Архив категории » Первое путешествие Россиян вокруг света «

28.06.2012 | Автор:

Склонение магнитной стрелки по многим наблюдениям, учиненным двумя Пель-компасами, найдено 16°, и’, 30″ W. В 1792 году было оное 16°, 32, 00″; для определения же наклонения магнитной стрелки, не мог Господин Горнер сделать наблюдений; поелику я хотел отправиться отсюда несколькими днями прежде; а потому и не велел я вынести из корабля на берег Инклинаториума. Сверх же того опыты Лаперуза свидетельствуют, что подобные наблюдения сим инструментом не могут быть здесь успешны, и он приписывает сие множеству железа, находящагося в земле Тенерифской.

Термометр за день пред отплытием нашим возвысился до 22°; во всю же бытность нашу здесь не опускался он ниже 19° 1/2.

Перемена барометра была весьма маловажна; редко составляла две десятых линии; обыкновенная высота оного была 29д,90, и 29д,92.

По наблюдениям Господина Флерье[20] произведенным здесь над приливом и отливом в 1769 году, прикладный час бывает в 3 часа и возвышается в новолуниях и полнолуниях до 12 футов, в квадратурах же до 6 ти футов.

Октября 26 го дня, в 6 часов по полудни, привезено было с берега на корабль все остальное; но темнота вечера и неблагоприятствующий к отходу ветр были причиною, что я решился остаться на якоре до следующего утра. Сие сделал я тем охотнее, поелику узнал, что Г-н Губернатор хотел на другой день посетить нас пред отходом. В 9 часов поутру имели мы в самом деле удовольствие видеть его у себя с немалою свитою гражданских и военных чиновников. При отъезде его на берег салютовал я 9ью выстрелами, на что ответствовано было с крепости числом равномерным.

В 19 часов при весьма тихом южном ветре снялись мы с якоря. С нами вместе пошли отсюда два купеческих корабля: один Картельной в Гибралтар, a другой Гишпанской, пришедший того же дня из Малаги и назначенный в Рио де ла Плата. Капитан последнего хотел свести на берег своих трудных больных, но Губернатор сделать ему того не позволил, почему он и принужден был в таком печальном положении продолжать свое плавание.

Чем более удалялись мы от Санта-Круса, тем западнее становился ветер, ввечеру дул от NO прямо с берегу; но продолжался только до другого утра, в которое дул опять с южной стороны. Я держал во всю ночь курс SSW, пока позволял то ветер. На другое утро находилась от нас югозападная оконечность Тенерифа на NW, 35°. В сие время широта наша была 27°,7 К вечеру сделался ветр западный и час от часу уклонялся к северу. В 6 часов следующего утра все еще видна была гора Пик со шканец. Она лежала от нас NO 15°, по компасу, т. е. NW 0°,30, при западном склонении магнитной стрелки и6° в тогдашнем нашем месте. Обсервованная в полдень широта была 26°,13,51″; долгота же 16°,58,23″. От 6 часов утра до полудня уменьшилась широта наша 21,54″, долгота же увеличилась 19,15″. Итак корабль наш в то время, когда виден был еще Пик, находился в широте 26°,35,45″, а в долготе 16°,39,10″. По наблюдениям известного кавалера де Борда и астронома Пингре лежит Пик под 28°,17, северной широты 19°,00 западной долготы от Парижа, или 16°,40 от Гринвича; почему и должны были мы увидеть его в 6 часов утра на севере, как то действительно и случилось, и находились от него расстоянием на 101 милю. При весьма ясной погоде можно видеть гору Пик с салинга 25 ю милями еще далее; однако сие расстояние есть уже самое дальнейшее, в каком только ее видеть можно с таковой высоты при самой ясной погоде. Высота горы Пика, определена уже многими наблюдателями. По Бордову определению, на геометрическом измерении основывающемуся и за самое верное принимаемому, высота её составляет 1905 тоазов или 11430 футов.

Я держал SWtW, скоро же потом WSW; поелику мне хотелось обойти острова Зеленого мыса с запада и увидеть из оных только остров Свят. Антония. Гишпанский корабль, вышедший с нами вместе из Санта-Круса, скрылся из виду на NO. Погода была хорошая и ясная при ветре от NW. В сие время приказал я отвязать канаты от якорей, и высушив оные убрать. служителей разделил на три вахты, не взирая на то, что по величине корабля 15 ти человек для всех работ не было достаточно; но я положился на хорошую погоду и постоянность посадных ветров, и таковое разделение оставалось во время всего нашего путешествия даже и при самых худых погодах.

28.06.2012 | Автор:

Из премногого числа красивых людей сего острова двое особенно обратили на себя общее наше внимание и удивление. Один на берегу залива Тайо-Гое, великой воин и оруженосец, или так называемый на их языке, Королевской огнезажигатель.[45] Он именуется Маугау и есть, может быть, прекраснейший мущина, какого когда либо природа на свет производила. Рост его 6 Аглинских футов и 2 дюйма; каждая часть тела совершенно стройна. Приложенный рисунок представить яснее исполинское, чрезвычайно правильное его телосложение. Другой был Бау-Тинг, Король долины Шегуа. Он не взирая на то, что имел более 50 ти лет от роду, может назваться совершенно красивым мущиною. Женщины вообще очень лепообразны: в чертах лица нет никакого недостатка. Голова у них весьма стройна, лице более кругло, нежели продолговато; глаза больше, пламенные; волосы кудрявые, которые украшают они белою перевязью с великим вкусом, цвет тела весьма светлой. Все сие совокупно дает им, может быть, преимущество пред женщинами островов Сандвичевых, Товарищественных и Дружественных.[46] Впрочем беспристрастный глаз найдет в них и недостатки, которых бывшие с Менданом и Маршандом не приметили или приметить не хотели. Рост малой, тело нестройное, стан непрямой даже и у девушек 18 ти лет; от него в походке они не свободны и кажутся переваливающимися. Сверх того имеют они вообще несоразмерное, толстое брюхо. Понятие их о красоте должно много различествовать от нашего; в противном случае, конечно старались бы они скрывать свои недостатки. Малой кусок ткани, которым прикрываются они небрежно, составляет единственное покрывало их телесных красот и недостатков. Сказанного Томсоном:

When unadorned, is then adorned the most.

Нельзя относить к Нукагивским женищинам. Выражения нежного чувствования, приписываемого Отагитским и единоземцам Вайни[47] тщетно бы стал кто искать во взорах сих Островитянок. Напротив того отличаются они бесстыдством, которое может затмить и природную их красоту в глазах разборчивых людей.

Вукагивцы, достигши совершенного возраста испещряют обыкновенно все тело свое разными узорами. Искуство сие, составляющее некоторой род живописи нигде не доведено до такого совершенства, как на островах Вашингтоновых; оно состоит в том, что прокалывают кожу и втирают разные краски, а обыкновенно черную, которая делается после темносинею. Король, отец его и Главные жрецы отличаются тем, что расписаны темнее прочих. Все части тела их украшены сим образом. Лице, глаза, даже и те места головы, на коих острижены волосы, покрыты сего живописью. Сей же обычай, по свидетельству Капитана Кинга введен и на новой Зеландии и Сандвичевых островах; на островах же Товарищества и Дружества лица не расписывают, а украшают одно только тело. На последних Короли не росписываются вовсе. Ближайшее сходство такого украшения существует между Ново-Зеландцами и Нукагивцами. Те и другие расписывают тело свое непрямолинейными начертаниями и изображениями животных, как то делают на островах Сандвичевых; но употребляют улитковые и другие кривые линии, располагая их на обеих сторонах тела. У женщин расписаны только руки, уши, губы и весьма немногие части тела. Люди нижнего состояния украшаются такою живописью мало; большая же часть оных совсем не расписываются. Из сего заключать должно, что такое украшение принадлежит знатным особам или людям, имеющим пред другими особенное отличие. Между Нукагивцами находятся великие искусники в ремесле сем. Один из них, быв у нас на корабле во все время нашей здесь бытности, находил много для себя работы; потому что почти каждой из корабельных служителей приглашал его к сделанию на нем какой либо узора по его искуству.

Мущины не обрезываются, замечены однакож некоторые из них Г-ми Тилезиусом и Лангсдорфом, у которых была передняя кожица в длину разрезана, что, как думают, производят они острым ножем. Мущины имеют подобно жителям острова Санта Кристины переднюю кожицу связанную снурком; но мнение Г-на Флерье невероятно, чтоб сие для охранения от насекомых, или из утонченного сластолюбия делалось. Различие понятий о благопристойности у разных народов дает повод заключать, что не основывается ли вся стыдливость Нукагивцов на том, чтоб скрыть от взору другого пола то, что и сама природа утаить кажется хотела. По крайней мере стыдливые красавицы, плескавшиеся вокруг нашего корабля, изъявили отвращение, когда нечаянная нужда матроса заставила их отвратить свои взоры. Справедливость сего подтверждает и Робертс прибавляя, что Нукагивки для всякого не наблюдавшего сего правила, неблагосклонны.

28.06.2012 | Автор:

В первой день прибытия нашего познакомился я с начальниками Голландских кораблей, и крайне желал продолжения сего знакомства. Но ни мне, ни Голландцам не позволено было посещать друг друга. Японское правление простерло так далеко свое варварство, что запретило нам даже послать с Голландцами, отходившими из Нангасаки в Батавию, письма и лишило тем желанного случая писать в свое отечество. Посланнику только позволено было отправить донесение к ИМПЕРАТОРУ, но и то с таким условием, чтобы писать кратко об одном плавании из Камчатки в Нангасаки, присовокупя к тому извещения о благосостоянии всех, на корабле находившихся. Сие к ГОСУДАРЮ нашему написанное донесение велели толмачам перевести на Голландской язык и доставить Губернатору с подлинника копию, которая так точно была бы написана, чтобы каждая строка оканчивалась однофигурною с подлинником буквою. По сравнении такой копии с подлинником прислал Губернатор донесение на корабль с двумя своими Секретарями, чтобы оное в глазах их было запечатано. При отходе Голландских кораблей приказали нам не посылать к оным своего гребного судна ни под каким видом. Когда я во время прохода мимо нас Голландских кораблей спрашивал начальников оных об их здоровьи и желал им счастливого плавания, тогда ответствовали они мне одним маханием рупора. Начальник Голландской фактории извинялся в письме своем к нашему Посланнику, что управляющим кораблями запрещено было наистрожайше не подавать ответа на вопросы наши ни малейшим голосом. нельзя найти равносильных слов к выражению такого варварского уничижительного поступка. Крайне жалко, что просвещенная Европейская нация, обязанная политическим бытием своим одной любви к свободе и ознаменовавшаяся славными деяниями, унижается до такой степени из единого стремления к корысти и рабски покоряется жестоким повелениям. Не возможно смотреть без негодования на повержение почтенных людей к стопам Японских чиновников, неимеющих иногда никакого просвещения, и которые не отвечают на сие уничижительное изъявление почтения ни малейшим даже мановением головы.

По сообщении Посланнику позволения иметь на берегу свое временное пребывание отвели ему жилище довольно приличное. Но едвали укреплен столько в Константинополе семибашенный замок, сколько Мегасаки. Так называлось место пребывания нашего Посланника. Сей дом находился на мысу столь близко к морю, что во время прилива подходила вода с восточной и южной стороны оного к самым окнам, ежели можно назвать окном квадратное в один фут отверзтие, переплетенное двойною железною решеткою, сквозь которую проходил слабый свет солнца. Высокой забор из морского тростника окружал строение не только с береговой, но и с морской стороны. Сверх сего сделаны были от ворот два забора, простиравшиеся в море столь далеко, как вода отходила во время отлива. Они составляли закрытой путь для гребных судов наших, приходивших с корабля к Посланнику. Предосторожность, едва ли совсем не излишняя.[89] Большие ворота с морской стороны запирали всегда двумя замками: ключ от наружного замка хранил караульной Офицер, находившийся на судне в близи корабля, от внутренного же другой Офицер, живший в Мегасаки. Итак если шла шлюбка с корабля в Мегасаки, то хранитель наружного ключа должен был ехать вместе, дабы отпереть внешной замок, после чего отирали уже и внутренний. Подобное сему произходило и тогда, когда надобно было ехать кому на корабль из Мегасаки. Ворота не оставались никогда незапертыми, ниже на самое малейшее время. Если и знали, что по прошествии пяти минут надлежало ехать обратно; то и тогда запирали неупустительно.

Береговая сторона Мегасаки охраняема была с такою же предосторожностию. Крепко запертые ворота составляли предел малого двора, принадлежавшего к дому Посланника. Отведенные нам магазейны находились вне сего двора. Частые наши в оных надобности утомили наконец караульных Офицеров и ворота оставались незапертыми; однако другой двор пред магазейнами окружен был множеством караулов. Двенадцать Офицеров, каждой со своими солдатами, занимали сии караулы и сменялись ежедневно. Сверх того построены были три новые дома, в коих жили другие Офицеры, долженствовавшие бдительно примечать за нами.

28.06.2012 | Автор:

Может быть некоторые обвинять будут меня в излишней подробности описания сего нашего плавания; но я представляю в оправдание свое то: что, поелику по Российской карте, часто мною упоминаемой, точно в сем месте надлежало быть проходу между островами Ессо и Каруфуто, то и поставлял я обязанностию отдать строжайший отчет в отыскании оного, дабы могущие полагать существование острова Карафуто удостоверились, что, если бы находился здесь пролив действительно, тогда бы нельзя было нам не усмотреть оного.

Продолжая плавание в расстоянии около четырех миль вдоль берега, простирающагося к NtW, скоро усмотрели мы северную оконечность острова Ессо, лежавшую от нас на N-W. Глубина была почти везде от 25 ти до 30 саженей; грунт мелкой песок. Пролавировав всю ночь под малыми парусами продолжали опять плыть к северу вдоль берега, от коего не отдалялись более трех миль, дабы не оставить никакого места без обозрения. Впрочем я уже не надеялся найти здесь пролива; мне казалось вероятным, что Японцы, имеющие недостаточные сведения в географических познаниях, в чем я часто имел случай удостовериться, почитают остров Сахалин малым островом в сравнении с Ессо, и означают его таковым на своих картах, из коих ни на одной не показано на севере от Карафуто еще острова.[133]

Северная часть острова Ессо имеет многие преимущества пред южною. Оная на довольное расстояние во внутренность до того места, где начинаются снежные, весь остров от юга к северу препоясывающие горы, вообще низменна, покрыта густыми лесами и кажется не неудобною к хлебопашеству. Самые берега по большей части неровны, частию каменисты, частию же песчаны. Впрочем она во всем подобна южной, и представляет столько же мало перемен, как и берег снежных гор на юге, которой редко видели мы непокрытым облаками. Но и в сей, казавшейся плодороднейшею части острова Ессо, не приметили мы никаких признаков населения, выключая севернейшую оконечность, вблизи коей видели несколько рыбачьих хижин.

В сем часов утра находился от нас остров, на коем возвышается Пик де Лангль, прямо на W в расстоянии около 12 ти миль. Единожды только могли мы видеть подошву сей горы. Приближаясь к северной оконечности усмотрели мы длинную песчаную гряду, простирающуюся к NW, на которой находится несколько хижин, а на конце оной стоял столп с навязанным на нем пуком соломы. Сей надводный риф, будучи весьма низок, и выдаваясь в море почти на целую милю, может быть во время ночи опасным. Не видав более никакого берега на севере, долженствовали мы почитать, что находимся против оконечности острова Ессо, следовательно у южной оконечности Лаперузова пролива. Итак надежда к обретению нового пролива не могла уже более ласкать нас. Обошед длинной риф приказал я держать курс OSO вдоль берега для того, что бы найти удобное якорное место, где вознамерился я препроводить несколько дней, дабы сколько нибудь изведать сию и по ныне еще почти совсем неизвестную часть света, и доставить Естествоиспытателям нашим случай к увеличению их собраний, к чему они давно уже не имели случая. В 10 часов увидели мы залив, с северной стороны совсем открытой. Вошед в оной и уверясь в надежном грунте, остановились мы на якорь в малой бухте находящейся на южном берегу оного в расстоянии от ближайшего берега около 1 1/2 мили, на глубине 10 1/2 саженей, грунт мелкой песок с илом. Северная оконечность острова Ессо, которую я, равно и весь залив, назвал именем главного виновника нашей Экспедиции, ныне Государственного Канцлера Графа Николая Петровича Румянцова мысом и заливом Румянцовым, находилась от нас на NW 68°; восточная же оконечность залива, которую природные жители называют Соия, лежала на NO 60°.

Продолжавшийся туман был причиною, что мы не могли тогда видеть ни противолежащего берега Сахалина, находящагося от Пика де Лангль на севере, ни острова Рефунтери.

Вид Залива Графа Румянцева на острове Ессо

ГЛАВА II. ПРЕБЫВАНИЕ У СЕВЕРНОЙ ОКОНЕЧНОСТИ ОСТРОВА ЕССО В ЗАЛИВЕ АНИВЕ

Поздная весна на северной оконечности Ессо. — Пребывание на оной Японского Офицера о несколькими купцами. — Известия о землеописании сей страны. — О названиях Ессо, Ока-Ессо, Инзу, Матсумай и Сахалин. Описание залива Румянцова. — Пик де Лангль. — Плавание в залив Анину. — Стояние на якоре в заливе Лососей. — Японские фактории в Аниве. — Мнение о удобном заведении здесь селения купечествующими Европейцами. — Выгоды, могущие произойти от того для торговли. — Овладение Анивою не может быть сопряжено с опасностию. — Оправдание всех мер, кажущихся насильственными. — Описание Аинов. — Физическое их состояние и душевные свойства. — Нравственность женщин. — Одеяние, украшения, жилища и домашния вещи. — Образ правления. — Число народа. — Примечание о мохнатости Аинов. Вид залива Анивы в южной части Сахалина

Еще не успели мы обойти длинного надводного рифа, о котором упомянуто в предъидущей главе, как увидели лодку, на коей природные сей страны жители плыли к нам прямо. Они находились у корабля нашего более четверти часа, однако не взошли на оной, сколько мы их ни уговаривали, и поплыли назад. Но лишь только бросили мы якорь, тотчас посетили нас многие из них, которые всходили на корабль, не показывая ни малийшего страха. Все они взошед на шканцы становились на колени, поднимали, обе руки на голову и опускали оные по лицу и телу к низу, кланяясь притом низко. Я одарил их некоторыми безделицами, кои казалось, производили в них великое удовольствие; сверх того приказал дать им сухарей и водки, но они в последней не находили вкуса. Вероятно, что употребление крепких напитков им неизвестно. Один из них привез целую лодку свежих сельдей отменного вкуса, которых как для Офицеров, так и для всех служителей на обед было достаточно. В 2 часа по полудни поехал я с большею частию своих Офицеров на берег, и хотя оный лежит в малой широте, однакож, к удивлению нашему, нашли на нем в половине Мая весьма мало признаков весны. Во многих местах лежал еще снег глубокой; деревья мало распустились и, выключая несколько дикого луку и щавелю, не видно было никакой зелени. По прибытии нашем в Камчатку через 3 недели после нашли мы там весну гораздо успешнейшую. Все Российские западные области вообще даже до Архангельска, лежащего по крайней мере 18 ью градусами севернее Ессо, обновляются большею живостию в Апреле, нежели здешняя страна в Маие, Ожидание наше по 6 ти месячном заключении, во время коего прогулка была для нас невозможною, найти здесь некое тому вознаграждение, оказалось тщетным; на самом только берегу моря, по песку и камням можно было прохаживаться, ибо удаляясь на несколько шагов от берега, встречаются топи, снег и высокой тростник. Нечаянным образом встретили мы на берегу того самого человека, которой поутру привез на корабль упомянутую рыбу, следовательно был уже нам знаком. Мы просили его, чтоб повел нас в дом свой, что сделал он весьма охотно. Он принял нас наилучшим образом, на что я ответствовал разделением некоторых подарков между его семьею. В 7 часов вечера отправились мы на корабль обратно.

28.06.2012 | Автор:

Если бы вознамерилась когда либо Россия завести селение в северной части Сахалина; то залив сей есть удобнейшее место к совершению такового предприятия. Он весьма открыт; но при всем том имеет, кажется, преимущество пред рейдами на островах Тенерифе и Мадере, на которых в известные времена года стоят на якоре великие флоты с совершенною безопасностию. Глубина, как выше сказано, в расстоянии от берега на 1 1/2 мили, 9 саженей, грунт мелкой песок; она уменьшается постепенно; в расстоянии на один кабельтов от берега 3 сажени; грунт для якорного стоянья весьма хорош. Летом бывают северные ветры редко; посему залив сей совершенно тогда безопасен. О редко случающихся летом здесь ветрах заключаю я из того, что у берегов всего залива, открытого от NO до NW, не приметили мы нигде ни малейшего буруна. Гребное наше судно приставало к берегу с такою же удобностию, как будто в какой либо со всех сторон закрытой пристани. Во все время плавания нашего около Сахалина не случалось никогда продолжительного северного ветра, выключая только 2 й день Августа; господствовавшие ветры были меж SO и SW. В случае крепкого ветра от NO или N можно удобно вылавировать из залива в море; потому что он весьма пространен; и если не захочет кто оставить берега, тот найдет на NW стороне Сахалина в заливе, в коем стояли мы после на якоре, довольную защиту от N и NO штормов, не взирая на худой грунт. Долина, на которой открыли мы Татарское селение, была бы особенно удобною к заведению колонии. Место сие имеет вид прелестный. Трава везде тучная и высокая. Окружающие долину возвышения и горы покрываются прекраснейшим сосновым лесом. Великое озеро, в которое втекают многие источники, лежит в близости. Итак запасаться дровами и водою весьма удобно. расстояние сухим путем от малого залива, находящагося по другую сторону, составляет едва 5 миль. Далее к мысу МАРИИ видели мы другое селение, меньше первого. В нем, вероятно, обитают также Татары, вытеснившие, или может быть и истребившие Аинов. Между сими двумя селениями видели мы пасущихся на берегу оленей. Я не сомневаюсь, что земледелие может быть здесь также небезуспешно.

Сей залив составляется с восточной стороны мысом ЕЛИСАВЕТЫ, а с западной мысом МАРИИ, которые в направлении NO и SW 65° отдалены один от другого 18 миль. Долина, в которой находится Татарское селение, лежит в самую внутренность залива в широте 54°,15,45″, долготе 217°,23,00″, около 9 ти миль южнее мыса ЕЛИСАВЕТЫ. В отдалении, когда не видно еще селения, отличается место сие особенно тем, что кажется двумя островами, между коими надеялся я найти безопасную пристань.[159]

Я конечно остановился бы у оного на якоре, дабы изведать залив с большею точностию, чего он мне казался достойным, более еще по тому, что Лейтенант Левенштерн принужден был так скоро от Татар удалиться; но как по долговременной пасмурной погоде настал наконец ясной день, то я надеясь, что такая погода продолжится несколько дней, хотел употребить дорогое время на испытание важной северозападной стороны острова; ибо я оставался всегда в надежде найти там безопасное пристанище, где желал остановиться на некоторое время.

По возвращении Г-на Левенштерна и по поднятии гребного судна поставили мы все паруса, чтобы обойти мыс МАРИИ. При выходе нашем из залива увеличивалась глубина постепенно от 8 ми до 16 ти саженей; по приближении же к мысу МАРИИ оказалась она вдруг 48 саженей. В 8 часов вечера, когда мы находились от берега в 7 милях, корабль не стал слушать руля, хотя ветр дул попутной и свежей. Сие произходило от сильного стремившагося к WSW течения, которого направление в 2 часа по полуночи переменилось к ONO. Ветр дул еще свежей; но кораблем управлять было не можно и нас несло течением. Для измерения оного спустили в 10 часов утра гребное судно, поставили его у корабля на дреке; мы нашли скорость течения 2 1/2 мили в час. Испытание оного другим средством показало тоже самое. Впрочем ночью течение действовало сильнее. Пред полуднем остановились мы на верпе на глубине 35 ти саженей, грунт мелкой песок. Мыс ЕЛИСАВЕТЫ лежал от нас тогда на SO 79°; мыс МАРИИ на SO 31°; а вновь открывшаяся нам оконечность северозападной стороны острова, которую я назвал мысом Горнером, на SO 28°.

28.06.2012 | Автор:

[203]

Ноября 18 го определена полуденными наблюдениями широта 21°,31,50″, долгота 239°,51,40″. При сем оказалось течение около 6 ти миль к северу и около 21 мили к западу. Впрочем многие мореходцы находили в канале у Формозы сильное течение к NO. Чрез весь сей день продолжалось безветрие. В 8 м часов вечера сделался весьма свежий ветр от N с великим волнением, в следующее утро отошел он к NNO. Мы держали курс NWtW и WNW, ибо при крепком северном ветре надлежало бы опасаться немалого действия течения к S и держаться как возможно далее от толь опасного рифа Пратас. Полуденные наблюдения показали широту 22°,5,55″, долготу 242°,03; первую точно одинакую с корабельным счислением, а вторую 40 милями восточнее оного. В 6 часов вечера плыли мы WtN; в сие время находились по счислению в широте 23°,18, т. е. 2 минутами южнее большего камня Педро-Бланко. Глубина оказалась 30 саженей, грунт ил. При крепком ветре взяли мы теперь курс прямо на W. В час по полуночи увидели себя окруженными множеством Китайских лодок, которые принудили нас плыть большую часть ночи под малыми парусами, чтобы с некоторыми из них не сойтися. Глубину находили во время ночи 25 и 30 саженей. Увидев на рассвете Педро-Бланко на NO 75° в расстоянии около 10 миль, удивлялся я не мало. Если принять течение в час и по 2 мили;[204] то и тогда следовало бы находиться от нас сему камню едва на севере. Итак когда мы ночью, не видав его, проходили мимо оного, тогда находился он от нас в отдалении около 3 х миль к S. Скоро потом усмотрели весь берег Китайской, и приближившись к оному на несколько миль, взяли курс к острову Лингтинг между островами Потой и большим Лема.

Проход к Макао между островами Лема, для идущих от Оста, преимущественнее внешнего. Оной сокращается много по тому, что оставаться можно на ветре, и таким образом пользоваться пассатом. Но если входить с южной стороны Ослиных ушей и большего острова Ладрона; то часто случается, что надобно лавировать дней несколько, чтобы придти на рейд Макао. Ни ветр, ни течения к тому не благоприятствуют. Карта входа между островами Лема, содержащаяся в новом Ост-Индском Атласе, изданном 1803 го года, столько же неисправна, сколько и другие многие сего обширного собрания. Положение островов Педро-Бланко, Сингсой и Тоннанг кажется быть вернымь; но их должно сблизить. На Дальримплевой карте показаны острова Лема несравненно вернее;[205] а потому и нельзя не удивляться небрежению издателя Ост-Индийского Атласа, оставившего без внимания лучшие карты и употребившего к тому худшие. Большая часть карт сего Атласа составлена, к сожалению, таким образом.

Вид города Макао

Мы не видали ни одной лодки; и так принуждены были отважиться на проход без лоцмана; что совершили бы с меньшим опасением, если бы имели Дальримплеву карту. Однако едва прошли острова большой Лема и Потой, то прибыл к нам лоцман. Ветр дул свежий; мы пошли под всеми парусами между островами, лежащими на пути сем, которые все без изъятия означены на карте Ост-Индийского Атласа с великими погрешностями. В 5 часов вечера увидели мы многочисленную флотилию, состоящую, как казалось, из 300 судов, стоявших на якоре. Мы почли оные рыбачьими и прошли мимо, не беспокоясь ни мало. Но после узнали в Макао, что это была флотилия Китайских морских разбойников, упражняющихся в своем промысле у южных берегов Китая уже три года и нападающих на всякой корабль, худо вооруженной и мало пекущийся о своей безопасности. Сим образом овладели они за несколько времени одним Американским судном и недавно двумя Португальскими и еще одним, шедшим из Кохин-Китая, которое взяли в близости Китайского берега. О судьбе Американского судна было еще неизвестно; но на Португальских, как то мы слышали, умерщвлены все люди, не хотевшие вступить в службу сих морских разбойников. Некоторым из Португальцов, которые согласились остаться в их службе, удалось после спастися бегством. Сии известили, что разбойники, ограбленные ими суда сожигали. В их флотилии находились несколько судов в 200 тонов, на коих было от 150 до 250 человек и от 10 ти до 20 ти пушек; на самых малых не менее 40 и 50 человек. Если удастся разбойникам сойтися на абордаж с купеческим судном, в таком случае ради превосходнейшей силы делается оно неминуемою добычею. Сии разбойники были бы и еще гораздо опаснее, если бы имели более неустрашимости, искуства в управлении судном и в действии артиллериею. Во время нашей здесь бытности не безопасно было от нападения их на самом рейде у Макао, даже и в Типе. На пути между Макао и Кантоном особенно они страшны. Сочлены Аглинской фактории нашлися принужденными брать с собою из Макао в Кантон нарочитой конвой, гребных вооруженных судов с двух Аглинских фрегатов, стоящих обыкновенно в Бокка-Тигрисе на якоре; ибо их угрожала уже однажды опасность попасться в руки сих разбойников. Аглинской Бриг Гарьер об 18 ти пушках под начальством Капитана Радзея крейсеровал здесь уже два месяца с половиною, также и два Португальские вооруженные судна: одно из последних сражалось недавно с 80 ью разбойническими судами и имело щастие пробиться сквозь оные. Крепкой ветр был уповательно единственным препятством, удержавшим разбойническую флотилию от нападения на корабль наш, которым могли бы они овладеть непременно; потому что мы не имели к ним ни малейшего подозрения, и почитали их суда рыбачьими, каковых выходит здесь обыкновенно множество на рыбную ловлю.[206] Ноября 20 го в 1 мь часов вечера, плыв более часа в темноте при крепком ветре и дожде, бросили мы наконец якорь на рейде у Макао на глубине 7 саженей. При рассвете оказалось, что город Макао лежит от нас на NW 86° в расстоянии около 5 милы малой остров Потой на SW 6°.

28.06.2012 | Автор:

Мая 8 го по утру снялись мы с фертоенга; но приглашение Г-на Губернатора к обеду своему меня с Офицерами, в чем мне отказать ему не хотелось, остановило нас, и мы пошли от острова Св. Елены не прежде как в полночь при свежем SSO ветре, которой сделался скоро потом слабым и был причиною, что мы видели остров и в следующее утро; однако пасмурная погода закрыла скоро его. На пути нашем к Экватору не случилось ничего достопримечательного.

Мая 19 го в половине 6 го часа по полудни в широте 2°,43 южной и долготе 20°,35 западной, на NNW в расстоянии от 19 до 15 миль представилось нам странное явление, которого однако по причине наступившего вечера не могли, к сожалению, наблюдать с точностию, дабы с некоторою основательностию заключить о причинах оного. Поднимавшийся вверх дым по виденному до высоты мачты корабля, пропадал в короткое время и показывался скоро опять снова, пока совсем не уничтожился. Сие явление не произходило ни от водяного столба, ни от горящего корабля, как то некоторые из нас полагали. По великою высоте, до каковой дым поднимался, буруном признавать его также было не можно. Г-н Горнер думал, что если не произходило явление сие от преломления лучей солнечных, то оное уподоблялось вулканическому извержению, приуготовляющему, может быть, происхождение нового острова.

Мая 21 го (т. е. 9 го по старому времясчислению), в которой праздновали мы день Св. Николая, покровителя Российских мореходцев, в 3 часа по полудни перешли чрез Экватор под 22°,18,30″ долготы западной. Переход чрез Экватор в сей долготе, или и еще западнее, на обратном пути в Европу, не сопряжен с великою потерею времени, хотя чрез то и удаляемся к западу больше надлежащего, но в обширных плаваниях, простирающихся между великими широтами несколько градусов в долготе не сделают большей разности. Сверх того опыт удостоверяет, что далее к западу дуют ветры свежее; восточнее же случается часто безветрие; а посему плывя далее к западу, имеем ту выгоду, что скорее выходим из нездоровых стран жаркого пояса. Уважаемый каждым из мореплавателей достойный Дапре, в противность сего моего мнения, не одобряет переходить чрез Экватор на обратном пути из Индии в Европу в такой западной долготе; но он обращал, может быть, внимание более на прямой курс, нежели на сохранение здоровья служителей. Сильно действующее, как известно, восточное течение близ Африканского берега хотя и могло бы поспешествовать на пути в Европу; однако излишняя близость к Африканскому берегу, где Торнадо[263] и безветрия господствуют попеременно, должна наносить явной вред здоровью. Простирается ли сие восточное течение к западу до обыкновенного пути от острова Св. Елены к Экватору, о том известен мне, кроме собственного нашего опыта, только один пример[264]). Но я не взирая на то, полагаю, что восточное сие течение действует иногда, хотя не сильно, по крайней мере. между мысом Доброй Надежды и 15° долготы западной. Капитан Кук объявляет в 3 ьем своем путешествии сими словами: «что если какой либо корабль будет переходить чрез Экватор восточнее 15 ью или 20° от Санкт-Его, т. е. под 3 м или 8 м градусом западной долготы; то он найдет к востоку течение столькоже сильным, сколько бы он нашел оное к западу на меридиане Санкт-Его, ибо чем более приближается к Африканскому берегу, тем сильнее оказывается и действие восточного течения. И так корабли, долженствующие переходить чрез линию между пределами восточного и западного течения, т. е. под 8 м или 12 м градусами западной долготы, прежде достижения своего 10° южной широты, не находят в корабельном счислении никакой значущей погрешности, которая противодействием восточного и западного течения уничтожается;» как то испытал Кук и во время второго своего путешествия.[265]

Склонение магнитной стрелки найдено в день перехождения нашего чрез Экватор многими вычислениями верных азимуфов, поутру 12°,8,45″, а ввечеру 12°,7,15″ западное. В 1795 году определил оное Капитан Ванкувер под Экватором 9°,20 в долготе западной 21°,35. Сии наблюдения показывают, что склонение увеличилось чрез 11 ть лет 2 3/4°. На обратном пути моем из Китая 1799 го года найдено оное 11°,32; но в 1764 м году определено было Никольсоном под Экватором 7°,56, в долготе 20°,40 и так явствует, что склонение магнитной стрелки в сих странах возрастает, что кажется, подтверждают все до ныне учиненные известные наблюдения, которые ни в каких морях не производяся с большею точностию, как в полосе SO пассата между мысом Доброй Надежды и Экватором, где бывает море совершенно спокойно и погода всегда весьма ясная. у острова Св. Елены нашли мы склонение магнитной стрелки 17°,18,10″. Оное в 1764 м году по наблюдениям Никольсона было 11°,38. Никольсон искал определять долготу по склонению магнитной стрелки; а потому и предполагать надобно, что наблюдения его произведены со всевозможною верностию. И так из учиненных в 1764 и 1806 годах наблюдении на острове Св. Елены и под Экватором видно, что в продолжении 42 лет возрасло склонение магнитной стрелки от 4°,12 до 5°,40 или среднее 5°. Однако не взирая на сие показано ясно в последнем 1801 го года издании книги на Аглинском языке,[266] руководствующей к мореплаванию в Ост-Индию и в водах оной, что склонение магнитной стрелки под Экватором увеличилось со времени Никольсона только 1/2°, и должно быть 8 1/2°. Ныне не определяют более долготы по склонению магнитной стрелки; следовательно неверность сия и не может быть вредною. Но если представить себе, что сие произошло в Англии, где теория и практика в мореходстве достигла высокой степени совершенства; то нельзя не удивляться, что Никольсоновы рассуждения напечатаны там в сие новейшее время с такими неверностями. Никольсонов совет переходить чрез Экватор на пути в Ост-Индию и оттуда под 6°,30 и 7°,00 западного склонения магнитной стрелки, мог быть полезен за 40 лет, когда способ определять долготу на море лунными наблюдениями известен был только весьма немногим мореплавателям. Следовав оному с точностию некое время не подвергались великим ошибкам; ныне же склонение магнитной стрелки 7 градусов едва ли найдется и у самого берега Африки.

28.06.2012 | Автор:

ПУТЕШЕСТВИЕ ВОКРУГ СВЕТА в 1803, 4, 5 и 1806 годах. По повелению ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА АЛЕКСАНДРА ПЕРВОГО, на кораблях НАДЕЖДЕ и НЕВЕ, под начальством Флота Капитан Лейтенанта, ныне Капитана второго ранга, Крузенштерна, Государственного Адмиралтейского Департамента и ИМПЕРАТОРСКОЙ Академии Наук Члена.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Les Marins иcrivent mal, mais avec assez de candeur. De Brosses, Hist. d. decouv. a. Terres austr.

ВСЕПРЕСВЕТЛЕЙШЕМУ, ДЕРЖАВНЕЙЩЕМУ,

ВЕЛИКОМУ ГОСУДАРЮ

ИМПЕРАТОРУ

АЛЕКСАНДРУ ПАВЛОВИЧУ,

САМОДЕРЖЦУ ВСЕРОССИЙСКОМУ

И ПРОЧАЯ, И ПРОЧАЯ, И ПРОЧАЯ,

ГОСУДАРЮ ВСЕМИЛОСТИВЕЙШЕМУ.

ВСЕМИЛОСТИВЕЙШИЙ ГОСУДАРЬ

Первое путешествие Россиян вокруг света, которым я по повелению ВАШЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА имел счастие управлять, заслуживает быть особо замеченным в летописях Российского мореплавания. ВАШЕ ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО благоволили позволить мне издать в свет описание сего счастливо окончанного предприятия. Теперь, совершив сей труд, осмеливаюсь повергнуть оный к стопам ВАШЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА, ежели токмо простое повествование, чуждое всяких витийственных украшений не совсем недостойно Высочайшего Имени, которое имею позволение поставить в начале оного. Сие Всемилостивейшее позволение служит мне новым доказательством, что с начала путешествия до окончания оного я имел счастие быть удостоенным одобрения ВАШЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА.

Преисполненный неизреченною благодарностию за многоразличные знаки ВАШЕГО ВЫСОКОМОНАРШЕГО благоволения, с глубочайшим благоговением имею счастие называться,

ВСЕМИЛОСТИВЕЙШИЙ ГОСУДАРЬ!

ВАШЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА

Всеподданнейший

Крузенштерн.

ПРЕДУВЕДОМЛЕНИЕ

I. Как в самом путешествии, так и в таблицах, к оному приложенных, счисление времени принято Григорианское, по той причине, что вычисление всех наблюдений производимо было по Аглинским или Французским Эфемеридам, которые, как известно, сочинены по Григорианскому стилю. беспрестанное переведение сего нового стиля в старый, могло бы причинить погрешности, которых, не смотря на всевозможное внимание, трудно было бы избегнуть.

II. В самом путешествии я употреблял гражданское счисление времени, а в таблицах суточных счислений астрономическое, не разделяя часов на вечерние и утренние, но считая непрерывно 24 часа от одного полудня до другого. Так например 10 часов есть 10 часов вечера, а 22 часа 10 часов утра. Многие Аглинские мореходцы употребляли сие счисление в описаниях своих путешествий, хотя оное мне более привычным кажется в таблицах, нежели в историческом описании путешествия, поелику употребление гражданского счисления времени для всякого рода читателей внятнее.

III. Долгота места всегда считается от меридиана Гренвической обсерватории, который лежит от Санктпетербурского меридиана 2°, 1, 12″,4 к западу. В плавании от Кронштата до Гренвического меридиана долгота считается восточная, потом к западу до совершения всего круга, а после опять до нашего прибытия в Кронштат восточная.

IV. Румбы, показанные в сем сочинении, все исправлены по склонению компаса, выключая где именно сказано, что помянутые румбы суть по компасу.

V. Мили, употребляемые в путешествии, также как и в таблицах, суть Италианские или морские, из коих 60 считается в одном градусе земного меридиана.

VI. Для измерения глубины приняты сажени, обыкновенно в море употребляемые, из коих каждая содержит 6 Аглинских футов.

VII. Высота барометра показана в Аглинских дюймах и десятых и сотых частях оного.

VIII. Ртутный термометр есть так называемый Реомюров, который между точками замерзания и кипячении воды имеет 80 градусов.

IX. Хотя в таблицах суточных счислений склонение компаса и стоит на ряду с прочими полуденными наблюдениями, но оное было всегда вычисляемо по утренним и вечерним наблюдениям азимуфов и амплитудов, и без большей погрешности может быть принято за склонение того места, которое означают широта и долгота.

28.06.2012 | Автор:

По наблюдениям Еразма Гауера (как то в путешествии лорда Макартнея показано) лежит мыс Фрио под 41°,31,45″; Капитана Бротона под 41°,53,12″. Последний полагает разность между долготами Рио-Янеиро и мыса Фрио 58,4″; Гауер же напротив 1°,12,15″. Долгота Рио-Янеиро есть 3 ч,0,20″ западная от Парижа или 42°,45 от Гринвича; следовательно долгота мыса Фрио по определениям; Бротона 41°,46,56″, Гауера 41°,32,45″. Пока разность между меридианами Рио-Янеиро и мыса Фрио неопределена будет точнее, по тех пор можно с равною достоверностию принимать показанные Гауером или Бротоном надежнейшими. Сим хотел я только показать, что при истинной, определенной мною долготе не может быть великой погрешности; по крайней мере в том случае, когда оная приложена будет к долготе мыса Фрио.

ГЛАВА V. ПЛАВАНИЕ ОТ БРАЗИЛИИ ДО ВХОДА В ВЕЛИКОЙ ОКЕАН

Надежда и Нева оставляют остров Св. Екатерины. Новые предписания, данные командовавшему Невою. Свойства Японцев, на корабле бывших. Сильное течение при Рио-де-ла-Плата. усмотрение берега Штатов. Обход мыса Сан-Жуана и долгота оного. Приход на меридиан мыса Горна.

1804 год. Январь. 22 и 25

В 22 й день Января доставлена была для Невы фок-мачта, а в 25 й для ней же и грот-мачта. Матросы обоих кораблей работали денно и нощно, дабы привести Неву в состояние к продолжению дальнейшего плавания.

31. Февраль. 1–2

31 го Января донес мне Капитан-Лейтенант Лисянский, что он 2 го февраля может быть готов к отходу. 1 го февраля велел я поднять один якорь, привести на корабль с берега обсерваторию и послал шлюпку за Посланником, находившимся во все сие время в доме Губернатора, который принял его с величайшею учтивостию и оказал ему все возможные знаки гостеприимства. 2 го февраля прибыл Посланник на корабль, сопровождаем будучи Губернатором и несколькими его Офицерами. Как скоро показались их шлюпки, то вдруг началась пальба из всех крепостных пушек. Сему учтивству, относившемуся к лицу Посланника, отвечал я взаимно, приказав сделать 11 ть пушечных выстрелов при Губернаторском с корабля отъезде.

Долговременное пребывание наше у острова Святой Екатерины принудило нас потерять много времени и опоздать столько, что надобно было опасаться весьма сильных бурь, при обходе мыса Горна. Прежде полагал я обойти сей мыс в Январе месяце; но теперь не можно сему последовать ранее Марта; почему и было необходимо поспешат, сколько возможно, избегая всякой остановки даже и тогда, если корабли разлучатся. Пред отходом нашим из Кронштата назначил я места для соединения: порт Сана-Жульен и Валпарез у берегов Хили; но теперь принужден был сделать перемену; а потому и дал я Капитан-Лейтенанту Лисянскому следующее предписание: чтоб он, в случае первой разлуки, крейсеровал вопервых 3 дни около мыса Сан-Жуана восточной оконечности берега Штатов; если же чрез все то время не усмотрит корабля Надежды; то продолжал бы плавание в порт Зачатия, где и ожидал бы меня 15 дней: в случае же разлуки нашей, по ту сторону мыса Сан-Жуана; если 12 го Апреля будет находиться он севернее 45° и западнее 85°, тогда должен идти к порту Анны Марии у острова Нукагива, одного из островов Вашингтоновых и ожидать меня там 10 дней. Но когда Неве не удастся быть 12 го Апреля в широте 45° и долготе; 85°, чего при долговременном и трудном плавании ожидать было можно; тогда Капитан-Лейтенанту Лисянскому надлежало идти в порт Зачатия, откуда, запасясь там, как можно скорее, водою и свежими съестными припасами, отправиться к островам Сандвича, и на сем пути коснуться островов Вашингтоновых с тем, чтоб в порте Анны Марии разведать о корабле Надежде. Я предпочел порт Анны Марии порту Мадре де Диос на острове Таоватте, (названном Менданом островом святые Христины) для того, что оный по известиям Лейтенанта Гергеста, должен соединять в себе все выгоды; и что остров сей, так как и вся купа островов, открытых Американцами, ни самыми открытелями, ни Европейскими мореплавателями, находившимися у оных, после Инграма, неописаны, почему и казалось мне немаловажным узнать острова сии несколько обстоятельнее.

28.06.2012 | Автор:

По No. 128–154°,22,30″

— No. 1856 — 154°,45,00″

— Пенингтонову, 154°,29,30″

Определенная Капитаном Куком 154°,56,00″

Наблюдения Капитана Кука и Ванкувера не оставляют никакого сомнения о точном определении долготы сей оконечности. Взятые нами лунные расстояния 4 го и 11 го Июня чрез день после нашего отхода с Оваги подтвердили сие совершенно. Первые из оных показали погрешность No. 128 39, последние же 35 минут, восточную. Итак не оставалось для нас ничего более, как определить снова ход хронометров с толикою точностию, каковая только возможна на море. При сем достойно примечания то, что на всех шести хронометрах, на обоих кораблях находившихся, из коих четыре были Арнольдовы, оказалась в кратковременное сие плавание погрешность в одну сторону. Долгота по корабельному счислению была 150°,54. Следовательно в двадцатьоднодневное плавание увлекло нас течением на 4°,2 к западу, что делает одиннадцать миль в каждые сутки.

В бытность нашу в порте Анны Марии могли мы получить от Нукагивцев на оба корабля только семь свиней, из коих каждая была весом менее двух пуд. Сей крайний недостаток в мясной провизии возлагал на меня обязанность зайти к островам Сандвичевым, где полагал я запастися оною достаточно. Хотя все служители были совершенно здоровы; однако представляя себе, что во все долговременное плавание от Бразилии, выключая первые недели, единственная их пища была солонина, не мог я не опасаться цынготной болезни, не взирая на все предосторожности. Ни нужда поспешать в Камчатку, где долженствовали пробыть по крайней мере целой месяц, для того, чтобы быть в состоянии придти в Нагасаки в половине Сентября месяца, как такое время, в которое Муссон переменяется у берегов Японских, ни желание мое взять от Вашингтоновых островов совсем особенной курс от всех предшествовавших мореплавателей, на коем не без причины полагать я мог сделать новые открытия, словом ничего не смел я предпочесть попечению о сохранении здоровья служителей, и должен был непременно коснуться островов Сандвичевых. Но чтобы сколько возможно употребить на сие менее времени, решился я не останавливаться нигде на якорь, а держаться только дня два вблизи берегов Овагигских; поелику по описанию всех мореплавателей, бывших у сего острова, приезжаюии Островитяне к кораблям, находящимся от берегов даже в 15 ти и 18 ти милях, для промена жизненных потребностей на товары Европейские. Приняв таковое намерение, приближились мы сначала к юговосточному берегу. Я думал при сем, что если обойдем весь остров; то верно достаточнее запасемся провизиею. Но следствие показало, сколь много обманулись мы в своем чаянии! — Подошед к берегу на шесть миль, мы поворотили и держали в параллель оному под одними марселями. Увидев несколько шедших к нам лодок, легли в дрейф. Все, что Островитяне привезли с собою, не соответствовало ни мало нашим ожиданиям. Некоторое количество пататов, полдюжины кокосовых орехов и малой поросенок составляли все, что могли мы у них выменять; но и сии малости получили с трудностию и за высокую цену. Островитяне не хотели ничего брать на обмен, кроме одного сукна; которого не было на корабле ни одного аршина в моем расположении. Тканей их рукоделия предлагали они нам в мену множество; но крайняя нужда в провизии требовала запретить выменивать что либо другое. При сем случае привез один пожилой Островитянин очень молодую девушку, уповательно дочь свою, и предлагал ее из корысти на жертву. Она по своей застенчивости и скромности казалась быть совершенно невинною; но отец её не имев успеха в своем намерении, весьма досадовал, что привозил товар свой напрасно.

Худая погода, сопровождаемая дождем и шквалами была причиною, что после сего не видали мы более ни одной лодки отплывающей от берега; почему удалившись от острова, держали при свежем восточном ветре на SSO.

Испытанной нами здесь недостаток в провизии удивлял нас не мало; ибо Овагигской берег, у коего мы находились, казался довольно населенным и весьма хорошо возделанным. Виденная нами сторона сего острова имеет в самом деле вид прелестный. Судя по оной нельзя сравнять с сим островом ни одного из Вашингтоновых. Весь берег усеян жилищами, покрыт кокосовыми деревьями и разными насаждениями. Множество лодок, виденных нами ясно у берега, не позволяло сомневаться о многочисленности народа. От низменной возточной оконечности, имеющей небольшое возвышение поднимается берег мало по малу до подошвы прекрасной горы Мауна-Ро, высота коей по исчислению Астронома Горнера составляет 2254 сажени. Следовательно превосходит высоту Тенерифского пика 350 тоазами. Гора сия как по своему особенному виду, так и по высоте есть достопримечательнейшая. Она по справедливости названа столовою горою; потому что вершина ее, бывшая непокрытою в сие время года снегом, совершенно плоска, выключая, неприметное почти на восточной стороне возвышение. В первый день нашей здесь бытности обнажилась она от облаков на некоторые только мгновения; впрочем скрывается в оных почти беспрестанно. В следующие потом два дня удалось нам удивляться несколько раз сей страшной громаде, вершина коей занимает пространство, составляющее 13000 футов; но ни единожды не представлялась она нашему зрению в полном своем виде. Сие вообще случаться должно редко; ибо, если верхняя часть её и обнажается от влажного покрова; то средина закрыта бывает почти всегдашними облаками, которые кажутся низвергающимися с величественно-возвышающейся над оными вершины. В утреннее время, когда воздух не наполнен еще парами, видна гора сия гораздо яснее.