>s Избыток воды чрезмерно нагружает почки, а сердце, вымывает из организма необходимые ^ ему соли.

< У рабочих горячих цехов, чье водопотребле-

• ние намного превышает среднее, иногда отме — ; чаются признаки водного отравления: потеря

Чувствительности, рвота, судороги, расстрой — ство кишечника. Ч Недостаток воды ведет к снижению массы ^ тела, значительному упадку сил, загустеванию ц крови и, как результат, перенапряжению серд­ца, которое затрачивает дополнительные усилия для проталкивания загустевшей крови в сосуды. Одновременно в крови повышается концентра­ция солей, что служит грозным сигналом начав — Ч шегося обезвоживания. Наиболее чувствитель — ^ ные к подсыханию клетки мозга реагируют на ^ угрозу обезвоживания немедленным «выкачива — ^ нием» свободной жидкости из клеток организ — J ма. До 5% жидкости изымается без каких-либо J последствий для клеток и, значит, для самого Ч человека. Но обезвоживание организма, превы — Ч сившее 15%, может привести к необратимым ^ последствиям, к гибели. Если лишенный пищи человек может потерять чуть не весь запас жира, 12 почти 50% белка и лишь после этого прибли­зиться к опасной черте, то потеря 15% жидкости смертельна! Голодание может длиться несколь­ко недель, а человек, лишенный воды, погибает в считанное дни, а в условиях жаркого клима­та—и часы.

Потребность человеческого организма в воде в благоприятных климатических условиях не превышает 2,5—3 л в сутки. Причем эту циф­ру составляет не только жидкость, которую мы употребляем в виде компотов, чая, какао и про­чих напитков, но и жидкость, входящая в состав твердых продуктов питания, не говоря уж о су­пах, подливах. Кроме того, вода образуется в са­мом организме в результате протекающих в нем химических реакций. Вот как это выглядит в чи­словом выражении: собственно вода — 0,8—1,0 л; жидкие блюда — 0,5—0,6; твердые продукты (хлеб, мясо, сыр, колбаса и пр.) — до 0,7; вода, образующаяся в самом организме, — 0,3—0,4 л.

Важно, особенно в аварийной ситуации, от­личать истинный водный голод от кажущегося. Очень часто чувство жажды возникает не из-за объективной нехватки воды, а из-за неправиль­но организованного водопотребления.

Одним из сигнализаторов жажды является уменьшение слюноотделения в ротовой полос­ти. При снижении слюноотделения на 15% воз­никает первое чувство жажды, при 20% жажда проявляется сильнее, а недостача слюны в 50% создает ощущение нестерпимой жажды.

Ощущение первоначальной сухости во рту нередко воспринимается как чувство сильной жажды, хотя обезвоживания как такового не на­блюдается. Человек начинает потреблять значи­тельное количество воды, хотя реальной по­требности в этом нет. Переизбыток воды при одновременном повышении физических нагру­зок приводит к последующему усиленному по­тоотделению. Одновременно с обильным выве­дением излишков жидкости нарушается способ­ность клеток тела удерживать воду. Возникает своеобразный замкнутый круг — чем больше че­ловек пьет, тем больше потеет, тем сильнее ощущает чувство жажды.

Известен эксперимент, когда люди, не при­ученные к нормальному утолению жажды, вы­пивали за 8 ч по 5—6 л воды, в то время как дру­гие в тех же самых условиях обходились 0,5 л.

Показательна в этом отношении история, когда два полка совершали длительный марш — Ч бросок по степи. После трудного дня, проведен — Ц ного под лучами палящего солнца, полки вы — ц шли к водоисточнику. Один командир позволил пить солдатам без ограничения — сколько вле­зет, а другой значительно ограничил водопо — требление, чем, конечно, вызвал недовольство Ч всего личного состава. В итоге первый полк Ч полностью выбыл из строя. Солдаты отекли, не Ц могли двигаться, жаловались на непреодолимую ц слабость. В реальных боевых условиях, как оце­нил обстановку офицер-посредник, достаточно было бы одной боеспособной роты противника, чтобы уничтожить и пленить данный полк.

Во всех случаях не рекомендуется выпивать много воды залпом. Такое разовое потребление жидкости жажды не утолит, но может привести к отечности, слабости. Надо помнить, что вы­питая вода утоляет жажду не сразу, а лишь после того, как, дойдя до желудка, всосется в кровь, то есть спустя 10—15 мин. Лучше всего воду пить небольшими порциями через короткие проме­сі жутки времени до полного насыщения. ^ Иногда, чтобы не расходовать попусту воду < из фляги или аварийного запаса, бывает доста — • точно прополоскать рот прохладной водой или ; пососать кислый леденец, карамельку. Вкус ле­денца вызовет рефлекторное отделение слюны, ч и чувство жажды значительно уменьшится. При Ч отсутствии леденца его можно заменить фрук- Ц товой косточкой или даже небольшим чистым камешком.

При интенсивном потении, ведущем к вы­мыванию из организма солей, целесообразно пить слегка подсоленную воду. Растворение Ч 0,5—1,0 г соли в одном литре воды почти не от- Ч разится на ее вкусовых качествах. Однако этого Ц количества соли обычно хватает для восстанов — ц ления внутри организма солевого баланса.

Трагичнее всего действие жары проявляется в летний период в пустынной местности. Пожа — луй, в этой зоне жара оставляет человеку мень — Ч ше шансов на спасение, чем даже в Заполярье — Ч холод. В борьбе с морозом человек располагает Ц немалым арсеналом средств. Он может постро — ь — ить снежное убежище, вырабатывать тепло, по — 14 требляя высококалорийную пищу, защититься от воздействия низких температур с помощью теплой одежды, может развести костер, согреть­ся, совершая интенсивную физическую работу.

Применяя любой из этих способов, человек может сохранить жизнь в течение суток, двух или трех. Используя все. перечисленные воз­можности, можно противостоять стихии иногда целые недели.

В пустыне продлить жизнь может только вода. Других способов, доступных человеку, ока­завшемуся в аварийной ситуации, не существует! О том, что конкретно предпринять, потерпев аварию в степной, пустынной или полупустын­ной местности, я расскажу чуть позже.

А теперь переместимся на противополож­ный конец шкалы термометра. От плюса — к минусу.

Холод. Согласно статистическим данным, от 10 до 15% людей, погибших на туристских мар­шрутах, стали жертвами переохлаждения.

Холодовая опасность угрожает человеку в наибольшей степени в высокоширотных зонах страны — в ледяной зоне, тундре, лесотундре, в зимний период времени в тайге, степях и приле­гающих к ним полупустынях, в высокогорье.

Но и эти зоны неоднородны по температур­ным характеристикам. Даже в одной и той же местности, в одно и то же время показания тер­мометра могут разниться на десяток и более гра­дусов. Например, часто в долинах рек, ущельях и других впадинах понижения температуры в результате стекания холодного воздуха в низи­ны гораздо ощутимее, чем на возвышенных точ­ках рельефа. Немало значит влажность воздуха. К примеру, в районе Оймякона, который явля­ется полюсом холода Северного полушария, температуры могут достигать —70°С (минималь­ная в —77,8°С была зарегистрирована в 1938 г.), но, благодаря сухости воздуха, переносятся они достаточно легко. И, наоборот, влажный, харак­терный для приморских районов мороз, кото­рый обволакивает и буквально прилипает к коже, доставляет больше хлопот, и субъективно температура воздуха всегда оценивается ниже, чем есть на самом деле.

Но, пожалуй, наибольшее, а в некоторых случаях решающее значение для выживания человека в условиях низких температур играет скорость ветра. | При фактической температуре воздуха — | 3°С и скорости ветра 10—11 м/с их общее охла — | ждаюшее воздействие на человека выражается I значением — 20°С. Соответственно при той же скорости ветра наблюдаемые на шкале термо­метра — 10°С фактически равны — 30°С; — 15°С при той же скорости ветра дают — 36°С; — ^ 25°С — уже — 50°С. А ветер 18 м/с превращает I мороз в 45° в 90-градусный! | В местностях, лишенных естественных ук — | рытий — густолесья, складок рельефа, — низкие I температуры воздуха вкупе с сильным ветром ь. могут сократить время выживания человека до

Нескольких часов. ; Долговременное выживание при минусовых температурах зависит, кроме перечисленных ^ климатических факторов, от состояния одежды s и обуви на момент аварии, качества построен — < ного убежища, наличия запасов горючего и еды, ^ морального и физического состояния человека. ф В аварийной ситуации одежда обычно спо- ^ собна защитить человека от холодовых пораже-

* ний (отморожений, общего переохлаждения)

• лишь на короткий срок, достаточный для возве — ; дения снежного убежища.

Теплозащитные свойства одежды зависят в первую очередь от вида ткани. Лучше всего со — ц храняет тепло мелкопористая ткань. При этом отмечается прямая зависимость теплопроводно­сти от количества пор. Чем больше микроско — пических воздушных «пузырьков», заключен — Ч ных между волокнами ткани, чем они ближе Ч расположены друг к другу, тем меньше такая ^ ткань пропускает изнутри тепло, а снаружи хо — Ц лод. То есть чем «дырявее» одежда, тем лучше ^ она греет — вот такой интересный парадокс. ^ Очень много воздушных пор в шерстяных тка — ^ нях. В мягкой шерстяной ткани общий объем их J достигает 92,3%. Для сравнения: в более «холод — Ч ных», гладких льняных, не превышает 48,8%. Ч Кстати, теплозащитные свойства меховой ^ одежды объясняются тем же самым эффектом Ц воздушных пор. Каждая ворсинка меха пред­ок. ставляет собой как бы маленький пустотелый 16 цилиндрик с запаянным внутри него пузырьком

Воздуха. Сотни тысяч таких эластичных микро­колбочек и составляют теплую меховую шубу.

Для большей наглядности можно привести следующие цифры, характеризующие теплоза­щитные свойства ткани. Если принять тепло­проводность воздуха за единицу, то теплопро­водность шерсти составит 6,1, шелка — 19,2, а льняной и хлопчатобумажной ткани — 29,9.

В последнее время широкое применение на­шла одежда из синтетических материалов и на­полнителей типа синтепон, нитрон и т. п. Здесь воздушные капсулы заключены в тончайшую оболочку из искусственных волокон. Возмож­но, синтетическая одежда немного проигрывает в сравнении с меховой по теплу, но зато имеет ряд других неоспоримых достоинств. Она очень легка, не затрудняет движений, правильно сши­тая и подогнанная, почти не ощущается на теле — идешь, как в летней рубашечке. Кроме того, синтетические ткани почти не продувают­ся ветром, к ним совершенно не пристает снег, они мало намокают, даже погруженные на ко­роткое время в воду, и, что очень важно, быстро сохнут. И цена у них на десять порядков ниже какой-нибудь простенькой из натурального со­боля телогрейки.

Правда, одежда из синтетики способствует усиленному потоотделению при выполнении интенсивной физической работы, но и этой беды можно избежать, если использовать в ка­честве покрывающих материалов современные «дышашие» ткани, то есть те, что «стравливают» излишки влаги, удерживая при этом тепло. На­верное, в этом случае не стоит экономить силы на поиск подходящей ткани и деньги на ее при­обретение. Выгоднее покупать то, что лучше. Чтобы себе дороже не вышло.

Ну а если подобную из новомодных мате­риалов одежду сшить не удалось, всегда можно отрегулировать внутренний температурный ре­жим, частично раздевшись, перед тем как заго­товлять дрова или преодолевать участок трудно­проходимой местности.

Пожалуй, один из самых оптимальных вари­антов — использование многослойной одежды из разных тканей. Специальные исследования показали, что лучше всего удерживают тепло 4—5 слоев одежды. Например, плотный хлопча — 4 тобумажный костюм, несколько тонких, не ^ сильно облегающих тело шерстяных штанов и ^ свитеров (2—3 тонких свитера греют гораздо ^ лучше, чем один толстый, так как между ними ^ образуется воздушная прослойка) и костюм или комбинезон из синтетической ткани.

Но это уже дело вкуса. Думаю, коренной житель Севера не согласится поменять свою но­шеную оленью парку даже на самый высокотех — ^ нологичный синтетический комбинезон. И бу — ^ дет прав. Выживать лучше в том, в чем привык | жить.

^ Очень важную роль в зимних аварийных ус­ловиях играет обувь. Достаточно сказать, что 9/ю вСех отморожений приходится именно на нижние конечности. Поэтому человек, потер­певший аварию в зимний период времени, в первую очередь должен обращать внимание на состояние своих ног.

Всеми доступными способами надо стре-

JD

< миться сохранить обувь, носки, портянки сухи — s ми. Для этого можно из подручного материала ф изготовить бахилы, обмотать ноги куском сво — ^ бодной ткани и так далее. Весь оставшийся по — I еле этого материал можно использовать для уте­пления одежды, защиты лица от ветра.

C^j Но, повторю еще раз, одежда, сколь бы теп-

^ лой она ни была, может защитить человека

^ от холода лишь на очень непродолжительный

^ срок — часы, редко дни. И если не использовать

^ это время с толком — на сооружение теплого

\ убежища, на поиски ближайшего населенного пун-

\ кта, — никакая одежда человека от гибели не

Ц убережет.

\ ———- =————————————————————-

Ц Очень часто в аварийной ситуации люди ^ предпочитают устанавливать матерчатые па­латки, строить убежища из обломков транс­портного средства, бревен. Они цепляются за традиционные материалы — дерево, металл — Ч как за спасение. Они кажутся им гораздо более Ц надежными, чем, например, снег. Между тем это Ц ошибка, за которую нередко приходится распла — w чиваться собственной жизнью! При возведении w убежищ из традиционных материалов практиче — о ски невозможно добиться герметичной заделки

Швов и стыков строительных плит. Убежища «продуваются» ветром насквозь. Теплый воздух улетучивается через многочисленные щели, по­этому при, отсутствии примусов, печек и тому подобных высокоэффективных нагревательных приборов температура в убежище почти всегда бывает равна наружной. Кроме того, постройка таких убежищ очень трудоемка, нередко связана с риском повышенного травматизма. Нередки случаи, когда такое импровизированное убежи­ще под давлением ветра или из-за неосторожно­го движения обрушивается и ставит группу в критические условия.

Меж тем отличный строительный материал находится у человека буквально под ногами. Это самый обыкновенный снег. Благодаря пористой структуре, снег обладает хорошими теплоизоля­ционными свойствами. Он легко поддается об­работке. Снежные убежища — иглу, пещеры, до­мики, берлоги, возведенные за полтора-два часа, — надежно защищают человека от воздей­ствия низких температур и ветра, а при наличии горючего обеспечивают тепловой комфорт. В правильно построенном снежном убежище температура воздуха только за счет тепла, выде­ляемого человеком, поднимается до минус 5—10°С при 30—40-градусном морозе на улице. С помощью свечи температуру в убежище мож — ,но поднять от Одо плюс 4—5°С и более. Многие полярные исследователи, установив внутри пару примусов, нагревали воздух до +30° С! Та­ким образом, разница температур внутри убе­жища и снаружи может достигать 70°, а без ис­пользования теплоизлучающих приборов — 30—40°С!

Но основное достоинство снежных убе­жищ — простота строительства. Большинство снежных убежищ может построить любой чело­век, ни разу в жизни не державший в руках сне­говой лопаты или снегового ножа.

Решающее значение для длительного выжи­вания внутри построенного снежного убежища и для поддержания активной жизнедеятельно­сти имеет наличие запасов продовольствия. Снижение температуры окружающего воздуха даже на градус заметно стимулирует обменные процессы в организме. Поступившая пища на­чинает интенсивно сгорать, высвобождая при

^ этом значительные количества тепловых кало — рий. Одновременно организм начинает всяче — Ц ски экономить внутреннее тепло. Сосуды на по — Ц верхности кожи сужаются, уменьшается частота ц дыхания и число ударов сердца в минуту, то есть осуществляется процесс, обратный происходя­щему при перегреве тела. Если во время жары важно избавиться от лишних тепловых калорий, Ч то в холод их необходимо удержать внутри. Ч Срок сопротивляемости низким температу — Ц рам в немалой степени зависит от психического ^ состояния человека. Например, чувство страха многократно снижает срок выживания человека даже при околонулевых температурах. Паниче­ская боязнь замерзнуть убыстряет замерзание. ~ И, напротив, психологическая установка —

• «Я не боюсь холода. Я имею реальные возмож-

• ности защитить себя от его воздействия» — за-

• метно увеличивает срок выживания, позволяет ^ разумно распределять силы и время, вводить в ^ свои действия элемент планирования.

I Важнейшая заповедь в единоборстве с холо­дом — ВОВРЕМЯ ОСТАНОВИТЬСЯ! Одной физической сшіой мороз одолеть невозможно. В по­добных случаяхлучше перестраховаться — чутьра — ньше повернуть назад, разбить лагерь, построить убежище, отдохнуть и прочее. Чуть раньше — это все же лучше, чем чуть позже. Это иногда сохраня­ет жизнь!

\ Страх. Страх — естественная реакция чело — Ц века на всякую реальную или воображаемую си — ^ туацию, угрожающую жизни или здоровью. ^ Нельзя однозначно утверждать, что в аварийной J ситуации страх только вредит или только при — Ч носит пользу. Все зависит от конкретных об — Ч стоятельств, в которых оказался человек. Одно Ч и то же действие, совершенное под влиянием Ц чувства страха, в одном случае может спасти че — ^ ловека, в другом — ускорить его гибель.

Страх не только сопутствует аварийной си­туации, но зачастую предвосхищает ее. Толчком к нагнетанию чувства страха может послужить Ч любое неожиданное событие — ухудшение по — Ц годы,’поломка средства передвижения, потеря w ориентировки и тому подобное. Возникшее со — 20 стояние тревоги, беспокойства при благополуч­
ном исходе происшествия забывается, а при w

Дальнейшем нарастании угрозы человек начи — Ф

Нает прогнозировать развитие событий. И тогда ф

Беспокойство может перерасти в устойчивое ф

Чувство страха. ф

При взрывах, землетрясениях, столкновени — ^

Ях транспортных средств и других неожиданно ^

Возникших опасностях чувство страха может ^

Возникнуть мгновенно. Ф

В любом случае в момент аварии или осоз — ф

Нания аварии как свершившегося факта чувство ф

Страха достигает своего апогея. ф

Поведенческие реакции на опасность у каж — ^

Дого человека индивидуальны и в различных си — ^ туациях могут проявляться различно. Для лю­дей, оказавшихся в аварийной ситуации, наибо­лее характерны несколько типов поведения.

Первый можно условно определить как пас — ‘

Сивный. При встрече с опасностью человек ис — •

Пытывает чувство полной растерянности. Ясно ^

Осознавая опасность, он, тем не менее, не знает, ^

Что предпринять в данный момент, чтобы не йї

Усугубить свое положение. Человек совершает ^

Беспорядочные, бессмысленные движения: вдруг g

Начинает бежать, но тут же останавливается, на — ,5

Чинает говорить, но тут же замолкает, часто ози — ;

Рается и тому подобное. ;

В сознании мелькают десятки вариантов • действия, но ни один не кажется единственно верным. В такой критический момент многое

Зависит от руководителя группы. Бывает, доста — w

Точно громко и четко дать соответствующую ко — ф

Манду, указать человеку его место, определить ф

Его действия — и растерянность проходит. ^

Мгновенный испуг (например, в результате ^

Взрыва, схода лавины, неожиданной встречи со ^

Змеей или хищным животным) в некоторых слу — Ф

Чаях может вызвать резкую двигательную и пси — ф

Хическую заторможенность. Человек замирает в ф

Оцепенении, не в силах совершить ни одного ф

Целенаправленного действия. Он не может бе — ^

Жать, не может поднять руку, закричать, не мо — Г

Жет реально оценить угрозу. Такое состояние Ф

Нередко заканчивается обмороком. Ф

Иногда пассивное поведение может оказать — ф

Ся даже полезным, например при встрече со ф

Змеей, хищным животным. Но в большинстве — л

‘ случаев реакция заторможенности в аварийной 21

^ ситуации приводит к трагическим последстви — % ям, значительно усложняет работу спасательных ^ команд из-за пассивного поведения потерпев — ^ ших.

Ц Другой тип реакции на опасность можно ус — ^ ловно обозначить как активный. Такой тип по — Т ведения характеризуется мгновенным действи — J ем («импульсивное поведение»). Человек отска — ^ кивает от падающего камня, убегает от пожара, Ц отталкивает от себя представляющий опасность ^ предмет. Схема действия в таком случае упро — ц щена до безусловного рефлекса — как можно дальше быть от источника опасности.

При индивидуальном выживании такой тип поведения во многих случаях может себя оправ­дать. При групповом выживании обычно приво­дит к усугублению аварийной ситуации. Резко прыгнувший от реальной или воображаемой опасности человек может вызвать сход лавины, камнепад, то есть подвергнуть опасности всю группу. Тонущий человек часто стремится удер­жаться на плаву за счет своих товарищей, что осложняет его спасение. Резкие движения, бег о. при неожиданной встрече со змеей или хищным ^ животным могут спровоцировать их нападение < на рядом находящихся людей. • Часты случаи, когда люди спешно покидали ; транспортное средство (судно, яхту, плот), об­рекая себя на гибель, вместо того, чтобы бо — роться за сохранение его плавучести. Ц Следующий тип поведения, который можно ^ условно определить как разумный, в наиболь — ^ шей степени свойствен людям, профессиональ­но и психологически подготовленным к дейст­виям в чрезвычайных ситуациях. Давно замече — но, что, например, во время стихийных бедствий ^ наибольшую личную организованность и вы — Ц держку проявляют люди, производственная дея — Ц тельность которых связана с работой в особых ц условиях, — пожарные, моряки и т. д.

Для данного типа поведения характерны: мгновенная оценка ситуации, выделение из множества факторов основного, непосредствен — Ч но опасного для жизни людей, принятие наибо — ^ лее верного решения, незамедлительное прове — Ц дение данного решения в жизнь.

При авариях транспортных средств (судов, 22 самолетов), во время стихийных бедствий в «несхоженных», слабо подготовленных туристиче­ских группах может наблюдаться одно из опас­нейших проявлений страха — массовая паника. Она опасна в первую очередь «ураганным» на­растанием коллективного страха, исключающе­го возможность рациональной оценки обста­новки.

Следует помнить: чем меньше сплоченность группы, чем ниже авторитет ее лидеров, чем бо­лее неясны каждому участнику группы общие цели и порученная ему конкретная работа, тем легче возникает и бурно нарастает паника. Воз­никновению паники способствуют также со­стояние тревоги, длительное время испыты­ваемое участниками группы, ожидание катаст­рофических последствий аварии, недостаток сведений о конкретных источниках опасности и планах руководителей групп, голод, переутом­ление, опьянение и тому подобные факторы.

При долговременном выживании страх мо­жет выражаться в форме депрессивного состоя­ния или постоянной напряженности. В первом случае человек, разуверившись в возможности спасения, становится пассивным, теряет инте­рес к происходящему. На угрожающие ситуации реагирует вяло, зачастую неверно. Иногда мо­жет часами сидеть, уставившись взглядом в одну точку. Под давлением со стороны он способен выполнять несложную работу, но без инициати­вы и заинтересованности в конечном результате.

При дальнейшем развитии депрессии воз­можны истерические реакции и даже попытки самоубийства.

При возникновении нервно-психической напряженности человек, напротив, чрезвычай­но озабочен сохранением своей жизни. Он бо­ится пить из непривычных источников, упот­реблять нетрадиционные продукты питания, чтобы не отравиться, спать в снежных убежи­щах, чтобы не замерзнуть.

При переходе в пустыне он каждое мгнове­ние ожидает встречи с ядовитыми змеями или пауками, в тундре и тайге опасается преследова­ния волков. В каждом незнакомом предмете, в каждом природном явлении он ищет скрытую для себя угрозу.

Такое состояние практически исключает полноценный отдых, приводит к быстрому ис­тощению сил, психическим срывам, многочис­ленным ошибкам.

В заключение следует сказать несколько слов в «пользу» страха. Чувство страха — надежный контролер опасности. Не будь его, риск приня­тия ошибочных решений, бессмысленное «кас­кадерство» на маршруте и, как следствие этого, количество жертв и травм в группе возросли бы многократно.

При принятии ответственного решения, особенно когда это касается жизни людей, «со­ветоваться» со страхом необходимо!

«Дуэльное мужество» в аварийной ситуации недопустимо. Пренебрежение опасностью, по­казная бравада равны преступлению!

Нельзя заставить человека без крайней не-

• обходимости в случае аварии перебарывать свой

• страх. Например, если участник группы боится

• высоты, не следует прокладывать маршрут по 5 вершинам хребтов, крутым скалам. Это позво — ^ лит избежать травм, психического перенапря — s жения, конфликтов в группе.

S Переутомление. Переутомление — неизбеж — а ный спутник аварийной ситуации, являющийся ^ следствием постоянного физического и психи — < ческого напряжения.

• Человек вынужден строить убежища, добы — ; вать пищу, заготовлять дрова для костров и про­изводить множество других необходимых работ.

"ч При отсутствии специального инструмента и 4 навыков любое из этих занятий требует огром — ^ ных трудозатрат.

^ Одновременно с этим человек испытывает быстрый энергетический дефицит из-за недопо­лучения или полного отсутствия продуктов пи — тания. Сюда же плюсуются хроническое недо — Ч сыпание, неблагоприятные климатические фак — Ч торы, чувство страха и другие стрессоры. Ц Усталость накапливается с каждым днем и мо — ц жет достигнуть стадии переутомления.

В случаях резкого физического или психи­ческого перенапряжения переутомление может появиться в необычайно короткие сроки. Так, Ч человек, в ужасе убегающий от реальной или Ч воображаемой опасности, может в считанные Ц минуты исчерпать резерв своих сил, после чего w наступает неодолимая слабость, безразличие к 24 своей судьбе, апатия.

Но в наибольшей степени переутомление сопутствует долговременному выживанию, ко­гда сумма таких факторов, как непрерывный ф труд, недоедание, недосыпание, психическая ф напряженность, постепенно накапливаясь, из — ф матывает человека физически и морально.

В нормальных бытовых условиях хватило бы нескольких дней, чтобы с помощью полноцен­ного отдыха, питания, сна восстановить силы.

Но аварийная ситуация таких возможностей не ф

Дает. Более того, каждый новый день в результа — ф

Те истощения резервов организма ставит чело — ф

Века во все более жесткие условия. ^

Так, в первые часы после аварии мороз — 15°С ^ переносится значительно легче, чем спустя не­сколько суток — околонулевые температуры.

Переутомление значительно снижает рабо­тоспособность и двигательную активность чело — • века. Даже при незначительной нагрузке он на — • чинает ощущать слабость и дрожь в ногах, шум ^ в ушах, головокружение, тошноту. ^ В состоянии переутомления замедляется ш скорость реакций, в том числе и на возможную ^ угрозу. В ситуации, где здоровый человек вовре — g мя среагирует на опасность, например отскочит ^ от падающего камня, значительно уставший за — ; поздает на несколько мгновений. ;

Ф

При переутомлении человеку трудно сосре — • доточиться на каком-либо предмете или мысли, внимание его рассеянно, действия зачастую не­логичны. Переутомление в огромной степени г- усиливает воздействие на человека неблагопри — ф ятных погодных факторов, различных болезней, ф Например, человек в состоянии сильного пере — ^ утомления может замерзнуть, даже находясь Г внутри снежного убежища. Ф Особенно опасно вызванное переутомлени — Ф ем размягчение воли. Переутомление начинает ф диктовать человеку неверные, а порою и само — ф убийственные решения. Насущные дела откла — ф дываются на завтра и послезавтра, при выборе ^ вариантов действия предпочтение отдается не ^ самым полезным, а наиболее легким в исполне — Ф нии, требующим минимальных затрат сил и Ф времени. ф Вместо того чтобы обойти препятствие по ф длинному, но безопасному пути, человек идет напролом. Вместо капитального убежища со — 25

^ оружает «времянку». Вместо организации на-

Ч дежной страховки надеется на авось. Одним

% словом, действует, согласуясь с девизом героя

^ известного мультфильма, — «так сойдет».

^ Конечно, такого рода позиция ведет к неис-

^ числимым бедам, многократно снижает ресурс

J выживания человека в аварийной ситуации.

J Сигналом начала наступления переутомле-

Ч ния может служить развивающееся чувство ус-

% талости. Очень важно вовремя к нему прислу-

Ц шаться. Лучшая профилактика переутомле-

Ц ния — своевременный отдых. При наступлении

^ чувства усталости следует сделать перерыв в ра-

J боте, при переходе — малый привал. Вообще,

* лучше работу разбивать (если позволяют время и обстоятельства) на небольшие равномерные

• отрезки, чередующиеся 5—10-минутным отды-

• ХОМ.

• При ограниченности продуктов питания ^ продолжительность отдыха можно удлинять. ^ В холодную погоду — сокращать до 3—5 мин, но s отдыхать чаще. Недопустимы различные рывки, >s работа «до упора» и прочие неоправданные а взвинчивания физических нагрузок. Можно по — ^ зволить себе рывок в конце лыжной прогулки, < когда доподлинно известно, что через час мож-

• но будет отдохнуть в домашних условиях. В ава-

• рийной же ситуации лучше пройти меньше, но и, соответственно, устать меньше. Важен не ре — зультат одного дня, а равномерный среднесу-

Ч точный переход, который может обеспечить

^ лишь полноценный отдых. «Поспешай медлен-

Ь но», — мудро советует русская пословица.

^ Строительство ночного бивака необходимо

^ начинать задолго до наступления темноты.

J Во время работ и перехода следует ориенти-

% роваться на самого слабого участника группы

Ч или усреднять силы участников группы путем

Ц перераспределения переносимого груза или

Ь правильного распределения видов работ.

^ Во время ночевок необходимо стремиться

^ обеспечить себе максимальный комфорт. В ава-

^ рийной ситуации полноценный сон необходим

Ч особенно, так как восстановить свои силы

Ч другими способами, например с помощью нор-

Ц мального питания, бывает затруднительно. Луч- ше лишний час затратить на оборудование удоб-

26 ного спального места и полноценно отдохнуть в

Ечение пяти часов, чем лечь сразу и мучиться т бессонницы, вызванной холодом или впив — имся в бок сучком в течение восьми часов.

Правильное дозирование физических нагру — ок, своевременная организация отдыха — одна з важнейших задач, стоящих перед человеком в варийной ситуации.

Одиночество. «Полное одиночество невыно — имо. Горе тому, кто одинок!» — писал А. Бом — ар после своего беспримерного плавания на адувной лодке через Атлантический океан.

Перед человеком, оказавшимся один на один о стихией, встают проблемы как физического, ак и морального плана. В одиночку сложнее борудовать долговременный костровой бивак, руднее пробивать в снежной целине тропу, беспечиваться продуктами питания, практче — ки невозможно, не имея специального снаря — ения, организовать надежную страховку при преодолении сложных участков местности и многое другое.

Человек, оказавшийся в одиночестве в чрез­вычайных условиях, в большей степени подвер­жен эмоциональным стрессам. Для одиночного выживания характерны быстро развивающиеся реактивные психические состояния, нередко человек впадает в глубокую депрессию. При долгой изоляции от внешнего мира, от людей у потерпевших бедствие могут наблюдаться слу­ховые и зрительные галлюцинации.

В подобной ситуации очень важно не давать волю своим эмоциям и больше полагаться на рассудок. Нужно стремиться каждую минуту за­полнить какой-нибудь полезной работой, кото­рая отвлечет от ненужных размышлений. В не­которых случаях, когда одиночество начинает угнетать, когда появляется настоятельная, навяз­чивая необходимость общения, можно разгово­риться с самим собой, вслух обсуждая сложив­шееся положение, можно общаться с неодушев­ленными предметами, природой или далекими близкими людьми. Зачастую такой нехитрый прием спасал людей, совершавших длительные одиночные путешествия, от сумасшествия.

О некоторых других факторах риска — сти­хийных бедствиях, болезнях, внутригрупповых отношениях в потерпевшей аварию группе — я расскажу в отдельных главах.

24.06.2012 | Автор:

Первая доврачебная помощь — это ком­плекс мер, необходимых для спасения жизни и сохранения здоровья пострадавшего при повре­ждениях, несчастных случаях и внезапных забо­леваниях.

При оказании первой доврачебной помощи. в порядке очередности НАДО:

□ удалить пострадавшего из обстановки, вы-

• звавшей несчастный случай (вытащить из-под за — ^ вала, убежища, где произошло отравление угар — ^ ным газом, и пр.);

S □ устранить опасные для жизни пострадав — >s шего состояния (шок, асфиксию, кровотечение); q □ установить степень повреждений, возмож-

< ность транспортировки;

< □ перенести в защищенное, удобное для оказа-

• ния медицинской помощи место;

• □ оказать требуемую помощь. Ниже приведены некоторые наиболее рас-

Пространенные в аварийных условиях и наибо — Ц лее опасные поражения и заболевания и пере — Ц числены способы оказания первой доврачебной ц помощи при их возникновении.

Шок. Обычно вызывается травмой, обшир­ным ожогом, сопровождающимися сильной бо — лью. Различаются две фазы шока: возбуждения Ц (эректильная) и угнетения (торпидная). В пер — Ц вой человек возбужден, мечется, поведение не — Ц адекватное. Во второй — заторможен, может на — ц блюдаться потеря сознания.

При травматическом шоке НАДО:

□ осторожно уложить пострадавшего на спи — ну, при рвоте повернуть голову набок;

\ □ проверить, есть ли дыхание, работает ли \ сердце. Если нет — начать реанимационные меро — Ц приятия;

^ □ быстро остановить кровотечение, иммоби — 324 лизовать места переломов;

□ дать обезболивающее. При его отсутст­вии — 50— 70 г алкоголя;

□ при угнетении дыхания и сердечной деятель­ности ввес/пи адреналин, кордиамин, кофеин.

НЕЛЬЗЯ:

□ переносить пострадавшего без надежного обезболивания, а в случае переломов — шинирова­ния;

□ снимать прилипшую после ожога одежду;

□ давать пить при жалобах на боль в животе;

□ оставлять больного без наблюдения.

Обморок. Может быть следствием переутом­ления, тепловых и солнечных ударов, голода, травмы и пр.

При обмороке НАДО:

□ уложить пострадавшего на спину;

□ расстегнуть воротник, пояс;

□ растереть руки, ноги, спину, грудь спиртом, водкой, одеколоном;

□ положить на лоб смоченную горячей водой ткань;

□ дать понюхать нашатырный спирт или протереть им виски.

Кровотечение наружное. Наружное кровоте­чение является следствием травм, ранений с по­вреждением целостности кожных покровов.

При сильном кровотечении {рис. 266—268) НАДО:

^ □ пережать поврежденный сосуд пальцем; \ □ сильно согнуть поврежденную конечность,

\ подложив под колено или локоть тканевый валик; \ □ наложить жгут, но не более чем на 1,5 ч,

Ь после чего ослабить скрутку и, когда конечность

^ потеплеет и порозовеет, снова затянуть; ^ □ при небольших кровотечениях прижать рану

2 стерильной салфеткой и забинтовать. Ч Переломы костей конечностей. При перело-

Ц мах костей конечностей НАДО: \ □ наложить шину из палок, прутьев, пучков

Ь камыша;

^ □ придать сломанной руке или ноге возвышен-

^ ное положение;

* □ приложить холодный компресс;

□ дать обезболивающее;

□ при открытом переломе наложить на рану

• антисептическую повязку.

НЕЛЬЗЯ:

^ □ пытаться сопоставлять отломки костей; — я □ фиксировать шину в месте, где выступает

S кость;

>s □ прикладывать к месту перелома грелку; а □ без необходимости снимать одежду и обувь

^ с поврежденной конечности (в месте перелома

< одежду лучше вырезать).

• Раны. При получении раны НАДО:

; □ смазать края раны йодом или спиртом;

□ промыть рану антисептическими средства-

"ч ми;

\ □ наложить стерильную повязку; \ □ при нагноении раны — начать прием анти-

Ь биотиков;

W □ при загрязнении раны землей — ввести про-

ПЕРВАЯ ДОВРАЧЕБНАЯ ПОМОЩЬ

Т тивостолбнячную сыворотку.

ПЕРВАЯ ДОВРАЧЕБНАЯ ПОМОЩЬ

I

TOC \o "1-3" \h \z НЕЛЬЗЯ: <Г

□ прикасаться к ране руками; Ф

□ при наложении повязки прикасаться к сто — ф ; роне бинте, прилежащей к ране. ф

Утопление. Вытащенного из воды постра — ф

Давшего НАДО: ф

І; □ уложить нижней частью грудной клетки на *

: свою согнутую в колене ногу таким образом, что — Г

] бы его голова свешивалась вниз; Ф

J □ одной рукой открыть пострадавшему рот; Ф

! □ другой рукой несколько раз надавить на спи — ф

‘j ну или похлопать по ней, чтобы удалить воду из ф

1 легких; ф

□ после удаления воды потерпевшего надо пе — ^ j ревернуть на спину и очистить полость рта от

І песка и инородных предметов;

\ □ при необходимости провести реанимацион — I

Ные мероприятия — искусственное дыхание и не — I

Прямой массаж сердца. ^

І Асфиксия. Асфиксия — это удушье, вызван — 2

Ное механической закупоркой дыхательных пу — о

Тей или иными причинами. В условиях аварии §

Чаще всего наблюдается при попадании потер — о

I певших в снежную лавину, утоплении, сдавли — о

Вании грудной клетки при обвалах и оползнях, ‘у

Кроме того, асфиксия возможна при западании ;

Языка и заполнении ротовой полости рвотными ; массами при потере потерпевшим сознания, а также при попадании в дыхательное горло ино­родных тел.

При асфиксии НАДО: \

□ устранить причину, вызвавшую закупорку J дыхательных путей; Ф

□ очистить ротовую полость от инородных Ф предметов и рвотных масс; ф

Запавший язык вытянуть изо рта и притя — ф нуть к нижней челюсти бинтом. Допустимо так — ф же проколоть кончик языка булавкой, другой конец ф которой пристегнуть к одежде потерпевшего; *

□ в случае механической закупорки гортани Г следует перевернуть потерпевшего вниз головой, 9 потрясти, несколько раз ударить по спине или по — Ф пытаться вытащить инородный предмет пальца — ф ми или пинцетом; ф

□ при отсутствии самостоятельного дыхания ф провести искусственное дыхание и непрямой мас — ^ саж сердца. 327

24.06.2012 | Автор:

Значительно облегчить поиск людей может умение расшифровывать встретившиеся на пути следы. Внимательный и опытный человек мо­жет читать следы, словно открытую книгу, по­лучая буквально из ничего массу полезной ин­формации.

Чтение следов летом. Проще всего опреде­лить, в какую сторону шел человек, по отпечат — ^ ку каблуков обуви на влажной почве. По тому, Ц куда смотрит носок, а куда каблук. По размеру ц отпечатка, рисунку подошвы, длине шага мож-

Но приблизительно судить о возрасте; поле, рос­те и виде деятельности прошедшего человека, о степени тяжести переносимого им груза и т. п. % Понятно, что отпечатки босоножек, туфель, % кед и другой «домашней» обуви быстро выведут ^ к жилью. В тяжелых болотных сапогах также да — ц леко от населенного пункта не уходят, многосу­точные марши не совершают. Походная обувь, напротив, может увести в безлюдные районы. Но и здесь, пройдя вдоль следа, оценив длину шага, заметив частоту остановок и привалов, обнаружив следы от снятых рюкзаков и пр., можно сделать вывод: в начале маршрута были туристы или, наоборот, возвращались налегке. _ Важно только не потерять след. £ Сложнее обстоит дело, когда обувь не имеет s ясно выраженной подошвы (валенки, самодель — •s ные унты и чуни). Но и тогда можно расшифро — о. вать след, если знать, что носок на мягкой поч — ^ ве, и особенно при ходьбе в гору, утапливается в < грунт чуть глубже, чем пятка, потому что имен — • но носком человек отталкивается от земли. ; Сдвиг грунта, как правило, происходит от передней части следа к пятке и, значит, в сторо — ну, противоположную направлению движения. Ц На пологих склонах расстояния между отпе — Ц чатками следов короче, если человек поднимал — ^ ся, и длиннее, если спускался вниз.

На крутых и скользких склонах подошвы за­частую проскальзывают, сдвигая попавшую под них почву, траву, мох, мелкие камешки вниз, оставляя характерные валики поверхностного % грунта. При этом если человек поднимался, то Ц расстояния между отпечатками небольшие, ц съезды — редкие, с короткой протяженностью. А если спускался, то шаги более длинные, с бо­лее протяженным рисунком проскальзывания. Капли грязи, налипшие на подошву, падают ^ с обуви по ходу движения вперед, и поэтому их Ц острые концы направлены в сторону движения ^ пешехода.

X S

Ь. В вязком грунте на стенках глубокого следа 86 можно заметить вертикальные борозды или ца­рапины, которые изогнуты верхними концами в сторону движения.

Сухие ветки, которые мешают человеку во время перехрда, обычно обламываются и отбра­сываются в ту сторону, куда он движется.

На поверхности подмороженной грязи и твердого наста следы бывают окружены трещи­нами, острые концы которых направлены в сто­рону движения.

Трава обычно приминается в сторону дви­жения человека. И если она все еще не выпря­милась, значит, прошедший здесь человек дале­ко уйти не мог.

При переходе через лужи и участки раскис­шей почвы человек неизбежно тащит за собой воду и налипшую на обувь грязь. Естественно, что возле лужи влажность следов выше, чем по мере удаления от нее, а количество отпавшей гря­зи много большее. Высыхание следов и умень­шение грязи очень точно указывают направле­ние, в котором ушел ступивший в лужу человек. Соответственно подходы с противоположной стороны лужи обычно сухи и чисты. И, опять — таки, по степени высыхания мокрых следов и подсыхания комков грязи можно вычислить, сколько времени назад прошел здесь человек.

Человек, перепрыгивающий через ямы и препятствия, обычно оставляет на грунте харак­терные следы толчка и приземления. А если те­ряет равновесие, то и отпечатки рук или колена, направленных в сторону движения.

Определение «возраста» следов летом. В бес­снежное время года на сырой почве о свежести следа говорит отчетливость отпечатков, рельеф­ность контуров. Если в следах осталось немного воды, в солнечный день она заметно блестит. Через один-два дня след теряет свою яркость, рельефность, заметно тускнеет, вода испаряется или впитывается в почву, валики грязи подсы­хают, становятся белесыми.

Попавшие в отпечаток комочки почвы через 3—4 ч засыхают, светлеют и начинают отличать­ся колером от спрессованного подошвой и по­тому дольше сохраняющего влагу дна следа.

На вязкой почве через 2—3 ч на дне следа образуется корка, на поверхности которой спус­тя 4—5 ч появляются мелкие трещины, через су — тки-двое отдельные частицы грунта отделяются 87

От дна следа, а по прошествии 2—3 суток его контуры начинают видоизменяться и расплыва­ются. Жара и сильный ветер убыстряют процесс высыхания и видоизменения следа.

Если отпечаток обнаружен в тонком слое за­сохшей грязи, то надо вспомнить, когда прошел последний дождь, и прикинуть, сколько време­ни потребуется, чтобы грязь подсохла до наблю­даемого состояния.

О свежести следа свидетельствуют капли росы, сбитые с листвы растений прошедшим че­ловеком или животным, примятая и еще не вы­правившаяся трава. Такие следы-держатся не более 1—2 ч, а то и меньше.

Если продиравшийся сквозь лесные дебри человек случайно обломил одну или несколько веток на дереве или кусте, то о времени, когда он это сделал, можно судить по внешнему виду листвы. Вначале она выглядит точно так же, как живая листва на соседних ветках, но потом жух­нет, тускнеет и, наконец, совершенно высыхает, сереет. Причем чем жарче и суше стоит погода, тем это происходит быстрее.

Чтение следов зимой. Зимой определить на­правление движения можно по выволоке и по­волоке. Выволокой следопыты называют бороз­ду, оставшуюся при вытаскивании ноги из тол­щи снега. Такая борозда обычно шире у ямки следа, далее она резко сужается. Соответственно поволокой считается борозда, образующаяся при опускании ноги в снег до окончательного шага. Поволока начинается примерно с половины длины шага, постепенно расширяется и завер­шается отпечатком следа. Выволока обычно ко­роче и круче, чем поволока. Это позволяет оп­ределить, в какую сторону двигался пешеход или зверь, даже если след несвежий и отпечаток подошвы обуви покрыт слоем свежевыпавшего снега. Иначе говоря, выволока относительно следа обращена в сторону движения, а поволо­ка—в противоположную сторону, то есть туда, откуда человек или зверь пришел. На глубоком снегу выволоки и поволоки могут соединяться, но чаще всего между ними бывают промежутки (рис. 37).

При движении через сугробы, прежде чем поднять ногу для очередного шага, человек, рав­но как и зверь, наклоняет ее в толще снега впе-

Рис. 37

Ред, поэтому снег на передней, обращенной в сторону движения стенке ямки плотнее. Это не­трудно определить, потрогав стенки ямки ру­кой.

Если человек шел, опираясь на палку, то часть ямки-углубления более плотная со сторо­ны, куда шел человек, а в конце отпечатка мо­жет наблюдаться небольшой валик спрессован­ного снега, выдавленный из лунки.

Определение «возраста» следов зимой. Очень важно знать «возраст» обнаруженного следа. От этого во многом зависят дальнейшие действия попавших в беду людей.

Основной признак свежести следа — его резкие грани и небольшие возвышения из мел­ких крупинок снега на краях выволоки. По про­шествии времени грани следа сглаживаются, округляются, бугорок от выброса снега пропа­дает, а стенки ямки твердеют. Мелкие пуши­стые комочки снега, выброшенные из отпечатка (иногда их еще называют снежными звездочка­ми, «пухом» и пр.), быстро испаряются на моро­зе, оседают, сливаются с окружающим фоном, а крупные комки округляются и уменьшаются под действием холода и ветра. У очень свежего следа поволока и выволока по краям имеют пу­шистую бахромку, которая очень быстро исче­зает.

Кроме того, свежий след имеет острые за­крайки и четкую подошву, на стенках следа мож­но заметить нежные мелкие зазубринки, взры­тые снежинки лежат пышно, разрозненно.

Иногда можно посоветовать следопыту лечь на снег возле следа и резко дунуть в отпечаток. По тому, разлетятся ли мелкие крупинки снега, ^ скатившиеся на дно следа, или останутся непод-

Ч вижными, примерзшими, можно определить

% свежесть отпечатка.

Ч В морозную погоду след, оставленный чело-

Ь веком или животным, быстро стынет, черствеет.

^ Подошва затвердевает через 3—4 ч, чуть позже

^ застывают стенки углубления. Образуются так

^ называемые «стаканчики». Если свежий след

Ч рассыпается от малейшего прикосновения, то

4 старый сохраняет свою форму, выдерживая дос — ^ таточно большие нагрузки. У старых следов дно Ь становится толще, чем у свежих, за счет намер — ^ зания снежных крупинок снизу.

^ Для большей точности наблюдений можно

® рядом с отпечатком следа продавить в снегу ру­кавицей ямку-углубление и сравнить качество

• снега в «оригинале» и «копии» следа. Можно

• также применить так называемый эвенкийский

• способ. Рядом со следом воткнуть в снег не — s большую палочку и медленно двигать ее, не вы — ^ нимая из снега, поперек следа. Если при пересе — s чении отпечатка сопротивление снега не ощу — >s щается и палочка проходит через след так же о. свободно, как через чистый снег, то человек или ^ зверь прошел здесь не более четверти часа на-

5 зад. Если при продвижении палочки через след ; ощущается сопротивление, то отпечаток остав-

• лен более получаса назад. По мере смерзания следа сопротивление палочки нарастает.

С той же целью и той же самой палочкой

Ч след можно протыкать сверху. Свежий след па-

Ч лочка пронзает бесшумно и легко, а старый —

Ь со скрипом и некоторым усилием.

^ Иногда на старых отпечатках в сильный мо-

7 роз образуется изморозь, иголочки которой на-

J правлены остриями внутрь следа.

Ч Информацию о «возрасте» следа несут также

Ч выволока и поволока. Только что выволочен-

Ч ный снег на вид рыхлый, пушистый. Со време-

Ь нем он черствеет, слеживается.

^ Если след заполнен выпавшим снегом, о его

^ свежести судят по оттенкам. Свежий след, его

J иногда называют из-за характерного внешнего

% вида «слепым», — однороден, контур выделяет-

Ч ся слабо. А вот старый след контрастен, его

Ч ямки заполнены более светлым снегом,

Ь. Во время оттепели следы вначале подтаива-

90 ют, затем заледеневают, твердеют. По этому
признаку можно отличить старый след от све — ^

TOC \o "1-3" \h \z жего. В мороз поверхность снега покрывается Ф

Льдистой корочкой наста. Идущий человек или ф

^ ницей углублений-ямок, оставленных ногами. Ч Чтобы определить направление движения, надо Ч обратить внимание на канавки-бороздки. Чаше ^ всего длинная бороздка, полого спускающаяся к ^ ямке и примыкающая к задней стороне следа,

Является поволокой. Образуется она в результа­те постепенного опускания ноги при очередном шаге. От переднего края ямки довольно круто Ч поднимается вверх и вперед более короткая бо-

4 роздка — выволока, образованная в результате ^ вытаскивания ноги из сугроба. Иногда перед ^ выволокой образуется небольшой валик из вы­тащенного ногой некоторого количества снега. «Возраст» подобных следов проще всего опреде­лять по степени затвердевания подошвы и сте­нок отпечатка.

Научиться приемам элементарного следо­пытства возможно даже в условиях уже произо­шедшей аварии, надо лишь анализировать соб­ственные оставленные в снегу следы, наблюдать < за изменениями, происходящими с отпечатками ^ на протяжении времени. Например, поставить

* о’дин-два контрольных следа вечером и утром, ^ внимательно изучить их.

Х Конечно, все описанные способы определе-

5 ния свежести следа достаточно сложны и требу-

* ют от наблюдателя определенного опыта. К при — I меру, внешний вид и твердость снежного следа

Ч

_Q

Зависят от множества различных факторов: дав — "" ности выпадения свежего снега и его влажно­сти, общей глубины снежного покрова, клима­тических условий, характера освещенности и Ч пр. При серой, мглистой, сумрачной погоде са — Ч мый свежий след при визуальном осмотре мо — Ц жет показаться старым. Но стоит заслонить ц ямку рукавицей или полой одежды от невыгод­ного рассеянного освещения, и он оживет, заи­грает, проявит все признаки свежего следа. И, напротив, при ярком солнце старые, но хорошо сохранившиеся следы кажутся очень свежими. Ч Поэтому недопустимо судить о «возрасте» Ч следа по одному только выбранному наугад ^ признаку. Надо последовательно использовать ^ все известные следопытские приемы, причем ^ работать лучше не с. одним отпечатком, а с не — ^ сколькими, удаленными друг от друга. И лишь 92 после этого делать окончательные выводы.

Обнаружив тропу, в первую очередь необхо­димо удостовериться, что она протоптана чело­веком, а не лесными животными. Признаком звериной тропы могут служить многочисленные отпечатки лап и копыт на почве, обильный по­мет, клочки шерсти на ветках кустов и деревьев, неудобная, с точки зрения человека, конфигу­рация тропы, отсутствие искусственных мос­тков через ручьи и реки и полное отсутствие следов деятельности человека. И еше одна ха­рактерная особенность: если ветки кустов и де­ревьев нависают над тропой, постоянно стегают по лицу и груди, значит, дорогу сквозь чащобу проложил зверь. Если бы тропой пользовались люди, они непременно бы обломали все неудоб­ные и опасные сучки и ветки.

Для медвежьих троп характерна плотная, утоптанная, лишенная травянистой раститель­ности почва, нередко в форме глубокой (10—20 см) борозды, до 0,5 м шириной. Встречающиеся вдоль тропы кусты малины, смородины с ягода­ми почти всегда обломаны. На отдельных де­ревьях можно заметить глубокие борозды со­рванной Коры — это своеобразные медвежьи метки, которыми хищник определяет свои вла­дения.

На магистральную, то есть постоянно ис­пользующуюся тропу могут указать деревья со стесанной вершиной или стволом, очищенным от веток, от корней до середины высоты — так называемые деревья-маяки (рис. 38).

СЛЕДОПЫТСТВО

В лесной зоне небольшие тропы обычно ме­тят на уровне груди идущего человека, в преде­лах видимости одной метки от другой. Чаще всего метки ставят на наиболее крупных, высту­пающих из густолесья на тропу деревьях, кото­рые издалека бросаются в глаза. Простейший затес представляет из себя глубокую, снимаю­щую не только кору, но и верхний слой древеси­ны зарубку, сделанную с помощью одного-двух ударов топора. Более сложные затесы встреча­ются редко, так как вырезать замысловатые ри­сунки на стволах — дело долгое и хлопотное {рис. 39).

СЛЕДОПЫТСТВО

Рис. 39

Свежий затес на стволе дерева имеет желто­ватый оттенок. Очень свежий, возрастом в од — ну-две недели, отличается особенной яркостью, отдельные, торчащие в стороны щепочки еще

Не потускнели, не вы­сохли и имеют такой же цвет, что и древе­сина ствола. Старый затес под действием дождя и ветра посте­пенно тускнеет и че­рез полгода — год приобретает серый оттенок, но тем не менее остается хоро­шо заметным еще не­сколько лет.

Три-четыре затеса на стволе рядом друг с другом могут обо-.

Значать, что в стороне находится удобная стоян­ка или через несколько метров будет разветвле­ние тропы, дороги, родник. Воткнутая поперек тропы ветка или молодое деревце вершиной указывают направление, в котором человек свернул в лес. Это временная метка, с помощью которой метят маршрут разошедшиеся на время охотники. Иногда роль указующей стрелки иг­рает щепка или небольшая веточка, вставленная в расщеп на верхнем конце кола, вбитого в грунт посреди тропы. В некоторых случаях охотники оставляют рядом с меткой, на кусочке бересты или на бумаге, засунутой в полиэтиле­новый пакет или стеклянную тару, письменное сообщение, из которого потерпевшие бедствие

СЛЕДОПЫТСТВО

Могут почерпнуть для себя много полезной ин­формации (рис. 40).

На незалесенных участках местности тропу

Метят специальными, издалека видимыми кону — •

Сообразными турами, чаще всего сложенными •

Из камней или валежника. Но иногда из более •

Экзотических материалов: в тундре — из бро — 5

Шенных оленьих рогов, в степи и пустыне — из £

Любого подходящего материала, вплоть до кос — ^

Тей и черепов падших животных. Высота ту — g

Ров-маяков бывает очень различна, но обычно £

Не меньше роста человека, чтобы их не заметало ;

Зимой снегом, а в пустыне песком. ;

В более посещаемых районах тропы метят • разноцветными полосами краски, нанесенными на стволах деревьев в строгой очередности, или,

Если она временная, — яркими флажками из г-

Цветного материала, плотной бумаги, привязан — ф

Ными к сучкам и веткам. Такая более современ — ф

Ная и щадящая природу маркировка, как прави — м

Ло, используется туристами, лесниками. Чаще ^

Всего метки наносятся с правой стороны, по ^

Ходу движения, так как человек обычно идет по Ф

Правой стороне широкой тропы, дороги и рабо — ф

Тает соответственно правой рукой. Обратная ф

Маркировка наносится с противоположной сто — А

Роны тропы или на уже меченых деревьях, но С ф

Другой стороны ствола (рис. 41). ^

При приближении к населенному пункту ‘

Любая тропа становится более широкой, натоп — Ф

Танной, чаще встречаются ответвления, места ф

Привалов, больше заметно мусора — консерв — ф

Ных банок, окурков, спичечных коробков, ста — *

Рых костровищ и т. п. 95

Рис. 41

При удалении от поселка наблюдается об­ратная картина.

Туристы могут метить свой маршрут, вытап­тывая временные знаки на снегу и земле {рис. 42, а), выкладывая из веток (б), камней (в), ри­суя на коре дерева углем или шариковой ручкой стрелки (г) и т. п. Расшифровка сложных знаков приводится ниже:

1. Двигайтесь прямо.

2. Поверните направо или налево (в зависи­мости от того, куда направлена боковая риска).

3. Увеличьте скорость передвижения.

4. Внимание! Впереди препятствие или опас­ное место.

5. Стоп! Находиться на этом месте.

6. Место для кратковременного привала.

7. Место для лагеря.

8. Питьевая вода.

9. Здесь оставлено письмо.

10. Здесь удобная переправа.

Кроме того, знаком временной (на 2—3 дня) маркировки могут служить воткнутые в снег ветки и еловый лапник, ветки, закрепленные на кроне дерева другой породы (еловые на лист­венных и наоборот), прислоненные к стволам палки, цветная бумага, приклеенная с помощью ленты или наколотая на выступающие ветки придорожных кустов. Подобная временная мар­кировка может простоять иногда целый сезон и значительно облегчить поиск занесенной сне­гом тропы.

Знаки, приведенные на рис. 43, имеют хож­дение среди иностранных любителей путешест­вий и потерпевших бедствие авиаторов и служат для указания направления следования. При этом геометрия этих знаков, равно как и любых других, универсальна — более узкий, либо на­клоненный к земле конец направлен в сторону движения.

Знаки, изображенные на рис. 44, — запрети­тельные. Первый расшифровывается как «не сюда», «нет пути». Второй знак, состоящий из трех уложенных рядом друг с другом камней или трех вбитых в грунт палок, обозначает сигнал опасности.

Нередко туристы оставляют сообщения о себе под сложенными из камней турами на пе­ревалах, вершинах, а также в пустых консерв­ных банках, закрепленных в костровой рогули­не, в залитых стеарином свечи бутылках, иногда пишут углем или шариковой авторучкой на за­тесе, сделанном на костровой рогулине или по-

СЛЕДОПЫТСТВО

СЛЕДОПЫТСТВО

Рис. 44

Перечной перекладине. В записке сообщают, какая группа проследовала и по какому мар­шруту. Рядом с запиской иногда оставляют по­дарок — конфеты, плитку шоколада, банку кон­сервов. И информация и подарок всегда могут пригодиться попавшим в беду людям.

Определить направление движения людей по тропе можно по отдельным встретившимся следам, особенно на увлажненных и загрязнен­ных участках.

Определенная система обозначения мест промысла существует у профессиональных охот­ников. Кроме обычных затесов, это могут быть обломанные на высоте человеческого роста вет­ки, а также жерди, прибитые или приставлен­ные к стволам деревьев, или просто воткнутые в снег. Чаще всего подобные жерди являются ча­стью настороженного на зверя капкана или мет­кой, обозначающей место его установки. Неко­торые способы установки жердей показаны на рис. 45.

Обнаружив подобную метку, следует вни­мательно осмотреть близрасположенную мест­ность, чтобы убедиться, что эта наклонная жердь — не случайная, сбитая с дерева палка. Капкан будет либо установлен на самой жерди, либо соединяться с ней с помощью поводка, либо находиться где-то поблизости.

При обнаружении настороженного капкана нужно оборудовать вблизи него убежище или костровой бивак и ожидать прихода охотника. Обычно капканы проверяются не реже одного раз в несколько дней. Уходить от него не стоит, так как отыскать заимку охотника самостоятель

Но вряд ли удастся, а она может быть единствен­ным жильем на многие десятки километров в округе!

Если капкан не насторожен, в особенности если это не металлический капкан, который охотники предпочитают уносить с собой, а его импровизированный, изготовленный из под­ручных средств аналог, если видно, что им дав­но не пользовались, то можно рискнуть пред­принять самостоятельный поиск охотничьей за­имки. Для этого надо дополнительно пометить место находки и, оставляя в пределах прямой видимости метки, провести осмотр окружаю­щей местности с целью обнаружения промы­словой тропы, меток, других капканов. И уже по ним выйти к заимке или лесной дороге.

Лесная дорога. Когда потерпевшие бедствие выходят на лесную дорогу, им необходимо по­пытаться определить, в какой стороне располо­жен населенный пункт и с какой стороны он ближе. Следует самым внимательным образом осмотреть поверхность дороги и ее обочины на

Несколько километров в ту или иную сторону. Постараться понять ее характер и транспортное назначение.

На лесовозных дорогах, вывозящих лес с ле­сорубных делянок, потерянные при перевозке и лежащие у обочины хлысты (деревья с обруб­ленными по всей длине ствола ветками и сучья­ми) повернуты комлем (широким основанием ствола) в сторону населенного пункта. Объясня­ется это тем, что перевозят их на автомашинах и тракторах комлем вперед {рис. 46).

Съезд автотранспорта с полей, делянок обычно направлен к поселку. Если смотреть с высоты, то можно заметить, что дорога в этом месте образует как бы стрелку, указывающую направление на населенный пункт. «Рисуют» эту стрелку сами водители, разворачивающие автомобиль при въезде на основную трассу сра­зу в нужном направлении. Съезжают с дороги они также по малой дуге, срезая прямой угол.

При приближении к населенному пункту дорога становится более наезженной, местами разбитой. При удалении, наоборот, колея ста­новится менее глубокой, постепенно сужается и частично перекрывается травянистой расти­тельностью.

Свежие следы автотранспорта и людей, как правило, ведут утром от жилья, а вечером — к жилью.

Лесные дороги и тропы чаще всего разветв­ляются на пути от поселка и сходятся при при­ближении к нему. Иначе говоря, угол слияния двух дорог острием направлен к населенному

СЛЕДОПЫТСТВО

Пункту, а открыт в противоположную ему сто­рону.

Если слабонаезженная дорога идет в болото, а другие дороги и тропы отсутствуют, надо ста­раться по возможности не сходить с нее. Это может быть «зимник», «утонувший» в воде по­сле того, как стаял снежный покров. «Зимник» обычно бывает единственной дорогой на мно­гие десятки километров вокруг и нередко крат­чайшим путем к спасению.

В какую сторону ушла машина? Чтобы по­нять, в какую сторону проследовали по дороге последние бывшие здесь автомашины (от этого зависит выбор направления движения), надо внимательно осмотреть оставленные ими следы.

Так, например, воронкообразные завихре­ния на дне следа направлены острыми углами в сторону движения.

Разбрызгиваемые в стороны песок, пыль, грязь ложатся по склонам колеи в виде веера, раскрытого в противоположную от направления движения сторону (рис. 47).

Концы раздавленных ветвей, палок, прути­ков обращены в сторону следования транспор­та. Если колесо зацепляет лишь одну сторону лежащей поперек дороги ветки, то ее ближний, попавший под колесо, конец отбрасывается на­зад, а дальний, высунувшийся из колеи, разво­рачивается в сторону, куда ушла автомашина (рис. 48).

СЛЕДОПЫТСТВО

Рис. 48

Частицы грунта и мелкие камешки отбрасы­ваются колесом в сторону, противоположную направлению движения {рис. 49).

При переезде через лужу высыхание следов и брызг наблюдается в сторону движения — чем дальше, тем суше. Комков грязи, прихваченных протектором при переезде через подсохшую лужу, становится меньше по мере удаления от лужи. Соответственно многие лужи и участки грязи имеют вытянутую в сторону более интен­сивного движения форму. Сохранившийся мок­рый след протектора, выходящий из лужи, так же направлен в сторону движения {рис. 50).

СЛЕДОПЫТСТВО

Рис. 50

Капли жидкости (чаще всего масла), упав­шие по ходу движения, вытянутыми концами указывают в сторону, куда ушла машина. Прав­да, это правило справедливо только для машин, шедших на малой скорости. На большой скоро­сти капли просто разбиваются о грунт {рис. 51).

Если жидкости вылилось много и разом, то от большого пятна в сторону ушедшей машины потянется цепочка из более мелких, постепенно сходящих на нет, капель (рис. 52).

Земля под выступом протектора или гусени­цы более уплотнена в том месте, которое распо­ложено против движения, так как именно этими

СЛЕДОПЫТСТВО

СЛЕДОПЫТСТВО

Рис. 52

Выступающими деталями покрышки либо гусе­ницы машина цепляется за грунт и отталкивает­ся от него.

>s ф

Q.

<

X <

При пробуксовывании колеса машины под­нимают грязь и песок и отбрасывают его в про­тивоположную движению сторону. Иногда в месте пробуксовки можно увидеть целые валы земли, выброшенные из ямок, провернутых в дорожной колее колесами машины. Понятно, что эти земляные валы остаются за задним бор­том ушедшей машины. Если на них не видны отпечатки колесных протекторов, значит, после буксовавшей здесь машины никакой другой транспорт по дороге больше не проходил (рис. 53).

СЛЕДОПЫТСТВО

•у

Колеса на поворотах образуют угол расхож — * дения колеи и угол схождения, которые всегда Ф направлены в сторону движения. ф След тормозного пути нарастает постепенно ф и резко обрывается в той стороне, куда шла ма — А шина. ^ Трава и кустарники приминаются верхуш — ^ ками в сторону движения (рис. 54). 9 В колеях пыль оседает в форме зубцов пилы, Ф направленных в сторону хода автомашины. ф Клочков сена на придорожных кустах и на — ф висаюших над дорогой ветках больше с той сто — А роны, откуда ехала машина или повозка. ^ При въезде с переувлажненной грунтовой ^ дороги на шоссе автомобиль притаскивает и ро­няет с колес, крыльев и резиновых брызговиков частички прилипшей к ним грязи, хорошо раз­личимые на асфальтовом покрытии. Иногда та — • кой грязевой след может, постепенно убывая, • растягиваться на десятки метров в ту сторону, • куда ушла автомашина. Понятно, что, съезжая с 5 шоссе на грунтовку, автомобиль никаких следов £ на асфальте не оставляет (рис. 55). ^ Примерно такие же, хотя и гораздо менее g заметные, следы можно обнаружить при пово — i5 роте автомобиля с дороги с одним грунтовым ; покрытием на дорогу с другим грунтовым по — і крытием. Например, с земляной — на песча — * ную. Если внимательно пройти по следу, можно обнаружить частички грязи, упавшие с колес и брызговиков на песок. Если с песчаной — на г

СЛЕДОПЫТСТВО

Рис. 55

Травянистую, то тогда среди травы можно оты — I екать отдельные песчинки. И, значит, машина I повернула с грязевой колеи на песчаную и с песчаной — на травяную. Если таких следов нет, s то машина шла в противоположную сторону, < т. е. с травы — в песок и с песка — в грязь. s Анализ следов нескольких автомашин мо — ф жет довольно точно подсказать, в какой стороне расположен населенный пункт, в какую сторону ^ движение более интенсивное.

• Следопытство на лыжне. Зимой потерявших ; ориентировку путешественников может вывес-

• ти к жилью случайная лыжня. Но для этого надо уметь по ее внешнему виду определять направ-

W ление движения лыжника, w Достаточно немного подумать или осмот — ^ реть собственные следы, чтобы понять, что от — j печаток плоскости кольца лыжной палки быва — Ч ет наклонен в сторону движения лыжника. Со — Ч ответственно комки снега, прихваченные ^ кольцом лыжной палки и выброшенные нару — Ь жу, направлены в сторону, куда ушел лыжник, w Бороздка, вычерченная в снегу острым концом w палки, длиннее в сторону движения, так как при J подъеме палки она некоторое время проволаки — Ч вается по следу (рис. 56).

\ В самой лыжне иногда остаются отпечатки Ч задника лыжи, имеющие вид буквы «П», откры — ^ той в сторону движения лыжника. Отпечаток W образуется, когда лыжник при начале нового ь. шага опирается на лыжу и сдвинутый задник 106 слегка врезается в снег (рис. 57).

СЛЕДОПЫТСТВО

Рис. 56

Подсказать, куда шел лыжник, могут отпе­чатки лыж при торможении и подъеме в гору. • При торможении «плугом» или «упором» вали — ; ки сдвинутого снега собираются в низу спуска, а • на самом склоне видны характерные «соскребы» S

Снежного покрова (рис. 58). £

І—

О

СЛЕДОПЫТСТВО

TOC \o "1-3" \h \z При подъеме «елочкой» или «полуелочкой» Ф

Сдвинутые задники лыж указывают обратное ф

Движению направление (рис. 59). ф

Отпечатки лыж при подъеме «лесенкой» мо-

Гут показать направление движения лыжника 107

СЛЕДОПЫТСТВО

Только на пологих склонах. Понятно, что, если

• на некрутом склоне видна «лесенка», человек

• здесь поднимался. Сверху он просто скатился

• бы на лыжах. На опасных для спуска крутых ^ склонах «лесенка» может использоваться для ^ движения в две стороны, т. е. и для подъема, и s для спуска (рис. 60).

>s Правда, узнать направление, в котором о. ушел лыжник, еще не значит определить на — 5; правление на населенный пункт. Для ответа на < этот основной вопрос следопыт должен узнать, ; кто это был — охотник, турист, спортсмен, от — I дыхающий, — и установить «возраст» следа.

Как примерно должна выстраиваться цепоч — ка логических заключений? Ч Вначале надо попытаться понять характер ^ лыжни. К примеру, если лыжня проложена до-

СЛЕДОПЫТСТВО

СЛЕДОПЫТСТВО

Вольно прямо, почти не петляет, а если петляет, то плавно, кусты и деревья на ней не встречают­ся, ветки близких деревьев не задевают идущего человека, то с большой долей уверенности мож­но предположить, что лыжня располагается по­верх хорошо натоптанной летней тропы. Если разгрести снег, то почти наверняка можно обна­ружить твердую, утрамбованную, лишенную травянистого покрова землю.

С другой стороны, если лыжня сильно пет­ляет, огибает небольшие одинокие кусты, ино­гда возвращается, заводит под деревья, если по ногам, груди, лицу хлещут ветки — значит, лыж­ня случайная.

Если лыжня выдерживает вес стоящего на ней человека, значит, можно предположить, что здесь прошло много людей и в разное время. Они утоптали снег слой за слоем, пока не обра­зовалась своеобразная снежная гать. На случай­ную, один-два раза использованную лыжню так не встанешь — провалишься.

Затем надо, встав на колени, внимательно осмотреть и даже ощупать лыжню. Узкая она или широкая? Отчетлив рисунок или нет?

Предположим, лыжня широкая — с ладонь и даже больше. Подобный след оставляют ши­рокие лыжи вроде «Тайги» или «Вологды». На них обычно ходят охотники и туристы. Но кто конкретно?

Дно лыжни достаточно рыхлое, тонкое — значит, человек шел один и налегке. Отпечатков лыжных п&чок не видно, ямки из-под них тоже не просматриваются. Туристы без палок в путь не отправляются, потому что с тяжелым рюкза­ком без дополнительной опоры трудно удержи­вать равновесие, сложно забраться в гору.

Охотники, напротив, предпочитают путеше­ствовать без палок, так как в руках держат изго­товленное к стрельбе ружье. Замеченную птицу или дичь они бьют навскидку, снимать палки у них времени нет.

Для туристской лыжни характерны глубоко вдавленный, утрамбованный снег, короткий шаг лыжников, следы частых остановок и при­валов, вмятины от снятых рюкзаков на снежном покрове. По рисунку отпечатков колец лыжных палок, по их количеству турист может опреде­лить свою группу, от которой он, например, от­стал.

Узкая лыжня, использование лыжниками скоростной — «коньковой» или «двухшаж — ной» — техники, иногда рифленая насечка, ко­торая наносится на скользящую поверхность некоторых видов пластиковых лыж, широкий, размашистый шаг, величину которого можно определить по расстоянию между отпечатками палок, применение односторонних, типа «гуси­ная лапка», колец на лыжных палках — харак­терны для спортсменов-лыжников или отды­хающих. Правда, у спортсменов шаг гораздо шире, увереннее, лыжня прямее и уже, остано­вок меньше. Отдыхающие чаще сходят с лыжни, останавливаются, «заступают» носком лыжи на обочины, дольше проволакивают по поверхно­сти снега палки и шире расставляют их в сто­роны.

Чтобы не принять за широкий шаг отпечат­ки двух разных палок, надо внимательно осмот­реть отпечатки кольца. Формы их бывают раз­личны — с тремя, четырьмя сегментными отверстиями, с проволочным или пластиковым каркасом и т. п.

Если лыжня проложена спортсменами-бегу­нами или отдыхающими, значит, от населенно­го пункта она далеко не уходит. И, значит, тропа эта известная и часто используемая. По плохо утоптанной, по случайной лыжне на беговых

Лыжах не ходят. Спортсмены и отдыхающие вы — ^

Бирают лишь «магистральные» тропы и дороги с Ф

Гарантированно твердой поверхностью. ф

По такой лыжне куда ни пойдешь — обяза — ф

Тельно выйдешь к людям. В лучшем случае — ф

Сразу, буквально через несколько километров. ^

В худшем — придется дойти до точки поворота. Г

И, наконец, если лыжня имеет кольцеобразную ^

Форму — вернуться к поселку по большому кру — Ф

Гу. В любом случае промахнуться невозможно, ф

Так как оба конца лыжни упираются в один и ф

Тот же населенный пункт или соединяют два ф

Близкорасположенных поселка. ^

Если потерпевшие обнаружили свежие ^ (двух-трехчасовой давности) следы беговых лыж в утренние и первые дневные часы, то имеет смысл пойти в противоположную направлению

Движения лыжника сторону, так как почти на — •

Верняка бегун недавно вышел из поселка. Если •

На ту же лыжню они наткнулись к вечеру, то •

Лучше пойти вслед ушедшему лыжнику, так как 2

Скорее всего он возвращался домой. «Возраст» £

Следа можно определить по уже описанной тех — ^

Нологии. g

Несколько сложнее ориентироваться по ^

Лыжне, оставленной охотником. В отличие от ;

Спортсменов-бегунов он бездорожья и снежной ;

Целины не боится и даже, наоборот, старается • забраться в глухие места, где дичи больше. Без­условно, и охотник рано или поздно выйдет к

ЖИЛЬЮ, НО, В отличие ОТ спортсменов, ОН может г-

Бродить по лесу и сутки, и двое, ночуя возле ко — ф

Стров или в небольших заимках. ф

В подобном случае, чтобы выбрать правиль — ^

Ное направление движения, надо пройти по Г

Лыжне в любую сторону некоторое расстояние. ^

При этом следует помнить, что наиболее ров — Ф

Ную лыжню охотник прокладывает в начале ф

Пути, когда идет от поселка. Там дичи обычно ф

Нет и лазать по бурелому, кустам бессмысленно, ф

Лишь по мере удаления от жилья охотник начи — ^

Нает двигаться более вольно — петлять, углуб — J

Ляться в густолесье. Точно такая же картина на — ^

Блюдается при приближении к населенному Ф

Пункту: чем он ближе, тем лыжня становится ф

Ровнее. Поэтому как только человек, следую — ф щий по следам охотника, заметит, что лыжня

Начинает кружиться на одном месте, разделять — 111

ся, петлять, заводить в труднодоступную мест­ность и т. п., ему лучше вернуться назад. Ч Так же, как спортсмены или отдыхающие, ^ охотники стремятся выйти из города пораньше ^ утром, а вернуться домой засветло. Соответст­венно по свежим, двух-трехчасовой давности следам идти надо утром против движения охот­ника, а вечером вслед за ним. Но правило это справедливо только для случаев, когда охотник Ч шел по тропе, дороге или когда лыжня проложе — ^ на прямо, так сказать, целеустремленно. По ^ одиночной петляющей лыжне двигаться лучше в сторону, куда ушел охотник, чтобы добраться до места его ночного привала, охотничьей избы или поселка.

Определить направление движения охотни — . ка можно, пройдя по лыжне несколько сотен

• метров в любую сторону. В связи с тем, что охот-

• ничьи лыжи в 2—3 раза шире беговых и пример — ^ но во столько же раз менее «послушны», на по — ^ воротах они нередко въезжают носком на обо — s чину лыжни, оставляя на снегу специфический >s отпечаток в виде утоптанной полукруглой зазуб — о. рины. Отпечаток открыт в сторону, противопо — ^ ложную направлению движения лыжника {рис. < 61).

В сомнительных случаях следует продолжать движение по тропе до тех пор, пока не отыщется на обочине полный отпечаток носка съехавшей с лыжни лыжи.

На подъемах при соскальзывании лыжи на­зад ее задник, углубившись в бортик лыжни, может образовать специфический П-образный след.

Проще всего определить направление дви­жения охотника на склонах. При спуске неиз-

СЛЕДОПЫТСТВО

Бежны наезды носка лыжи на сугробы и образо- ^ вание валиков снега при торможении «плугом» Ф или «упором», направленные в сторону движе — ф

Ния.

На крутом склоне направление движения ф указывают следы подъема «елочкой» или «полу — ^ елочкой». На пологом, когда лыжа соскальзыва — Г ет вниз, ее задник, сгребая снег, образует харак — Ф терный микросугроб в форме ступеньки. А если Ф упирается в бортик лыжни — выдавливает в ней ф своеобразную щель-углубление (рис. 62). ф Если потерпевшие вышли на лыжню недав — ф но прошедшей группы туристов, то можно по — ^ пытаться их догнать. Скорость перегруженных ^ рюкзаками туристов обычно невелика: они час­то останавливаются, загодя разбивают лагерь. Кроме того, у идущих налегке потерпевших бо­лее высокая (если они имеют лыжи) скорость, • так как туристы тропят лыжню в глубоком сне — ; гу, а они бегут по хорошо утоптанной тропе. • Иногда целесообразно продолжать движение в 2 ночной период, потому что есть реальная воз — £ можность добраться до остановившейся на ноч — ^ ной отдых группы. g Во всех случаях потерпевшим бедствие ^ предпочтительней держаться хорошо наезжен — • ной тропы или лыжни, так как одиночный след ; довольно быстро заметается снегом и исчезает. * А вот плотную глубокую лыжню возможно об­наружить даже после сильного снегопада по ха­рактерной ложбинке-углублению, образовав — г- шейся на поверхности снега и особенно хорошо ф различимой при боковом освещении. Подоб — ф ную «магистральную» лыжню можно отыскать в 4

СЛЕДОПЫТСТВО

Прямом смысле на ощупь. Снег на лыжне ут — Ч рамбован, выдерживает вес человека, в то время Ч как рядом — рыхлый. По такой тропе-лыжне Ц можно двигаться в любую непогоду, ощупывая ц дорогу ногами или палкой. ^ Во всех сомнительных случаях и при начи- ^ нающейся непогоде по слабовыраженной лыж-

* не следует двигаться вслед прошедшему здесь Ч человеку, пытаясь догнать его. После выбора Ч направления движения по обнаруженной тропе ^ или дороге нельзя успокаиваться. Искусство ^ следопыта в том и состоит, что он считывает ин — ^ формацию с окружающей местности беспре — ^ рывно, автоматически. И каждый новый шаг

* должен либо подтверждать, либо опровергать сделанные ранее выводы.

При движении по обнаруженному слабовы-

• раженному следу надо стараться идти рядом с

• ним, чтобы случайно его не затоптать. При по — ^ тере следов, лыжни или метки необходимо сразу ^ же остановиться и в месте потери следа устано — s вить хорошо заметный знак — вбить в землю >s колышек, повесить на ближайшее дерево кусок о. пестрой ткани. От знака, постепенно расширяя J площадь, надо провести тщательный поиск. < Лучше всего идти по постепенно расширяю — ; щейся спирали. Если пропавший след не обна — I руживается, надо по собственным следам вер­нуться к предыдущей метке или следу и попы — таться провести поиск от него. Ночью поиск

Ч следует прекратить и организовать бивак как Ц можно ближе к месту потери следа. Ь Во время движения надо как можно чаще ^ оглядываться назад, осматривать, запоминать ^ местность, уникальные ориентиры — скалы, ™ кривые деревья, нагромождения камней, боль — Ч шие лужи и т. п. В сырую погоду полезно перио — Ч дически наступать на грязную почву, оставляя ^ на ней отпечатки подошв обуви. Все это, при Ь необходимости, облегчит возвращение назад, а ^ также поможет в поиске спасательным коман — ^ дам. Необходимо помнить, что любая местность ™ при взгляде назад может иметь совершенно не — Ч узнаваемый вид. Тропа «туда» и тропа «обрат — Ч но» — это визуально разные тропы! ^ Особенно опасно расслабляться на лыжне к — или зимней тропе. Ровно стелясь под ноги, она 14 убаюкивает внимание человека. Он перестает смотреть по сторонам. Случись метель или сильный снегопад — и человек полностью теря­ет ориентировку, не узнает лес, по которому шел всего лишь час назад. Важнейшее правило зим­ней техники безопасности гласит: не доверяйся только лыжне, заведомо будь готов к тому, что ее занесет снегом.

Следы домашних животных. Вывести потер­певших к населенному пункту могут следы до­машних животных — лошадей, коров, собак, овец и т. п. Но не имея достаточного опыта, можно перепутать следы домашних животных с похожими на них следами их диких сородичей. Например, отпечатки волчьих и лисьих лап можно принять за след собаки. Следы некото­рых крупных копытных — за лошадиные.

Чтобы этого не случилось, надо знать, что у волка след стройнее, более вытянут, когти и по­душечки пальцев выражены резче. Отпечатки двух средних пальцев волчьей лапы как бы вы­двинуты вперед, между ними и крайними паль­цами, поперек следа, можно положить соло­минку или спичку, в то время как отпечатки по­душечек собачьей лапы как бы собраны в комок, и соломинка, положенная на след, будет одно­временно касаться или пересекать отпечатки всех четырех пальцев (рис. 63). Следы передних лап волка крупнее и четче, чем задних. Когда волк передвигается шагом, и особенно рысью, отпечатки его лап располагаются почти по од­ной прямой линии. Чем быстрее движется волк, тем прямее линия его следов.

Кроме того, собаки при движении раскиды­вают лапы, поэтому след задней ноги у них не попадает в след передней. У волка обычно левая

СЛЕДОПЫТСТВО

Задняя нога, когда он идет шагом или трусцой, ступает в след правой передней. Ч След лисицы также можно принять за след ^ некрупной собаки. И все же, если присмотреть — ц ся, они различаются. У лисицы отпечатки более ^ стройные, вытянутые, а пальцы меньше собра­ны в комок. Когти длиннее, тоньше и оставляют более четкие отпечатки, хорошо заметные на мягком грунте и влажном снегу. Лисица ставит все четыре лапы одну за другой, след ее вытянут Ч в одну линию, словно вычерчен по линейке. Со- Ц бака же идет как бы раскачиваясь, вразвалку, ^ поэтому и отпечатки ее лап представляют лома­ную линию.

И, наконец, чтобы не перепутать на глубо­ком снегу следы человека и медведя, необходимо І знать, что человек ставит ноги пятками внутрь, ‘. носками наружу, а медведь — наоборот: пальца — — J — ми внутрь, к средней линии следа. Именно по — s этому его в народе и называют иногда косола — < пым. Кроме того, по медвежьему следу трудно s идти, ступая точно в отпечатки лап, так как ф приходится сильно выворачивать ноги. ^ Хорошими проводниками к жилью могут

• быть пчелы. Они дальше чем на несколько ки-

• лометров от своих ульев не улетают и, набрав

• нектар, сразу возвращаются назад. За пчелами,

• перелетающими с цветка на цветок, можно не ^ наблюдать. Их полет хаотичен и не имеет одно­значно сориентированного направления. Смот­реть надо на пчел, которые «загрузились под за — вязку» и взяли обратный курс на свой улей. По-

Ч лет их становится более прямолинейным и Ч сориентированным в каком-то одном направле — Ч нии. Проследив несколько пчел (а лучше не — Ц сколько десятков) и сняв азимут их полета, можно выйти к лесной пасеке.

Ч

Ч ч

Ч ч ч

Даже если пасека работает в «автоматиче­ском» режиме, то есть без постоянного присмот — ра пчеловода, от нее будет уходить колея, по Ч которой ульи доставили в лес и которая обяза — Ч тельно выведет к жилью. Если колея плохо вы — Ч ражена, лучше не рисковать и оставаться на ^ месте, ожидая прибытия хозяина пасеки. Не ц бросит же он свое добро в лесу надолго! А пи — ь. таться можно медом из ульев, отпугивая пчел 116 дымокурными кострами и факелами.

Ну а если вдруг окажется, что пчелы, по сле­дам которых вы шли, — не домашние, а дикие, лесные, то как минимум вы сможете разжиться ф медом. Что теже очень неплохо! ф

Особенности следопытства в тундре и лесо — ф тундре. В целом приемы следопытства в тундре * и лесотундре ничем не отличаются от рекомен- дованных для других зон. Вот только в отличие от средней полосы или пустыни, в тундре летом для более тщательного изучения следов следует ф искать не увлажненные, а, наоборот, более су — ф хие участки местности, желательно не покры — ф тые мхом и лишайниками. ^

В тундре след нарт или взрыхленный копы — ^ тами оленей снег может вывести к людям. Еще быстрее могут вывести к жилью характерные от­печатки гусениц снегоходов.

Особенности следопытства в прибрежной ; зоне морей. Лучше всего следы читаются на пес — • чаных пляжах морских побережий. Благодаря • тому, что морской песок состоит из гораздо бо — 2 лее крупных песчинок, чем пустынный, и СИЛЬ — £ нее увлажнен, он в меньшей степени подвержен ^ разрушению и влиянию ветра. g

Особенно хорошо читаются отпечатки сле­дов, оставленные вблизи кромки воды. Кстати, ; именно там, по кромке, обычно и предпочитают \ идти и ехать люди, так как мокрый песок более • тверд и не проседает под ногой или колесами автотранспорта, как расположенный выше по берегу сухой. Там и надо в первую очередь разы — г — скивать их следы. Правда, на некоторых побе — ф режьях могут встречаться более твердые, с ф обильными вкраплениями ракушечника сорта песка, в котором след вдавливается плохо.

Галечные и каменистые пляжи практически не сохраняют следов. На них следы людей, ив Ф особенности автотранспорта, следует искать в ф проходах между грядами камней, имеющих пес — ф чаное или грунтовое покрытие. ф

Ф

Ф ф

<

Ф Ф

Ф Ф

«Возраст» найденных следов можно опреде­лить с помощью уже описанных приемов. Кро­ме них, можно использовать еще один — чисто морской. Для всех морских или океанских побе — Ф режий характерны случающиеся два раза в су — ф тки приливы и отливы. Они бывают от очень ф значительных, с падением уровня воды на де — ^ сять и более метров, до карликовых, не превы — 1

^ тающих нескольких десятков сантиметров. Во Ч время плаваний по Белому и Баренцеву морям Ч на копии древненовгородской парусной лодки Ц сойме нам не раз пришлось «обсушиваться», на — ^ блюдая, как море, по которому мы только что w плыли, вдруг ушло из-под киля на несколько ^ сотен метров! Вот этими приливно-отливными J часами и может воспользоваться человек, пы — Ч тающийся ответить на вопрос: как давно были Ч оставлены на песке следы? Максимум — 12 ча — Ц сов назад! До того здесь никто не мог передви — ^ гаться пешком, потому что здесь плескалась вода. Более точно время можно установить, за­мерив скорость прибытия воды, расстояние, разделяющее минимальную и максимальную — линии уровня моря, и прикинув, когда именно

• осушилось дно в том месте, где был обнаружен

• след.

• И уж коли разговор зашел о море, смею за — ^ верить, что навыки следопытства могут приго — ^ литься потерпевшим даже вдали от берега! Из — s вестная пословица утверждает, что вилами по ‘S воде писать нельзя. В том смысле, что на ней о. следов все равно не останется. Так вот, это не — J правда! Следы на воде остаются. И очень замет — < ные.

; В том месте, где судно взбаламутило своими I винтами поверхность моря, в течение несколь­ких часов, а после больших судов — в течение — ч нескольких десятков часов (!) хорошо различи — Ч мы полосы пены, разделенные участками чистой ^ воды. Словно море разлиновали, как школьную ^ тетрадь. По направлению этих полос можно су — w дить о курсе судна. А по количеству полос и их J ширине можно даже попытаться вычислить его ^ размеры. С течением времени эти пенные поло — Ч сы расходятся в стороны и размываются. По Ч тому, насколько сильно расплылся контур по — Ц лос и как далеко они разъехались друг от друга, ц можно судить о том, как давно прошло здесь судно. Вот тебе и вилы…

В заключение этой главы хочу заметить, что ее основная задача состоит не столько в том, Ч чтобы описать конкретные приемы расшифров — Ч ки следов, сколько в том, чтобы показать общую Ц схему рассуждений, так сказать, логику следо — пытства. Остальное потерпевшие смогут нара — 118 ботать сами.

СЛЕДОПЫТСТВО

Ft*

Й2

І

14

To «

Д

У

ЛК

NSK 17

& 7£ ч s а» к

Рис. 64

Поиск людей. Основы следопытства (рис. 64): НАДО:

□ Вернуться к месту потери следа (1).

□ Начертить план-схему местности (2).

□ Избирать для движения линейные ориенти­ры (3).

О Двигаться вниз по течению рек (4).

□ Осматривать окружающую местность (5).

□ Замечать охотничьи и туристские туры и другие метки (6).

□ Проводить поиск с помощью наблюдения (7).

□ Проводить поиск с помощью прослушива­ния (8).

□ Метить маршрут своего движения (9).

^ □ На видных местах оставлять сигнальные

S туры (10).

Ч □ Учитывать, что стволы по лесным дорогам

К возят комлем вперед, то есть к населенному пунк-

\ ту (11).

^ □ Учитывать, что дороги сходятся в направ-

^ лении к населенному пункту (12).

* О Расшифровывать встретившиеся следы (13). Ч □ Особенно тщательно осматривать отпе — Ц чатки лыжных палок (14).

\ □ Изучать тропы и лыжни с целью установле-

Ь ния движения пешеходов и времени их прохожде-

^ ния (15).

^ □ Отличать следы домашних животных, ве-

* дущие к людям, от следов лесных зверей (16).

□ Определять с помощью приемника направле-

• ние на передающую станцию по его наихудшему

• звучанию (17).

□ Устанавливать свое местоположение с по — ^ мощью схождения азимутов передающих стан — £ ций (18).

24.06.2012 | Автор:

Во-первых, такую воду можно использовать для смачивания куфии и одежды. Это значи­тельно снизит потери воды организмом и, зна­чит, водопотребление. Находясь на ветру в мок­рой одежде, человек охлаждается в 25 раз (!) ин­тенсивней, чем на том же ветру, в той же самой, но сухой одежде. Иногда, выходя в пустыне к водоисточнику и принимая подобные ванны, < мы умудрялись замерзать так, что зуб на зуб не попадал!

I <

Затем, если это колодец, можно попытаться

Ф

% вычерпать верхний слой воды, который в спо­койном источнике обычно преснее нижних сло­ев. Объясняется это тем, что насыщенная соля­ми вода более тяжелая и поэтому «тонет», а пре­сная, в свою очередь, наоборот — всплывает на поверхность. Если действовать предельно осто — ц рожно, то даже из самого горького колодца можно добыть несколько литров пригодной для питья воды.

. Грязную воду необходимо обеззараживать с * помощью кипячения или любым другим спосо — N бом.

Ц Кроме того, можно перегонять соленую воду Ц в пресную с помощью опреснителей. Здесь я ц расскажу лишь о двух типах опреснителей.

Опреснение воды. Перегонный куб по своему действию относится к паровым опреснителям. В нем используется эффект оседания пара, по — лученного путем нагревания жидкости, на хо — ^ лодные поверхности {рис. 287). Обыкновенная Ц столовая ложка или примерно такого же разме — Ц ра ветка обматывается вкруговую тряпкой или ^ сухой травой и укладывается на два стоящих 372 рядом котелка, кастрюли или металлические

Рис. 287

Банки. Сверху котелки и палочка накрываются ^ крышками, как показано на рисунке. Под пер­вым котелком разводится слабый огонь, при

Этом надо стараться, чтобы второй котелок не ;

Нагревался. Испаряющаяся вода будет осаж — ;

Даться на крышках и по ветке стекать во второй ^

Котелок. За 3—4 ч работы куба подобным обра — <

Зом можно получить до 1 л дистиллированной gj

Воды. <

В крайнем случае можно обойтись одним о

Котелком, накрытым сверху куском ткани. Пар, о

Поднимающийся от кипящей воды, очень быст — ^

Ро пропитает ткань, после чего ее можно будет •

Отжать. Только прежде чем выжимать, надо дать ; ей остыть, чтобы не обжечь руки.

Простейший опреснитель может получиться из полиэтиленового мешка. Для этого внутрь

Него надо установить емкость (кружку, блюдце, ^

Плоскую консервную банку), заполненную со — ^

Леной водой. Горловину мешка завязать и вы — Ф

T

ЧТО ДЕЛАТЬ С НЕПРИГОДНОЙ ДЛЯ ПИТЬЯ ВОДОЙ

Ставить опреснитель на солнцепек. Испарив — ф

ЧТО ДЕЛАТЬ С НЕПРИГОДНОЙ ДЛЯ ПИТЬЯ ВОДОЙ

Шаяся вода будет конденсироваться на пленке и ф

стекать на дно мешка в емкость. Надо только проверить, чтобы ме­шок в нижней части не имел отверстий (рис. 288).

Недостаток такого опреснителя — малая производительность. Повысить ее можно,

Если немного усовер — М шенствовать описан — 373

Ную конструкцию. Для этого в емкость, запол­ненную соленой водой, надо опустить одним концом широкую ленту, вырезанную из темного материала. Другой ее конец выводится через горловину и связывается вместе с мешком. Верх­няя часть мешка подвешивается к воткнутой в песок палке. Таким образом и сам мешок, и на­ходящаяся в нем лента-испаритель расправля­ются. Вода впитывается тканью, испарение уве­личивается в несколько раз, следовательно, в несколько раз возрастает и производительность опреснителя (рис. 289).

ЧТО ДЕЛАТЬ С НЕПРИГОДНОЙ ДЛЯ ПИТЬЯ ВОДОЙ

Рис. 289

24.06.2012 | Автор:

Известно более полутора сотен примитив­ных аварийных убежищ, используемых в разных климатогеографических зонах и различающихся конструкцией, размерами, материалом, из кото­рого они построены, способом постройки и пр. Выбор типа убежища зависит от конкретных ус­ловий происшедшей аварии — климата, рельефа и т. п.

В первую очередь потерпевшие бедствие должны определить функциональное назначе­ние убежища, для чего понять, что в наиболь­шей степени угрожает жизни и здоровью людей, от чего убежище должно защитить — от снега, дождя, ветра, пурги, отрицательных температур воздуха, грунтовых вод, холодной почвы, кома­ров, ядовитых насекомых, солнца и т. п. Даль­нейший выбор зависит от материалов, которы­ми располагают люди, наличия инструментов, количественного и качественного состава груп­пы, времени, опыта строительства. Причем во всех случаях и во всех зонах (исключая лишь летнюю пустыню и степь) надо стремиться воз­водить капитальные, прочные, сохраняющие тепло убежища, допуская упрощения конструк­ции лишь в силу объективно неодолимых при­чин — отсутствия необходимых инструментов, строительных материалов и т. п. Временные, на­скоро построенные убежища не только не помо­гут людям, но, наоборот, могут усугубить их бедственное положение.

Я попытался чисто условно классифициро­вать типы убежищ по видам материалов, из ко — 258 торых они построены:

— если в качестве исходных материалов ис­пользуются ткани, полиэтиленовая пленка, спальные мешки, одеяла, шкуры животных, ма — ф терчатая о&ивка от транспортных средств и пр., ф то такие убежища (навесы, шатры, бивачные ф мешки и др.) можно назвать тканевыми;

— если тканью покрывают изготовленный из стволов деревьев, жердей, веток, металличе­ских трубок каркас, то такое убежище становит — ф ся каркасно-тканевым. В первую очередь это ф вигвамы, чумы, навесы и пр.; ф

— каркас, покрытый лапником, листьями и * другим природным материалом, можно условно Ф назвать каркасным или каркасно-лиственным. К Ф ним относятся различные навесы, шалаши, чумы, адыгейский домик и пр.;

— вырытые в грунте норы, землянки, полу — ; землянки, пещеры, ниши относятся к земляным ; убежищам;

— соответственно убежища, которые копа — < ются в снегу, — снежные убежища. Это ямы, пе — 5 щеры, берлоги, траншеи, хижины и т. п.; <

— снежные убежища, сложенные из выпи — о ленных из наста блоков и кирпичей, — снежные о блочные убежища. К ним относятся иглу, доми — О ки, хижины и пр.; ^

— если в блочных убежищах использовался ; какой-нибудь служащий силовой арматурой \ каркас — его можно назвать каркасно-блочным;

— избы и тому подобные построенные из бревен и камней долговременные сооруже­ния — капитальные убежища;

— убежища, построенные из камыша и по­добных ему материалов, — камышовые;

— возведенные из саманных кирпичей или способом обмазывания глиняными растворами вбитых в грунт жердин — саманные.

24.06.2012 | Автор:

Это готовность к действию в чрезвычайных условиях, воля к жизни, знание основ самоспа­сения, навыки практического выживания, на­личие аварийных наборов и комплектов, физи­ческая подготовка, правильная организация са­мо — и взаимоспасения.

Воля к жизни. При кратковременной внеш­ней угрозе человек действует на подсознатель­ном уровне, подчиняясь инстинкту самосохра­нения. Отскакивает от упавшего дерева, цепля­ется при падении за неподвижные предметы, пытается держаться на поверхности воды при угрозе утопления и тому подобное. Другое дело — долговременное выживание. В условиях аварийной ситуации рано или поздно наступает критический момент, когда непомерные физи­ческие и психические нагрузки, кажущаяся бес­смысленность дальнейшего сопротивления по­давляют волю. Человеком овладевают пас­сивность, безразличие. Его уже не пугают воз­можные трагические последствия непродуман­ных ночевок, рискованных переправ и т. п. Он не верит в возможность спасения и поэтому гибнет, не исчерпав до конца запасов сил, не использовав запасов продовольствия. Статисти­ка утверждает, что 90% людей, оказавшихся по­сле кораблекрушения на спасательных средст­вах, умирают в течение трех суток от моральных факторов! Не однажды команды спасательных судов снимали со шлюпок или плотов, обнару­женных в океане, запасы продуктов, фляги с во­дой и… мертвые тела.

Выживание, основанное лишь на биологи­ческих законах самосохранения, кратковремен­но. Для него характерны быстро развивающиеся психические расстройства и истерические пове­денческие реакции. Желание выжить должно быть осознанным и целенаправленным. Можно назвать это волей к жизни. Любое умение и зна­ние приемов выживания, наличие любого коли­чества аварийного снаряжения становится бес­смысленным, когда человек смирился с судьбой. Долговременное выживание обеспечивается не стихийным желанием «Я не хочу умирать!», а поставленной целью «Я должен выжить!».

Желание выжить должно диктоваться не ин — ^ стинктом, а осознанной необходимостью! Ф Воля к жизни в аварийной ситуации подра — ф зумевает в первую очередь действие. К сожале — ф нию, немало случаев, когда после катастрофы ф люди пассивно ожидали помощи со стороны, не предпринимая никаких действий для защиты себя от неблагоприятных климатических факто — ров, оказания помощи нуждающимся, облегче — Ф ния их поисков спасательным отрядом. Безво — ф лие принимало формы бездействия. А бездейст — ф виє, в свою очередь, усугубляло развивающуюся ф депрессию. ^ Описаны случаи, когда люди с парализован — ^ ной волей, уже будучи спасенными, умирали на борту судна или в клиниках, несмотря на самые энергичные меры, предпринимаемые медицин­ским персоналом. И, наоборот, самые безна — • дежные больные, вопреки прогнозам врачей, • выживали на одной воле. ^ Крайне опасно в аварийной ситуации «вклю — ^ чать эмоции» — жалеть себя или воображать ва — ш рианты собственной кончины, тем более вести ^ разговоры на такие опасные темы. Наоборот, g следует, проявляя максимум рассудочности, ^ убеждать себя и других в необходимости про — ; должения борьбы. ;

Когда, например, в результате истощения * сохранение собственной жизни уже не является стимулом для поддержания активной деятель­ности, когда смерть не пугает, а представляется «г лишь избавлением от ежедневных мук, следует ф думать о своих товарищах, жизнь которых зави — ф сит от степени твоей работоспособности. Нуж — j но вспоминать родственников и друзей, остав — ^ ленных на «большой земле», и других людей, Ф которым ты необходим. Допустимо отвлекаться, Ф фантазируя на тему «Что я стану делать после ф спасения». Не страшно, если участники группы ф будут обсуждать меню своих послеаварийных ф обедов или планы развлекательных мероприя — ф тий. Против упадочнических настроений допус — Г тимо применение любых средств. Ф Из мелких волевых решений складывается Ф понятие «воля к жизни», обеспечивающее дли — ф тельное выживание. ф

. Навыки выживания. Знание приемов само-

Ф ф

Спасения приобретает наибольший КПД (коэф — 29

^ фициент полезного действия) в случаях, когда % теория смыкается с практикой. Иначе говоря, Ц когда человек владеет навыками практического Ц выживания, когда не только знает, что делать в ^ той или иной ситуации, но знает, как это делать. Не однажды нам в своих путешествиях при­ходилось удивляться приспособленности мест — ных жителей к жизни в той или иной климато- ^ географической зоне. То, что гостями расцени — Ц вается как экстремальные условия природной ^ среды, для них не более чем нормальная погода. ^ Поколениями накапливаемые знания, закреп­ленные навыками практической жизнедеятель­ности, позволили людям приспособиться к са­мым неблагоприятным условиям внешней среды. "" Эскимос может позволить себе многосуточную

• прогулку по льдам Северного Ледовитого океа-

• на в сорокаградусный мороз, вооружившись од-

• ним лишь длинным ножом, с помощью которо — ^ го в течение часа умеет обеспечить себя надеж — ^ ным жилищем. Для охотника-промысловика х тайга — дом родной, что «накормит, напоит и >5 спать уложит». Австралийские аборигены живут о. в пустынях, признанных абсолютно не пригод — f ными для существования, благодаря тому, что < научились находить и извлекать воду из клубне-

• видных корней некоторых растений. Они зна — ; ют, где в пустыне вода и пища, и умеют ее до­быть, поэтому предел их долговременного вы-

■ч живания там, где европеец живет часы, исчис — Ц ляется десятилетиями. Немало известно случа — ^ ев, когда заблудившуюся, погибающую от голо — ^ да группу спасала счастливая встреча с местным жителем.

Конечно, человеку, изучавшему дикую при — роду лишь посредством просмотра передач Ч «Клуб путешественников» и «В мире живот — ^ ных», не следует стремиться уравняться в правах ^ с современными Дерсу Узала. Не меньшей глу — ц постью будет призывать население к обязатель­ному овладению такими экзотическими навы­ками выживания, как, скажем, добыча огня трением, охота на мелкую дичь с помощью во­лосяной петли-удавки или использование в пи — Ц щевых целях сумок и сапог из натуральной ^ кожи. Вероятность возникновения аварийной ^ ситуации для человека, живущего в городе, а от — 30 пуск проводящего на курортах Черноморского

Побережья, крайне незначительна, чтобы тра­тить время и силы на изучение узкоспециаль­ных приемов выживания. Но, например, разво­дить кострыv правильно обращаться с топором, выбирать место для привала, читать карты и т. п. полезно уметь каждому человеку, тем более что такие навыки могут пригодиться не только в чрезвычайных обстоятельствах, но и в одно­дневном походе, вылазках на природу, в быту.

Бесспорно, лучше навыки выживания выра­батывать на «домашних полигонах», где за слу­чайно допущенную ошибку не надо расплачи­ваться жизнью. Для этого достаточно иногда в двух шагах от дома смоделировать аварийную ситуацию «Утрата спичек в результате их намо­кания» или отправиться на выходные дни в лес, «забыв» палатку.

Общая физическая подготовка, закалка. По­лезность общефизической подготовки для чело­века, оказавшегося в аварийной ситуации, дока­зывать, наверное, не требуется.

Сошлюсь на два примера. Первый — во многих альплагерях практикуется правило: че­ловек, подтягивающийся на перекладине мень­ше десяти раз, к восхождению не допускается.

Второй пример — исторический. Древние поморы, которые, как известно, одни из первых освоили воды заполярных морей и не однажды выдерживали удивительные робинзонады (чего стоит одно шестилетнее пребывание четырех русских поморов на необитаемом в ту пору ост­рове Шпицберген!), «тестировали» новичков на пригодность к суровым походным условиям, предлагая в течение часа простоять босиком на снегу. Не заболел, выдюжил — считай, зачислен в команду. Нет — оставайся на берегу.

Понятно, что такие физические свойства ор­ганизма, как выносливость, сила, закаленность, в условиях аварийной ситуации приобрести не­возможно. Для этого требуются месяцы, иногда годы. Лучше всего вырабатывать в себе перечис­ленные качества во время систематических за­нятий активными видами спорта. Особенно по­лезны такие виды, как альпинизм, туризм, бег и т. п.

Чем больше человек тренирован, чем легче переносит воздействие отрицательных темпера­тур, тем легче он адаптируется к условиям ав. рийной ситуации, дольше охраняет работосп — собность.

Х

24.06.2012 | Автор:

Непрямой массаж сердца и искусственное ды&#173;хание (рис. 269) проводятся в случае остановки сердца

Рис. 269

Ч НАДО:

□ уложить пострадавшего спиной на твердую. опору, подложив под шею импровизированный ва — I лик, чтобы голова пострадавшего была запроки — I нута назад;

^ □ при необходимости очистить ротовую по — а лость и высунуть запавший язык; s □ положить руку ладонью вниз на нижнюю треть грудины, поверх нее — другую, обращенную пальцами к подбородку пострадавшего;

< □ произвести 3—4 ритмических нажатия,

< смещая грудину на 3—4 см вглубь. Через каждые I 15—30 с делать вдувание воздуха в рот постра-

Давшему, зажимая пальцами нос;

□ продолжать массаж в ритме 50—60 надав — ^ ливаний в минуту;

Ь □ проводить массаж до оживления человека ^ или появления признаков смерти. J Острая боль в животе. Боль в животе может Ч быть вызвана самыми различными болезнями — Ч от «острого живота» до кишечных инфекций. Ц В связи с тем, что диагностировать заболевания Ь органов брюшной полости в условиях аварий — ^ ной ситуации не представляется возможным, я J привожу рекомендации, выполнение которых Ч не может ухудшить состояние больного. Ч При острой боли в животе НАДО. \ □ уложить больного и обеспечить ему покой; ^ □ положить на живот холод; ^ □ немедленно доставить больного в медицин — J ское учреждение;

Непрямой массаж сердца и искусственное ды&#173;хание (рис. 269) проводятся в случае остановки сердца

Ч □ при невозможности транспортировки боль — Ч ного в медицинское учреждение и ухудшении его состояния допустимо дать больному антибиоти — 328 ки и болеутоляющие средства.

TOC \o "1-3" \h \z НЕЛЬЗЯ: г

□ класть на живот тепло; Ф

□ ставить клизму или принимать слабитель — ф ное; ‘ ф

□ пить воду; ф

□ принимать болеутоляющие средства. ф

Острая боль в грудной клетке. Может быть ^

Следствием заболеваний сердца, легких, позво — Г

Ночника. 9

Так как в аварийной ситуации поставить Ф

Правильный диагноз невозможно, следует огра — ф

Ничиться мерами, которые не могут ухудшить ф

Состояние больного. ф

При острой боли в сердце НАДО: ^

□ сесть или лечь;

□ обеспечить больному покой;

□ положить таблетку нитроглицерина под I язык; I

□ принимать обезболивающие препараты; ^

□ быть готовым к проведению реанимацион — 2 ных мероприятий. О

НЕЛЬЗЯ: §

□ продолжать заниматься физической дея — о тельностью; о

□ пытаться перетерпеть боль без приема ле — карсте. ;

24.06.2012 | Автор:

Нет таких случаев, когда человек, потерпев­ший аварию, не имел бы ни-че-го! Такого про­сто быть не может. Всегда, даже в самых отчаян­ных ситуациях, пострадавший располагает по меньшей мере десятком предметов, которые способны если не спасти его, то хотя бы облег­чить его положение. Даже в том случае, когда он оказался посреди пустыни в одних только шта­нах и пиджачке. Сомневаетесь? Тогда давайте считать вместе.

Пусть на нашем воображаемом потерпевшем будут надеты ботинки, носки, штаны на ремне или подтяжках, белье, рубаха.

Вначале пустим в дело обувь. Шнурки мож­но использовать в качестве веревки, а также для изготовления рыболовных снастей, луков и охотничьих силков. Такое же применение мож­но найти толстой нити, вытянутой из обувного шва. Из подков, гвоздей и других металлических частей получаются неплохие рыболовные крюч­ки. Из кожаного верха можно вырезать «кожан­ку» для рогатки. В сапоге, не имеющем отвер­стий, возможно хранить, переносить и даже на­гревать воду. Старым башмаком можно ловить раков, для чего положить внутрь приманку, уто­пить его возле рачьих нор и периодически под­нимать из воды. Таким способом ловили раков еще дети крепостных крестьян.

С помощью носков можно растягивать в пустыне тенты, хранить внутри них различную хозяйственную мелочь, набив песком или мел­кой галькой, и, привязав веревку, использовать как бросательный конец. А если вместо гальки

Носок набить сухими ветками, то он может ис­пользоваться для оказания помощи утопающе — ^ му в качестве плавающего спасательного линя. ^ Носок можно распустить на отдельные нити, Ц которые использовать в качестве лески.

Точно так же можно использовать штаны. А еще в аварийной ситуации штаны могут заме­нить рюкзак. Для этого внутрь штанов уклады­вается переносимый груз, пояс затягивается и Ц крепко завязывается. Штанины, перекинутые ^ через плечи и пришитые или привязанные ниж — Ц ним концом к штанам, заменяют лямки. Подоб — Ь ный импровизированный рюкзак достаточно вместителен и удобен. Пестрые штаны, подве­шенные на шесте и раздувшиеся на ветру, могут привлечь внимание пилотов пролетающего са­молета или вертолета и указать им при посадке направление ветра не хуже аэродромного «чул­ка». Из нескольких перекрученных друг с дру­гом резинок, вытянутых из эластичного пояса брюк, можно сделать небольшую охотничью ро­гатку, а «пульки» для нее вырезать из тонких раздвоенных на конце или перегнутых пополам о. веток. С той же целью можно использовать ре — х зинки, выдернутые из белья. 5 Подкладку штанов и пиджака можно акку — ; ратно оторвать или отрезать и пустить на пор — ; тянки, ремонт одежды и обуви, изготовление бахил, головных уборов, сигнальных флажков, накомарников, бинтов, сачков для ловли рыбо­ловной наживки, защитных масок на лицо и т. п. Ц Из крючков и перламутровых и металличе — Ц ских пуговиц выходят прекрасные рыболовные Ь крючки и блесны. Прочная леска получается из ^ капроновой нити, вытянутой из распущенного J внутреннего шва.

* Разрезанный на тонкие полосы ремень мо — ^ жет дать исходный материал для изготовления Ц толстой лески, пращи, тетивы лука, охотничьих Ц ловушек и силков. Пряжку нетрудно превратить Ь в несколько больших рыболовных крючков, в ^ шило или наконечники стрел.

J Ну а если человек предпочитает ремню под-

* тяжки, то и они могут сослужить службу в каче — ^ стве материала для рогаток, лесок, крючков и ^ т. п.

Ф

Штаны и пиджак могут помочь перепра — 122 виться через водную преграду, если их плотно

Набить сухой соломой, камышом, ветками и пе­ревязать веревкой или ремнем.

Запонки, галстучные зажимы, дужки от оч­ков заменят рыболовные крючки, блесны и гру­зила, так же, как и значок, снятый с лацкана, пиджака, или ремешок от наручных часов. С по­мощью склеенных смолой стекол от двух часов можно попытаться в солнечный день, словно увеличительным стеклом, добыть огонь.

Теперь посмотрим, что «завалялось» в кар­манах нашего потерпевшего. Обычный джент­льменский набор. Связка домашних ключей — сами ключи, обрезанные и начищенные, заме­нят блесны, из раскрученного кольца получится несколько отличных крючков. Бумажник с се­ребряной и медной мелочью и бумажными ку­пюрами. Крупные деньги — это самая бесполез­ная в аварийной ситуации вещь, только разве на растопку костра да на стельки сгодятся. Мелочь более полезна, из нее получаются неплохие блесны, а если заточить один край монеты — будет хороший режущий инструмент. Коробок спичек или зажигалка — об их пользе говорить не надо. Авторучка — опять-таки рыболовный крючок, вернее, целая дюжина крючков: боль­шой — из металлического зажима и несколько мелких — из развитой пружины от стержня. Сам стержень может использоваться по прямому на­значению и для нанесения меток на стволы де­ревьев. Даже сигареты в дело сгодятся. Очевид­цы утверждают, что размельченный табак, бро­шенный в глаза и нос нападающего хищника, может его остановить и даже обратить в бегство.

Складной нож — это бесценная в условиях аварии вещь. Это универсальный плотницкий, швейный, слесарный инструмент, который, кроме того, можно превратить в большой рыбо­ловный крючок, шанцевый инструмент, копье, острогу и т. п. Без ножа ни банку консервную вскрыть, ни удочку срезать, ни дров заготовить, ни обувь починить, ни рыбу разделать. В об­щем, без ножа на природе как без рук! Да и спо­койней с ним — как-никак оружие!

Конечно, в карманах нашего воображаемого потерпевшего могут оказаться и другие предме­ты, но мы договорились, что будем исходить из худшего.

^ В свою очередь, женщина в чрезвычайных ^ обстоятельствах — это просто кладезь полезных ^ вещей. Самых разнообразных застежек, рези — ^ нок, крючков отыщется на ней много больше, ц чем на мужчине. Плюс к тому непременные не­видимки, заколки, брошки, серьги, английские булавки — на полсотни удочек материала хва — тит! А если женщина во время аварии спасла % свою косметичку (а так чаще всего и случается, ^ так как спасают самое ценное), то можно счи — Ц тать, что потерпевшим бедствие повезло не ^ меньше, чем Робинзону Крузо. Попросите у лю­бой женщины косметичку и загляните в нее. Чего там только нет! Маленькие ножницы, пил­ки для ногтей, те же булавки, невидимки, за — колки. Возможно, иголка с ниткой. Тушь для

• ресниц, помада, карандаш — материал для на-

• несения меток, лучше не придумать, небольшое

• зеркальце и еще без счета полезных предметов. ^ Ну что? Не так уж мало отыскалось вещей у ^ нашего ни-че-го не имеющего потерпевшего, s А ведь я перечислил далеко не все предметы и >s далеко не все варианты их использования.

О. А посему, оказавшись в затруднительном ^ положении, не спешите впадать в отчаяние, а < лучше подумайте, как правильно использовать

• имеющееся в вашем распоряжении имущество. ; И еще один совет: не торьпитесь в аварий­ной ситуации избавляться от ненужных на пер — вый взгляд вещей. Любая пустая бутылка, кон-

Ц сервная банка, обрывок веревки или проволоки ^ может вам понадобиться уже через несколько ^ минут после того, как вы их выбросили.

Например, с помощью обыкновенного пус­того полиэтиленового мешка можно пригото­вить еду, добыть и опреснить солончаковую воду в пустыне, переправиться через реку, защитить Ч от обморожения ноги. Разбитая стеклянная бу — Ц тылка заменит стакан, нож, скребок для выдел — ц ки шкур. «Золотинка» от шоколада пригодится для приготовления пищи, подачи сигнала бед­ствия, рыбной ловли и многого другого.

Пластиковая бутылка из-под какой-нибудь колы или другого тонизирующего напитка мо — ^ жет использоваться для хранения и переноса Ц воды, спичек и других водобоящихся предметов. Из нее можно изготовить очки или даже целую 124 маску для защиты от ветра и кровососов, голов­ной убор или противодождевой козырек для него, примитивную обувь, наколенники, водо­непроницаемую деталь одежды (например на­плечники), самоловную снасть для ловли мел­кой рыбы, совок, защитное стекло для часов или компаса. С ее помощью можно перепра­виться через водную преграду, вскипятить воду, подать сигнал бедствия, переночевать на холод­ной почве, да и мало ли еще какое применение найти, если, прежде чем выбрасывать, хоть не­много подумать.

С успехом можно использовать в аварийной ситуации части машин и механизмов (автома­шин, вездеходов, снегоходов, самолетов и т. п.). К примеру, автомобильная, авиационная или мотоциклетная камера — это и рогатки, и емко­сти для хранения и переноса воды, и спасатель­ный жилет, и теплоизолирующий коврик, и за­щитный костюм, и походная обувь, и даже им­провизированная вездеходная тележка!

Точно так же в сто полезных предметов можно превратить рюкзак, лыжи, лодку, санки, парашют, фотоаппарат, радиоприемник. Надо лишь проявить фантазию.

А сколько вокруг полезного природного ма­териала, буквально разбросанного под ногами! Дерево, камень, кора, прочные раковины раку­шек, кости животных и рыб — только подбирай, не ленись! Из них можно изготовить практиче­ски все: станковые рюкзаки, обувь, лыжи-сне­гоступы, рыболовные снасти, охотничьи капка­ны и ловушки, луки и стрелы, остроги, лопаты, посуду, дом с трубой и печкой, лодку, сани-во­локуши и т. п.

Завершить эту главу я хочу не самым ориги­нальным советом. Сколько бы на вас ни было надето ремней, запонок, браслетов, сережек и т. п, бижутерии, сколько бы связок ключей и перочинных ножей ни гремело в ваших карма­нах — заранее собранного аварийного набора они не заменят! В самом деле, стоит ли путем изнурительных физических упражнений гнуть из случайного гвоздя рыболовный крючок, если можно приобрести готовый и взять его с собой, наколов за лацкан.

24.06.2012 | Автор:

Тепловой удар, как и его разновидность — солнечный удар, — это острое тепловое пораже­ние, которое, в отличие от обезвоживания, уби­вающего человека медленно, может свести по­терпевшего бедствие в могилу в считанные часы.

Признаками тепловых поражений могут служить увеличение ритма. сердечных сокраще­ний до 100—120 ударов в минуту, покраснение кожных покровов, особенно лица, чувство пуль­сации виска, возможны тошнота, рвота, шум в ушах, головокружение, сонливость. В дальней­шем пульс становится слабым, аритмичным, повышается до 140—160 ударов в минуту. Соот­ветственно температура тела — до 40—4ГС. В тяжелых случаях наблюдаются судороги раз­личных групп мышц, нарушения дыхания и кровообращения, бред, галлюцинации, дыхание больного становится поверхностным, редким, возможна потеря сознания.

При подозрении на тепловой или солнеч­ный удар необходимо поместить пострадавшего в тень, снять одежду (при отсутствии тени снять лишь плотную, стягивающую одежду и обяза­тельно прикрыть голову, грудь тенью стоящего рядом человека) и, обрызгав водой, интенсивно обмахивать полотенцем или одеждой, что зна­чительно усилит охлаждение. Можно растирать конечности пострадавшего, укладывать холод­ные компрессы на голову, грудь, паховые, под­коленные, подмышечные области, где сосредо­точено множество кровеносных сосудов, давать обильное питье. Во всех случаях надо быть гото­вым к проведению мер по оживлению (искусст­венное дыхание, массаж сердца).

В заключение несколько слов