Архив категории » Современные способы ловли карпа «

10.03.2016 | Автор:

Каждому, даже самому опытному и удачливому карпятнику, сплошь и рядом приходится возвращаться домой без улова. «Пусто», «ничего нет», «не берет», «глухо», «полный минус» — все это обычно произносится с фатализмом.

Что вы делаете, в очередной раз оставшись ни с чем? Сетуете на погоду или на отсутствие у карпов аппетита? Ищите другие оправдания? Соберитесь с мыслями и правильно проанализируйте свои действия. Попытайтесь хотя бы приблизительно определить причину неудачи.

Формула успеха проста: нужно правильно выбрать место, время и насадку, как следует преподнести насадку карпам и не испугать их при этом. Подумайте, перспективно ли ваше место. Что могло помешать карпам появиться там именно сегодня? Могла ли насадка попросту остаться незамеченной? Может быть, она была выбрана не по сезону или на нее давно ловят конкуренты, так что карпы стали относиться к ней настороженно? Или оснастка была слишком грубой? А как обстояло дело с прикормкой. Была ли соблюдена необходимая маскировка? Список таких вопросов можно продолжать до бесконечности. Спросите себя, что вы можете предпринять в следующий раз для увеличения ваших шансов на успех. Придумайте что-нибудь новое. Разработайте несколько альтернативных планов действий, рассчитанных на разные погодные и другие условия. Поговорите с коллегами; может быть, эта пустая болтовня наведет вас на какую-нибудь дельную мысль.

Помните, что большинство неудачников не может или не хочет учиться на своих и чужих ошибках, с удивительным упрямством продолжая делать все по-прежнему.

А что вы делаете, поймав одного или нескольких крупных карпов? Вы радуетесь! Но не забывайте анализировать причины ваших успехов. Анализ успеха не менее важен, чем анализ неудачи, однако о нем забывают еще чаще.

Старайтесь делать все основательно, тщательно, без напрасной спешки. Не ленитесь и не бойтесь сделать лишнего, ибо всегда лучше перестраховаться, если есть возможность. Обратите внимание на то, как разные люди разжигают костер. Одни торопятся, кладут на землю пару щепок или палочек, а потом несколько минут подряд зажигают одну спичку за другой, пока не додумаются подготовить более подходящий материал. Другие, прежде чем чиркнуть спичкой, долго собирают тончайшие веточки или строгают ножом сухую дощечку — но костер разгорается у них немедленно — и в итоге они намного обгоняют торопливых. Точно так же обстоит дело и с ловлей карпов.

Очень часто недооценивается значение сосредоточенности. Можно смело утверждать, что отсутствие сосредоточенности — одна из главных причин всех неудач на рыбалке. Рассеянный рыболов, думающий о чем угодно, только не о том, чем он в данный момент занимается, редко бывает с уловом. Но ничто так не вредит сосредоточенности, как болтовня! Поэтому если уж и брать с собой на рыбалку кого-нибудь, то ни в коем случае не болтуна.

Тщательность и сосредоточенность связаны не только друг с другом, но и с уверенностью. В целом, лишь тот рыболов, который уверен в себе, будет действовать с нужной тщательностью, сосредоточенностью и настойчивостью.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

An Interview with Fred Wilton. In: J. Bailey, M. Page. Carp. The Quest for the Queen. Crowood, 1993, pp. 94-100

Bait Talk. Rod Hutchinson talks to Tim Paisley. In: Fox Pool, Bountyhunter Publications, 1989

Barker A. Karpfenangeln im Lac Cassien. Teil 1: Die erfolgreiche

Anwendung von Boiliekfidern. In: Fisch und Fang, 1988, Nr. 12

Barker A. Karpfenangeln im’ Lac Cassien. Teil 4: Verwendung «gehobener» Koder. In: Fisch und Fang, 1989, Nr. 3

Beucker J. (Hrsg). Dammerungs-und Nachtangeln. Verlag Paul Parey, Hamburg und Berlin, 1987

Boczki F. Flugangeln auf Nichtsalmoniden im Oberpftlzer Wald. In: Fisch und Fang, 1989, Nr. 11, SS. 40–41

Borne M. v.d./Quint W. Angelfischerei, 17. Auflage. Verlag Paul Parey, Hamburg und Berlin, 1988

Bruni A. II libro pratico del pescatore all’amo in acque dolci, quinta edizione. Ulrico Hoeph Editore, Milano, 1964

Buller F. Pike. Pan Books, London, 1979

Buller F., FalkuS/ H. Falkus and Buller’s Freshwater Fishing. Macdonald and Jane’s, London, 1975

Complete Book of Coarse Fishing, The. Collins Willow, L., 1992

Dally C. Chemoreception. In: Carpworld, 1991, No. 16

Der Grolie zum zweiten… In: Blinker, 1995, Nr. 3, S. 54

Desjeux G. Le Guide Gastinne Renette du Pecheur Amateur. La peche en eau douce. Gamier, Paris, 1987

Die Karpfen-Klamotte. In: Blinker. Jahr Verlag, Hamburg, 1994, Nr. 12, SS. 10-11

Eggers J. Die Geschichte eines Rekordkarpfens. In: Fisch und Fang, 1982, Nr. 2, S. 105

Eipeltauer N. Grundangeln einmal anders. In: Sportfischer in Osterreich, Orion-Press, Pottsching, 1980, Nr. 4, S. 4

Fate! In: Improve Your Coarse Fishing. Emap Pursuit, Peterborough, 1994, Issue 38, p. 59

Fisch und Fang Taschenkalender 1980. Verlag Paul Parey, Hamburg und Berlin, 1979

Gibbinson J. Carp Sense. Beekay Publishers, Henlow Camp, 1992

Gibbinson J. Der Karpfen, 2. Auflage. Verlag Paul Parey, Hamburg und Berlin, 1978

Gibbinson J. Modern Specimen Hunting, 2nd edition. Beekay Publishers, Henlow Camp, 1992

Gibbinson J. Koder — neuester Stand. In: Karpfenscene, Patzold-Kohlmetz, Niefern, 1994, Heft 1

Gibbinson J. Vom Hippie zum Punker. In: Blinker, 1994, Nr. 9

Gibbinson J. Winterangeln auf Karpfen. In: «Karpfen», ein Sonderheft der Zeitshrift «Blinker»

Graf R Schleie auf Karpfen. In: Fisch und Fang, 1979, Nr. 7, S. 550

Groothuis R Karpfen. In: ABU Petri Heil 1982, ABU AB, Swangsta, 1981

Gutachten beweist: keine «dicke Luft» im Setzkescher. In: Angel Woche/Deutsche Sportfischer-Zeitung, Jahr-Verlag, Hamburg, 1991, Nr. 17, S. 1

Hager E.. So fangt man mit der FloBangel. Verlag Paul Parey,

Hamburg und Berlin, 1965 Hardt A. Erfolg mit naturlich sinkenden Kodern. In: Fisch und Fang, 1982, Nr. 9, SS. 778–779

Hardt A. Variationen mit dem Vorfach. In: Fisch und Fang, 1979, Nr. 7

Hensel D./Vogel A. Das Anglerjahr. Edition Leipzig. Leipzig, 1978

Hildebrandt U. Karpfenfang mit der Spezial-Semmelfliege. In: Fisch und Fang, 1979, Nr. 3, S. 207

Hogrebe J. K. Im Paradies der Jager und Fischer. Paul Parey, H. u.B, 1987

Hofman J., Geldhauser F., Gerstner P. Der Teichwirt, 6.Auflage. Paul Parey, Hamburg und Berlin, 1987

Hollandischer Rekordkarpfen. In: Fisch und Fang, 1988, Nr. 4, S. 5

Hutchinson R Carp. Now And Then. Beekay Publishers, Henlow Camp, 1988

Hutchinson R The Carp Strikes Back, Second edition. Beekay Publishers, Henlow Camp, 1984

Karpfen. Ein Sonderheft des Blinker. Jahx Verlag, Hamburg

Karpfen als Katzenfutter. Fisch und Fang, 1980, Nr. 1, S. 52

Karpfen sind gute Schwimmer. In: Fisch und Fang, 1986, Nr. 4, S. 5

Karpfen-Explosion. In: Fisch und Fang, 1979, Nr. 12, S. 963

Karpfenprogramm for amerikanische Angler. Fisch und Fang, Nr. 4, 1980, S. 31

Karpfen-Tricks von Andy Little. In: Blinker, 1994, Nr. 6, S. 61

Kluwe V. Super Rigs fur Karpfen. In: Fisch & Fang, 1993, Nr. 1, SS. 32-33

Kluwe-Yorck V. Karpfen. MedienWerkstatt, Berlin, 1993

Lacina H. Boilies: was tatsachlich dahintersteckt! In: Anglerfieber, Umwelt-Verlag, Wien, 1991, Nr. 1

Ladiges W., Vogt D. Die Saftwasserfische Europas, 2. Auflage. Verlag Paul Parey, Hamburg und Berlin, 1979

Lejeune E. Le guide marabout da la peche. Editions Gerard & Co, 1969, et Les Nouvelles Editions Marabout s. a., Verviers, 1978

Little A. Erste Hilfe fur Weitwerfer. In: Fisch & Fang, 1994, Nr. 9

Little A. Fangige Kleinigkeiten. In: Fisch & Fang, 1995, Nr. 3, S. 70

Little A. Grolie Karpfen angeln. Verlag Paul Parey, Hamburg und Berlin, 1991

Little A. Karpfen, die aus der Kalte kommen. In: Fisch & Fang, 1995, Nr. 2

Little A. Kleine Vefohrer fur grolie Karpfen. In: Fisch & Fang, Nr. 12, 1994

Little A. Mit dem Thermometer auf Karpfenfang. In: Fisch & Fang, Paul Parey Maddocks K. Carp Fever. Beekay Publishers, 1981

Mann H. Ein Wildkarpfen stolit bis zu 500 000 Eier aus. In: Fisch und Fang, 1983, Nr. 5, S. 47

Mann H. WHdkarpfen viel vorsichtiger und drillstarker als Teichkarpfen. In: Fisch und Fang. Verlag Paul Parey, Hamburg und Berlin, 1981, Nr. 5, S. 414

Maylin R Carp. SAS, Beekay Publishers, 1990 Melloch G. Carp Talk — Baldeneysee. In: Karpfenscene, 1994, Heft 1

Menne H. Randvoll mit Boilies. In: Fisch und Fang, 1989, Nr. 3, S. 6

Menne H. Die Karpfen-Rakete. In: Blinker, 1994, Nr. 9, SS. 66–69

Miles T. The Complete Specimen Hunter. Crowood, 1989

Mit der Menne-Raketenpose auf GroRkarpfen. In: Angelgerate 95, Cormoran Deutschland, SS. 118–119

Mohan P. Cypry The Carp. Beekay Publishers, Henlow Camp, 1985

Muller H. Dr. Fische Europas. Neumann Verlag, Leipzig, Radebeul, 1983

Neubauer L. Mequinenza, ein Eldorado far Karpfenangler. In: Fischer Magazin, H. Sisko, Graz, 1980, Nr. 10, SS. 17–21

Pohunek M. a kolektiv. Sportovni rybarstvi. SZN, Praha, 1972

Porte, F. de la. Nymphenfischen. Verlag Paul Parey, Hamburg und Berlin, 1983

Raaber H. Karpfenangeln: Auf die Kleinigkeiten kommt es an (1). In: Fisch und Fang, 1988

Raaber H. Vransko Jezero — Wildkarpfen am Meer. In: Fisch und Fang, 1984, Nr. 7, SS. 58–59

Rock F. Esox schluckte 26 Karpfensetzlinge. In: Fisch und Fang, 1979, Nr. 4, S. 266.

Rute & Rolle Special, Nr. 1, Karpfen. Top Special Verlag, Hamburg

Sack R Bin auf Bid, 6. Auflage. Verlag Paul Parey, Hamburg und Berlin, 1981

Sack R. BiB auf BilJ am Chickenpool. In: Fisch und Fang, 1985, Nr. 1, S. 46

Sack R Grolie Fange, 3. Auflage. Verlag Paul Parey, Hamburg und Berlin, 1983

Sack R. Karpfenfang. Verlag Paul Parey, Hamburg und Berlin, 1977

Schicker D. Winterangeln von November bis April. Verlag Paul Parey, Hamburg und Berlin, 1978

Schmidt E. Karpfen «verputzten» 2100 Jungzander. In: Fisch und Fang, 1979, Nr. 11, S. 862

Schmidt-Luchs C. W. Zurucketzen ist sinnvoll. In: Blinker, 1991, Nr. 7, SS. 20-21

So fangt man Karpfen. Ein Fisch & Fang Sonderheft. Paul Parey Zeitschriftenverlag, Hamburg, 1994

Sprater G. Stellfische for Winterkarpfen einfrieren. In: Fisch und Fang, 1979, Nr. 7, S. 547

Steffens W. Der Karpfen, funfte Auflage. A. Ziemsen Verlag, Wittenberg Luthsrstadt, 1980

Stoltenberg W. Schlemmen oder fastenѣ In: Blinker, 1991, Nr. 6, S. 6

Stolzenburg H. Angeln mit dem Kederboot. In: Fisch und Fang, 1982, Nr. 7

Synwoldt K. Karpfenangeln unter Baumen und Strauchern. In: Fisch und Fang, 1986, Nr. 9

Synwoldt K. Tarnung ist der halbe Erfolg. In: Fisch und Fang, 1988, Nr. 9, S. 59

Taylor F. J. Fishing for Tench. Stanley Paul & Co., London, 1979

Taylor F. J. Schleienangeln. Verlag Paul Parey, Hamburg und Berlin, 1981

Teichfischer В. Farbkarpfen. Urania-Verlag, Leipzig-Jena-Berlin, 1988

Tips der Specimen Hunting Group Dortmund. In: Fisch und Fang, 1984, Nr. 6

Tyree J. Mehr Karpfen mit schwimmenden Kleinstkodern. In: Fisch und Fang, 1990, Nr. 1, SS. 20–21

Walker R, Still-Water Angling, Mac Gibbon & Kee, 1953

Walker R & Ingham M. Drop Me A Line. Witherby, L., 1989

Whieldon T. Peche de la carpe. Editions Anthese S. A., Paris, 1986

Wie grod werden Karpfen. In: Blinker, 1991, Nr. 6, S. 49

Wiederholz E. Anglertricks 3. Verlag Paul Parey, Hamburg und Berlin, 1985

Wiederholz E. Die fangsichere Zusammenstellung von Angelgerat, 2. Auflage. Verlag Paul Parey, Hamburg und Berlin, 1978

Wiederholz E. Hier steht der Fisch, 2. Auflage. Verlag Paul Parey, Hamburg und Berlin, 1979

Wiederholz E. Im flachen Wasser mull man sie beschleichen. In: Fisch und Fang, 1980, Nr. 8

Wilke M.. Angelerfolg programmiert. Wetter, K6der und Gewasser im Computer. Sportverlag Berlin, 1992

Wilson J. Drill extrem. In: So fangt man Karpfen, Ein Fisch & Fang Sonderheft. Paul Parey Zeitschriftenverlag, Hamburg, 1994

Wilson M. Mit der «Futterpyramide» dicke Karpfen locken. In: Fisch und Fang, 1984, Nr. 1, SS. 42–43

World Record Game Fishes, 1994. The International Game Fish Association, 1994

Yates C. Float Fishing. In: Carp. The Quest for the Queen. John Bailey and Martin Page, Crowood, 1986

*

Аксаковъ С. Т. Записки об уженьѣ рыбы и разсказы и воспоминанія охотника о разныхъ охотахъ. М., 1896

Баранчук В. В. Зимой и летом с удочкой. М.: 1991

Вятский А. Хлеб по течению. — «Рыболов», 1988, N 4, с. 18–19

Данилов П. Рыбаки у теплых каналов. — «Вестник охотника и рыболова», Омск, 19 ноября 1992, с. 3

Дополненія И. Т. Плетенева к рыболовному календарю: Л. П. Сабанѣевъ, Рыбы Россіи

Кирпичников B. C. Гомологическая наследственная изменчивость и эволюция сазана (Cyprinus carpio L.). — «Генетика», 1967, N 2, с. 37–47

Киселев Я. Отшельник. — «Рыбоводство и рыболовство», 1980, N 11, с. 23

Киселев Я. Е. Рыбы наших вод. М.: Мысль, 1984

Клушин А. Штурм рекордов продолжается. — Рыболов. М.: Афопромиздат, 1986, N 3, с. 20

Коровин В., Зыбин А. Перспективная порода. — «Рыбоводство и рыболовство», М.: Колос, 1983, N 3

Колганов Д. Как ловить рыбу удочкой. 4-е изд. М.: Московский рабочий, 1964

Комаров И. Н. Крючок и насадка. М.: МКТРУиР, 1927

Комаровъ И. Руководство къ уженью рыбы. Изданіе второе. М.: 1913, издание Н. И. Перешивкина

Комаровъ И. Уженье рыбы. Сборникъ руководительныхъ статей и разсказовъ. М.: Изданіе «Т. Д. С. А. Малиновскій», 1913

Монастырский В. Поединок с карпом. — «Рыболов», 1988 г., N 1, с. 42–43

Никольский А. К. Донная удочка. М.: Физкультура и спорт, 1979

Огнев Е. Ловись, рыбка… М.: Молодая Гвардия, 1991

Поляков Н. Ловля сазана на закидную удочку. — Альманах Рыболов-спортсмен, М.: Физкультура и спорт, 1985, N 45 «Рыбоводство и рыболовство», 1982, N 1, с. 6

Сабанѣевъ Л. П. Рыбы Россіи. Жизнь и ловля (уженье) нашихъ прѣсноводныхъ рыбъ. 3-е изданіе. Изданіе А. А. Карцева. М., 1911

Справочная книга рыболова-любителя. Сост. Н. П. Фетинов. М.: Колос, 1992

Степанов А. В., Степанов С. А. Ловись рыбка большая. Ленинфад: Лениздат, 1988

Уженіе рыбы. Записки любителя-рыболова И. Т. Плетенева. М.: изданіе С. А. Малиновскаго, 1903

Фетинов Н. П. Вам, рыболовы. Выпуск 2. М.: Советский спорт, 1991

Хлиманов В. И. 300 советов рыболову. Минск: Ураджай, 1984

Шаповалов О. Уха с расстегаями. М.: Воскресенье, 1994

Шатуновский М. И. и др. Рыбы Подмосковья. М.: Наука, 1988

Шехобалов И. Для ночной ловли леща.: «Рыболов», 1991, N6

Шехобалов И. Ловля леща. М.: «Милосердие и благотворительность», 1993

Шолохов М. Тихий Дон. М.: Советская Россия, 1978 г.

10.03.2016 | Автор:

«Как выбрать того карпа, поимка которого доставила больше всего радости или волнения?»

Дж. Гиббинсон[274]

Последнюю главу мы решили посвятить карпам, которые особенно хорошо запомнились победившим их рыболовам. Такой карп есть у каждого из нас. Это не обязательно самый крупный или самый первый, это может быть даже рядовой карп, но пойманный при необычных обстоятельствах или совершенно неожиданно, как тот, который попался младшему из авторов во время охоты за линями:

«Август 1986 года я провел в доме отдыха „Сенеж“, расположенном на берегу одноименного озера. Об отдыхе, разумеется, не могло быть и речи: с первых же дней я взялся за работу. Старый Сенеж, в верхней части которого находится принадлежащая дому отдыха лодочная станция, уже в те годы был невероятно заросшим. Я решил очистить одно или два места от водорослей, надеясь поближе познакомиться со знаменитыми сенежскими линями.

Вооружившись граблями на длинной ручке, я два с половиной дня выгребал со дна водоросли вперемешку с черным илом. Попалось и несколько коряжек, усеянных ракушками, а также штук пять беззубок, что меня очень обнадежило.

Но вот, наконец, с грязной работой покончено, лодка приведена в порядок, прикормка разбросана и можно налаживать снасти. После некоторых колебаний я остановил свой выбор на легкой четырехметровой удочке с безынерционной катушкой. Со времени последнего похода на лещей на ней стояла 0,15-я леска, вполне достаточная и для ловли линя в открытой воде. Но учитывая наличие водорослей и кувшинок, а также солидные размеры сенежских линей, я поменял ее на 0,18-й „Стронг“.

Первоначальный мой план предусматривал выезд на рассвете, но вечером я не выдержал и решил хоть часок посидеть у прикормки. Черви еще не были накопаны, а пшеница, залитая в термосе кипятком, распариться не успела. Поэтому я захватил из столовой несколько ломтей хлеба и нарезал их сантиметровыми кубиками.

Не прошло и пяти минут после того, как я встал на якоря и забросил удочку, как антенна моего поплавка вылезла из воды, показавшись во всей своей красе. Коркой прельстился линь граммов на 350, которого я осторожно освободил от крючка и выпустил, наказав ему позвать ужинать дедушку. Но тут же попался второй такой же линек — точная копия первого, если не считать шрама от щучьих зубов.

После этого минут двадцать поплавок стоит, не шевелясь, и внимание мое начинает ослабевать. На очередную поклевку я реагирую с запозданием. Тем не менее, подсечка удается. На этот раз сопротивление серьезное, и первая мысль — что это линь килограмма на два. Но скоро я замечаю свою ошибку. Противник и не думает подаваться. Напротив, он устремляется к правому краю расчищенного места и, несмотря на все мои усилия, умудряется запутаться там в траве.

Применяю испытанный прием: держа леску натянутой, постоянно поддергиваю удочку. Тем временем начинает темнеть. С облегчением замечаю, что принятые меры подействовали: рыба вышла из травы и направилась в противоположную сторону. В том, что это порядочный карп, сомнений почти уже не остается. С ужасом вспоминаю, что не взял с собой подсака. А леска опять где-то запутывается, причем в сумерках нельзя различить, попала она в кувшинки или в водоросли. Снова начинаю дергать удочку, и свершается чудо — карп высвобождается во второй раз. И это при 0,18-й леске!

Не помню, как мне удалось втащить добычу в лодку и как возвращался в темноте к причалу. Добравшись до номера, я завернул карпа в полотенце и положил, за неимением холодильника, на балкон, чтобы утром взвесить. Но узнать его вес мне так и не пришлось: огромный кот, которого я спугнул на рассвете, отъел у моего трофея весь хвост. Как бы то ни было, остатки весили три девятьсот…»

Следующий рассказ переносит нас в середину семидесятых, в те счастливые годы, когда ловля карпов еще не превратилась в «большой бизнес» и в погоню за рекордами. Ю. П. Баличев, старший из авторов настоящей книги, вспоминает о своих приключениях на берегу одной из тысяч неприметных дунайских стариц:

«Стоял июль 1976 года. Начался сезон отпусков, тысячи туристов наводнили городские улицы, а на пляжах, как говорится, яблоку некуда было упасть. Работа задерживала меня до августа, и, отправив семью отдыхать, я вел некоторое время холостяцкий образ жизни.

От местных рыболовов мне стало известно, что в дунайских старицах активизировались крупные карпы. Несколько приличных экземпляров уже было поймано на картофель. Недолго думая, я взялся за приготовления к рыбалке. Часам к десяти вечера уже была сварена кастрюля мелких картофелин, накопать которых мне разрешил знакомый крестьянин, проверено удилище, намотана леска на новую катушку, наточены крючки.

После недолгих размышлений относительно места ловли я остановился на глубокой яме в хорошо знакомой мне протоке. Наскоро поужинав и приготовив термос и бутерброды, я лег и тут же заснул.

Спать, однако, пришлось недолго. В три часа ночи треск будильника вырвал меня из объятий Морфея — как раз в тот момент, когда мне приснился громаднейший карп, размером с хорошего поросенка, которого я никак не мог вытащить.

Осторожно закрыв дверь квартиры и прокравшись по коридору, чтобы не разбудить соседей, добираюсь до машины, завожу ее и, не прогревая мотора, выезжаю на улицу. До протоки всего километров семнадцать, рассветет еще не скоро, так что можно не спешить. Фары освещают пустынные улицы пригородов, темные окна домов и опущенные решетки на входах в лавки и магазинчики. Дальше дорога идет по полям, а с обеих сторон ее окаймляют старые вишни и черешни, на которых уже начинают созревать красные и желтые ягоды. В низинах колышется туман. Несколько раз у самой машины дорогу перебегают крупные русаки. Один из них вынуждает меня на время отвлечься от размышлений о предстоящей рыбалке и резко затормозить.

Наконец, я миную спящую деревеньку Шёнау и переезжаю через дамбу, защищающую крестьянские дома и поля от дунайских паводков. Уже хорошо виден траверс — насыпь, по которой проходит дорога на тот берег протоки, с мостиком посредине. Вокруг ни души. По зеркальной глади воды плывут рваные клочья тумана. Около мостика то и дело бьют жерехи.

Устраиваюсь на камнях насыпи, устанавливаю подставки и налаживаю снасть. С помощью иглы нанизываю на 0,35-ю леску картофелину величиной с грецкий орех, привязываю тройник и, подложив под изгибы крючков травинку, осторожно тяну за леску. Тройник почти полностью скрывается в насадке, такой мягкой, что забрасывать ее приходится рукой, открыв предварительно дужку катушки.

Сегодня в яме заметное круговое течение, и я надеюсь, что леска не попадет на дно к ракушкам, которые не замедилили бы ее „перекусить“. Проходит полчаса, час. Ничего. Подкрепляюсь бутербродами и чаем из термоса, наблюдая за тем, как на быстрине у мостика брызгами рассыпается во все стороны мелочь, спасаясь от жереха. Вероятно, у карпов сегодня забастовка. Неужели останусь без трофея?

Отчаявшись, беру запасную удочку, привязываю блесну и отправляюсь к мостику за жерехом, но, отойдя шагов на десять, слышу сзади шорох и оглядываюсь. Это шуршит фольга на леске, разматывающейся с моей катушки!

Опрометью бросаюсь обратно, хватаю удочку и закрываю дужку. Осторожная подсечка удается — я ощущаю большую массу сидящего на крючке карпа. Леска, однако, продолжает разматываться, хотя тормоз установлен жестко и визжит на всю округу. Удилище согнуто в дугу. Карп взял курс на корягу у противоположного берега и рвется к ней с удивительным упорством. Изо всех сил стараюсь завернуть его, и, наконец, это удается.

Теперь карп движется прямо на меня, так что я едва успеваю подматывать леску, стремясь не потерять с ним контакта. До берега остается метров десять. Вдруг резкий поворот, завихрение, и карп бросается вдоль каменной насыпи дамбы.

Дзинь! — то ли слышу, то ли чувствую рукой знакомую вибрацию лески, попавшей на „шип“. Неужели конец? Но нет, борьба продолжается, он все еще здесь, на крючке, и я отпускаю тормоз, а при очередном повороте почти совсем ослабляю леску.

Кажется, прошла уже целая вечность, а карп все ходит и ходит кругами где-то на глубине. И все же чувствуется, что он понемногу утомляется, что он уже не так боек, как в начале.

Бросаю взгляд на часы: идет тридцатая минута вываживания. Усиливаю давление, и вот противник оказывается у самой поверхности. В нем никак не менее полупуда! Еще немного — и он мой. Глотая воздух, он скользит к подсаку. В ярких лучах утреннего солнца его бок отливает золотом, и при виде этой картины я забываю обо всем на свете.

Карп уже в подсаке, когда я теряю равновесие и лечу в воду головой вперед. Вынырнув, не чувствую в руках ни удочки, ни подсака. Карп ушел! Протираю глаза и вижу, что удочка зацепилась катушкой за ветку кустика, склонившегося над водой. Вылезаю кое-как на берег и с бьющимся сердцем хватаю удилище. Из воды показывается сетка подсака, и, судя по тяжести, в ней должен быть карп. Так оно и есть. Когда я вытаскиваю подсак на берег, оказывается, что мой трофей запутался в сетке первым лучом спинного плавника — „шипом“ — и именно это помешало ему расправиться с леской и улизнуть.

С замиранием сердца слежу за тем, как стрелка десятикилограммового безмена уходит за последнее деление шкалы и упирается в ограничитель. Через полчаса в рыболовном магазине весы показывают одиннадцать килограммов — мой абсолютный рекорд и самый крупный карп, пойманный в этом водоеме за последние годы. И теперь, двадцать лет спустя, я могу добавить, что он по-прежнему остается самым памятным карпом моей рыболовной карьеры».

Последний рассказ в этой главе принадлежит перу одного из классиков русской рыболовной литературы — И. Т. Плетенева. Драматические события, которым он посвящен, происходили в 1894 году на реке Сейм недалеко от Курска:

«Въ тотъ день вечеромъ я не охотился, ограничившись хорошею засыпкою корма на привадѣ. Пораздумавъ немного, я рѣшилъ на картофель поставить сомовый шнурокъ изъ 18-ти нитокъ китайскаго сырца; это уже столь основательный шнурокъ, что я не в состояніи его быль порвать.

На другой день я сѣлъ на привадѣ съ 8-ми часовъ утра, имѣя въ виду, что рано все равно бора нѣтъ. Передъ этимъ только что прошелъ сильный дождь; покатые берега такъ сдѣлались скользки, что по нимъ не было возможности ступить шагу. Доставь соломы, я положить ее подъ сидѣнье и ноги; кое-какъ устроился. Бросилъ на удочки горсть гороху и двѣ горсти ржи.

Больше часу простояли удочки въ спокойном состояніи. Замѣчаю, что въ крайней удочкѣ, на картофель, конецъ удилища какъ-будто дрожитъ, потомъ начинаетъ склоняться къ водѣ и вдругъ сильнымъ движеніемъ, шлепнулся въ воду.

У меня сердце упало. Господи, что-то будетъ!

Схватываю обѣими руками удилище, поднимаюсь на ноги и не замѣчаю в суетѣ, что переступилъ съ соломы на мокрую землю около самой воды. Въ это время сазанъ съ такой силой рванулся отъ меня, что я не успѣл отдаться назадъ и полетелъ въ воду.

При такой катастрофѣ удилище само собою ушло изъ рукъ, да и не до сазана тутъ было, когда нырнулъ съ головою.

Кое-какъ выцарапался уже въ заливчикѣ, гдѣ привязывалъ рыбу, но высокіе сапоги были полны водою, платье все промокло до тѣла… А между тѣмъ вижу я, какъ мое удилище заныряло и направилось къ противоположному берегу рѣки. Значит, сазанъ на крючкѣ… Но какъ его взять? Побѣжалъ я на свою дачу, отстоявшую отъ привады саженяхъ въ 200, переодѣлся, надѣлъ сухое бѣлье, перемѣнилъ сапоги, выпилъ стакань водки, перекусить хлѣбцемъ, и на лодкѣ отправился догонять своего непріятеля.

Удилище служило маякомъ. Подъѣзжаю къ нему, берусь за конецъ, но сазанъ дѣлаеть аллюръ въ сторону, сгибаетъ удилище такъ, что оно начинаетъ трещать; я бросаю сазана на произволъ судьбы, даю ему возможность уходиться, а самъ неотступно слѣдую за нимъ на лодкѣ; едва онъ остановился, я опять берусь за удилище, но сазанъ на это отвѣчаеть мнѣ ломовымъ натискомъ.

На бѣду пошелъ дождь с холоднымъ вѣтромъ; руки стынуть отъ мокраго удилища, самъ начинаю мерзнуть и промокать, а сазанъ, хоть умри, не поддается. Чтобы согрѣться, я усиленно работаю весломъ, но силы скоро покидають меня; я отощалъ отъ голода, обезсилѣлъ отъ волненія, допекають меня вѣтеръ и дождь, — меня начинаетъ забирать лихорадка.

А сазанъ дѣлаетъ свое — разгуливаеть, а чуть возьмешься за удилище — норовить лодку перевернуть.

„Ахъ, будь же ты проклятъ!“ — въ порывѣ раздраженія ругнулся я.

Уже наступили сумерки, а за ними быстро спустился осенній мракъ. Дождь моросить, какъ изъ сита, вѣтеръ воеть, какъ сто волковъ, волны хлещуть объ лодку… Положеніе становится невозможнымъ.

Думаю бросить эту возню съ сазаномъ, отправиться домой… Добычи жаль! Является стремленіе во что бы то ни стало овладѣть этимъ чудовищемъ.

Наконецъ, я рѣшился „штурмовать“ сазана. Берусь за удилище съ тѣмъ, чтобы уже не выпускать его изъ рукъ. Сазанъ сдѣлалъ еще нѣсколько хорошихъ туровъ, но мнѣ удалось сдержать его. Минуть двадцать я съ нимъ повозился; чувствую, что начинаетъ онъ сдаваться, да и пора: 12 часов кряду онъ мучить меня! Перекрестясь, поднимаю его на поверхность, стараясь приблизить его къ самому борту лодки. Нѣсколько разъ сазанъ всплывалъ, опять нырялъ, но, наконецъ, и ему совсѣмъ измѣнили силы: онъ всплылъ на поверхность огромной колодой, которую я потихоньку подвелъ къ борту. Пробую подвести подсачекъ и половины не забираетъ; раза три подсачекъ задѣвалъ брюхо сазана, но онъ стоить неподвижно, какъ дрессированная лошадь. Тогда, оставивъ въ одной рукѣ лесу съ сазаномъ, лѣвой я осторожно ощупалъ, съ какой стороны у него голова, и подъ нее подвелъ подхватку, а комлемъ удилища толкнуль сазана въ спину, послѣ чего онъ юркну ль въ подхватку головою внизъ.

Побѣда! Сазанъ въ лодкѣ.

Нужно ли добавлять, что это бревно почти двухъаршинной длины, я не безъ усилія поднялъ изъ воды, по той причинѣ, что онъ весилъ одинъ пудъ 35 фунтовъ!

Едва ли мнѣ удастся когда-нибудь побороться съ такимъ молодцомъ. При всѣхъ непріятностяхъ и невзгодахъ описанной борьбы я всегда вспоминаю о ней съ великимъ наслажденіемъ, и дорого далъ бы, чтобы снова пережить тѣ же ощущенія, ради такой колоссальной добычи! Однакожь, если бы я, въ переполохѣ отъ неожиданной ванны, не выпустиль изъ рукъ удилище, навѣрняка этотъ левіафанъ исковеркалъ бы мою сбрую и я остался бы при одномъ смутномъ, но горькомъ представленіи объ утратѣ хорошей рыбы».[275]

10.03.2016 | Автор:

В предисловии мы уже касались вопроса о целесообразности создания обществ любителей ловли карпа. Объединившись в такое общество, рыболовы, живущие недалеко друг от друга, могут арендовать какой-либо водоем и превратить его в карповый. Разумеется, не всегда имеется такая возможность, но если она представится, ею ни в коем случае нельзя пренебрегать. Не вдаваясь в подробности и не касаясь вопросов аренды и охраны водоема, мы рассмотрим здесь основные моменты, на которые следовало бы обратить внимание при выборе водоема и его зарыблении.

Хотя карпы и славятся своей неприхотливостью и обитают даже в самых маленьких прудах, нужно отдавать себе отчет в том, что в такой «луже» рекордный экземпляр не вырастет ни при каких обстоятельствах. Для наших целей хорошо подходит большой проточный пруд, питаемый ручьем, речкой или родниками. Песчаные или гравийные карьеры, в которые регулярно поступает свежая вода, исключающая возможность летних и зимних заморов, в некоторых отношениях даже превосходят пруды. Например, дно из гравия или песка считается предпочтительнее дна, покрытого толстым слоем ила.

Важно, однако, наличие в карьере достаточного количества мелководных участков с обильной водной растительностью, предоставляющей карпу укрытие и пищу. В то же время, для «зимних квартир» карпам необходимы и глубокие места.

Если берега пруда или карьера голые, имеет смысл засадить их кустами и деревьями. Они украшают водоем, создают укрытия для рыболовов, тень, укрепляют берега и привлекают многих насекомых. Тростник и осока также выполняют важные функции в жизни водоема. Из водных же растений можно порекомендовать рдест и уруть.

Вероятно, нет необходимости особо отмечать тот факт, что расположенные рядом с водоемом поля, посыпаемые или поливаемые удобрениями, и сельскохозяйственные или промышленные предприятия представляют непосредственную угрозу для популяции карпов. Что же касается проверки водоемов на чистоту воды, ее химический состав, содержание в ней кислорода и на наличие корма, то лучше всего поручить такую проверку опытному специалисту. Достаточно высокое содержание в воде извести обеспечивает некоторую защиту от попадающих в водоем кислот и положительно влияет на продуктивность водоема.

Очень продуктивные, богатые кормом пруды могут обеспечивать годовой прирост до 400 кг на гектар, в малопродуктивных эта цифра может не достигать и 50 кг.[271] В бедных кормом водоемах мы сталкиваемся с альтернативой: запускать меньше карпов или наращивать кормовую базу. Последний вариант, понятно, более заманчив, зато он требует подробных исследований и изрядных усилий по созданию и восстановлению колоний кормовых организмов, тесно взаимосвязанных и зависящих от свойств воды и водоема. Не обойтись без специалиста и непосредственно при зарыблении водоема. Ему известны «надежные» рыбоводческие хозяйства, где можно с меньшей опаской покупать посадочный материал. Он может учесть при этом кроме обычных критериев (здоровье, откормленность) факторы генетические. Гены обусловливают устойчивость к болезням, быстроту и пределы роста карпов. Они же отвечают за форму тела и за чешуйчатый покров. По ряду причин, рассмотренных в Главе I, мы рекомендуем для зарыбления чешуйчатого карпа.

Перевозка карпов обычно осуществляется в цистернах с водой, охлажденной и насыщенной кислородом. Иногда для успокоения рыб в воду добавляются специальные препараты. По прибытии на место назначения карпов не сразу выпускают в водоем, а постепенно адаптируют к новой температуре воды.

Ни в коем случае не увлекайтесь, выпуская в водоем больше карпов, чем он в состоянии прокормить. Перенаселение не только сдерживает рост рыбы, но и способствует распространению инфекционных заболеваний. В тех водоемах, где карпы размножаются сами, перенаселение, впрочем, возможно и без прямого участия людей.

Известны случаи, когда карпы, расплодившись в несметном множестве, вырождались и оставались размерами не больше карася. В качестве примера можно привести ситуацию, сложившуюся в 70-х годах на водохранилище Пул Холл в Англии.[272] Там ничего не стоило наловить целый мешок карпов, но размеры их были мизерными! Помочь может лишь изъятие карпов из водоема (с помощью сетей или электричества) и создание новой популяции.

Наличие другой рыбы в чисто карповых прудах рассматривается многими карпятниками как нежелательное. Линь, плотва, карась и окунь конкурируют с карпом в добывании пищи, а щука, хотя и не является его конкурентом, зато не прочь полакомиться им самим. В принципе карп неплохо сочетается в прудах с крупным карасем, линем и щукой, что может представлять интерес для рыболовов, заинтересованных также в ловле этих последних, но это уже совсем другой вопрос. Дальневосточные же экзоты (амур, толстолобики) во многих местах зарекомендовали себя с плохой стороны — как переносчики опасных заболеваний.

Разумеется, при нормальной постановке дела кто-либо из членов общества должен тщательно следить за состоянием популяции карпов и за водоемом вообще, привлекая в случае необходимости квалифицированного консультанта. Если пойманные карпы не выпускаются членами общества обратно, то норма вылова должна быть строго регламентирована, а дополнительное зарыбление должно проводиться ежегодно. Куда приятнее, однако, ловить в пруду, из которого пойманные карпы не изымаются и за счет этого имеют внушительный средний вес!

Совсем иначе обстоит дело в крупных водоемах, где могут ловить члены неспециализированных обществ или даже все желающие и где ловля карпов производится наряду с ловлей другой рыбы. Щука и сом являются здесь серьезной угрозой для некрупных карпов, и эта угроза порой недооценивается при зарыблении. Сомы, как известно, питаются рыбой, масса которых составляет до 1/10 их собственной массы, так что даже четырехкилограммовый соменок опасен для четырехсотграммовых карпов!

Нам несколько раз попадались трех-четырехкилограммовые карпы с ранениями от щучьих зубов. В каждом случае вслед за поимкой такого карпа мы предпринимали продолжительные попытки поймать владельца этих зубов, но, к крайней нашей досаде, ни одна из попыток не оправдала возлагавшихся на нее надежд.

Но если даже взрослые карпы становятся жертвами беспощадных хищников, то что уж там говорить о маленьких карпиках! В одной из многочисленных речных стариц Австрии в свое время была поймана щука весом всего 1,8 кг, в желудке которой находились 26 однолетних карпов (К1) из числа недавно выпущенных в этот водоем местным рыболовным обществом.[273] Другие рыбы, в том числе и сами крупные карпы, тоже не прочь полакомиться молодью.

Поэтому для зарыбления смешанных водоемов по возможности следует обращаться отнюдь не к личинкам (КО), однолетним (К1) или двухлетним (К2) карпам, а к трехлетним (КЗ), весом около килограмма, у которых врагов в водоеме значительно меньше или совсем нет.

В больших водоемах с богатой кормовой базой конкуренты не так страшны карпу. Следует иметь в виду и то, что карп, как более крупная и сильная рыба, может оттеснять большинство других видов с мест кормежки. Тем не менее, эта конкуренция дает о себе знать. Самым нежелательным из конкурентов карпа является лещ, который заполоняет озера и особенно водохранилища, вырождается, мельчает и превращается в доминирующий вид, не представляя в то же время сколько-нибудь значительного спортивного интереса.

Многие речные старицы, имеющие постоянное сообщение с рекой или соединяющиеся с ней во время паводков, могут служить примером водоемов, почти идеальных с точки зрения как «универсальных» рыболовов, так и карпятников. При минимальных затратах на зарыбление (карп, линь, щука, судак) они кишмя кишат крупными карпами, линями, огромными карасями, красноперкой и плотвой; щука и судак достигают там приличных размеров. Все эти виды вполне уживаются там и доставляют рыболовам огромное удовольствие. Кроме того, весной и летом сюда заходит вся речная рыба, начиная с жереха и кончая подустом. Конечно, необычная продуктивность стариц была бы немыслима без богатейшей кормовой базы, свойственной этому типу водоемов.

10.03.2016 | Автор:

«Уменьшающихся годъ от года количественно рыбъ, сильно напуганныхъ постояннымъ преслѣдованіемъ, — все труднѣе и труднѣе становилось ловить на грубыя примитивнаго устройства удочки. Очень многіе изъ поверхностныхъ диллетантовъ уженья постепенно бросали ловлю, разочарованные отсутствіемъ былыхъ легкодоступныхъ трофеевъ. Настоящіе же, истинные любители-рыболовы, не пожелавшіе отказаться отъ близкой ихъ сердцу охоты, поневолѣ принуждены были изощряться, придумывая новые способы уженья и совершенствуя свои снасти въ смыслѣ большей ихъ цѣлесообразности, изящества и наименьшей замѣтности въ водѣ».

И. Комаровъ[255]

В чем заключается задача оснастки? Она должна позволить нам забросить насадку в нужное место, соответствующим образом преподнести ее карпу, подсечь карпа и вытащить его; при этом она не должна запутываться. В широком смысле под оснасткой (англ.: Rig; нем.: Montage) понимается все, что прикрепляется или привязывается к леске: поплавок, грузило, стопор, бусинка, карабинчик, поводок, крючок и т. п. Однако когда речь идет о современных карповых оснастках, особенно для ловли на бойли, многие имеют в виду лишь поводок, крючок и способ прикрепления бойли. Иногда даже поводок остается «за кадром». Начнем с этого узкого понимания оснасток.

Бойли гораздо жестче традиционных карповых насадок. Во всяком случае, они слишком жестки для того, чтобы крючок мог проходить сквозь них при подсечке. Отсюда следует, что жало и изгиб крючка должны оставаться открытыми. Новый принцип? Ничуть не бывало! Вспомним И. Н. Комарова, который писал, что прятать жало крючка в насадке «…не нужно, ни при каких способах ловли и ни при каких насадках, исключая насадки „тающие“, каковы: спекшаяся кровь и жидковатое тесто…».[256] Только в случае с бойли этот принцип выражен более ярко.

Первые бойли (в семидесятых годах в Англии) насаживались прямо на крючок — разумеется, таким образом, чтобы не мешать жалу крючка зацепляться. При этом возможны три варианта: бойли может находиться а) рядом с изгибом крючка (рис. 67а) б) посередине цевья (рис. 67б) в) у самого колечка крючка (рис. 67в).

Все три варианта равноценны. Разумеется, крючок должен соответствовать размерам бойли и быть очень большим, даже огромным (N 1 или 2 для среднего бойли). Такие крючки очень тяжелы, и насаженные на них бойли ведут себя совершенно иначе, чем лежащие вокруг них прикормочные бойли. Если карп все-таки втянет бойли с крючком в рот, то немедленно заметит свою ошибку и попытается выплюнуть все обратно — так быстро, что рыболов не успеет среагировать. Но свободное жало крючка при этом легко зацепляется само.

i_082.jpg

Рис. 67 Бойли на крючке.

Гораздо более универсальной оказалась волосяная оснастка («hair rig»), изобретенная зимой 1978 года английскими карпятниками Ленни Мидлтоном и Кевином Мэддоксом.[257] Во время экспериментов, проводимых в гигантском аквариуме, они обратили внимание на то, что карпы хорошо различали приманки с крючком и без крючка.[258] В результате первые часто оставались несъеденными. Это побудило Ленни и Кевина разделить насадку и крючок. Насадка больше не насаживалась на крючок, то есть, строго говоря, переставала быть насадкой. С крючком ее соединял только волос — обыкновенный человеческий волос (отсюда и название — волосяная оснастка). Была экспериментально определена и оптимальная длина волоса — 6 сантиметров, считая от изгиба крючка до насадки.[259] Позднее волос был заменен тончайшей леской (0,06-0,10 мм), но название «волосяная оснастка» сохранилось.

i_083.jpg

Рис. 68 Ранние волосяные оснастки.

В конце 70-х годов волосяная оснастка, которая считается сегодня крупнейшим достижением в области ловли карпов, была известна лишь узкому кругу карпятников и еще не ассоциировалась с бойли. Очень часто применялись кукурузные зерна. Как видно из рис. 68, сначала к изгибу крючка привязывался кусочек лески, а затем на его конце делалась петелька (рис. 68а). К петельке подвешивалась игла для насаживания, на иглу нанизывали несколько зерен, бобов или бойли (рис. 68б), которые затем сдвигались на «волос». После этого игла отсоединялась, а петелька затягивалась на последнем зерне (рис. 68в), или же в нее вставлялся стопор (например, травинка), не дававший приманке соскочить с «волоса» (рис. 68 г). Если же при ловле на зерна петелька одевалась на изгиб крючка, то получалась более компактная приманка (рис. 68д).

Приманка на таком «волосе» мало чем отличается от прикормки, и карп беспрепятственно всасывает ее ртом. Вслед за приманкой в рот карпа следует крючок, но карп не видит и не чувствует его. В то же время процент удачных подсечек оказывается очень высоким, так как голому крючку ничто не мешает зацепляться.

Для особенно осторожных и нерешительных карпов была разработана оснастка, изображенная на рис. 68е. Один конец 0,10-й лески прикрепляется к колечку, другой — к изгибу крючка. Посередине к этой леске привязывается «волос», а к «волосу» прикрепляется приманка. Приманкой этой все чаще и чаще становились бойли, пока не стали практически неотделимы от волосяных оснасток.

Всем оснасткам, основанным на использовании «волоса» из очень тонкой мононити, присуще одно досадное свойство: в момент заброса и при подсечке «волос» иногда обрывается, и много времени уходит на то, чтобы всякий раз привязывать новый «волос» и прикреплять к нему бойли. В том, что возня с кусочками тончайшей лески может быть весьма обременительной, особенно в темноте и среди полчищ комаров, мы имели возможность убедиться собственной персоной, применяя некоторое время подобные оснастки в первой половине 80-х годов. Особенно неприятно также привязывать «волос» в холодную погоду еле слушающимися пальцами.

К счастью, нам не потребовалось ничего изобретать, ибо к тому времени уже появились оснастки нового типа. Гораздо практичнее в роли «волоса» оказалась более толстая, но очень мягкая леска, сплетенная из множества синтетических волокон. Сегодня такой плетеный материал предлагается в широчайшем ассортименте под самыми различными марками. Многие считают, что этой лески, которая обычно бывает черного, темно-коричневого или темно-зеленого цвета, карп не боится, принимая ее за нити водорослей. Ее мягкость ничуть не препятствует втягиванию бойли в рот карпа, а ее высокая прочность позволяет использовать одну и ту же оснастку многократно, а не заменять каждый раз новой, как оснастки с мононитью.

i_084.jpg

Рис. 69 Прикрепление бойли к волосу.

Изменилось и место привязки «волоса». Теперь он прикреплялся не к изгибу, а к колечку крючка (рис. 69а). Для насаживания бойли стала применяться специальная игла, несколько напоминающая вязальную. Она имеет рукоятку (поскольку проткнуть жесткий бойли не так-то легко), а также маленький крючочек вместо острия. Нанизав на иглу бойли, на этот крючочек одевают петельку «волоса» (рис. 69б). После этого остается лишь сдвинуть бойли с иглы на «волос», вставить в петельку кусочек изоляции от тонкого провода или специальный стопор и прижать к нему бойли (рис. 69в, г).

Если в классических карповых оснастках крючок привязывается прямо к основной леске, то в более поздних волосяных — к поводку из мягкой плетеной лески. Когда один и тот же материал идет и на поводки, и на «волос», его практично применять одним куском, то есть, привязывая крючок к поводку, свободный конец не отрезать, а оставлять в качестве «волоса», становящегося, таким образом, продолжением поводка. Но если поводок слишком толстый, то «волос» лучше сделать из совсем тонкой плетеной лески с разрывной нагрузкой 0,5–1 кг и привязать его к колечку крючка.

Длина «волоса»? Со временем она все больше и больше уменьшалась! Дело в том, что по мере того, как волосяные оснастки приобретали популярность среди английских рыболовов, они становились известнее и английским карпам. Карпы перестали проглатывать бойли немедленно, теперь они просто держали его некоторое время во рту. Если «волос» был длинным, крючок при этом оставался снаружи.

Другая проблема: когда «волос» прикрепляется к колечку крючка, крючок может поворачиваться в любую сторону (рис. 70а). Он может коснуться губ карпа снаружи, может выскочить изо рта, не зацепившись, а может зацепиться за поводок, запутав оснастку. Необходимо было каким-то образом стабилизировать крючок. Решение оказалось очень простым: одеть на поводок перед привязыванием крючка кусочек пластмассовой или силиконовой трубки (рис. 70б), потом сдвинуть ее на колечко крючка и верхнюю часть цевья, так чтобы поводок, крючок и «волос» выравнялись (рис. 70в).

Впоследствии выяснилось, что наилучший эффект достигается, когда «волос» отходит от середины цевья. Проще всего этого добиться, сдвинув трубку ниже по цевью (рис. 70 г). Когда в момент поклевки карп попытается выплюнуть оснастку, трубка поможет крючку зацепиться. Еще более эффективно в этом отношении изобретение Дж. Гиббинсона, известное под названием «Line aligner» («выравниватель лески»). Здесь игла для бойли вводится в эластичную трубку длиной около 2 сантиметров и прокалывает ее изнутри (рис. 71а). Через отверстие в трубку втягивают поводок, который затем выводят наружу (рис. 71б). К поводку привязывают крючок с «волосом» на колечке, а трубку надвигают на цевье крючка (рис. 71в).

i_085.jpg

Рис. 70 Крепление «волоса» с кембриком.

После этого конец трубки со стороны поводка срезают под углом, как показано на рис. 71 г. Благодаря выравнивателю лески крючок при поклевке сам поворачивается и втыкается карпу в губу.

i_086.jpg

Рис. 71 «Лайн элайнер» Дж. Гиббинсона.

В последние годы многие карпятники применяют оснастки, в которых «волос» прижимается к цевью коротким кусочком силиконовой трубки (рис. 72а). Для того, чтобы «волос» находился с внешней стороны цевья, соответствующий конец трубки часто срезают под углом (рис. 72б). Наматывая «волос» на цевье выше трубки (рис. 72в), можно изменять его длину в зависимости от конкретных условий на водоеме. Другой вариант «волоса» с изменяемой длиной показан на рис. 72 г. Посадить же бойли на самое цевье легче всего, если привязать к цевью резиновую петлю, протянуть ее иглой сквозь бойли и вставить стопор.

i_087.jpg

Рис. 72 Варианты «волоса» с изменяемой длиной.

Несколько слов о соотношении размеров бойли и крючка. Самое общее правило: чем крупнее бойли, тем крупнее крючок и длиннее «волос», и наоборот. Было бы нелепо ловить на гигантский трехсантиметровый бойли, соединенный коротким «волосом» с крючком N 8. В разных оснастках, конечно, есть свои особенности. Характерны мелкие (NN 4–8) крючки оснасток с длинным «волосом» из тонкой мононити и огромные изогнутые крючки с таким коротким «волосом», что его почти не видно. Для остальных оснасток можно исходить из следующей таблицы:

Диаметр бойли (мм) 14 16 18 20

Размер крючка 8 6 4 2

Особого разговора заслуживают плавучие бойли, применяемые либо приподнятыми над дном, либо плавающими на поверхности.

Для того, чтобы сделать бойли плавучими, их пекут в духовке при температуре около 200 °C в течение 20–30 минут или (что эффективнее) кладут на несколько минут в микроволновую печь. Плавучие бойли тверды, как камень, и отверстия в них приходится проделывать тонким сверлом. В воде, однако, они постепенно намокают, теряя при этом плавучесть. Для замедления намокания рекомендуется проделывать отверстия в бойли до нагревания — или не делать отверстий совсем, а прикреплять бойли к волосу с помощью петли (рис. 72д).

Существенный недостаток нагревания бойли заключается в разрушении или изменении многих ингредиентов, в том числе ароматических добавок. Сохранившимся же веществам становится труднее выбраться из-под твердой оболочки. В результате привлекательность бойли для карпа уменьшается, поэтому многие окунают такие бойли в пахучие масла или обрабатывают их пахучим раствором из пульверизатора.

Почему бы не закатать в сырой бойли перед тем, как его варить, маленький пенопластовый шарик? Вместо пенопласта можно взять пробку, которая, как естественный материал, не вызывает нареканий с точки зрения защиты окружающей среды. Можно также добавлять измельченный пенопласт или пробку в сухую смесь. Обладая всеми качествами обычного бойли, бойли с такой начинкой будет плавать сколько угодно времени.

В крайнем случае плавучий бойли можно изготовить даже на водоеме. В свое время Энди Литтл рекомендовал для этого срезать бок у обычного бойли, просверлить в бойли отверстие, вставить туда шарик пенопласта и приклеить крышку на место (рис. 73).[260] Теперь в продаже имеются специальные вырубки, которыми в бойли пробиваются пятимиллиметровые отверстия (вырубленный цилиндрик выбрасывается при нажатии на кнопку), и наборы из брусков твердого плавучего поролона разных цветов (под цвет бойли), кусочки которого, высеченные той же вырубкой, вставляются в проделанные в бойли отверстия, делая шарики плавучими.

i_088.jpg

Рис. 73 Изготовление плавучего бойли.

Наконец, иногда продаются готовые смеси, из которых плавучие бойли получаются сами собой. С ними, конечно, хлопот меньше всего.

Бывает, что плавучие бойли получаются случайно, когда они совсем не требуются. Чтобы бойли тонули, внесите в смесь изменения: замените одно яйцо водой, уменьшите количество легких компонентов (казеинаты, молочный порошок). Попробуйте также сильнее разминать массу перед скатыванием шариков.

Ситуации, когда приподнятая над дном насадка оказывается предпочтительнее лежащей на дне, встречаются на практике достаточно часто. Представим себе дно, покрытое слоем мягкого ила, погружаясь в который, обычные бойли бесследно исчезают вместе с крючком. Или дно, заросшее водорослями. В восьмидесятые годы мы часто ездили на подмосковное озеро Сенеж. На Старом Сенеже дно во многих местах было покрыто сплошным ковром густых зеленых водорослей. Сначала мы расчищали окошки среди этого ковра, чтобы ловить там традиционным способом. Но это трудоемкое и грязное занятие вскоре нам наскучило. Мы перестали возиться с расчисткой и перешли на плавучие бойли, приподнимая их на несколько сантиметров над водорослями (рис. 74а).

Плавучие бойли неприменимы на течении: в потоке воды они мотаются вверх-вниз и из стороны в сторону, отпугивая рыбу своими неестественными движениями. В стоячей же воде сфера их применения не ограничивается приведенными выше случаями. Заглянув под воду в прикормленном месте, мы увидели бы такую картину: по дну рассыпаны бойли, все совершенно одинаковые, кроме одного, который парит над дном. Выделяясь среди остальных, этот бойли, соединенный, разумеется, с крючком, не может не броситься в глаза карпу. Хорошо это или плохо?

Вероятность того, что именно этот бойли будет взят одним из первых, очень велика — если только он не вызовет подозрений. Там, где карп редко имеет дело с бойли, таких подозрений возникнуть у него вроде бы не должно. Так что нам в России пока можно не беспокоиться. Но со временем придется не только не выделять бойли с крючком среди прикормки, но, наоборот, маскировать его под нее. Об этом поговорим чуть позже.

i_089.jpg

Рис. 74 Вариации с плавучими бойли.

Рассчитывая на крупных карпов, иногда ловят на два или три бойли одновременно, насаживая их на один «волос». На рис. 74б-г показаны оснастки с тремя бойли на «волосе». Среди них могут быть один плавучий и два обычных (рис. 74б), два плавучих и один обычный (рис. 74в) или все три плавучие (рис. 74 г). В первом и во втором случаях над дном приподнимаются только плавучие бойли, в третьем — еще и крючок, причем высоту подъема определяет закрепленная на поводке дробинка. Разумеется, комбинации, аналогичные представленным на рис. 74в, г, возможны и с двумя бойли. На цевье крючка во всех случаях одевается пластиковая или силиконовая трубка, удерживающая крючок в одной плоскости с поводком. При ее отсутствии оснастка очень легко запутывается.

Используя плетеные поводки или поводки из специального искусственного шелка, волокна которого в воде распускаются и напоминают водоросли, мы сталкиваемся с проблемой передвижения грузила по поводку. Для того, чтобы дробина не повреждала мягкий материал, ее приходится зажимать не непосредственно на поводке, а на одетой на поводок силиконовой трубке (рис. 74д). Другой вариант заключается в применении мягкого грузила («Heavy Metal»), которое можно прикрепить к поводку в любом месте (рис. 74е).

Как и в оснастках для тонущих бойли, «волос» совсем не обязательно привязывать к изгибу крючка. Можно привязать его к колечку крючка (рис. 74д), а можно сделать скользящим, как показано на рис. 74е. Здесь конец «волоса» привязан к особому колечку, свободно передвигающемуся по поводку. Конечно, диаметр колечка должен быть таким, чтобы в него не проскочил крючок. Проще всего откусить колечко от старого крючка или купить так называемое «Кольцо Дреннана». В момент выплевывания волос с бойли особенно легко выскакивает у карпа изо рта, скользя на колечке по поводку, а крючок зацепляется.

Оригинальная оснастка изображена на рис. 74ж. Это сочетание плавучего и обычного бойли, отдельно прикрепляемых к крючку двумя кусочками «волоса». Обычный бойли играет здесь роль груза, так что дополнительно утяжелять поводок нет необходимости.

Как известно, плавучие бойли, получившиеся из обычных путем нагревания в духовке, в воде размокают, постепенно теряя при этом свою плавучесть, и со временем опускаются на дно. Бойли, просверленные под волос, размокают, естественно, быстрее непросверленных, и чтобы замедлить процесс размокания, можно не сверлить отверстия, а крепить бойли петелькой. Проблем можно, конечно, избежать, обратившись к бойли с пенопластовой или пробковой начинкой, о которых уже говорилось выше. Можно, но не нужно. Точнее, не всегда нужно.

Дело в том, что там, где плавучие бойли применяются в течение многих месяцев или даже лет, карпы начинают относиться к ним с подозрением, и уловы идут на убыль. Наступает момент, когда приходится отказываться от выделения бойли с крючком из массы прикормочных бойли. Но происходит это не вдруг, а постепенно, так что какое-то время оба способа могут приносить успех. И тот, и другой можно испробовать с помощью одной-единственной оснастки!

Просверлите отверстие в традиционном плавучем бойли (приготовленном путем нагревания), оденьте бойли на «волос» и закрепите его стопором. Отбалансируйте бойли и крючок (в воде у берега) таким образом, чтобы они едва всплывали. Для этого утяжелите поводок у самого крючка, лучше всего пластичным грузилом. Можно, конечно, поставить и дробину, но дробину нужного размера не всегда удается подобрать, в то время как от пластичного груза вы будете просто отщипывать кусочки до тех пор, пока бойли с крючком не поднимутся над дном (рис. 74з).

Забросив такую оснастку, вы в течение некоторого времени — пока бойли не намокнет — будете ловить на бойли, парящий в воде на расстоянии от дна, равном длине поводка. Время это можно регулировать, изменяя размер просверливаемого в бойли отверстия: чем шире отверстие, тем быстрее намокает бойли. Конкретные цифры можно получить, экспериментируя в ванне. Знание этих цифр позволит определить, взял ли карп на приподнятый бойли или на бойли, лежащий на дне.

Обратите внимание на то, что размокший и опустившийся на дно бойли все-таки подвижнее обычного бойли (если они оба с крючком). Он почти невесом, и когда карп втягивает его ртом со значительного расстояния, он реагирует, несмотря на крючок, на движение воды практически так же, как свободные, прикормочные бойли: он словно сам по себе вскакивает в рот.

Неожиданный успех невесомые бойли могут принести в тот период, когда у карпов нет особенного аппетита и они медленно разгуливают по прикормленному месту, лишь время от времени подбирая со дна какой-нибудь бойли. Будучи голоден, карп возьмет любой бойли, не поленившись «нагнуться» за ним. При отсутствии же сильного аппетита он может ограничиться теми частицами корма, которые всплывают от завихрений, вызываемых его движением.

Многие полагают, что карпы иногда специально усиленно работают грудными плавниками, чтобы поднять со дна частицы корма.[261] При этом медленно тонущие бойли ведут себя аналогично естественной пище, и ими очень хорошо прикармливать, в то время как бойли с небольшой плавучестью можно использовать на крючке.

Среди поднимаемых со дна завихрениями прикормочных бойли очень естественно выглядят и приподнятые бойли. Они должны находиться на уровне рта карпа, то есть в 10–15 сантиметрах от дна, для очень крупных карпов — в 20–25 сантиметрах.

Конечно, только для того, чтобы выделить бойли с крючком из массы лежащих вокруг прикормочных бойли, не обязательно делать его плавучим. Можно прикормить обычными бойли, а ловить на гигантские. Можно взять для насадки бойли с другим вкусом и запахом, способными вызвать у карпа любопытство. Важно, однако, чтобы вокруг лежало еще несколько таких же бойли. Для точечного прикармливания мы обращаемся к растворимой в воде поливинилалкогольной леске. Нанизав на нее несколько бойли, мы привязываем кусок этой лески к крючку и (или) карабинчику (рис. 75).

i_090.jpg

Рис. 75 Оснастки с растворимой ПВА-леской.

После заброса леска растворяется, и уже через несколько минут дополнительные бойли свободно лежат вокруг крючка. Единственным недостатком данной оснастки можно считать некоторое снижение дальности заброса в результате повышенного сопротивления воздушной среде, а также осторожность, необходимую в обращении с растворимой леской: если вы будете работать с ней влажными руками, она может частично раствориться и порваться во время заброса. Впрочем, в последние годы появилась поливинилалкогольная леска с различной скоростью растворения. Быстрорастворимую мы используем в сухую погоду и для сухих приманок, а медленнорастворимую — в дождь и для влажных приманок.

Итак, мы заранее прикармливаем выбранное для ловли место тем или иным количеством бойли одного вкуса и запаха. На небольшие расстояния бойли можно бросать рукой или доставлять с помощью английской кормушки (см. Главу III). До 60–70 метров простирается зона действия хорошей рогатки с жесткой резиной. Говорят, что еще дальше — до 100–120 — метров можно забросить бойли особой метательной трубкой («Кобра» и т. п.). Но для этого требуется длительная тренировка, а точность все равно оставляет желать лучшего. Лучше всего завезти прикормку (и маркер) на резиновой лодке, если это возможно.

Затем с помощью поливинилалкогольной лески мы создаем в центре прикормленного места концентрацию бойли другого вкуса и запаха, которые, по нашему мнению, более привлекательны для карпа. Появившись в прикормленном месте, карпы начинают собирать бойли. Обнаружив бойли с особым вкусом — этот своеобразный оазис среди значительной площади, занятой другими бойли — карп задерживается и не двигается дальше, пока не съест их все. При этом он заглатывает бойли на «волосе» и попадается. Такое поведение является естественным не только для карпов, но и для многих других животных, и его часто можно наблюдать в естественных условиях.

Разумеется, точечное прикармливание с помощью растворимой лески можно применять и в других случаях, а не только для выделения бойли с особым вкусом. Иногда его может оказаться достаточно для всей рыбалки, так что никакой другой прикормки не потребуется (например, зимой). Это особенно на руку, когда приходится делать очень дальние забросы.

В чем недостаток данного метода? Из-за ухудшения аэродинамических характеристик оснастки (прикормочные бойли намного увеличивают сопротивление воздуха) уменьшается дальность забросов. Для забросов на максимальные дистанции вместо бойли на поливинилалкогольную леску приходится нанизывать ароматические таблетки, которые в воде растворяются примерно за полчаса. Но даже таблетки уменьшают дальность на несколько метров.

Для водоемов со сверхосторожными карпами были разработаны оснастки, где плавучим является не бойли, а крючок. Их варианты показаны на рис. 76а-в. На крючок нанизывается или приклеивается кусочек пробки или пенопласта. Варианты «а» и «б» различаются главным образом по длине «волоса». Некоторые полагают, что короткий «волос» увеличивает шансы на то, что крючок будет втянут карпом в рот вместе с бойли, а не зацепится снаружи. Этой точки зрения придерживается, например, Э. Литтл.[262]

Согласно другой гипотезе, длинный «волос» позволяет крючку проникнуть глубже и лучше зацепиться. В обоих случаях «волос» выводится из колечка крючка с внутренней стороны, чтобы бойли висел под острием. В варианте «в», предложенном Зеноном Бойко, бойли находится не на «волосе», а на поводке, причем расстояние от бойли до крючка регулируется двумя резиновыми стопорами.

i_091.jpg

Рис. 76 Оснастки для сверхосторожных карпов.

Но, пожалуй, самые хитроумные оснастки основаны на применении изогнутых крючков, теория которых обычно связывается с именем Роба Мэйлина и его легендарными успехами в восьмидесятые годы.[263] Они были разработаны на водоеме, где карпы изучили все существовавшие к тому времени оснастки и считались неуловимыми. Классическая оснастка с изогнутым крючком изображена на рисунке 76 г. Здесь использован плавучий бойли, пропеченный в духовке; для замедления размокания он не просверлен, а прикреплен к крючку петлей. Силиконовая трубка доходит до самого изгиба крючка. Оснастка отбалансирована кусочком свинцовой проволоки, вставленным в силиконовую трубку; массы его едва достаточно, чтобы удержать бойли у дна. В последние годы вместо проволоки и трубки стали применять пластичный груз, а вместо печеных бойли — бойли с пробковой начинкой, которые можно просверливать без ущерба для их плавучести (рис. 76д).

Тем, кто впервые сталкивается с подобными оснастками, сразу бросается в глаза их характерная особенность: «волоса» почти не видно, а бойли словно сидит на крючке, причем крючок этот необычно велик и имеет длиннейшее цевье. (Первое время изогнутые крючки изготовлялись самими рыболовами из крупных одинарников фирмы «Камасан», предназначенных для стримеров. Теперь их выпускают многие фирмы). Принцип их действия состоит в том, что крючок зацепляется во рту у карпа не при выплевывании бойли, а при засасывании его. Для этого важно, чтобы вся оснастка была практически невесомой в воде — вот почему мы постоянно подчеркиваем необходимость тщательной балансировки. И балансировку приходится повторять для каждого нового бойли!

Балансировать оснастки удобно там, где у берега есть достаточная глубина и какое-нибудь укрытие, позволяющее не маячить на виду у карпов. Прикрепив к поводку около крючка пластичный груз, топящий бойли, мы отщипываем от него маленькие кусочки до тех пор, пока бойли не начнет всплывать. Тогда мы опять добавляем чуть-чуть груза. Если провести теперь рукой в воде над лежащей на дне оснасткой, она немедленно придет в движение от создавшегося завихрения. Это именно то, что требуется.

Применение изогнутых крючков с тяжелыми, тонущими бойли не имеет смысла. В этом случае преимущества изогнутого крючка не раскрываются, зато сохраняется его недостаток: он сильно калечит рыбу, разрывая ей губы при вываживании. Это неприятное свойство изогнутого крючка поставило под вопрос его дальнейшее использование, и на многих английских водоемах он был запрещен.[264]

Известен ряд попыток обезопасить изогнутый крючок, сохранив при этом его необыкновенную зацепистость (оснастка Т. Бентли и другие). В основном они сводятся к уменьшению длины цевья. «Безопасный» крючок можно сделать самому из обыкновенного карпового, согнув его цевье на уровне жала. Вместо длинного цевья необходимый эффект создает кусок изоляции от провода, надвигаемый с поводка на крючок и «волос» до места сгиба (рис. 76е). Можно также сгибать не крючок, а изоляцию, нагрев ее на пламени зажигалки — разумеется, до того, как одевать на поводок!

Заканчивая разговор о плавучих бойли, мы не можем не отметить, что они применяются не только в придонных регионах, удерживаемые там грузилом, но и на поверхности воды, где заменяют традиционную хлебную корку. Одна из типичных оснасток для презентации бойли на поверхности показана на рисунке 77а. Контроллер одновременно служит здесь для увеличения дальности заброса и для облегчения распознавания поклевки. С помощью скользящего грузила бойли можно поставить на якорь в особенно приглянувшемся месте (рис. 77б, в).

Особый снаряд, сооружаемый из пластмассовой трубки с 20-граммовым грузилом и 40-миллиметрового пенопластового шарика («suspender»), позволяет убрать из воды поводок и даже крючок! Вертлюжок вставляют в конец трубки, чтобы под весом бойли не вытягивалась основная леска; длина поводка устанавливается экспериментально с таким расчетом, чтобы на воде плавал только бойли а крючок с поводком находился в воздухе.

i_092.jpg

Рис. 77 Бойли на поверхности.

Иногда неожиданный успех приносят бойли, медленно опускающиеся на дно. Бойли с небольшой плавучестью медленно погружается под тяжестью крючка; если веса крючка недостаточно, его можно утяжелить пластичным грузом. Для замедления погружения поводок можно обработать жиром. В оснастке используется контроллер (рис. 77д). Если поклевки не будет во время первого погружения, бойли можно опять вытянуть на поверхность и начать все сначала.

*

Обратимся теперь к оснасткам в широком понимании этого слова. В семидесятые годы, когда стали появляться бойли, на многих английских водоемах карпятники зашли в тупик, столкнувшись с проблемой поклевок-подергиваний (подробнее см. Главу XI). Взяв насадку, карп не бросался с нею прочь и даже не отплывал неторопливо в сторону. Он стоял на месте, так что леска не разматывалась, а едва заметно подергивалась. Проследить развитие такой поклевки было совершенно невозможно, а подсечки после каждого подергивания редко приносили успех, зато вызывали значительное беспокойство в месте ловли.

Многие объясняли это тем, что из-за высокой рыболовной нагрузки на английские водоемы карпы стали сверхосторожными и, связывая известные им насадки с опасностью, осторожно старались «отжевать» лакомый кусок, не сходя с места. Такую же гипотезу выдвигал, кстати, почти столетием раньше И. Т. Плетенев (см. Главу VI, п. 2). Возможно и обратное — карпы привыкли к употребительным насадкам и совершенно перестали их бояться. А если нет страха, то зачем же бросаться наутек? Во всяком случае, в Англии дело осложнялось тем, что всех пойманных карпов там выпускали обратно, так что многие из них десятки раз побывали на крючке.

Задача заключалась в том, чтобы заставить карпа, взявшего насадку, не стоять с ней на месте, а двигаться в сторону. Ее решением стали оснастки, известные под названием «боулт ригс» (от англ. «to bolt» — убегать, удирать). Ранний вариант такой оснастки изображен на рис. 78а. После заброса леска держалась натянутой с помощью прикрепляемого к удилищу зажима: расстояние от грузила[265] до крючка (или от вертлюжка до крючка, если использовался поводок, как на рис. 78б) было небольшим и со временем становилось все меньше и меньше.

i_093.jpg

Рис. 78 Bolt rigs.

Как функционирует такая оснастка? Взяв в рот бойли, карп чувствует тяжелый, большой крючок и сопротивление натянутой лески — и спешит удрать, выплюнув подозрительный деликатес. Свободное жало крючка зацепляется где-нибудь во рту, рыболов замечает поклевку и подсекает, но не сильно, потому что леска натянута, и ему необходимо лишь заставить крючок воткнуться полностью.

Иначе обстоит дело с оснасткой, изображенной на рисунке 79а и напоминающей традиционные оснастки. Длинный волос из тонкой мононити, большое расстояние от стопора до крючка и легкое грузило — все это призвано не пугать карпа раньше времени. «Конфиденс ригс» (от англ. confidence — доверие) — так называют англичане группу подобных оснасток, золотым веком которых они считают период до 70-х годов, когда ловля карпов ассоциировалась не с бойли и «волосом», а с картофелем и хлебными корками. Карп всасывает бойли, не замечая, что за бойли на «волосе» следует крючок. Крючок небольшой и поэтому сравнительно легкий, а грузило находится от него достаточно далеко, так что процессу заглатывания они не мешают. Когда карп приходит в движение, рыболов замечает поклевку и подсекает, причем вероятность успеха подсечки весьма велика благодаря «голому» крючку.

i_094.jpg

Рис. 79 Confidence rigs.

Вышеупомянутая проблема поклевок-подергиваний заставляла вносить в эту схему изменения. Уменьшилась длина «волоса». Появился верхний стопор, расположенный на леске между грузилом и удилищем (рис. 79б). Его задача — дать карпу почувствовать в определенный момент сопротивление грузила и лески и тем самым напугать его. Регулируя расстояния а) между крючком и нижним стопором и б) между обоими стопорами, можно было приближать или отдалять этот момент, в зависимости от ситуации. Пока поклевки нормальные, расстояния остаются большими (до 50 и более сантиметров). По мере того, как поклевки становятся «осторожнее» (что заметно по появлению подергиваний или по случаям, когда карпы зацепляются за самый край губы или даже снаружи), расстояния уменьшаются.

С внедрением поводков из плетеного материала необходимость в нижнем стопоре отпала — его роль стал играть вертлюжок, через который поводок соединялся с основной леской (рис. 79в). Зато теперь всякий раз, когда требовалось изменить расстояние между крючком и грузилом, приходилось перевязывать поводок. Кроме того, оказалось, что мягкие поводки очень склонны к запутыванию. При забросе грузило летит впереди, а голый крючок, болтающийся на эластичном поводке, легко зацепляется за основную леску. После этого карпятник может часами ждать поклевки, не подозревая о том, что его оснастка находится в нерабочем состоянии.

Как не дать оснастке запутаться? Можно завезти ее на лодке! Или одеть на основную леску жесткую пластмассовую трубку. Как видно из рисунка 81а, грузило подвешивают с помощью застежки к специальной бусинке. Важно, однако, чтобы длина трубки на несколько сантиметров превышала длину поводка. Когда трубка ляжет на дно, противоположный грузилу конец ее может приподняться за счет оставшегося в нем воздуха. Утяжеляя либо сам конец трубки, либо леску рядом с ним пластичным грузом, мы избегаем риска отпугнуть осторожного карпа.

Другая идея — «Консертина риг» Роба Мэйлина.[266] Эта оснастка предназначена для поводков из мягкого синтетического шелка, волокна которого не переплетены и в воде распускаются веером.

Шелк особенно склонен к запутыванию и, кроме того, собирает со дна всякий мусор. Поэтому здесь он запрятан внутрь трубки.

Сначала к поводку из искусственного шелка привязывают крючок. Затем со свободного конца поводка с помощью тонкой иглы с крючочком одевают тонкую (1,5–2 мм), эластичную трубку длиной 1/3 поводка. К свободному концу поводка привязывают вертлюжок (рис. 80а), и на этот вертлюжок натягивают конец трубки. Держа вертлюжок в одной руке, трубку растягивают до тех пор, пока другой ее конец не достигнет цевья крючка (рис. 80б). Прижав этот конец к крючку, другой рукой отпускают вертлюжок. Трубка сокращается, а поводок внутри нее съеживается в спираль (рис. 80в). Конец трубки, надвинутый на цевье крючка, стягивают поливинилалкогольной леской. В воде она растворяется, и карп может вытягивать поводок из трубки.

i_095.jpg

Рис. 80 Оснастки с удлиняющимся поводком.

Известны и более простые оснастки с удлиняющимся поводком, предназначенные не для шелка, а для обычного, плетеного материала. Одну из них вы видите на рисунке 80 г. Тут плетеный поводок не привязывают к вертлюжку, а просто продевают сквозь него. Затем к концу поводка привязывают колечко. Сдвинув колечко по направлению к крючку, поводок связывают в двух местах поливинилалкогольнои леской, чтобы не дать ему вытянуться во время заброса. В воде леска растворяется, и карп при поклевке вытягивает поводок во всю его длину.

Еще один вариант изображен на рисунке 80д: поводок состоит из двух частей, соединенных между собой петлями. Петля на нижней части поводка привязывается поливинилалкогольнои леской к вертлюжку. Преимущество этого варианта заключается в лучшем скольжении поводка при его вытягивании карпом.

Какое-то время описанные оснастки удовлетворяли английских карпятников, но длилось это недолго. Может быть, карпы становились умнее, ведь все пойманные экземпляры по традиции выпускались обратно. Как бы то ни было, англичанам приходилось пускаться на все новые уловки для того, чтобы заставлять карпов бросаться после взятия насадки прочь.

Многие стали ловить с неподвижными грузилами. Например, в оснастке, показанной на рисунке 81а, трубку вместе с грузилом можно зафиксировать на леске, сдвинув верхний стопор прямо к ее концу. Можно насадить грузило непосредственно на трубку, а нижний конец трубки надвинуть на вертлюжок (рис. 81б) или соединить его с вертлюжком куском более толстой, мягкой трубки (рис. 81в). На течении целесообразно применение грузила со стабилизатором (рис. 81 г).

Идея использования неподвижных грузил заключается в следующем: карп, взяв бойли, сразу сталкивается с максимальным сопротивлением, способным обратить его в бегство. Англичане постоянно увеличивали вес грузил, и вскоре он достиг 100, даже 150 граммов. Длина же поводка уменьшалась и дошла до 10–15 сантиметров.

Тяжелые грузила на пластмассовых трубках позволяют делать очень дальние забросы — по 100 и более метров. Дальние забросы особенно необходимы в Англии, где на многих водоемах карпы, напуганные обилием рыболовов, отошли от берегов и добираться до них стало нелегко.

Но как это часто бывает, принадлежности, необходимые для таких забросов, включая длинные (до 4 метров), жесткие удилища, а также катушки с длинной шпулей, вошли в моду и стали без разбору применяться дилетантами даже для прибрежной ловли!

i_096.jpg

Рис. 81 Различные оснастки.

Типичным примером «дальнобойной» оснастки можно считать так называемую «вертолетную оснастку», изобретенную Зеноном Бойко (рис. 81д). Ее оригинальное название объясняется очень просто: во время заброса поводок с крючком и бойли, не запутываясь, вращается вокруг основной лески, словно ротор вертолета. Вращение это происходит, однако, только при самых сильных забросах на дальние дистанции, так что в обычных условиях «вертолетная оснастка» не работает.

Довольно оригинальную оснастку применяет Энди Литтл (рис. 81е). Это своеобразный гибрид двух описанных выше типов оснасток, сочетающий в себе как длинную трубку, так и боковое крепление поводка. Крючок привязывается поливинилалкогольной леской к проушине бусинки, что существенно уменьшает сопротивление воздуха.[267]

Экстремально тяжелые оснастки не обязательно приводят карпов в панику. Роб Мэйлин как-то раз наблюдал, как средней величины карп взял в рот бойли, приподнял 120-граммовое грузило, спокойно проплыл несколько метров, а затем выплюнул крючок.[268] Ничего удивительного в этом нет, ведь крючок основательно зацепляется только при резком рывке, а окончательно вгоняется подсечкой. Иногда помогает фрайтнер (frightener; от англ. to frighten — пугать) — тонкая пластмассовая трубка, вставляемая в нижнее колечко вертлюжка (рис. 81з). Карп втягивает в рот бойли с крючком и коротенький поводок — и упирается губами в трубку. Тогда он пугается и бросается наутек, не замечая, что крючок уже успел зацепиться. Леска доходит до верхнего стопора, и в действие вступает грузило, а затем подоспеет и рыболов с подсечкой. Но и фрайтнер действует не всегда, и многие англичане уже возвращаются к традиционным малозаметным оснасткам!

Как обстоит дело с сигнализацией поклевки при использовании оснасток с неподвижным грузилом? В большинстве случаев одновременно применяют два сигнализатора — один электронный и один механический. В семидесятые и восьмидесятые годы самым популярным механическим сигнализатором была «карабкающаяся обезьяна». В девяностые ее стал теснить «свингер» (подробнее см. Главу V).

i_097.jpg

Рис. 82 Сигнализация поклевки при использовании оснасток типа «bolt rig».

Леска должна быть натянута (рис. 82а), у катушки должен быть максимально ослаблен тормоз или — если она оснащена соответствующим устройством — отключена от передачи шпуля. Разумеется, подергивания, как и вообще любые поклевки, при которых грузило остается неподвижным, заметить невозможно, и рыболов отрезан от всего происходящего на дне. Куда интереснее следить за леской при скользящем грузиле, строить предположения о том, что означают те или иные ее движения и соответствующим образом изменять свою тактику.

Если карп удаляется от рыболова и тащит за собой неподвижное грузило, то леска разматывается с вращающейся шпули катушки, электронный сигнализатор гудит, а «обезьяна» или рычаг «свингера» поднимается вверх. Так как леска остается натянутой, а крючок уже зацепился, то с подсечкой никаких проблем не возникает.

Если же карп тащит грузило, приближаясь при этом к рыболову, то леска ослабевает, «обезьяна» или рычаг «свингера» опускается вниз, и срабатывает электроника. Теперь перед тем, как подсекать, обязательно нужно выбрать слабину!

Когда имеются основания предполагать, какую из этих двух форм примет поклевка (то есть куда направится карп), механический сигнализатор лучше заранее поднять к удилищу или отпустить к земле, соответственно. Но на практике их обычно приходится располагать посредине, чтобы быть готовым к обеим разновидностям поклевки.

Дело значительно осложняется, когда неподвижные грузила забрасывают на большие расстояния в местах со слабым течением, хотя бы и едва заметным. Леска образует там огромную дугу, и прежде, чем рыболов заметит поклевку, карп может пройти значительное расстояние и завести куда-нибудь под корягу. Выход один: натянуть леску между удочкой и грузилом как можно сильнее и вставить ее в зажим выше нижнего кольца удилища (рис. 82б). Или заткнуть нижнее кольцо цилиндром из мягкой резины или твердого поролона (рис. 82в), который будет держать леску натянутой даже во время поклевки, но не будет ее блокировать, так что карп не сможет ее оборвать.

Конечно, все это не дает сигнализаторам реагировать на провисание лески, и с этой точки зрения большие преимущества имеют скользящие грузила: в какую бы сторону ни направился карп, леска все равно будет натягиваться.

Итак, мы в самых общих чертах проследили тот путь, который волосяные оснастки прошли с момента их «открытия» в 1978 году до сегодняшних дней — от длинного волоса на небольшом крючке и легкого скользящего грузила до коротенького, почти незаметного волоса на огромном изогнутом крючке и тяжеленной неподвижной «бомбы». Нетрудно заметить, что данная линия развития волосяной оснастки привела в тупик, и в настоящее время наблюдается стагнация. Дальнейшее развитие будет основано, вероятно, на ином принципе преподнесения насадки. Но пусть эти проблемы беспокоят англичан. В России в обозримом будущем дело вряд ли дойдет до такого кризиса.

Нет никаких причин сомневаться в том, что любая из рассмотренных нами современных оснасток может быть успешно применена на российских водоемах. Впрочем, из любопытства мы убедились в этом лично. Но нет причин сомневаться и в другом: большинство из них на сегодняшний день не только не нужно, но и вредно. Не нужно потому, что русские карпы все еще превосходно ловятся легкими и изящными оснастками, и такая рыбалка доставляет гораздо больше удовольствия. Вредно потому, что современные английские оснастки — это конец долгого этапа развития. Если мы начнем с конца и познакомим карпов с последними достижениями, что же мы будем делать дальше?

В России наша стандартная оснастка для бойли (рис. 83а) сегодня выглядит следующим образом: средний крючок (N6 для 14-миллиметрового бойли), волос из мягкого, плетеного материала, силиконовая трубка на цевье, вертлюжок, резиновая бусинка, небольшое скользящее грузило, вес которого зависит в основном от дальности забросов (на илистом дне — ванька-встанька). Задний стопор отсутствует, леска слегка натянута и проходит через электронный сигнализатор поклевки и «свингер», который гораздо чувствительнее «карабкающейся обезьяны».

i_098.jpg

Рис. 83 Сенежские оснастки.

Исходная длина «волоса» подбирается таким образом, чтобы бойли находился на уровне изгиба крючка. Если есть поклевки, но слабые, или их не подсечь, надо экспериментировать. Например, укоротить волос, чтобы крючок не оставался снаружи. Или удлинить поводок, чтобы крючок с бойли вели себя свободнее и их было легче всосать. Или изменить крепление волоса. А может быть, крючок слишком мал или слишком велик по сравнению с бойли и поэтому не может зацепиться. Экспериментируя, вы научитесь большему, чем прочитав десятки, сотни книг!

Еще в восьмидесятые годы стали модными общие металлические подставки для двух-трех удилищ в виде столиков на четырех регулируемых по длине ножках, снабженных соответствующим количеством вилок. Известные под названием «род под», они особенно удобны на асфальтированных, бетонированных или мощеных берегах, где использование обычных подставок невозможно. Будучи собрана и установлена на берегу, такая подставка с положенными на нее тремя совершенно одинаковыми карповыми удочками выглядит весьма эффектно. Но таскать ее с собой, а также собирать и разбирать оказалось настолько утомительно, что мы употребляем простые подставки везде, где это возможно, и держим «род поды» в резерве на крайний случай.

Дужку катушки мы закрываем, тормоз откручиваем до минимальной позиции. При поклевке карп втягивает бойли и крючок на длинном волосе и обычно со средней скоростью движется в сторону, вытягивая леску сквозь скользящее грузило. При этом срабатывает электроника, а рычаг «свингера» поднимается вверх. Когда леска натягивается, мы подсекаем, придерживая при этом пальцем шпулю катушки, и закручиваем тормоз до нормальной позиции. Пока тормоз не закручен, его продолжает заменять палец.

При стремительных поклёвках события развиваются несколько иным образом: леска мгновенно натягивается и начинает разматываться со шпули через ролик лесоукладывателя. Тут остается только хватать удочку и закручивать тормоз. Внезапно возникающее сопротивление при натянутой леске заменяет подсечку.

Для того, чтобы при вываживании не зацепить за лески расположенных рядом удочек, вершинки «свободных» удочек рекомендуется сразу после подсечки опускать в воду. На практике эти удочки чаще всего просто сбрасывают с передних подставок. Конечно, если рядом коллега, он может вытащить мешающие снасти, но когда ловишь один, не до этого. К тому же, голый крючок при подматывании легко зацепляется на дне.

Особенно сложная ситуация возникает, когда поклевки происходят одновременно на двух удочках. Учитывая эти обстоятельства, мы ограничиваем себя в количестве снастей: каждый из нас ловит не более чем на две удочки одновременно, часто на одну.

Как уже упоминалось выше, на озере Сенеж мы много ловили на плавучие бойли, приподнимая их над густым ковром донных водорослей. Так как обычное грузило опускалось вместе с леской в «траву», то наша оснастка (рис. 83а) функционировала, как «боулт риг»: карп сразу чувствовал сильное сопротивление и бросался прочь. Применив грузило «ванька-встанька» и невесомый в воде бойли, мы добились свободного прохождения лески и более спокойных поклевок (рис. 83б).

i_099.jpg

Рис. 84 На бойли с поплавком.

Любители активной ловли могут сочетать бойли с поплавочными оснастками. Радиус действия поплавочной удочки очень ограничен, зато она позволяет более точно расположить приманку, подбросить ее прямо под нос замеченному карпу, быть в курсе происходящего под водой. Мы предпочитаем поплавок типа «вэгглер», грузоподъемностью около 3 граммов, причем на леске фиксируем его двумя силиконовыми стопорами (рис. 84а). Плетеный поводок соединен с основной леской через вертлюжок, а на вертлюжке находится пластичный груз. В ветреную погоду масса груза должна в 2–3 раза превышать грузоподъемность поплавка, спуск же устанавливается таким, чтобы часть антенны выступала из воды. Леска должна быть утоплена.

Для ловли в кувшинках лучше подходит короткий, толстый поплавок типа «Чаббер», смонтированный скользящим (рис. 84б). Поводок отсутствует, дробины находятся сантиметрах в десяти от крючка. Эта оснастка очень компактна и позволяет ловить в самых маленьких «окошках».

Экзотический «ракетный поплавок» Хольгера Менне интересен скорее теоретически, чем практически. Это огромная самоогружающаяся трубка, в которой на время заброса прячется поводок вместе с вертлюжком и грузилом (рис. 84в). Нагрузка при забросе ложится на изгиб крючка, жало которого высовывается из нижнего конца трубки. Приманка (бойли, зерна) соединена с крючком «волосом».

Менне утверждает, что его поплавок обладает хорошими аэродинамическими характеристиками; по его словам, ему удавалось забрасывать его на 90 метров с 0,27-й леской и на 70 — с 0,30-й. Этому, вероятно, способствует то обстоятельство, что поводок находится внутри поплавка, а не болтается вокруг грузила, как в обычных оснастках.

После приводнения поплавка поводок под давлением трехграммового грузила выскальзывает из трубки и опускается на дно. Стопор устанавливают таким образом, чтобы спуск превышал глубину приблизительно в полтора раза. За счет этого леска идет от поплавка к грузу не прямо, а под углом. Поскольку поплавок самоогружающийся (грузоподъемность — 0,8 г) и полый внутри, на поклевку он реагирует довольно чувствительно.

При вытаскивании оснастки поводок опять прячется в трубку, так что зацепов можно почти не бояться, и Менне рекомендует свое изобретение даже для ловли в кувшинках. Для лучшей видимости в верхний конец трубки можно вставлять флюоресцентную или светящуюся трубочку.[269]

«Ракетный поплавок» продается фирмой «Корморан» в двух вариантах (36 и 54 грамма). О том, насколько утверждения Менне соответствуют действительным качествам поплавка, мы предоставляем судить читателям.

i_100.jpg

Рис. 85 Оснастки, в первую очередь рекомендуемые для русских водоемов.

Наряду с бойли очень эффективной приманкой на волосяной оснастке оказались кубики жмыха, сантиметра по полтора (о приготовлении жмыха рассказано в Главе IV). Заблаговременно прикормив место жмыхом, во время ловли мы ограничиваемся, как правило, точечным прикармливанием, привязывая к изгибу крючка поливинилалкогольной леской большой кусок жмыха (рис. 85а). В низовьях Волги такая оснастка принесла нам несколько экземпляров диких или полудиких карпов.

На «волос» жмых насаживается так же, как бойли. В зависимости от консистенции жмыха, его кусочки либо прокалываются иглой для насаживания бойли, либо просверливаются. Особо рыхлый, ломкий жмых приходится обматывать крест-накрест искусственным шелком соответствующего цвета, чтобы к этому шелку привязать «волос» (рис. 85б).

Множество карпов поймано нами в России на волосяные оснастки с различными зернами, главным образом кукурузными. Особенно удачными оказались оснастки с нейтрально отбалансированной в воде приманкой (рис. 85в) и плавучей приманкой (рис. 85 г).

Совсем мелкие приманки, вроде конопляных зерен, которые невозможно ни нацепить на карповый крючок, ни нанизать на «волос», мы приклеиваем либо к «волосу» из синтетического шелка, либо к бойли (рис. 85д). Между крючком и зернами на «волосе» должно оставаться некоторое расстояние. В зависимости от обстоятельств оно может изменяться от 0,5 до 2 сантиметров.

Обильно прикормив конопляными зернами россыпью, с помощью этих оснасток можно достичь неожиданных успехов там, где карпы стали особенно осторожными, присмотревшись ко всевозможным уловкам рыболовов. Но иногда после прикармливания коноплей карпы хорошо идут на бойли, особенно если конопля входит в их состав.

Только в сочетании с волосяной оснасткой мы используем также кедровые орехи (рис. 85е), семена вики, рисовые зерна (рис. 85ж) и т. п. С помощью маленькой спиральки к «волосу» можно прикреплять даже куски теста (рис. 85з), избегая таким образом проблем с подсечкой, неизбежно возникающих при насаживании теста непосредственно на крючок. Конечно, голый крючок в волосяных оснастках цепляется не только за губы карпа, но и за все остальное, что попадется ему на пути. Даже в незаросших местах в момент натягивания лески после заброса он может зацепиться за какой-нибудь донный мусор.[270] Но в местах чистых волосяные оснастки не имеют себе равных с точки зрения верности подсечки.

10.03.2016 | Автор:

«Бойли помогли ловле карпов превратиться из занятия специалистов в самую быстрорастущую ветвь ужения».

П. Мохен[232]

Техника ловли карпов не стоит на месте. Новые, более совершенные снасти позволяют разрабатывать способы ловли, о которых раньше карпятники и не мечтали. Новые способы, в свою очередь, требуют дальнейшего совершенствования снастей. Этот процесс постоянно ускоряется и в настоящее время идет столь быстро, что далеко не каждый может уследить за ним.

Почему мы выделили большую часть новшеств в отдельные две главы и поместили их в конце книги? Почему мы начинаем данную главу с экскурса в историю, а не с описания самой современной насадки? Мы хотим помочь читателю разобраться, как и для чего был разработан тот или иной метод ловли. Ибо слепое подражание другим не доводит до добра. Винсент Клюве-Йорк весьма удачно объяснил это применительно к Германии, но его слова столь же справедливы и для России:

«Ловля карпов, более чем какая-либо иная разновидность ужения, определяется модой. Средний рыболов, услышав когда-нибудь об английских методах, покупает себе самые новые снасти и самые современные насадки, и вот уже оснастки с насадками летят в воду. Между тем, он нередко не имеет никакой информации о том, как в этом водоеме ловили до сих пор и какие насадки там применялись.

В результате он, конечно, поймает карпов — вопрос лишь в том, когда, на протяжении какого периода и сколько! Эти рыболовы упускают из виду, что на своем озере или канале они начинают с конечной точки развития. Данные насадки и методы разрабатывались в Англии на сверхтрудных озерах, как, например, Сэвэй, Райсбери, Хэрфилд, или различные озера в Колн Вэлли. На этих озерах самые знаменитые профессионалы английской карповой сцены ловят уже много лет, и карпам известна каждая насадка и каждая оснастка, которые когда-либо использовались на рыбалке.

Известно, что карпы способны учиться на ошибках. Через некоторое время они начинают отвергать определенные оснастки и насадки и больше не ловятся на них. Поэтому английские методы развивались в силу необходимости.

Если же теперь какой-либо наш рыболов начнет на своем водоеме с самых утонченных методов, то что же он собирается делать дальше, когда эти методы перестанут приносить успех? Он лишь создаст для себя напрасные трудности, обратившись к последней стадии развития вместо того, чтобы начать с простейших методов, а затем постепенно переходить к более сложным — в той мере, в какой этого требует поведение карпов. Не говоря уж о том, что таким образом он узнает о карпе гораздо больше, чем в том случае, если будет только копировать новейшие методы, в действительности не понимая их».[233]

В последние десятилетия ведущую роль в разработке новых снастей и методов действительно играют английские карпятники. Пока на континенте тешили себя мыслью о том, что традиции ловли карпов там гораздо богаче, чем в Англии, а тогдашний английский рекордный карп Ричарда Вокера потянул «всего» 44 фунта, на острове отнюдь не сидели сложа руки. В результате к 80-м годам континентальным карпятникам оставалось только копировать англичан, поскольку время было упущено.

Во многом под влиянием Вокера, который, являясь одновременно крупным теоретиком и практиком, пользовался в Англии огромной популярностью, молодые английские карпятники занялись серьезными экспериментами. Если Вокер многое сделал в области разработки принципов поведения на водоеме, то Джеймс Гиббинсон, Кевин Мэддокс и некоторые другие занялись проблемой насадок с высоким содержанием белка.

В начале семидесятых Фред Вилтон в статье «Towards the Ultimate Bait» («На пути к совершенной приманке») изложил свою теорию приманок с высокой питательностью (HNV). Согласно этой теории, приманка, содержащая все необходимые для здорового питания карпа вещества, после достаточно продолжительного прикармливания ею может не только понравиться карпу, но и стать важнейшей частью его рациона.[234]

Какие именно вещества должна была содержать «идеальная» приманка? Белки, углеводы, жиры, минералы и витамины. Особенно важным считалось высокое содержание белков — от 40 до 60 процентов. Из белков, как известно, строится любой организм, в том числе и организм карпа. Для того, чтобы расти, карп должен получать с пищей достаточное количество белков. Белки состоят из многочисленных аминокислот, причем некоторые из аминокислот организм может вырабатывать сам, а другие не может, и эти последние обязательно должны содержаться в пище, ибо их отсутствие в организме ведет к тяжелым нарушениям его жизнедеятельности.

Попав в пищеварительный тракт карпа, белки расщепляются там на аминокислоты энзимами, для производства которых организму нужны витамины. Кроме того, некоторые витамины участвуют в расщеплении углеводов — основного источника энергии. Углеводы превращаются в сахар, а сахар — в энергию, также жизненно необходимую организму. При избытке углеводов организм запасает энергию в форме жиров.

Главным компонентом приманок с высокой питательностью был выбран казеин — белок, из которого в основном состоит творог. В какой форме логично было предложить его карпу? Конечно же, в форме теста, точнее — пасты, или же в форме клецек, то есть обваренных шариков этой пасты. Разумеется, из чистого казеина никакой пасты не получится. Поэтому в качестве ингредиентов фигурировали также дрожжи, яйца, мука, соевая мука, костная мука, манная крупа и т. п.

Рецепты были самыми разнообразными. Согласно теории, лишь определенное сочетание белков приносит успех, поэтому многие рецепты держались или все еще держатся в секрете. Для примера приведем несколько ранних рецептов Джеймса Гиббинсона, получивших широкую известность:

1. В смесь, состоящую из 30 процентов сухих дрожжей, 30 процентов казеина и 40 процентов муки (здесь и далее расчеты производятся по сухой массе), добавляют сырые взбитые яйца, пока не получится однородная твердая масса. Из этой массы скатывают шарики нужной величины, которые затем на полторы минуты опускают в кипяток, а потом остужают.[235]

2. Смесь готовят из 60 граммов казеина, 60 граммов лактальбумина, 60 граммов казеината натрия, 30 граммов соевой муки, 30 граммов клейковины, 20 граммов манки, 15 граммов карпвита и 3 миллилитров оливкового масла. В нее добавляют содержимое шести яиц. Остальное — как в первом рецепте.[236]

3. Ингредиенты — почти те же, что и во втором рецепте, только манки вместо 30 граммов берут 60 граммов. Яиц добавляют побольше (дюжину), так что масса получается жидкой. Ее заливают в кастрюлю, ставят на полтора-два часа в духовку. Результат — плавающая насадка, заменяющая хлебную корку.[237]

Как уже говорилось, из теста часто приготовляли клецки. На определенном этапе эти клецки перед ловлей стали подсушивать, и родилась новая насадка — так называемые бойли (boilies; от англ. «to boil» — варить; при буквальном переводе что-то вроде вареника). Первые бойли появились, вероятно, уже в середине шестидесятых годов, но лишь в сочетании с соответствующими оснастками, разработанными в конце семидесятых, бойли приобрели широчайшую известность во всей Европе. В начале восьмидесятых бойли стали изготовляться в коммерческих целях, а в некоторых водоемах они превратились в основную пищу карпов, весьма способствуя их быстрому росту.

В течение долгого времени рецепты бойли основывались на теории высокопитательных насадок Ф. Вилтона, и главную роль в них играли молочные белки. Вот один из ранних рецептов приготовления бойли с содержанием белка около 60 процентов: на 280 граммов (10 унций) сухой смеси берется:

56 граммов казеина

56 граммов лактальбумина

28 граммов казеината натрия

28 граммов казеината кальция

28 граммов соевого белка

56 граммов манной крупы

7 граммов яичного альбумина

7 граммов витаминно-минеральной добавки

14 граммов пшеничной клейковины.[238]

Другой рецепт, попроще: сухая смесь состоит из:

25 процентов казеина

25 процентов лактальбумина

20 процентов молочного порошка

20 процентов соевой муки

10 процентов кукурузной муки.[239]

Соответствующий рецепт Энди Литтла:

240 граммов казеина

120 граммов лактальбумина

60 граммов казеината кальция

60 граммов пшеничной клейковины + добавки[240]

Все ингредиенты обязательно должны быть свежими.

После того, как сухая смесь приготовлена, в отдельной посуде взбиваются сырые яйца (в среднем по 70 граммов или по 2 маленьких яйца без скорлупы на 100 граммов сухой массы), и к ним добавляются (жидкие) ароматические и вкусовые вещества, а также (сухой) пищевой краситель. Все вместе тщательно перемешивается.

Сухую смесь добавляют к яйцам маленькими порциями, постоянно помешивая. В результате получается густое тесто, из которого скатывают шарики. Если паста окажется слишком клейкой и шарики не будут скатываться, то добавьте еще сухой смеси. Если и это не поможет, внесите изменения в рецепт, сократив количество связующих веществ (казеинаты, клейковина, яйца).

Стандартным диаметром бойли считают 14 миллиметров. Бывают бойли диаметром 16 и 18 миллиметров; специальные гигантские бойли по 20, 24 или даже 30 миллиметров популярны на тех водоемах, где обычные бойли подвергаются нападениям мелких карпов или другой, достаточно крупной нехищной рыбы.

i_081.jpg

Рис. 66 Устройство для скатывания бойли.

Для облегчения скатывания шариков существуют специальные формовочные устройства (рис. 66). Сначала на них делают «колбасы» из пасты, затем эти «колбасы» кладут поперек выступов, разрезают и раскатывают на шарики. Разумеется, шарики можно делать и вручную, но когда речь идет не о десятках, а о сотнях, это занятие может стать довольно утомительным. Кстати, бойли не обязательно должен быть идеально круглым — круглая форма была выбрана из соображений удобства. Кубические или сплющенные бойли могут оказаться предпочтительнее, например если прикармливать на подводном склоне иди если потребуется изменить внешний вид приманки, когда карпы станут подозрительнее.

Скатав шарики (или сделав кубики), их по 20–50 штук бросают в большую кастрюлю с кипящей водой. Можно опускать их в дуршлаге или использовать фритюрницу. Для предотвращения склеивания шарики рекомендуется помешивать ложкой. После кипячения, которое продолжается от 30 секунд до 4 минут, в зависимости от величины шариков и их состава, получаются бойли. Бойли сушат на воздухе, разложив на куске ткани, причем через первые несколько минут их нужно перевернуть, чтобы дать подсохнуть другой стороне.

Чем дольше сохнут бойли, тем тверже они становятся. Для приостановления высыхания их через несколько часов кладут в герметичный пластиковый пакет. Неделю-другую бойли можно хранить в холодильнике, для более же длительного хранения их приходится замораживать. Покупные бойли, содержащие консерванты, очень долго держатся даже при комнатной температуре. Они продаются расфасованными в пакеты от 300 граммов до нескольких килограммов, как правило в нескольких вариантах, различающихся цветом и ароматическими добавками (скопекс, тутти-фрутти, кленовый сироп, земляника, моллюски и т. д.). Продаются и сухие смеси для приготовления бойли. И те, и другие, за редкими исключениями, содержат дешевые ингредиенты и имеют невысокое содержание белка.

Почему бойли приобрели такую широкую популярность? Дело тут не только в рекламе. Есть и другие причины:

1. Бойли очень удобны в том смысле, что в отличие от многих традиционных приманок они не слетают с крючка при забросе и не сбиваются с него рыбой. Выдерживая самые сильные забросы, бойли идеальны для ловли карпов, стоящих далеко от берега.

2. В то время как традиционные мягкие насадки подвержены нападениям лещей, плотвы и прочих незваных гостей, бойли по зубам только карпам. Правда, изредка на них попадаются лещи, язи и голавли (из самых крупных), но это исключение из правила. Если такая проблема все-таки возникает, карпятники обращаются к гигантским бойли (25–30 миллиметров диаметром). Таким образом, бойли — это селективная приманка для охоты за крупными карпами.

3. Бойли легко придать любую форму, цвет, вкус и запах. Это одна из самых универсальных приманок.

4. Долгое время считалось, что карпы предпочитают бойли всем остальным приманкам, и баснословные уловы ряда специалистов, казалось, подтверждали эту уверенность.

Но стали ли бойли той совершенной приманкой, о которой писал Фред Вилтон? Нет! Как тесто, так и бойли с высокой питательностью весьма уловисты, однако нельзя сказать, чтобы карпы предпочитали их всем остальным приманкам и естественной пище. Карпы с удовольствием съедают бойли, но они съедают и все остальное, что придется им по вкусу. Постараемся поподробнее разобраться в этой проблеме, но сразу предупредим, что она сложна и запутана, так что нетерпеливому читателю лучше пропустить следующие несколько страниц.

Обычные бойли с высокой питательностью, изготовленные на основе молочных белков, содержат около 60 процентов белка. В ходе экспериментов английские карпятники разработали бойли с очень высоким содержанием белка (до 80 процентов и более) — так называемые «НР»- бойли (от «High Protein» — англ. «с высоким содержанием белка»). В начале 80-х годов единственной возможностью получить такие бойли было делать их самому согласно надежным рецептам. Смеси и готовые бойли, имевшиеся в продаже, состояли из таких дешевых ингредиентов как манная крупа и соевая мука, и содержание белков в них не превышало 30 процентов.

И вот оказалось, что эти дешевые покупные бойли с низким содержанием белка во многих случаях не менее уловисты, чем самодельные, содержащие дорогие белковые компоненты. Кроме того, невероятных успехов добивались рыболовы, применявшие сухие смеси на основе измельченного корма для птиц (кунжут, конопля, рапс, орехи, мак, подсолнечные семечки, овес, рис, гречка, семена салата, ворсянки, льна и клоповника, а также бисквит, добавки минералов и витаминов и т. п.). Например, 50 процентов корма для птиц и 50 процентов манной крупы, или 30 процентов корма, 30 процентов казеина, 20 процентов манки и 20 процентов соевой муки (не считая всевозможных добавок и красителей), или даже чистый корм с добавками. Содержание белка в бойли, изготовленных из таких смесей, колеблется от 15 до 40 процентов.

Немного побольше белка в бойли, изготовленных на основе различных сортов рыбной муки с добавкой манки или клейковины. «Рыбные» бойли тоже оказались необычно уловистыми.

Теория Вилтона зашаталась. Объясняли это противоречие по-разному. Некоторые авторы, абстрагируясь от питательности бойли, доказывали, что уловистость дешевых насадок связана с их широкой доступностью для рыбы. Раз многие прикармливают дешевыми бойли, то на дне водоемов они лежат в огромных количествах, в то время как высококачественные бойли попадаются редко.

Другое объяснение заключалось в том, что в дешевых бойли карпов интересуют только ароматические и вкусовые добавки, а сами бойли служат лишь носителями этих добавок. Против такой гипотезы говорило, однако, то обстоятельство, что в ходе широкомасштабных прикормочных кампаний, проводимых некоторыми рыболовами, карпы с аппетитом поедали дешевые бойли в больших количествах.

Со временем Джеймс Гиббинсон пришел к выводу, что оптимальное содержание белков в приманке не является постоянной величиной, а зависит от температуры воды. Различные семена и дешевые бойли уловистее всего летом и осенью. Приманки с высоким содержанием белка достаточно уловисты в течение всего года, но если летом они могут уступать семенам и дешевым бойли, то зимой существенно превосходят их.

Гиббинсон даже составил таблицу, устанавливавшую зависимость содержания белков в приманке от температуры воды:[241]

5 °C — 80%

10 °C — 65%

15 °C — 55%

20 °C — 40%

25 °C — 25%

Ценность таблицы Гиббинсона в том, что она составлена на основе его собственных наблюдений и опросов других рыболовов, а не теоретических расчетов. Рассуждая о содержании белков чисто теоретически, очень легко зайти в тупик. Например, некоторые карпятники утверждали, что карп съест больше дешевых бойли с низким содержанием белка, прежде чем насытится, а это означает, что он скорее доберется до бойли с крючком и попадется. На это им возражали, что насыщают не столько белки, сколько углеводы, которых в дешевых бойли больше, чем в дорогих. Но и тем, и другим можно указать на то, что если судить по поведению карпов, то к ним вряд ли применим термин насыщение в нашем его понимании. Нам попадались карпы с набитым до отказа брюхом, которое не помешало им взять насадку.

Если задуматься, то таблица Гиббинсона соответствует уловистости не только тех или иных бойли, но и традиционных насадок, пусть даже это соответствие очень приблизительно. Вспомним, что выползки и колбасный фарш, довольно богатые белками, особенно уловисты в холодное время года, а картофельные, хлебные и кукурузные насадки, богатые углеводами — летом. Зависит ли это от того, что летом карп не испытывает проблем с добыванием белковой пищи и углеводные насадки вносят в меню желанное разнообразие? Или от того, что летом карпы больше двигаются, а для получения энергии им требуются именно углеводы, а не белки? Вопросы, вопросы, вопросы…

Вероятно, английским карпятникам с самого начала следовало уделить больше внимания давно имевшимся результатам научных исследований в области ихтиологии и рыбоводства. Из этих исследований вытекает, что если содержание белков в пище слишком высоко, белки эти не только не могут быть полностью усвоены организмом рыбы, но даже способны замедлить ее рост и ухудшить аппетит! Оптимальное же содержание белков составляет чуть более 30 процентов — то есть примерно столько же, сколько в дешевых бойли, тех самых, которые многие пренебрежительно называли «дерьмовыми приманками» («crap baits»). Не такое уж дерьмо, эти «дерьмовые приманки».

После долгих поисков и разочарований англичане пришли наконец к феноменально простой концепции постоянно уловистой приманки. Ее очень удачно сформулировал Гиббинсон:

«— она (эта приманка) должна быть очень вкусной;

— она должна быть легко перевариваемой;

— она должна легко проходить через пищеварительный тракт карпа;

— она должна отвечать требованиям, предъявляемым карпом к пище.

Приманка, не отвечающая одному или нескольким из этих критериев, тоже может приносить карпов, может быть, даже много карпов, но если нам нужна приманка, которая уловистее всех других и остается уловистой в течении длительного периода, то должны совпадать все четыре критерия».[242]

Как именно он представляет себе эту приманку? По его мнению, она должна содержать около 30 процентов белков, из которых 10 процентов — животного происхождения, и иметь около 5 процентов жирности. Например:

45 процентов соевой муки

45 процентов смешанных зерновых продуктов (манная крупа, кукурузная мука, корм для птиц и т. п.)

5 процентов рыбной муки (высшего качества, то есть максимально усвояемой)

5 процентов мясной и костной муки или печеночного порошка

3 миллилитра масла на 500 граммов сухой смеси.[243]

В «осеннем» варианте этой приманки используется 10 процентов молочных белков (казеин, казеинаты, молочный порошок) — за счет сокращения на 5 процентов долей соевой муки и зерновых продуктов. Зимой же Гиббинсон остается верен своей молочно-белковой смеси с соотношением белки/углеводы, равным 60/40. Он считает, что зимой, когда количество прикормки минимально, полагаться приходится целиком на притягательную силу насадки, в то время как летом и осенью большое количество прикормки вызывает у карпов активную реакцию.[244]

Аналогичную мысль можно найти у Рода Хатчинсона, который полагает, что на высококачественные бойли карп идет в любом водоеме без предварительного прикармливания.[245] Итак, обильная прикормка из белковых бойли не нужна и даже бесполезна, а 30-процентными — весьма целесообразна.

А что же добавки? Поскольку выбор сухих смесей, из которых приготовляются сегодняшние бойли, невелик, а яйца все одинаковые, то все разнообразие бойли определяется главным образом различными добавками (часть которых уже была рассмотрена в Главе IV). Ароматические добавки — это высококонцентрированные пахучие вещества в виде масляных и спиртовых эссенций, как натуральные, так и синтетические. Масляные эссенции не так хорошо растворимы в воде, особенно в холодной, тем более, что в бойли они связаны яйцами и процессом варки. Этот недостаток в некоторой степени можно устранить с помощью эмульгаторов и усилителей запаха. Спиртовые эссенции дороже масляных, но лучше растворяются в холодной воде.

Полный список всех ароматических добавок, имеющихся в продаже в Западной и Центральной Европе, составил бы целую главу. Их можно, однако, классифицировать, распределив по группам: фруктово-ягодные (банан, клен, земляника, манго, скопекс и т. д.), морские (краб, лобстер, устрицы и т. д.), пряные (смесь специй и т. д.), мясные, сырные и молочные (печенка, горгонзола, блю чиз и т. д.), шоколадные, ореховые и др. Почти каждая фирма предлагает множество эссенций, «разработанных» кем-либо из более или менее известных английских карпятников, но есть четыре добавки, на которые в Англии было поймано больше карпов, чем на все остальные — это земляничная, кленовая, тутти-фрутти и скопекс.

Что мы можем сказать обо всем этом, исходя из собственных экспериментов? Какую бы приманку вы ни собирались ароматизировать — бойли, пасту или кашу — важно, чтобы выбранное вами вещество вызывало у рыбы немедленную реакцию (это можно проверить в аквариуме, но при анализе полученных результатов не забывайте, что на настоящем водоеме условия совсем другие, не говоря уж о том, что в различное время года в одном и том же месте состав воды может различаться).

Некоторые пахучие вещества, особенно фруктовые и ягодные, действуют гораздо эффективнее в сочетании с сахаром. Так как сахар не имеет запаха, то тут мы имеем дело с чисто вкусовой добавкой. Винсент Клюве-Йорк полагает, что обычный сахар в воде быстро вымывается, в результате чего приманка перфорируется. Поэтому он рекомендует применять сахарный концентрат (по 2–3 миллилитра на 500 граммов пасты), различные виды которого имеются в продаже, но не сахарин, обладающий неприятным привкусом.[246] Сами мы, однако же, обходимся простым медом, который, как кажется, имеет особую для карпов привлекательность. Обратите внимание на то, что различные сорта меда имеют различный вкус и запах.

Другим важным аспектом применения пахучих веществ является их правильная дозировка. Часто дозировка указывается на этикетках покупных средств, но эти цифры следует рассматривать как максимально допустимые. Оптимальное же соотношение приходится определять самому в каждом конкретном случае.

Типичная ошибка дилетантов состоит в том, что попробовав разок-другой бойли, сдобренные какой-нибудь эссенцией и не поймав ровным счетом ничего, они разочаровываются в ней и переходят ко второй, к третьей и т. д. Они забывают, что причина неудачи может не иметь ничего общего с выбором добавок. Профессионалы испытывают одну-единственную добавку в течение целого сезона, а то и двух, прежде чем прийти к определенному заключению относительно ее эффективности. Род Хатчинсон, например, имел большие успехи, выбрав землянику и скопекс (что не мешает ему предлагать под своей маркой длиннейший перечень других эссенций, занимающий несколько страниц каталога. Коммерция есть коммерция). Энди Литтл, добавки которого продает немецкая фирма Д. А.М., как известно, довольствовался кленовой, сырной и сливочной эссенциями.[247]

Обычному карпятнику нет необходимости тратить драгоценное время на длительные эксперименты с пахучими добавками. Пусть этим делом занимаются профессионалы — им, по крайней мере, за это деньги платят. Имея же в своем арсенале несколько надежных, хорошо зарекомендовавших себя средств, каждый может изменить запах бойли, когда после некоторого времени ловли в одном месте карпы начнут осторожничать или когда все вокруг станут использовать ту же добавку. Если вас не удовлетворяет такой вариант — экспериментируйте на свой страх и риск!

Но не забывайте, что многие компоненты, входящие в состав бойли, сами по себе имеют привлекательный для карпов запах и вкус, которые эссенции перебивают. В определенной ситуации бойли без добавок могут оказаться предпочтительнее, особенно если остальные рыболовы ловят с добавками. Хатчинсон наблюдал, как карпы выбирали из множества прикормочных бойли те, которые пролежали на дне несколько дней и уже потеряли запах.[248]

Не забывайте и о том, что запах — понятие относительное. Если вы не чувствуете запаха приманки, это совсем не означает, что его не почувствует и карп. Мы вообще не можем с уверенностью сказать, как карп воспринимает тот или иной запах. Когда приманка попадает в воду, содержащиеся в ней питательные вещества начинают растворяться или во всяком случае взаимодействовать с водой. Молекулы этих веществ воспринимаются карпом и, по мнению некоторых исследователей, вызывают у него определенные рефлексы (например, возбуждают аппетит). Такой процесс известен как хеморецепция. Применением пахучих добавок, особенно чрезмерным, рыболов вполне может помешать ему!

В конце семидесятых и в восьмидесятые годы среди английских карпятников наблюдался аминокислотный бум. Исследования влияния отдельных аминокислот на аппетит привлекли внимание вездесущих рыболовов. Считается, что некоторые аминокислоты, в особенности L-аланин, L-валин и L-глицин, оказывают стимулирующее воздействие на обоняние и вкус карпов.[249] Мало кто из известных карпятников сумел тогда удержаться от соблазна поэкспериментировать с аминокислотами. «Каждый карпятник вдруг превратился в химика-любителя», — вспоминает Тони Майлс. — «Но, как и всем серьезным рыболовам, мне пришлось убедиться в том, что результаты никоим образом не были однозначными».[250] Зависимость действия аминокислот от их дозировки и от таких факторов, как температура, состав пищи и состав воды, оказалась слишком сложной, чтобы ее можно было рассчитать применительно к конкретному естественному водоему. Озера и водохранилища — это не аквариумы, а населяющие их карпы — это не подопытные экземпляры в лабораториях. Гиббинсон вспоминает, что ему не удалось доказать положительного действия этих веществ, зато несколько раз он очень эффективно испортил ими уловистую приманку.

Сегодня в продаже можно найти готовые препараты, содержащие несколько аминокислот в сочетании с другими ингредиентами, как например «Ambio» фирмы «Kryston», «Amino Magic» К. Мэддокса или «Amino Blend Supreme» Р. Хатчинсона. Стоят все эти флакончики на удивление дорого. Но что можно сказать об их эффектвности? Реклама, разумеется, утверждает, что они привели в подсак множество крупных карпов. Мы испробовали два или три препарата и поймали несколько крупных экземпляров. Попались бы они на бойли без этих препаратов? Может быть, ведь мы не ловили одновременно на обычные бойли. Точно так же обстоит дело и с другими «возбудителями аппетита».

Если немного поразмыслить, то сама идея применения возбудителей аппетита начинает вызывать сомнения. Такие вещества применяются иногда в рыбоводстве, чтобы заставить карпов больше есть и быстрее расти. Но в естественных водоемах кроме нашей приманки у карпов есть большой выбор другой пищи, в том числе приманки наших конкурентов. Могут ли добавки отвлечь карпов от другой пищи? Трудный вопрос. Может быть, с помощью добавок можно заставить взять насадку тех карпов, которые греются на солнце или неподвижно стоят в укрытиях? Очень сомнительно. Наш опыт свидетельствует об обратном. Зачем же тогда возбудители аппетита?

Нельзя забывать, что в Англии, а вслед за ней и в Центральной Европе ловля карпов превратилась в модное занятие, на котором можно заработать большие деньги. А там, где есть большие деньги, всегда присутствуют мошенничество и обман. Поэтому наряду с эффективными новшествами в любом каталоге можно найти десятки таких, которые совершенно бесполезны, и тем не менее в первое время совершенно бесполезные вещи расходятся с удивительной быстротой. Редко кому из рядовых рыболовов удается раскусить их, ибо уже на следующий год на смену им приходят другие, «улучшенные», и все начинается сначала.

Разумеется, мы не в силах точно установить, действительно ли эффективна та или иная добавка, а если эффективна, то насколько. Мы даже думаем, что на сегодняшний день стопроцентной уверенности Добиться в принципе невозможно. Но мы можем порекомендовать читателям последовать нашему примеру и не использовать вещества сомнительного действия.

Если какая-нибудь добавка к бойли и не вызывает оживленных дискуссий, так это красители. Имеющиеся сегодня в продаже пищевые красители для бойли считаются безвредными и позволяют, не изменяя состава смеси, изготовить белые, красные, желтые, оранжевые, розовые, зеленые или синие бойли. По сравнению с другими добавками красители играют скорее второстепенную роль. Тем не менее, с их помощью можно выделить бойли, находящийся на крючке, среди прикормочных бойли или же рассеять недоверие карпов после нескольких дней ловли. В водоемах с большим количеством мелких карпов имеет смысл окрасить бойли под цвет дна, чтобы они не так бросались в глаза и пролежали на дне до тех пор, пока их не обнаружат крупные карпы (с той же целью иногда уменьшают количество ароматических добавок). Если же карпов немного и они все крупные, мы ловим на яркие бойли, привлекающие внимание издалека.

*

В восьмидесятые годы среди карпятников было широко распространено мнение о том, что успешная ловля на бойли невозможна без длительного и обильного прикармливания. Вероятно, это было связано с тем, что бойли выглядят слишком неестественной пищей — карпов старались убедить в их съедобности.

Энди Баркер, наблюдая, как 15-фунтовый карп за 10 минут проглотил более 100 бойли, пришел к выводу, что небольшая группа очень крупных карпов за короткое время может поглотить несколько тысяч бойли. На знаменитом Сен-Касьенском озере Баркер рекомендовал прикармливать по два места, бросая первый раз по 1000 бойли в каждом, а затем по 500 штук утром и вечером.[251]

Когда многочисленные «специалисты» одновременно прикармливают такими порциями на других, сравнительно небольших водоемах, могут возникать непредвиденные последствия. Во второй половине 80-х годов на Твенте-канале в Голландии защитные решетки шлюза регулярно забивались центнерами бойли![252] Известны также случаи, когда при расчистке и углублении популярных среди английских карпятников прудов и озер на дне обнаруживались тонны полуразложившихся бойли.

Такие факты, свидетельствующие о том, до какого абсурда можно дойти в стремлении поймать больше других, льют воду на мельницу противников ловли на бойли. Исходя из собственного опыта, мы можем утверждать, что и для бойли применим известный принцип: прикармливать ровно столько, сколько необходимо, а необходимо чаще всего не так уж много — 20, 30, 50 бойли за один раз. Разумеется, иногда бывает нелегко сразу определить, сколько именно бойли следует бросать в том или ином месте, но это в равной степени относится и к другим видам прикормки, о чем уже говорилось в Главе III.

Интересно, что приманки, изготовленные на основе молочных белков, как правило, в гораздо меньшей степени требуют предварительного прикармливания, чем приманки из рыбной муки или птичьего корма. В ряде случаев нам даже показалось, что обильная прикормка ими отрицательно повлияла на результат ловли. Но мы не беремся утверждать, что это действительно так, и даже не стали бы высказывать это предположение, если бы несколько других карпятников не сделали аналогичных наблюдений.

Хорошие результаты приносит прикармливание различными зернами (кукуруза и т. п.), на ковре из которых карпу затем предлагают бойли. Проблемы, однако, могут возникать там, где много мелочи. Не имеет смысла рассуждать о том, что карпов сначала необходимо познакомить с бойли. Бойли — такая же приманка, как и все остальные. Растворяющиеся в воде ингредиенты бойли воспринимаются карпом и сигнализируют ему о съедобности и приятном вкусе этой приманки. Предположение, согласно которому карп способен различать состав пищи, косвенно подтверждается тем, что высококачественные бойли применимы на всех водоемах, в то время как многие другие насадки хорошо работают только в отдельных местах.

Таким образом, бойли можно применять везде и всегда. Другой вопрос, нужно ли это делать. Очень важен правильный подход к ловле на бойли. Бойли — это не чудо-средство, они хороши в определенной ситуации. Мы обращаемся к ним в первую очередь для ловли крупных карпов в проблематичных водоемах, где много мелочи и где необходимы дальние забросы.

В остальных случаях хорошее «тесто» (паста) может оказаться предпочтительнее. Почему? В бойли пахучие вещества связаны — за счет добавки яиц и варки (поэтому в последнее время многие пытаются ароматизировать уже готовые бойли с помощью аэрозолей и т. п.). Кроме того, в процессе варки разрушаются некоторые важные вещества, в том числе витамины. В тесте же большинство добавок — пахучие вещества, усилители вкуса и запаха, стимуляторы аппетита и сахар — оказываются гораздо более эффективными, так как легко растворяются в воде. Теоретически тесто, изготовленное из тех же ингредиентов, что и бойли, должно быть уловистее последних и еще менее требовать предварительного прикармливания.

Проблемы с подсечкой, возникающие при ловле на тесто, можно устранить, используя его в сочетании с волосяной оснасткой. К волосу вместо стопора мы привязываем маленькую проволочную спиральку, на которой шарик теста держится еще лучше, чем на крючке. Тесто можно готовить тверже, чем обычно, поскольку крючок будет находиться снаружи и ему не придется проходить сквозь тесто.

Но вернемся к бойли. Вредность обильного прикармливания — не единственный аргумент противников бойли. Кстати, среди этих людей много неудачников, которые из-за своего неумения или нежелания совершенствовать технику ловли не могут добиться хороших результатов и сгорают от зависти к другим. Их прочие доводы, по правде говоря, не выдерживают никакой критики. Тем не менее мы их вкратце рассмотрим, так как местами — например на некоторых австрийских водоемах — ими обосновывают запреты на применение этой приманки.[253]

Заключаются они главным образом в том, что ловля на бойли ориентирована на поимку любой ценой только самых крупных карпов, делает возможными массовые уловы, а большие затраты на дорогое снаряжение делают ее доступной лишь немногим. На все это мы можем ответить, что дело тут совсем не в бойли, а в самих рыболовах и в их подходе к рыбалке.

Поймать больше и более крупных карпов — заветная мечта каждого. Можно сколько угодно рассуждать о самоограничении и о том, что достаточно и одного маленького карпа, но в глубине души все равно надеешься на много больших. Без такой надежды рыбалка теряет всякий интерес. Но бойли — лишь один из путей к рекордам, пусть даже во многих случаях и самый простой. К сожалению, погоня за рекордами заслоняет для некоторых, особенно молодых, карпятников все остальное — удовольствие от наблюдения за природой, процесса рыбалки и поимки некрупных или не очень крупных карпов. Такой нездоровый подход к рыбалке имеет лишь косвенное отношение к бойли: благодаря рекламе бойли всегда ассоциируются с громадными рыбинами и уже за счет одного этого неотразимы для данной категории карпятников.

Что касается массовых уловов, то они возможны и с помощью других приманок. Там, где пойманных карпов не принято выпускать обратно, существуют нормы вылова, и эффективный контроль за их соблюдением исключает массовые уловы. Если контрольные органы не в состоянии обеспечить соблюдение норм вылова, то им нечего пенять на бойли.

Большие затраты? Но мы уже убедились в том, что бойли, приготовленные из дешевых ингредиентов, во многих случаях не только не уступают дорогим бойли, но даже превосходят их. Главные же расходы всегда связаны не столько с самими бойли, сколько со снастями и со всевозможным снаряжением, которые (опять же благодаря рекламе) ассоциируются с бойли — от суперсовременных «карповых удилищ» до рюкзаков и палаток «специально для карпятников». Если отбросить все несущественное, то вдруг окажется, что применение бойли не вызывает практически никаких дополнительных расходов!

С другой стороны, снасти всегда совершенствовались и будут совершенствоваться. Как и всякий прогресс, остановить это развитие невозможно. Чем шире применяются новые снасти, тем доступнее они становятся. Вспомним, что в былые времена даже катушка считалась роскошью. Но что бы мы делали без нее сегодня?

Главное — не забывать, что все новые насадки, снасти и методы приносят серьезные успехи лишь тому, кто уже накопил достаточный опыт. С ними дело обстоит так же, как с умножением: при одном множителе результат тем больше, чем больше исходное число. Ноль же сколько ни умножай, он так нулем и останется.

Читая о баснословных уловах, достигаемых с помощью бойли некоторыми специалистами, нужно помнить, что эти карпятники, свободные в семейном, служебном и материальном отношениях, главным образом из числа молодежи или профессионалов, подходят к делу с огромным рвением. Имея солидный опыт, они тщательно выбирают место ловли, иногда неделями прикармливают его, соблюдают маскировку и по несколько суток безвылазно сидят у воды в своих палатках. Ежегодно они затрачивают на рыбалку по 1000 и более часов! Как сказал один из них, «лучший бойли — это время».[254]

Если принять во внимание их затраты времени и средств, то на долю бойли в их успехах останется не так уж и многое. Подавляющее же большинство рыболовов лишено таких возможностей, да и не каждый бы согласился на такой образ жизни. Главное — это ставить себе свои собственные ориентиры, а не оглядываться с завистью на других.

10.03.2016 | Автор:

«Подсачивають только совсѣмъ утомившегося сазана, если только онъ не изъ мелкихъ; левой рукой, держащей удилище, ему предварительно приподнимаютъ голову, затѣмъ наводятъ сзади сачекъ, стараясь не задѣть за рыбу, и тащутъ ее волокомъ, не вынимая изъ воды».

Л. Сабанѣев[230]

Практически единственным приспособлением, пригодным для вытаскивания карпа, является подсак. Если он потерялся или забыт дома, можно попытаться схватить совсем утомленного карпа под жабры, но это требует известной сноровки. О том, каким должен быть подсак, уже говорилось выше. Напомним только, что карповый подсак — это в первую очередь большой подсак. Много хороших карпов уходит в последний момент из-за того, что подсак оказывается слишком мал, но нам неизвестен ни один случай, когда бы подсак оказался слишком велик!

В момент вытаскивания карпа большинство рыболовов держит удилище в левой руке (причем тормоз катушки ослаблен), а подсак — в правой. Длина лески в это время должна быть примерно равна длине удилища. Мы рекомендуем подсачивать добычу самому, не обращаясь к посторонней помощи. По крайней мере, в случае неудачи винить будет некого, кроме самого себя.

Но если уж доверять подсак другому, то только тому, о ком знаешь, что он умеет с ним обращаться. Сколько крупных карпов уже ушло по вине неопытных добровольных помощников! Сгорая от нетерпения, они предлагают свои услуги с такой настойчивостью, что устоять бывает не так-то просто. Всех их следует, разумеется, держать на должном расстоянии.

Следует принять за правило не отвлекаться в столь ответственный момент ни на какие разговоры. Вообще, лишние разговоры отнюдь не способствуют успеху на рыбалке. Ничто так не мешает рыболову сосредоточиться, как болтовня. Между тем, именно отсутствие сосредоточенности по праву считается одной из главных причин всех неудач.

Итак, опустите подсак в воду (заранее, а не тогда, когда карп уже у самого берега или лодки) и держите его на достаточной глубине. Сетка подсака должна быть заблаговременно намочена, потому что сухая сетка обязательно всплывет на поверхность и не утонет, пока не напитается водой. Карпы же не всегда склонны спокойно дожидаться этого момента!

Если у берега мелко, прижмите подсак ко дну. Подводите карпа к подсаку, а не подсак к карпу. Когда карп окажется под сеткой, поднимите подсак, так чтобы сетка натянулась, и, перехватывая рукоятку руками, доберитесь до дужек, за которые и вытащите подсак с добычей на берег.

Попытка поднять подсак с находящимся в нем крупным карпом, держась за рукоятку, приводит либо к поломке дужек, либо к поломке рукоятки, в зависимости от того, вертикально держать подсак или горизонтально. Для того, чтобы не дать карпу выпрыгнуть из сетки, ее закручивают, после чего незамедлительно отходят подальше от воды.

Только теперь можно наконец вздохнуть спокойно. Нервное напряжение сменяется разрядкой, пульс приходит в норму, но вместе с тем проходит и азарт. Если вываживание было долгим и нелегким, непременно дает знать о себе усталость. Но все это мелочи по сравнению с тем чувством разочарования, пустоты и апатии, которое испытывает бедняга, упустивший своего карпа. Это чувство тем сильнее, чем крупнее был карп и чем продолжительнее была борьба с ним. В своей нашумевшей книге «Карп Фивер» Кевин Мэддокс описывает шестнадцатичасовое вываживание в Сен-Касьенском озере, после которого двое рыболовов остались душевно истерзанными и физически разбитыми.[231] Самое же, пожалуй, драматическое описание единоборства с карпом принадлежит перу И. Т. Плетенева. Хотя Плетеневу и удалось одержать победу, от последствий этой борьбы он не мог оправиться целый месяц (см. главу XIV).

10.03.2016 | Автор:

«По силе сопротивления, упорству сазан значительно превосходит почти всех пресноводных рыб, ловящихся удочкой. Он способен с ходу порвать прочную лесу, сломать или разогнуть крючок».

Д. Колганов[221]

После того, как карп подсечен, рыболову прежде всего требуется хладнокровие. Кроме того, если поблизости находятся другие рыболовы, не следует обращать внимания на их советы, на которые они, как правило, не скупятся, сгорая от нетерпения увидеть рыбу. Такие советы очень редко бывают дельными. Чаще всего они на удивление дурацкие. Как и во всех серьезных случаях, полагаться здесь можно только на себя самого.

Сразу после подсечки карп почти всегда стремительно бросается в сторону от рыболова, лишь в очень редких случаях — к рыболову. В реках подсеченная рыба обычно бросается вверх по течению, но иногда и вниз.

Во время этого первого, бешеного порыва остановить даже среднего карпа очень трудно, крупного же — практически невозможно, какой бы прочной ни была снасть. Если выдержат удилище, леска и крючок, то порвется губа карпа. Поэтому карпу позволяют разматывать леску либо через фрикционный тормоз, либо через передачу безынерционной катушки, но в любом случае оказывая на него максимальное давление.

Оба способа имеют свои плюсы и минусы. Если в первом случае правильно установленный тормоз работает сам по себе (см. также главу V), то во втором приходится сначала выключать блокировку заднего хода катушки (что под нагрузкой у некоторых катушек сделать непросто), а затем вращать ее ручку в обратном направлении, стремясь успеть за карпом, развивающим иногда невероятную скорость. В то же время нельзя забывать оказывать на карпа необходимое давление. Если же отпустить ручку, то катушка начнет вращаться слишком быстро, леска запутается, и катастрофа не заставит себя долго ждать.

Зато этот способ позволяет избежать перекручивания лески и, обеспечивая более тесный контакт с рыбой, дает возможность быстрее реагировать на каждое ее движение.

Тормоз обычной безынерционной катушки имеет три основных недостатка. Во-первых, разматываясь через такой тормоз, леска перекручивается. Иногда перекрученную леску затем удается раскрутить, привязав к ее концу карабинчик и протащив за движущейся лодкой. Но чаще она безнадежно запутывается, и ее приходится выбрасывать.

Во-вторых, для того, чтобы тормоз начал работать, необходимо приложить силу большую, чем та, которая потребуется при непрерывном разматывании лески. Таким образом, во избежание риска обрыва приходится устанавливать тормоз слабее, чем нужно.

Наконец, в-третьих, чем меньше остается на шпуле лески, тем сильнее становится действие тормоза. Если тормоз вовремя не ослабить, леска в какой-то момент не выдержит и порвется.

Усовершенствованные тормозные системы некоторых современных катушек несколько облегчают вываживание, если только их устройство не слишком усложнено. Но все новые катушки следует осваивать заранее. Когда на крючке сидит десятикилограммовый карп, решивший во что бы то ни стало достичь ближайших зарослей кувшинок, не время изучать принцип действия хитроумного двойного тормоза.

Итак, на первом этапе вываживания мы предоставляем карпу свободу действий, заставляя его, однако, постоянно преодолевать значительное сопротивление. В рыболовной литературе описаны случаи, когда карпы разматывали до 300 метров лески. Это примеры того, к чему может привести неумение правильно пользоваться катушкой или ловля на слишком тонкую леску.

Вряд ли существуют карпы, способные безостановочно проплыть даже 200 метров, если на них оказывается значительное давление. Кроме того, в большинстве водоемов, за исключением, пожалуй, некоторых участков рек, каналов, водохранилищ и больших озер, карпу достаточно преодолеть куда меньшее расстояние, чтобы достичь какого-нибудь укрытия, к которому он почти всегда обнаруживает явное тяготение, бросаясь туда с невероятной быстротой.

Это могут быть кувшинки, водоросли, тростник, коряги, корни деревьев, столбы, опоры мостов и многое другое. Известный голландский карпятник Рини Гротхейс описывает классический случай, когда подсеченный им карп, несмотря на все попытки остановить его, вытянул через тормоз катушки 55 метров лески с разрывной нагрузкой 12 фунтов и запутал ее за сваю моста. Это был действительно очень крупный экземпляр.[222]

Оказавшись в кувшинках, корягах или тростниках, карп почти всегда запутывает леску и сходит. Мягкие водоросли не так опасны, но все-таки шансы вытащить «застрявшего» в них карпа не особенно велики. В таких случаях обычно советуют ослабить леску и ждать, пока карп сам не выйдет из подводных джунглей. Но сколько бы мы ни пробовали следовать этому совету, результат всегда был отрицательным.

Зато неожиданно эффективным оказался другой способ: ни на мгновение не ослабляя натяжения лески, мы время от времени поддергиваем карпа удилищем. Конечно, если под рукой есть лодка, на ней можно подъехать к водорослям и извлечь из них карпа или хотя бы крючок, если карп уже сошел. Но разъезжать на лодке по месту ловли — значит распугать остальных карпов.

Часто перед рыболовом-карпятником встает дилемма: либо не пускать карпа в «траву», рискуя обрывом лески, либо смириться с тем, что придется освобождать его из «травы», причем обрыв возможен и во втором случае. Если карп взял курс на водоросли или на другое опасное место, мы прежде всего пытаемся завернуть его, держа удилище параллельно поверхности воды и перпендикулярно направлению движения карпа. Длинным удилищем сделать это проще, чем коротким, благодаря несколько большему углу между леской и линией рыболов — карп.

Если поблизости находятся коллеги, можно попросить кого-нибудь из них бросать перед карпом камни, картофелины, грузила и т. п. Иногда это тоже заставляет карпа повернуть в сторону. Конечно, такой прием возможен только на небольшой дистанции.

«Если первый бросокъ сазана прошелъ для снасти благополучно, то можно уже разсчитывать и на успѣшный исходъ борьбы. Необходимо лишь не давать сазану собраться съ силами и какъ только онъ остановится, снова пускать его въ ходъ, легкими подергиваніями удилища.

Когда сазанъ направляется къ берегу прямо на рыболова, послѣдній долженъ проворно наматывать на катушку провисающую леску, наблюдая, чтобы она, какъ-нибудь не захлестнулась за кольца, или катушку».[223]

Вываживание карпа не следует чрезмерно затягивать, но было бы еще большей ошибкой слишком его форсировать. Ни в коем случае не пытайтесь вывести на поверхность еще не утомленного карпа, высоко подняв удилище. Карп начнет переворачиваться и бить хвостом, что может кончиться обрывом лески.

Иногда карп в самом начале вываживания оказывается вблизи от рыболова, словно соблазняя его пустить в ход подсак. Не поддавайтесь этому соблазну! Шансов вытащить добычу в этом случае гораздо меньше, чем шансов потерять ее. То обстоятельство, что карп послушно следует за леской, еще не означает, что пришло время его вытаскивать: подождите, пока он ляжет на бок.

Важным моментом при вываживании является положение удилища. Мы держим удилище в руках таким образом, чтобы рукоятка была расположена перпендикулярно леске. Если угол между рукояткой и леской острый, то удилище перегружено и может сломаться, а если тупой, то резервы удилища используются не полностью, зато перегружена леска. Что же касается лески, то, согласно неписаному правилу, во время вываживания ее ни в коем случае нельзя трогать рукой, иначе не замедлит наступить катастрофа.

Говоря о вываживании, нельзя не отметить такой интересный факт: в большинстве случаев рыба стремится в сторону, противоположную той, в которую ее тянут. Отсюда следует, что если тянуть карпа к препятствию, он должен пойти в противоположную сторону, удаляясь от опасного места. Конечно, не всегда такой маневр осуществим, но забывать о нем не стоит.

Вообще, вываживание карпа настолько волнующе и захватывающе, что многие только из-за него и становятся заядлыми карпятниками. Привлекает оно и писателей. Живописную картину вываживания нарисовал Шолохов:

«Едва грузило достигло дна, конец потянуло.

— Вот он, дьявол!.. — хмыкнул Григорий, с трудом отрывая от дна метнувшуюся к стремени рыбу.

Леса, пронзительно брунжа, зачертила воду, за ней косым зеленоватым полотном вставала вода. Пантелей Прокофьевич перебирал обрубковатыми пальцами держак черпала.

— Заверни его на воду! Держи, а то пилой рубанет!

— Небось.

Большой изжелта-красный сазан поднялся на поверхность, спенил воду и, утнув тупую лобастую голову, опять шарахнулся вглубь».[224]

Читатель, вероятно, уже заметил, что в приведенном отрывке из «Тихого Дона» упоминается «пила», то есть зазубренный луч плавника карпа. По одному такому лучу у карпа имеется на спинном и анальном плавниках. При вываживании эта «пила» представляет реальную опасность для лески. «Не подлежитъ сомнѣнію, напримѣръ, — отмечал Л. П. Сабанеев, что зазубренный луч спинного плавника, а иногда таковой же заднепроходнаго, служить сазанамъ, попавшимъ въ вентерь или на крючокъ удилища — для перепиливанія нитки или лески».[225]

Сабанеев считал, что карп пускает в ход зазубренные лучи сознательно, что многим кажется сомнительным. Я. Е. Киселев написал по этому поводу следующее: «К сожалению, Л. П. Сабанеев ошибался. Не подлежит сомнению другое — сазан не мог так поступать. Если бы он был „умным“, то сделал проще — обходил лески и вентеря. В том, что сазан повисает на сетке, нет ничего удивительного: он просто зацепляется за нее зазубринами костистого луча. Хорошо известно, что сазан застревает в сети и по другой причине — повиснув на жаберных крышках. Однако никто не писал, что сазан перерезает ее этими крышками. Примерно также обстоит дело и с „перерезанием“ лески. Я убедился в этом на Южном Буге, где несколько раз проделал такой опыт. Вываживая сазанов весом до полукилограмма, ослаблял натяжение лески — позволял набросить ее на спинной плавник и перерезать. Однако ни один из них не воспользовался этим. Продолжая опыт, я убедился, что набросить леску на спинной плавник можно и при натянутой леске. Для этого сазану достаточно повернуться вокруг своей вертикальной оси. К сожалению, версию об „уме“ сазана вслед за Л. П. Сабанеевым поддержали чуть ли не все авторы, которые писали об ужении этой рыбы».[226]

Увлекшись критикой Сабанеева, Киселев не уберегся от явной ошибки. Доказывая отсутствие у карпа «ума», он одновременно стал отрицать и сам факт перерезания лесок, не подумав о том, что оно могло происходить и бессознательно. Что касается вентерей, мы воздержимся от комментариев, так как, не занимаясь промысловым рыболовством, не считаем себя компетентными в этом вопросе. Что же касается лесок, нельзя не отметить следующее:

1) Полукилограммовых «сазанов», с которыми Я. Е. Киселев имел дело на Южном Буге, нельзя считать настоящими карпами (сазанами). Это — карпики (на Украине — «коропчуки»), которых серьезные карпятники специально не ловят, а поймав случайно, непременно выпускают обратно подрасти. Зазубренный луч у них слишком мал и слаб, чтобы повредить леску, даже тонкую.

2) Карп никогда не «набрасывает» ослабленную леску на спинной плавник. Хотя, насколько нам известно, никто еще не наблюдал под водой, что именно происходит в момент перерезания лески, можно утверждать, что случается это обычно при натянутой леске, когда карп удаляется от рыболова.

3) Карпу не нужно поворачиваться «вокруг своей вертикальной оси», как писал Киселев. Если натянутая леска, например, находится около его левого бока, карпу достаточно взять правее, чтобы леска скользнула по его боку и спинному плавнику. При этом она вполне может попасть на «пилу». Вероятность этого не очень велика, но время от времени такое случается.

В этот критический момент рыболов ощущает характерную вибрацию лески и удилища. Некоторые описывают ее как звон: «дзинь, дзинь…» Действительно, она похожа на звон, и этот звон стоил нам уже нескольких карпов. Единственное средство, которое мы можем предложить — несколько ослаблять натяжение лески, когда карп поворачивает. Ненатянутую леску перепилить или перерезать невозможно, в чем каждый может убедиться, попробовав перерезать ножом в воздухе свободно болтающийся конец мононити.

Конечно, можно спорить, происходит соприкосновение лески с «пилой» случайно или не случайно. Но с практической точки зрения спор этот вряд ли будет иметь смысл.

«Замѣчательно, что очень крупные, старые сазаны неповоротливѣе, ленивѣе, пассивнѣе въ своемъ сопротивленіи, чѣмъ „матерые“, но еще не старые. Самые бойкіе и опасные для снастей — это сазаны около 10 фунтовъ вѣсомъ. Болѣе же крупные сравнительно вялы, двигаются медленно, без характернаго стремительнаго разбѣга, и обрываютъ лески своей тяжестью, очевидно надѣясь на свою силу».[227]

Когда карп достаточно утомится, его начинают подтягивать к себе. Для этого удилище попеременно приподнимают и опускают, причем одновременно с опусканием удилища на катушку наматывают отвоеванную у карпа леску. Весьма распространенная ошибка при вываживании заключается в том, что рыболов забывает о маскировке и показывается карпу, когда тот находится недалеко от берега. Напряженный момент наступает, когда карп, заметив человека, пугается и собирает все свои силы для рывка. Укороченная леска часто оказывается не в состоянии самортизировать этот рывок и рвется прежде, чем сработает тормоз катушки. Маскировка важна, впрочем, и на более ранних стадиях вываживания. Напуганная рыба сопротивляется гораздо упорнее, чем рыба, ни разу не увидевшая рыболова. Не случайно карпы, подсеченные на очень большом расстоянии, почти всегда ведут себя весьма спокойно (см. также Главу VI). Поэтому не поленитесь спрятаться за траву, осоку или же, если прятаться негде, хотя бы просто присесть на корточки. Не делайте резких движений и ведите карпа как можно более плавно.

Бывает, что карп никак не подтягивается к берегу. «Особенно тяжело, хотя и не бойко, ходятъ карпы, попавшіеся на крючокъ не в ротъ, а за бокъ, брюхо, за глазъ и другими незаконными путями…»[228] В 1950 году Ричард Вокер больше часа боролся с карпом, весившим всего 8,5 фунта. Когда он, совершенно обессиленный, с помощью своего коллеги все-таки одержал над карпом победу, то оказалось, что леска крепко обмоталась о первый луч спинного плавника.[229] Вокеру еще повезло, что она не была перепилена пресловутым лучом!

10.03.2016 | Автор:

«Подсѣчка производится кистью руки отнюдь не рѣзко; при энергичной-же поклевкѣ сазана вовсе подсѣкать не приходится, т. к. онъ, благодаря своей стремительности, всегда почти самъ себя засѣкаетъ и даже нерѣдко утаски-ваетъ въ воду удилища (если послѣднія не снабжены катушками)».

И. Комаровъ[220]

Итак, мы разобрали основные виды поклевок, встречающиеся при донной ловле с поплавком и без него. Перейдем теперь к подсечке. Для успешной подсечки необходимо, чтобы рыболов в момент поклевки находился в непосредственной близости от своего удилища. Выбор правильного момента для подсечки и сам по себе является делом достаточно сложным, а если он будет происходить впопыхах, то шансы на успех окажутся минимальными. Более того: часто у подбежавшего к своей снасти рыболова просто не остается времени даже для поспешного выбора, и он сразу же подсекает наобум, надеясь, что на этот раз ему повезет.

Рыболов, производящий подсечку правой рукой, должен располагать удилище справа от себя, причем таким образом, чтобы подсекать можно было с ходу. Если удилищ два, их кладут на подставки рядом и параллельно, оба под правой рукой.

При стремительной поклевке подсечка в обычном ее понимании не только излишня, но и опасна: она может привести к обрыву лески. В таких случаях правильнее приподнять удилище до угла 45 градусов и закрыть дужку катушки, а почувствовав карпа, немного двинуть удилище на себя. Все происходит как бы само собой, и крючок, нередко уже слегка зацепившийся, глубоко втыкается в рот карпа.

Трудно сказать, когда именно следует подсекать. Чем мельче и мягче насадка, тем раньше должна быть сделана подсечка. Применение в качестве насадки хлебных корок или кусок мякиша позволяет подсекать почти сразу. Но вообще часто приходится полагаться на интуицию.

Если карп, взявший насадку, движется спокойно, удилище осторожно берут в руки, закрывают дужку катушки и ждут, пока леска как следует не натянется. Теперь подсекают уже по-настоящему, широким взмахом руки. Подсечка должна быть уверенной. Ее сила зависит от расстояния: чем дальше находится карп, тем сильнее подсекают.

На очень больших расстояниях (70 и более метров) многие специалисты повторяют подсечку один или два раза, учитывая, с одной стороны, огромную дугу лески, а с другой — растяжение лески, тоже поглощающее изрядную долю энергии. Вырвать крючок или порвать леску при подсечке на таком расстоянии невозможно. Отметим также, что подсечка параллельно поверхности воды в этом случае предпочтительнее подсечки вверх.

Бывает, что карп движется по направлению к рыболову. При ловле без грузила или с легким грузилом это видно по провисанию лески. Подсекать в такой ситуации рискованно, даже полностью выбрав слабину: существует опасность вырвать крючок у карпа изо рта. Лучше подождать, не изменит ли карп свой первоначальный курс, и только убедившись в том, что делать этого он не собирается, подмотать леску и подсечь в сторону.

Если же донное скользящее грузило слишком тяжелое и удерживается при данном маневре карпа на месте, то направление движения карпа определить невозможно, и при подсечке остается лишь надеяться на лучшее.

Как уже отмечалось выше, при малозаметных поклевках подсекают после второго или третьего вздрагивания лески. Дужку катушки и теперь оставляют открытой на тот случай, если вдруг произойдет стремительная поклевка, и закрывают лишь перед самой подсечкой. Если сигнализатор поклевки электрический, но не электронный, то есть по нему нельзя определить, движется леска в данный момент или нет, то одновременно с ним следует использовать обычный сигнализатор, который будет показывать ход поклевки, в то время как электрический лишь даст знать о ее начале.

Некоторые карпятники, применяющие мелкие зерновые насадки, не выпускают удилища из рук и подсекают при первом же движении лески. Вся беда в том, что не каждое движение означает поклевку.

10.03.2016 | Автор:

«Поклевка карповъ чрезвычайно разнообразна и иногда бываеть почти незамѣтна, такъ что ловля ихъ требуетъ очень чувствительнаго поплавка».

Л. Сабанѣевъ[214]

Кто из рыболовов не знает «классической», стремительной поклевки карпа? Без всякого предупреждения леска молниеносно натягивается, и горе тому, кто забыл открыть дужку катушки или же, нарочно оставив ее закрытой, зазевался, задумался или отвлекся чем-либо занятным, происходящим на берегу! Удочка подпрыгивает и летит в воду, а незадачливый рыболов долго чертыхается, пока не начнет забрасывать блесну — в надежде подцепить ею леску «сбежавшей» снасти — или не отправится на поиски лодки, чтобы пуститься в погоню. При открытой же дужке леска разматывается с быстротой, способной испугать новичка и побудить его к необдуманным действиям.

Большинство специалистов склоняется к тому, что стремительная поклевка не является нормальной и связана с испугом карпа. Так как никто из рыболовов не был на месте карпа, то остается лишь предполагать, чем может быть вызван такой испуг. Например, карп может почувствовать крючок, «наколоться», как говорят в народе. При попытке карпа избавиться от подозрительного деликатеса крючок зацепляется и остается во рту.

Другая причина, способная обратить карпа в бегство — это соприкосновение с леской. Встречается мнение, что молниеносная поклевка характерна для ловли без поплавка. Оно, вероятно, справедливо в том смысле, что при ловле со дна без поплавка чаще происходит «знакомство» карпа с леской. Когда карп вместе с насадкой удаляется от рыболова, леска, ранее лежавшая на дне, натягивается и касается его бока, вызывая испуг: «Леска приподнимается и при отплытии рыбы с насадкой касается всей своей длиной самого чувствительного места рыбы — боковой линии.

Поскольку это соприкосновение никоим образом не может быть связано со взятием насадки, так как оно происходит в месте, находящемся далеко от рта, в ответ на него возникает спонтанная реакция: рыба бросается прочь».[215]

Но когда карп движется вправо или влево от рыболова, перпендикулярно направлению заброса, или идет на рыболова, это происходит не сразу или вообще не происходит, разве что на леске стоит тяжелое скользящее грузило.

Взяв в рот насадку поплавочной удочки, карп нередко касается лески одним лишь ртом. Может быть, он связывает возникающее ощущение с насадкой. Как бы то ни было, реакция в этом случае совсем не такая, как при касании леской бока карпа — вместо стремительной получается спокойная поклевка. Но крючок, по мнению многих рыболовов, вероятно вызывает у карпа совершенно иные ощущения, так что применение поплавка отнюдь не исключает стремительных поклевок. Кроме того, если на дне лежит слишком много лески, эффект выходит тот же, что и при ловле без поплавка. Бывает, поплавок исчезает с такой скоростью, что и глазом не успеваешь моргнуть.

Замечено также, что на мели поклевки почти всегда принимают стремительную форму. Если сопоставить этот факт с тем, что в мелких местах рыба постоянно бывает настороже, то мы получим еще одно подтверждение взаимосвязи, существующей между характером поклевки и испугом карпа.

Вторая форма поклевки заключается в медленном движении взявшего насадку карпа в сторону. Это так называемая «идеальная» поклевка, при которой подсечка не представляет никакой сложности. Если ловить без поплавка, леска начнет непрерывно и равномерно разматываться, а если с поплавком, последний, несколько раз вздрогнув, двинется в сторону, постепенно погружаясь. Так берут карпы, находящиеся в движении и делающие остановку, чтобы подобрать насадку, а затем продолжающие свой путь.

Третья разновидность поклевки, так же как и вторая, свидетельствует, по нашему мнению, о том, что карп ничем не напуган. Леска практически не двигается, поплавок еле заметно шевелится, а то и вовсе стоит неподвижно. Карп же тем временем преспокойно заглатывает насадку, не трогаясь с места.

Проблема таких незаметных поклевок занимает умы карпятников с давних пор. Летом 1900 года И. Т. Плетенев столкнулся с ней на реке Капарче в городе Поти, после десяти дней хорошего клева: «Видимаго и примѣтнаго клева нѣть, а насадка кѣмъ-то уничтожена. Такъ на обѣихъ удочкахъ. Минуть черезъ 10 ихъ нужно было осматривать, потому что за это время насадки уже уничтожены. Тщательно присматриваясь къ положенію поплавковъ, я могъ только примѣтить незначительное отклоненіе ихъ въ сторону отъ точки первоначальной ихъ постановки, безъ всякихъ, по-видимому, причинъ, и можно было держать какое угодно пари, что насадки нѣтъ уже на крючкѣ. Въ тихую погоду, хотя съ трудомъ, еще можно примѣтить передвиженія поплавка, но во время волны, когда поплавокъ пляшетъ на водѣ и такъ и сякъ, ничего нельзя разобрать, остается только возможно чаще контролировать насадки. Одинъ разъ, желая осмотрѣть насадку, я вынимаю изъ воды удочку, поплавокъ которой находился въ спокойномъ состояніи; потянулось что-то тяжелое, напоминающее зацѣпу, равнодушно тяну эту „зацѣпу“, но на поверхность воды всплываеть сазанъ фунтовъ въ 6, поворачиваетъ хвостомъ и сходит съ крючка».[216]

Плетенев объясняет это явление «крайнею осторожностью и подозрительностью сазана въ отношеніи толстыхъ шнурковъ, на которые он сначала бралъ, какъ слѣдуетъ, а спустя 10–14 дней лова на одной привадѣ присмотрѣвшись къ удочкамъ, становился осторожнымъ; но въ то же время и на томъ же мѣстѣ воруя чурекъ съ большихъ удочекъ, сазанъ смѣло бралъ на тонкія лесы, вѣроятно, потому, что онѣ почти незамѣтны въ водѣ или же представляли для сазана негрозную легковѣсную снасть, съ которою онъ разсчитывалъ въ случаѣ бѣды расправиться по своему».[217]

Итак, Плетенев считает, что незаметные поклевки производятся осторожными карпами, в то время как стремительные являются нормальными карповыми поклевками. Существует и прямо противоположная гипотеза, согласно которой стремительные поклевки вызываются испугом карпа, а ненапуганные карпы кормятся, очень медленно передвигаясь по дну. Подобрав кусок прикормки или насадку, такой карп вновь приходит в движение лишь затем, чтобы подплыть к следующему куску, который обычно лежит неподалеку.

Аналогично ведут себя карпы, роющиеся в иле в поисках естественной пищи. Благодаря прикармливанию карпы начинают относиться к хлебу так же, как к мотылю и трубочнику, и поклевки становятся медленными. В этом случае верный клев на маленькие удочки, наблюдавшийся Плетеневым, можно было бы объяснить просто большей чувствительностью снасти. Но может быть и так, что оба предположения верны лишь отчасти.

Во всяком случае, неоспоримым фактом является то, что незаметные поклевки или поклевки-подергивания почти всегда появляются после длительного прикармливания и ловли в одном и том же месте, и для обнаружения таких поклевок приходится прибегать к различным ухищрениям. «Доверчивость» или «подозрительность» карпов вынуждает рыболова применять сверхчувствительные сигнализаторы поклевки, например специальные вершинки удилищ (см. Главу V). Подсекают обычно после второго или третьего вздрагивания сигнализатора. Иногда это получается, иногда нет. Кроме того, постоянные подсечки и перебрасывания создают беспокойство в месте ловли.

Дело осложняется тем, что вздрагивание сигнализатора поклевки может происходить и по другим причинам, например из-за того, что к насадке подошла мелочь и толкает ее, будучи не в силах заглотать. Может быть, карп лишь задел за леску, или насадку сдвинуло с места завихрением от движения его хвоста.[218] После нескольких пустых подсечек рыболов, уверенный в том, что карпы покинули его место и на смену им пришли лещи и плотва, перестает реагировать на подрагивание сигнализатора. Тем временем его насадка может побывать во рту у гиганта.

Известны случаи, когда карпы, не сходя с места, заглатывали насадку так глубоко, что перекусывали леску глоточными зубами. Но гораздо чаще, почувствовав крючок, они выплевывают его вместе со сплющенными в лепешку остатками насадки. Иногда глоточные зубы не перекусывают, а лишь повреждают леску — этим объясняются странные случаи обрывов в момент подсечки, когда рыболов не чувствует совершенно никакого сопротивления. Такие обрывы долгое время оставались загадкой, и даже Сабанеев не решился высказаться по данному вопросу достаточно определенно:

«Самые крупные сазаны берутъ съ невѣроятной и даже совершенно непонятной силой, такъ какъ умудряются съ разбѣга отшибать крючки до подсѣчки. Баронъ Черкасовъ тоже говорит, что сазаны не разъ отрывали поводокъ у средины, не смотавъ ни одного аршина съ катушки. Какимъ образомъ они ухитряются это дѣлать? — можно только теряться въ догадках, но лопающійся у средины поводокъ едва-ли не показываетъ, что тутъ дѣйствуетъ пресловутая пилка спинного или пожалуй заднепроходного плавника. Быть можетъ, что бывалый карпъ, прежде чѣмъ взять насадку, ползая по дну, пропускаетъ поводокъ за твердый лучъ и затѣмъ, стремглавъ схватывая насадку, рѣзкимъ движеніемъ тѣла перерѣзаетъ жилку».[219]

Существует еще один способ обнаружения малозаметных поклевок — использование оснасток со всплывающими поплавками. Его существенный недостаток заключается в непригодности этих оснасток для ловли на большом расстоянии или в ветреную погоду. Поэтому многие рыболовы стремятся побудить карпа отойти в сторону после того, как он возьмет насадку. Наиболее популярное средство — тяжелое грузило.

В некоторых случаях помогает также смена насадки. После нескольких дней ловли в одном месте резкие поклевки встречаются все реже и реже, и появляется все больше подергиваний. Вот тут-то и может выручить, правда ненадолго, новая насадка.

Иногда полезно бывает после первого движения лески чуть-чуть подтянуть насадку к себе. Вообще следует стараться почаще менять тактику, всякий раз пробуя что-нибудь новое. Пусть даже каждый эксперимент принесет всего одного карпа — в общей сложности получится неплохой результат. И наконец, не забывайте периодически менять место ловли.

«Я ловил карпов во время снегопадов, диких февральских бурь и трескучих январских морозов. Не пробовал ловить я только через лунку во льду. Я ведь не сумасшедший».

Дж. Гиббинсон[202]

«Сазан чувствителен к низким температурам: с похолоданием воды он постепенно перестает кормиться и переходит на зимнюю спячку», — пишет Е. Огнев,[203] подтверждая тем самым, что ошибочные представления об образе жизни карпа зимой и в девяностые годы нашего столетия все еще имеют достаточно широкое распространение. «Эти теории наверняка созданы людьми, чьи уловы, и в летние месяцы довольно скудные, с наступлением холодов упали до нулевой отметки», — замечает Рудольф Зак.[204] «Или людьми, чей рыболовный опыт не простирается дальше их письменного стола», — можем добавить мы. Для опровержения утверждений о «зимнем сне» есть достаточно аргументов, основанных как на логических размышлениях, так и на результатах научных исследований.

Но гораздо убедительнее любых слов существование специальной зимней ловли карпов. В Западной Европе такая ловля наиболее давние традиции имеет, пожалуй, в Англии, где практикуется с конца 60-х годов. В семидесятые годы она начала приобретать популярность в Германии. Довольно успешно ловят карпа зимой на Украине и в Молдавии.[205]

Отдельные карпятники из южных районов России занимаются зимней ловлей карпа с давних пор и накопили опыт, во многом превосходящий опыт зарубежных специалистов.

Под Москвой карпы попадаются зимой на удочку значительно реже, а в печати случаи их поимок практически не описаны, если не считать фоторепортажа о косинском карпе, опубликованном журналом «Рыболов».[206] Лишь в последние годы эта ситуация начинает постепенно изменяться. Характерно замечание О. Шаповалова: «… видимо, что-то происходит в природе», — пишет он, — «нарушена сцепка каких-то колесиков мироздания: неурочный клев сазанов все чаще отмечается не только в теплых водоемах юга, но и севернее — в Черноземье, на Урале».

Происходить-то действительно что-то происходит, но не с природой, а с рыболовами! Мы полагаем, что редкость поимок карпов в средней полосе объясняется не только и не столько более суровыми зимами, сколько малочисленностью карповых популяций и почти полным отсутствием энтузиастов, занимающихся зимней ловлей карпа. На обычную снасть для подледной ловли плотвы или леща карп может быть вытащен лишь случайно, так как ему ничего не стоит расправиться с тонкой леской, и большинство редких подледных карпов, особенно более крупных, вытаскивается на лед блеснилыциками, которые в расчете на щуку и судака используют удочки с катушками и прочной леской.

Следует учитывать и то обстоятельство, что с понижением температуры воды до +10 °C карпы перестают передвигаться по водоему и собираются в определенных местах, не впадая там, однако, в летаргический сон, как было принято считать раньше. Это явление заметил и Джеймс Гиббинсон, один из пионеров зимней ловли карпов в Англии. Англичане называют такие места «горячими точками» («хот спотс»).[207]

Как правило, все «горячие точки» охотно посещаются карпами летом и осенью, но какие именно из летне-осенних мест ловли становятся зимним прибежищем карпов, приходится определять экспериментальным путем. Они совсем не обязательно должны быть расположены на самых глубоких участках водоема. Скорее карпов можно найти на средних глубинах, но не у берега, а ближе к середине. Стоит обратить внимание и на места впадения ручьев, а также на те участки, которые летом сильно зарастают водорослями и кувшинками.

В реках карпы проявляют зимой несколько большую активность, чем в прудах, озерах и водохранилищах, что объясняется наличием течения и колебаниями уровня воды. В оттепели речные карпы даже выходят в поисках корма на мелкие места.

Периоды клева зимой значительно сокращаются и могут достигать получаса или даже пятнадцати-двадцати минут, особенно в холодную погоду. В оттепели они иногда продолжаются по несколько часов. Время клева, как, впрочем, и места стоянки карпов, приходится определять экспериментально для каждого конкретного водоема. Не зная ни места, ни времени, карпятник решает сложное уравнение с двумя неизвестными, проводя сутки за сутками на зимнем водоеме! Такое уравнение не каждому по зубам.

На большинстве водоемов клев все же приходится на вечерние (с 20.30 до 23 часов) или полуденные часы, особенно в мягкую, пасмурную погоду. На некоторых водоемах клев бывает утром (8-10 часов). Знание времени клева очень облегчает задачу карпятника, так как оно подолгу остается неизменным, иногда даже всю зиму.

Несколько слов о влиянии погоды на клев карпа зимой. По мнению большинства карпятников, самая лучшая погода — это оттепель, вызванная южным или западным ветром, при низких, темных облаках и отсутствии осадков. Ветер в такие дни не помеха. Менее благоприятны оттепели с ясным небом и безветрием. Считается, что пик активности карпов приходится на конец оттепели; возможно, они ощущают возвращение холодов и наедаются про запас. Пока же температура еще повышается, клев бывает неважный.

Вообще, периоды устойчивой погоды, как и летом, благоприятно сказываются на клеве. Но так же, как «благоприятная» погода никоим образом не гарантирует хорошего клева, самая «неблагоприятная» совсем не предполагает полного отсутствия поклевок. Карпы попадаются в любую погоду, и чем дольше занимаешься их ловлей, тем больше убеждаешься в непредсказуемости результатов. По правде говоря, это совсем не так досадно, как кажется на первый взгляд.

Есть мнение, что карпов зимой нужно расшевелить. Повышение уровня воды или ее помутнение, катание на коньках по льду и связанный с этим шум или суета мелкой рыбы — все это может привести карпов в движение.

Наблюдения, проводившиеся нами и другими карпятниками,[208] свидетельствуют о том, что карпы попадаются при температурах воды по крайней мере до 3 °C включительно. На таком холоде у них значительно замедляется обмен веществ, а следовательно и ухудшается аппетит. Поэтому насадки должны быть теперь мельче, чем летом, а с прикормкой следует обращаться особенно осторожно. Для зимнего прикармливания вполне подходит принцип «чаще, но меньше»; разумеется, всегда нужно учитывать время клева, если оно известно. Мы считаем, что достаточно бросать по несколько шариков панировочной муки или кусочков жмыха, а при использовании зерновых насадок — по пригоршне зерен.

i_078.jpg

Рис. 63 Обычная подледная кормушка.

Прикормка должна находиться в непосредственной близости от крючка, поэтому при ловле в открытой воде рекомендуется пользоваться растворимой в воде поливинилалкогольной фольгой или леской, а при ловле со льда — обычной кормушкой русских подледников (рис. 63). Хорошо с осени понемногу прикармливать и облавливать места, результативные летом — так легче будет напасть на след карпов зимой.

Учитывая небольшие количества прикормки, мы уделяем зимой особенно много внимания ароматическим и вкусовым добавкам. Весьма интересны в этом смысле растворимые в воде ароматические таблетки, прикрепляемые к леске недалеко от крючка.

Зимняя насадка для карпа должна представлять собой небольшой, но лакомый кусочек. Мотыль, самая популярная в России зимняя насадка, применим, несомненно, и для ловли карпа, если эта ловля производится со льда. Несколько мотылей соединяются в пучок с помощью резинки, которая затем одевается на крючок N 12. Существуют и специальные крючки с зажимами. На мотыля можно ловить, когда карпы уже обнаружены, да и то его иногда нещадно треплет мелочь, если он лежит чуть в стороне от карповой стоянки.

Мало уступает мотылю по привлекательности, но гораздо практичнее его навозный червь, используемый иногда в сочетании с кусочком хлебного мякиша или с опарышем. Другие насадки — 2–3 опарыша на крючке N 12, хлебная корка на крючке NN 8-10, кусочки картофеля и кубики колбасного фарша (классическая зимняя насадка англичан), 1–2 кукурузных зерна. Особенно хороша мягкая консервированная кукуруза.

Светлые насадки (белые, розовые, желтые), очевидно, предпочтительнее темных. Может быть, они лучше заметны. Приманки с высоким содержанием белка (клецки, бойли, специальное тесто) часто специально рекомендуются для зимы, но прикармливать ими в холодной воде почти нельзя, поскольку они слишком насыщают рыбу.

Мелкие зимние блесны (для отвесного блеснения) также заслуживают упоминания среди зимних карповых приманок. Слишком много карпов поймано на эти «блесенки», чтобы можно было обойти их стороной. Правда, все известные нам поимки были случайными, то есть карпы попадались при блеснении щуки, судака или окуня, но можно предположить, что целенаправленное блеснение в карповых местах даст неплохие результаты.

Зимой стремительные поклевки карпов являются редкостью. Преобладание осторожных, едва заметных поклевок вынуждает применять при ловле в открытой воде крайне чувствительные сигнализаторы. Леска должна быть сильно натянута, поэтому мы обязательно используем грузила. Дужка катушки остается закрытой. Хорошо зарекомендовали себя в холодное время года электронные сигнализаторы поклевки в сочетании со «свингерами». Удочки с маятниковым сигнализатором поклевки тоже заслуживают самого пристального внимания. Отсутствие водорослей и кувшинок позволяет применять зимой более тонкую леску, на которую рассчитан такой сигнализатор. Как правило, мы подсекаем во время подергиваний, не дожидаясь «настоящей» поклевки, которая зимой составляет скорее исключение, чем правило.

При ловле со льда первой заботой нашедшего карпов рыболова является изготовление лунки соответствующих размеров. У русских лещатников можно встретить самодельные ледобуры, которыми они сверлят лунки по 20 сантиметров в диаметре. В такую лунку как раз проходит пятикилограммовый карп. Шведские фирмы, например «Мора», выпускают восьмидюймовые ледобуры. Моторные же ледобуры, особенно популярные в Канаде, бывают и десятидюймовыми (просверлить десятидюймовую лунку вручную чрезвычайно трудно).

За неимением подходящего ледобура приходится соединять несколько небольших лунок с помощью пилы. Если же лед слишком толстый, в дело идет пешня. Все эти работы производят изрядный шум, поэтому лунки следует готовить заблаговременно.

Дитер Шиккер, немецкий специалист по подледной ловле, рекомендует использовать длинные, пятиметровые удилища.[209] Свой необычный совет он объясняет тем, что такое удилище позволяет ловить на глубинах до пяти метров с фиксированным поплавком, а скользящий поплавок на морозе не работает. Кроме того, леска между поплавком и катушкой Не намокает до тех пор, пока не начнется вываживание крупной рыбы, а сам рыболов находится на расстоянии около четырех метров от лунки, и его движения не так пугают рыбу.[210]

Есть здесь, однако, и серьезные недостатки, и главный из них заключается в том, что применение длинного удилища весьма затрудняет вытаскивание крупной добычи из лунки без посторонней помощи.

С другой стороны, для ловли карпа совершенно непригодны снасти и приемы, которые в ходу у русских лещатников. Последние ловят на коротенькие «удочки» с фиксированным поплавком, а при вываживании выбирают леску руками или отходят от лунки, подняв удилище вверх. С карпом так не пошутишь, таких фокусов он с собой проделывать не позволит. Для вываживания карпа необходимо настоящее удилище, пусть даже не очень длинное, но все-таки способное несколько амортизировать рывки этой сильной рыбы.

Мы испробовали много различных удилищ, пока не остановились на самодельном цельном из стеклопластиковой трубки длиной 100–200 сантиметров. Оно плавно прогибается до самой рукоятки (пробковой, с винтовым катушкодержателем) и оснащено четырьмя широкими пропускными кольцами со вставками из оксида алюминия (рис. 64а).

В Центральной Европе такие удилища в продаже встречаются редко, зато в США и Канаде можно найти широкий ассортимент подобных моделей, выпускаемых специально для подледной ловли. Правда, эти удилища несколько короче наших (50–75 сантиметров), но в принципе тоже пригодны для карпятника. Удилища типа «Айс`Н`Изи» (рис. 64б), интересные тем, что не требуют подставки (в то время как обычные удилища приходится класть на пластмассовое ведерко), очень неудобны при вываживании крупной рыбы, и для карпа мы их не рекомендуем.

i_079.jpg

Рис. 64 Удилища для подледной ловли.

Поскольку забрасывать при ловле со льда не нужно, в принципе можно обойтись инерционной катушкой с большим диаметром барабана и хорошо регулируемым, плавно работающим тормозом. На морозе такие катушки предпочтительнее инерционных, но они встречаются очень редко и дорого стоят, так что сами мы пользуемся обычными безынерционными или мультипликаторными.

Если место ловли не закоряжено, то лески диаметром 0,25 мм вполне достаточно, чтобы чувствовать себя «в своей тарелке». Наиболее употребительные размеры крючков — с 8 по 12, так как практически все зимние насадки достаточно мелкие. Небольшой скользящий поплавок, огруженный двумя дробинами, находится в притопленном положении (рис. 65). Грузила-дробинки подбираются таким образом, чтобы верхнее топило поплавок до основания антенны, а нижнее — полностью.

Пока поплавок и рабочий отрезок лески находятся в воде, лед, препятствующий скольжению поплавка, образоваться не может. А так как проверять насадку и вываживать добычу при ловле карпа приходится очень редко, то опасения Шиккера нас могут не беспокоить. Шиккер писал о подледной ловле различной рыбы, главным образом «белой», то есть лещей, плотвы и т. п., а не только карпов, и предполагал, что снасть будет вытаскиваться довольно часто. В крайнем же случае поплавок и леску можно будет разморозить пальцами.

i_080.jpg

Рис. 65 Общая картина ловли карпа из-подо льда.

Поверхность лунки время от времени приходится чистить от льда черпаком. Один из наших знакомых с той же целью подливает в лунку спирт. Чтобы не «засветить» место, то есть не испугать карпов светом, многие прикрывают чем-нибудь большую часть лунки.

Опустив насадку на дно и отрегулировав поплавок, верхний конец которого должен находиться примерно на сантиметр ниже поверхности воды, мы кладем удочку на пластмассовое ведерко.

Поклевки выражаются в погружении или всплывании поплавка, в зависимости от расстояния между нижним грузилом и насадкой. С подсечкой тянуть не следует. Подсеченного карпа иногда приходится отпускать на тормозе метров на десять, а то и больше. Для вытаскивания его на лед мы пользуемся небольшим багориком.

Нередко места зимней стоянки карпов бывают сильно закоряжены, особенно в реках и старицах, но не только там. В 1984 году младшему из авторов удалось поймать по первому льду нескольких полуторакилограммовых карпов в пруду около деревни Переделкино под Москвой. Лунка была расположена у большой коряги, так что несмотря на небольшой размер карпов на катушку пришлось намотать 0,30-ю леску, позволившую не слишком церемониться с ними при вываживании.

Все эти карпы попались ночью. К сожалению, вскоре пруд был отравлен, и продолжить эксперимент не удалось. Однако радость по поводу поимки этих небольших экземпляров, на которых летом никто и внимания не обратил бы, была очень велика и с лихвой компенсировала разочарования от предыдущих неудач.

С тех пор мы много раз ходили ночью на подледных карпов, и иногда возвращались домой с экземплярами до пяти килограммов. От этих рыбалок остались незабываемые впечатления, но тем не менее хорошо запомнились и страшный холод, и бесконечное ожидание поклевки. Зимними ночами водоем отнюдь нельзя назвать уютным местом, и находиться там без надлежащей экипировки просто немыслимо. Известны случаи, когда легкомысленные рыболовы, понадеявшись на свою «закалку», оставались на ночь, не имея достаточно теплой одежды, и погибали, замерзнув на льду.

В отношении одежды мы придерживаемся следующего правила: использовать как можно меньше предметов одежды, зато отбирать все самое теплое и легкое. Обычно это шерстяное нижнее белье, стеганый костюм, шерстяные свитер и брюки, куртка и лыжные брюки из непродуваемого материала. Носки из грубой шерсти, специальные сапоги с неопреновой прокладкой и шапка-ушанка дополняют экипировку.

Джеймс Гиббинсон рекомендует в качестве верхней одежды специальный костюм для обслуживающего персонала промышленных холодильников, не только очень теплый, но и водонепроницаемый.[211] Впрочем, поскольку для ловли карпа характерно длительное бездействие в ожидании поклевки, тяжесть одежды не играет такой большой роли, как при других видах подледной ловли. Ватные брюки и куртки, зимняя летная форма, самодельные валенки с меховыми стельками или унты — все это тоже годится и может быть использовано карпятником.

В России большой опыт ночной подледной ловли накоплен лещатниками, и из этого опыта, несомненно, можно кое-что позаимствовать. Прежде всего это касается палатки: без нее ночью на льду располагаться, действительно, не очень приятно. И. Шехобалов рекомендует использовать небольшую переносную палатку с двуслойным водонепроницаемым покрытием и вентиляционным отверстием в верхней части.[212] Для обогрева палатки он предлагает примус или миниатюрную печку, но их использование кажется нам проблематичным и имеет смысл, вероятно, лишь в очень сильный мороз.

Шехобалов советует лещатникам ловить, сидя на рыбацком ящике, а отдыхать или даже спать — на пенополиэтиленовом коврике.[213] Учитывая специфику ловли карпа (очень редкие поклевки, а между ними — длительные периоды бездействия), лучше положить этот самый коврик на раскладушку и удобно устроиться на ней полулежа, накрывшись сверху теплым одеялом. О сне, конечно, речи быть не может: кто же будет рисковать проспать поклевку, которая, быть может, окажется единственной? Кроме того, мы не рекомендовали бы спать по соображениям безопасности.

Следует позаботиться также о неярком освещении (электрический фонарь или керосиновая лампа) и продумать, как удобнее расположить принадлежности. Если палатка не имеет пола, лед или снег придется закрыть брезентом, оставив свободными одни только лунки. Если пол есть, для лунок в нем придется проделать отверстия.

*

Лишь с некоторыми оговорками можно отнести к зимней рыбалке ловлю карпов в тепловодных водоемах в холодное время года. Вода, сбрасываемая в такие водоемы электростанциями, создает в них условия, соответствующие осеннему или весеннему периоду в обычных водоемах. Поэтому для карпов зимы там практически не существует, и они кормятся круглый год с одинаковой активностью, достигая подчас огромных размеров. Учитывая эти обстоятельства, карпятники берут на вооружение летние методы и снасти, рассчитанные на самую крупную добычу.

О тепловодных каналах и участках рек мы уже говорили выше. Кроме того, вода может сбрасываться электростанциями в акватории портов и в озера. Тепловодные водоемы в портах могут быть совсем маленькими, как, например, в Дуисбургском порту в Германии. Немногочисленные, но крупные карпы ведут там бродячий образ жизни, и локализовать их среди унылых бетонных стен очень сложно или невозможно.

Как бы то ни было, большинство карпятников руководствуется при выборе места ловли другими соображениями, а именно удобством места для них самих и наличием или отсутствием конкуренции.

Мест, более или менее подходящих для ужения, в портах обычно бывает очень мало. Куда ни глянь — всюду массивные бетонные сооружения, высокие стены, обширные каменные насыпи, далеко заходящие в воду (и, может быть, обтянутые металлической сеткой). И конкуренты-рыболовы. Присутствие последних всегда особенно досадно ввиду ограниченности свободного пространства, но, тем не менее, к ним приходится проявлять терпимость и тактичность.

Проблемы, с которыми никогда не сталкиваешься на естественных водоемах, и необычная атмосфера портов производят на большинство новичков неприятное впечатление. У некоторых оно рассеивается после первого карпа, и они становятся завсегдатаями тепловодных водоемов. У других оно остается, и они предпочитают рыбалку на лоне природы, пусть даже не такую удачную.

Характерным примером другой категории тепловодных водоемов являются Шатурские озера в России. Здесь виновником теплового загрязнения выступает Шатурская ГРЭС. Две или три поездки в Шатуру, предпринятые нами в конце восьмидесятых годов, не вызывают приятных воспоминаний. Правда, нам удалось поймать среди зимы нескольких лещей летними удочками. Но от промышленного пейзажа, железных дорог, пыли и грязи навсегда остался неприятный осадок.

Как ни странно, лучшим способом ловли карпа и леща в Шатуре в то время оказалось блеснение, причем блеснить лучше было с лодки. Один наш коллега, регулярно посещавший эти места зимой, обычно очень скоро доверху наполнял свой огромный морозильник крупными карпами и начинал раздавать последующие уловы знакомым. Как мы могли убедиться, тройники небольших колеблющихся блесен, особенно хорошо зарекомендовавших себя здесь, всегда находились во рту добычи, так что подозрения насчет багрения совершенно необоснованы (см. также Главу VII).

10.03.2016 | Автор:

«Тот, кто хочет ловить карпов с определенной гарантией, должен — там, где это разрешается — ловить ночью».

Дж. Гиббинсон[198]

Ночная ловля — удел избранных. Рыболов, в одиночестве находящийся на ночном водоеме, должен обладать крепкими нервами. Не каждый чувствует себя спокойно, когда в полуночный час безобидные днем деревья превращаются в мрачные шевелящиеся фигуры, издающие на ветру тоскливые стоны. А если поблизости расположен деревенский погост, становится и вовсе жутко.

Ночуя дома, мы, уставшие от городского шума, привыкли считать, что там, на природе, ночью царит тишина. Однако на рыбалке очень быстро убеждаешься в обратном. Жизнь не затихает ни на минуту, и множество мышей, водяных крыс, ежей, снующих в траве и в тростниках, производят непрерывный шум, сопровождаемый миллионным оркестром комаров, которые, не ограничиваясь музицированием, весьма активно и небезуспешно атакуют рыболова, легкомысленно понадеявшегося на разрекламированное «средство от жалящих насекомых».

Эту картину можно дополнить чавканьем стада кабанов, появившегося неподалеку от удочек — соседство не из приятных — или ночной грозой, которая, несмотря на всю свою величественность, не всякому карпятнику по душе.

Ночные водоемы часто встречают вас холодом, сыростью и туманом. В то же время ночная рыбалка неразрывно связана с нарушением привычного режима питания и сна. Таким образом, тем рыболовам, здоровье которых не в полном порядке, можно порекомендовать заняться ужением карпов в светлое время суток.

Не менее важным фактором, чем крепкие нервы и хорошее здоровье, является семейное положение. Часто непреодолимым препятствием для занятия ночной ловлей становится вето, наложенное на него супругой. Наконец, в некоторых местах ночная ловля просто запрещена. Иногда запрет распространяется на территорию всей страны, как, например, во Франции, а иногда он действует лишь в отдельных областях, районах или даже на отдельных водоемах. Имейте это в виду и никогда не ленитесь интересоваться, разрешена ли ночная рыбалка на том водоеме, где вы собираетесь ловить.

Запрещение ночной ловли или налагаемые на нее ограничения (например, ночью может быть разрешено ловить только с берега) мотивируют обычно тем, что в темноте труднее следить за рыболовами и выявлять нарушителей правил. Некоторую роль играет здесь и забота о безопасности рыболовов (несчастные случаи, нападения преступников, хулиганов и т. п.).

Тем не менее, число поклонников ночного ужения карпов достаточно велико. В то время как по всей Европе раскупориваются миллионы бутылок и включаются миллионы телевизоров, эти энтузиасты отправляются в свои заветные карповые места. Их энтузиазм имеет под собой прочную основу: ночная ловля карпа может быть гораздо продуктивнее дневной. Конечно, карпа нельзя назвать классической ночной рыбой, как, например, угря, налима или сома — слишком уж часто для этого он попадается днем. По строению сетчатки глаза (среднего размера палочки и многочисленные мелкие колбочки) карпа можно скорее отнести к «сумеречным» рыбам. Известны даже такие водоемы, где ночная ловля не приносит карпятникам ничего, кроме разочарований.

Однако другие водоемы, очевидно, больше подходят для ночной ловли, чем для дневной. Наконец, есть и такие, где клев карпов может начаться в любое время суток, как в светлое, так и в темное.

Джеймс Гиббинсон однажды высказал предположение, что разница в клеве днем и ночью обусловлена лишь разной интенсивностью освещения, а не тем, что ночью прохладнее вода или меньше шума.[199] При этом он исходил из собственного опыта и приводил примеры, подтверждающие его точку зрения. Идея Гиббинсона частично согласуется и с нашими наблюдениями.

Согласно записям в наших рыболовных дневниках, в полнолуние клев в традиционных местах обычно отсутствовал, но лишь тогда, когда луна не была закрыта облаками. В то же время около травяных зарослей в этих условиях часто попадались хорошие экземпляры. Однако нам кажется, что ночная тишина, а летом и ночная прохлада в некоторых случаях также имеют определенное значение.

Ночью, как и днем, клев карпов не бывает постоянным. Периоды клева сменяются периодами бесклевья, причем продолжительность вторых, как правило, намного превышает продолжительность первых. То и дело приходится слышать, что лучше всего ловить в течение часа после наступления темноты и часа перед рассветом. Остальное время, дескать, можно со спокойной совестью посвятить сну.

Такие безапелляционные заявления кажутся нам не очень убедительными. Хотя вышеупомянутые часы действительно часто приносят успех, далеко не всегда и не везде это так. Поэтому, если обстоятельства позволяют, лучше ловить всю ночь.

Что касается влияния фаз луны на ночной клев, то наши дневники не дают возможности выявить какую-либо закономерность. Как уже говорилось ранее, клева не было в полнолуние в ясную погоду, но мы связываем это с сильной освещенностью. Широко распространено мнение, что хорошие уловы бывают на первую четверть, затем следует ухудшение клева, который в полнолуние прекращается совсем и возобновляется только на последнюю четверть.[200]

С наступлением темноты, особенно в теплое время года, карпы обыкновенно выходят на мелкие места. Конечно, они делают это не каждую ночь. Погодные условия могут побудить их остаться на глубине, но это будет исключением из общего правила ночных миграций рыбы с глубоких участков водоема на мелкие, то есть в прибрежную зону, на отмели или на мелкие участки вокруг островов. Такие места еще привлекательнее для карпов, если они заросли тростником, кувшинками, водорослями.

Иногда карпы в поисках пищи забираются на такую мель, что вода еле-еле покрывает их спины. Однако крупные экземпляры предпочитают все же не слишком далеко удаляться от безопасных глубин. Они любят держаться там, где свал проходит у самого берега или где отмель резко переходит в яму — то есть везде, где с мелью соседствует глубина. Если там есть еще и какая-нибудь растительность, такое место можно считать идеальным.

Местным жителям идеальные места должны быть известны, однако и им не повредит дневное «инспектирование» водоема. Остальных же рыболовов мы призываем проводить такие «инспектирования» с особой тщательностью.

Прежде чем приступать к ловле, как следует освойтесь на выбранном участке водоема. Расположение деревьев, растущих на берегу, тростников, водорослей, кувшинок и коряг необходимо знать, как свои пять пальцев. При этом условии опытный карпятник может в случае крайней необходимости появляться на водоеме уже после того, как стемнеет.

Менее опытным коллегам мы настоятельно рекомендуем всегда приходить засветло, с таким расчетом, чтобы успеть до сумерек тщательно подготовить свое «рабочее место». Ночью все принадлежности должны находиться под рукой, причем располагать их следует таким образом, чтобы не наступить или не споткнуться о них, когда придется вставать. В высшей степени досадно упустить карпа только потому, что споткнулся о коробку с принадлежностями или не смог найти подсак, который, как потом выяснилось, лежал в двух шагах позади.

Многие расстилают на земле рядом с собой кусок какой-нибудь светлой материи, а второй, поменьше размером, подкладывают под удилища, чтобы леска при поклевке не могла зацепиться за траву. На порывистом ветру мелкие предметы лучше держать в кармане или в сумке (рюкзаке), чтобы их не унесло. Прикормка, насадка и еда должны быть надежно защищены от крыс и мышей.

Кроме порядка ночью важную роль играет комфорт, прежде всего — тепло. Даже летние ночи могут быть очень и очень холодными. В другие же времена года плохо одетому рыболову просто грозит опасность замерзнуть и погибнуть. Такие случаи уже имели место!

Поэтому теплая одежда — неотъемлемая часть снаряжения ночного рыболова. Не бойтесь одеться слишком тепло. Лишнее всегда можно будет снять, если станет жарко. Хуже, если станет холодно, а теплых вещей с собой не окажется, Выход из такой ситуации только один — немедленно отправляться домой. Когда речь идет о здоровье, не до карпов.

Если вы ездите на рыбалку на своей автомашине, всегда держите в багажнике комплект запасной одежды (чтобы, промокнув, можно было сразу переодеться в сухое), лишний свитер, теплые носки. В любом случае необходим водонепроницаемый плащ, который должен быть достаточно длинным, чтобы вода на заливалась в сапоги не только когда вы стоите, но и когда сидите.

Экипировку многих карпятников, особенно английских и подражающих англичанам, дополняют раскладушка, одеяло, водонепроницаемое покрывало и большой рыбацкий зонт.

Кроме холода в темное время суток рыболова донимают еще и комары. Единственный способ защиты от этих маленьких бестий, дающий стопроцентную гарантию, заключается в использовании сетки-накомарника, одежды из плотной ткани, перчаток и сапог. Но накомарник ухудшает видимость, которая ночью и без того неважная.

Что же касается всевозможных репеллентов (мазей и аэрозолей), то, хотя их производители и заявляют о безвредности их для человека, многим они внушают опасения. Кроме того, они не везде разрешены (в Швеции, например, их применение запрещается) и не всегда помогают. В последнем, к сожалению, мы неоднократно убеждались на собственном опыте.

В 1991 году, после сильнейшего наводнения на р. Дунай, в прибрежных зарослях вывелось несметное множество комаров. Мы были «съедены» ими за какие-то полчаса, несмотря на то, что в отчаянии израсходовали по целому баллончику «патентованного средства», и нам пришлось позорно капитулировать.

Наконец, влияние репеллентов на клев рыбы практически не изучено, и весьма вероятно, что некоторые из них отпугивают карпа.

Существуют также народные средства от комаров (листья помидоров и т. п.), однако при проверке они, как правило, оказываются малоэффективными, так же как и электрические приборы, имитирующие звук, производимый комаром-самцом. Поэтому тем, кто не хочет пользоваться накомарником, в основном остается только одно — терпеть.

Удивительно, с каким пренебрежением некоторые коллеги относятся к маскировке на ночной рыбалке. Между тем, именно ночью маскировка особенно необходима.

Во-первых, полной темноты на водоемах практически не бывает даже в самые темные ночи. Если ловить близко от берега, карп вполне может заметить движущийся силуэт рыболова.

Во-вторых, на звуки и сотрясения почвы в ночной тишине рыба реагирует сильнее, чем днем на фоне постоянного шума.

Когда насадка находится недалеко от берега, особенно во время прибрежной ловли в отвес, рыболов должен быть полностью скрыт от карпов прибрежной растительностью, а в случае отсутствия таковой — специальной ширмой. Следуя принципу «чем дальше от воды, тем меньше шансов быть замеченным», целесообразно садиться не у самых удочек, а несколько позади них, на расстоянии одного-двух метров.

Разумеется, при более дальних забросах не страшно, если сидишь у воды. Однако и тогда не стоит пользоваться фонарем, хотя бы соблазн включить его и был очень велик. Конечно, без фонаря порой не обойтись, но до тех пор, пока не наступит крайний случай, включать его не следует! Кроме того, что свет фонаря пугает карпов, после него глаза некоторое время ничего не видят в ночном мраке. Без фонаря же они постепенно привыкают к темноте, и можно различить почти все, что требуется.

В ожидании поклевки старайтесь не вставать и не покидать места ловли без крайней необходимости, чтобы не вызывать сотрясения почвы. Совет курящим: прикуривая или затягиваясь, не давайте свету от спички или от сигареты падать на воду.

Перейдем к технике ловли. В теплые, тихие летние ночи на заросших участках водоема, где глубина у берега достигает хотя бы полуметра, интереснее всего ловить на хлебную корку в отвес. Конечно, можно использовать и другие насадки, а также делать забросы параллельно берегу или подальше от него, в заранее прикормленное место.

Правда, попасть в темноте именно туда, где лежит прикормка, не так-то просто. Направление заброса определяют по хорошо заметному ориентиру (силуэт дерева, просвет среди деревьев или кустов на противоположном берегу), а расстояние — интуитивно или (что надежнее) по отметке на леске, сделанной еще до того, как стемнеет. Лучше всего накрутить на леску в нужном месте шелковинку.

Сверхточные забросы, например к краю тростниковых зарослей, делает возможными лишь применение светящегося поплавка. Светящиеся поплавки встречаются двух видов. Одни снабжены световым диодом, питаемым миниатюрной батарейкой, которая расположена в центральной или нижней части корпуса поплавка. В другие вставляется трубочка со светящейся жидкостью. Собственно говоря, в этой пластмассовой трубочке находятся даже две жидкости, разделенные перегородкой. Если согнуть трубочку, перегородка разрушится, жидкости смешаются, и начнется свечение, которое будет продолжаться 10–15 часов, постепенно ослабевая.

Когда вода прозрачная, а глубина небольшая, светящиеся поплавки оказывают на карпов отпугивающее действие. В конкретном случае бывает очень трудно определить, достаточно ли мутна вода и велика глубина в месте ловли. Поэтому мы не рекомендуем пользоваться светящимися поплавками, когда сверхточные забросы не требуются. По тем же соображениям мы отвергаем и светящиеся буйки, упоминаемые иногда в специализированной литературе.[201]

Световые и звуковые сигналы электрических и электронных сигнализаторов поклевки ночью различимы гораздо лучше, чем днем. Поэтому лампочки не должны быть слишком яркими, а зуммеры слишком громкими. Не случайно более совершенные сигнализаторы снабжены регулировкой громкости и тона зуммера.

Хорошо, если лампочка сигнализатора, загораясь в момент поклевки, чуть-чуть освещает леску, идущую от катушки, так что можно различить, разматывается ли леска и если да, то с какой скоростью. В противном случае это приходится определять на ощупь, пропуская леску между пальцами.

Неплохо заметен при лунном свете и цилиндрик из алюминиевой фольги. Другие же сигнализаторы требуют внесения в них некоторых изменений, сводящихся в основном к прикреплению к ним выше упомянутых трубочек со светящейся жидкостью.

Вываживание карпа ночью с полным правом можно назвать приключением. В темноте всякая рыба кажется сильнее, и это обманчивое ощущение может повергнуть неопытного карпятника в панику, так что он станет оказывать на карпа недостаточное давление.

Трудно определить, где именно находится карп и в какую сторону он направляется. Со временем начинаешь узнавать это интуитивно, но новички обычно теряются. Ни в коем случае не пытайтесь осветить леску над водой фонарем! Хорошим ориентиром являются всплески.

Когда карп окажется у самого берега, мы наклоняемся к воде, чтобы разглядеть его и подхватить подсаком. Именно на ночной рыбалке в полной мере начинаешь ценить преимущества большого подсака. Успешно завершив вываживание, мы относим карпа в подсаке подальше от воды, снимаем его с крючка и сажаем в садок (мешок) до утра, когда можно будет взять его с собой домой или же выпустить обратно в водоем, предварительно хорошенько рассмотрев, взвесив и сфотографировав на память.

Многие считают, что на ночную рыбалку должны отправляться не менее двух рыболовов вместе, чтобы в крайнем случае один из них мог оказать другому необходимую помощь. Если следовать этому совету, то коллегу нужно выбирать опытного, который заведомо не будет шуметь, болтать, нарушать маскировку, одним словом, который не испортит все дело.