Архив категории » Азбука туризма «

11.06.2020 | Автор:

Этот небольшой островок трудно отыскать на карте мира. Однако Мальта стала популярным место для туристов: карликовое государство привлекает любителей архитектуры. Да и пляжный отдых здесь вполне доступен для посетителей. Пройдемся по лучшим местам для отдыха возле моря.

Виды

У Мальты есть своя фишка — практически любой уголок у воды считается местными пляжем. Все потому, что местность островка в основном скалистая. Для отдыха с детьми, конечно, такое не подойдет, но любители красивых видов по достоинству оценят подобный пейзажи. При прогулке по знаковым местам лучше заказывать экскурсии. Это и удобно, и безопасно: опытные гиды помогут избежать травм при хождении по острым камням.

Все островные пляжи делятся на три вида:

  • песчаные;
  • галечные;
  • каменистые.

Некоторые из них отмечены так называемым «Голубым флагом». То есть побережья не только чистые, но и безопасные. Помимо пассивного отдыха на лежаке здесь можно заниматься дайвингом, изучая дивный подводный мир. Всего на Мальте больше двух десятков пляжей.

Песчаные

Подобных уголков на острове не так много, как в других. Тем не менее песчаным пляжам на Мальте есть, чем выделиться — здесь встречаются разные цветовые оттенки: розовый, красный, желтый и белый. Есть и дикие места, где людей совсем мало и можно уединиться. 

Среди лучших песчаных побережий стоит выделить:

  • Голден Бэй;
  • Буджибба;
  • Джнейна;
  • Парадиз Бэй;
  • Сельмун;
  • АйнТуффиха.

В перечисленных точках прекрасная инфраструктура: пологий спуск к воду, наличие лежаков и близость к отелям. Поэтому в них можно отдыхать с детьми. Места порадуют и многочисленными живописными видами. Бывают, конечно, и казусы. Некоторые уголки привлекают молодежь, которая устраивает громкие вечеринки. Поэтому перед поездкой нужно уточнить, предназначен ли курорт для семейного отдыха.

Галечные

Таких уголков не очень. По большей части галечные пляжи Мальты дикие и не приспособлены к наплыву туристов. Дороги к ним обычно не проложены. И все же у них есть свои поклонники. Благодаря чудесным видам и отсутствию людей некоторые посетители предпочитают ходить в пляжной обуви по небольшим камням.

Среди галечных уголков лучшими считаются:

  • Дуэйра;
  • Мистра Бэй;
  • Мджарр иш-Шини.

Подобные пляжи могут окружать скалы и известняковые пещеры, некоторые из них подводные. Поэтому здесь стоит не только раскинуться на лежаке, но и отправиться за приключениями (с опытным напарником, конечно).

Каменистые

Большая часть острова покрыта камнями. Поэтому пляжи Мальты — это про скалистые участки и крутые склоны. Но среди них найдутся точки, где место более или менее оборудовано для отдыха.

К таким допустимо отнести:

  • Меллиха;
  • Голубая лагуна;
  • Сейнт Питерс Пул;
  • Гхар Лапси;
  • Слима;
  • Вид иль-Асри;
  • Сент Томас Бэй.

Кстати, не все из них на 100% каменистые. В частности, у Голубой лагуны имеется узкая полоса песка возле воды. В основном скалистые берега не имеют достойной инфраструктуры. С другой стороны, они имеют удобное расположение, часто они находятся ближе всего к отелям.

09.09.2011 | Автор:

В туристских справочниках приготовлению пищи, как правило, уделяется мало внимания. Предполагается, что, имея продукты, всякий человек сумеет приготовить пищу. А между тем важно не только приготовить из продуктов нечто съедобное. Нужно, чтобы пища была приготовлена хорошо. Однако далеко не всегда юные туристы обладают нужными кулинарными навыками; поэтому будет уместно дать ряд полезных советов относительно приготовления пищи.

Начнем с самого простого. Сколько продуктов надо брать на каждую варку? Этот вопрос нередко ставит в тупик юных туристов. Дома мама делает это «на глазок». Очень часто дочь или сын делать этого не умеют, а если даже умеют, их часто сбивает непривычное количество людей, на которых надо готовить. Действительно, 8—10 человек редко собираются на обед за домашним столом. В то же время в походе это весьма распространенная численность группы.

На первых порах дело может облегчить знание соотношений веса и объема, указанных ниже. В обычную пол — литровую кружку входит (в граммах): манки—370, гречки—400, пшена—410, овсянки—350, гороху—420, лапши (ломаной) и вермишели—210. В столовую ложку, наполненную в обрез с краями, помещается (в граммах): масла (топленого или сливочного) —15, сахарного песку—12, сгущенного молока—15, сухого молока—8, соли—15.

Хотя приведенные цифры весьма ориентировочные (вес крупы зависит от влажности, а количество масла или сахара в ложке — от того, действительно ли вы берете ложку вровень с краями или с небольшой горкой), их полезно выписать в свой блокнот руководителю похода или завхозу. Знание примерных соотношений между весом и объемом продуктов поможет на первых порах регулировать выдачу продуктов, не делая грубых ошибок.

Постепенно, по мере приобретения опыта, юные туристы все реже будут

63

Прибегать к расчетам и все ч аще брать продукты «на глазок», как это делают хозяйки дома.

В тех же случаях, когда продукты должны расходоваться точно по норме, например в длител ьных походах, где нет возможности пополнить их в пути, рекомендуется взять одну кружку в качестве мерки, про мерить всю крупу и записать результат. Точно так же надо пересчитать сухари и число кусков сахара в пачке. Все это позволит весьма точно следить за выдачей продуктов, тогда как описанные выше приблизительные расчеты вполне могут дать ошибку в 15—20%.

Другой вопрос, который часто ставит в тупик юных туристов: сколько надо брать воды, чтобы сварить кашу? Опять — таки на первых порах будет полезно воспользоваться некоторыми ориентир овочными данными. Так, на каждую кружку крупы потребуется следующее количество кр ужек воды: манка—7—8, гречка—7—8, пшено—6, овсянка—8, геркулес—3,

Рис—7, перловка—5, горох, бобы, фасоль—3—4.

Для супа надо брать крупы или макаронных изделий из расчета 30 —40 г на литр воды, манки — меньше, граммов 20 — 25.

А теперь несколько практических советов для дежурных относительно варки пищи.

Манку можно варить на воде, на молоке или смешать воду и молоко в любых пропорциях. Крупу засыпают в соленый кипяток тоненькой струйкой, все время энергично размешивая, чтобы не образ овалось комков. После этого ей надо дать еще повариться на слабом огне минут, десять. Нужно по мнить, что манка после засыпки в кипяток очень быстро принимает как будто бы готовый вид. Поэтому, даже довольно опытные туристы снимают ее, подержав на огне буквально две минуты, а

Каша потом оказывается сыроватой.

Рис обычно готовят двумя способами. Можно сварить рассыпчатый рис так, чтобы одна крупинка отделялась от другой. Такой рис хорошо идет к

Мясу. Можно сварить обычную вязкую кашу, дав рису как следует

64

Развариться. Такую кашу хорошо сделать сладкой, неплохо положить в нее чернослива.

Если решено приготовить рассыпчатый рис, то придется очень строго, по часам следить за временем варки. В соленый кипяток засыпают рис и затем варят его 18—20 минут, не больше. Все это время вода должна кипеть, но не бурно, иначе она может выкипеть раньше, чем рис сварится. Кстати, чтобы этого не произошло, воды можно взять намного больше, чем указано было выше — там имелась в виду обычная каша. За 2 —3 минуты до конца варки в кашу добавляют лавровый лист и несколько горошинок перца, затем снимают с огня и сливают всю воду. Рис готов.

Чтобы приготовить вязкую рисовую кашу, рис засыпают в соленый кипяток, доводят до кипения и варят минут пятнадцать, затем сливают лишнюю воду, добавляют молока и сахара по вкусу. После этого нужно поставить кашу вариться еще минут 8 —10 на медленном огне или на углях. Если нужно положить в кашу чернослива, надо его предварительно замочить в кипятке, чтобы он разбух. Следует заметить, что если позволяют условия, то при обоих способах приготовления рис до заварки стоит промыть в холодной воде.

Гречку, так же как и рис, можно сварить двумя способами, после чего она будет или рассыпчатой или иметь вид вязкой каши. В первом случае крупу надо предварительно чуть — чуть обжарить на сковородке, противне или на дне свободной кастрюли. После этого зернышки крупы становятся тверже, они не трескаются и не рассыпаются при варке. Затем крупу засыпают в соленый кипяток и варят до готовности. Обычно на это уходит минут 30 —40. При готовке рассыпчатой гречки нет необходимости так строго следить по часам, как при приготовлении рассыпчатого риса. Готовность каши определяется на глаз и на вкус. Следует заметить, что, если для рассыпчатого риса берется больше воды, чем указано на стр. 44, то для рассыпчатой гречневой каши воды надо взять меньше, а именно — 2—3 кружки на кружку крупы.

Вязкая гречневая каша варится точно так же, но только при этом не требуется предварительного обжаривания крупы, а воды берется значительно больше—7—8 кружек на кружку крупы.

Особенность приготовления пшенной каши состоит в следующем. Пшено содержит мучку, придающую ему горький вкус. Поэтому перед варкой его следует тщательно промыть в холодной, а лучше — в теплой воде, перетирая крупу в ладонях. Так, пшено промывают 3 —5 раз, каждый раз сливая воду. Если условия бивака не позволяют промыть пшено, лучше сварить какую-нибудь другую кашу, а пшено отложить до другого раза. После того как пшено тщательно промыто, его можно варить, пре дварительно сделав следующее: залить пшено кипятком, так, чтобы вода немного покрывала его, быстро довести до кипения и слить воду.

Остаток горечи уйдет со слитой водой. После этого залить как следует кипятком, поселить, если надо — добавить молока, сахара и варить минут 30—40.

Начинающие туристы почему-то пренебрегают предварительным кипячением со сливом воды. Они считают, что эта процедура очень затягивает процесс приготовления пищи. Это неверно. Задержка может получиться только в том случае, если в распоряжении туристов имеется одна — единственная кастрюля или ведро на группу. Если же есть вторая посуда, то задержки почти не получается: пока в одной промывают пшено, во второй закипает вода; затем берут оттуда совсем немного кипятка для пшена и доливают эту кастрюлю холодной водой. К моменту, когда закипела вода в кастрюле с пшеном и можно слить воду, закипает вода во второй кастрюле; поэтому, слив воду с пшена, можно снова залить его кипятком. После этого вторая кастрюля освобождается для приготовления чая или кофе. Таким образом, рекомендуемый способ увелич ивает время приготовления на считанные минуты, зато каша получается особенно вкусная.

Вермишель, как и отварной рис, надо варить строго по часам. Ее

Засыпают в соленый кипяток, доводят до кипения и варят ровно 8 минут,

66

После чего сливают. Если вермишель пе реварить, получится размазня. Есть ее, конечно, можно, но вряд ли это блюдо будет вкусным.

Лапшу и макароны варят так же, как и вермишель, только они представляют собой более грубые изделия и не так чувствительны к времени варки, как вермишель. Макаронам надо вариться после закипания минут 18— 20, лапше — минут 15—18. Кстати, на картонных пачках, в которых они обычно продаются в магазинах, указан способ приготовления.

Все каши, про которые до сих пор шла речь, надо было варить, засыпая

_____ ___________ А с с»

Крупу в предварительно посоленную воду. А вот с перловой кашей так поступать не следует, иначе она будет вариться очень долго. Перловую крупу перед употреблением стоит промыть в холодной воде, затем засыпать в несоленый кипяток и после закипания варить минут сорок на медленном огне, следя за тем, чтобы вода не выкипела. Солят кашу, когда она уже готова, после чего ее надо немного подержать на огне и снимать.

Точно так же горох, бобы и фасоль не следует варить в предварительно посоленной воде. Они и без того варятся очень долго — до 3 часов. Из-за длительности приготовления их обычно употребляют либо на дневках, либо в стационарных лагерях, либо в случаях, когда группа расходится для выполнения заданий по радиальным маршрутам, а кто — то остается в базовом лагере для приготовления пищи. Для насыщенного, напряженного походного дня горох, фасоль и бобы не годятся — слишком много времени занимает их приготовление. Впрочем, если их замочить на ночь, они сварятся значительно быстрее.

У многих городских ребят походное меню почему — то ассоциируется с испеченной на костре картошкой. Но ведь картошку пекут не на огне, а в горячей золе или на углях; насыпают на нее слой, зе мли и поверх кладут сильно выгоревшие угли. Значит, чтобы печь картошку, надо иметь достаточно золы и углей, а для этого костер должен гореть по крайней мере час, а то и больше вхолостую. За это время вполне можно сварить ту же

Картошку и вообще приготовить полный обед. Поэтому попытки печь

67

Картошку на дневном привале обычно не имеют успеха. Короче говоря, печеная картошка не для кратковременных привалов.

Лучше всего ее готовить в походах с ночевкой или глубокой осенью, когда начинает темнеть часов в шесть — начале седьмого и когда есть время, никуда не спеша, посидеть у вечернего костра. Кстати, тем, кто раньше не пек картошку на костре, можно посоветовать запекать ее завернутой в п ищевую фольгу.

Еще несколько полезных советов. Почти все каши, как мы видели, солят заранее, до того как в кипяток запускают крупу. Соли кладут на вкус — вода может казаться чуть-чуть более соленой, чем должна быть, по вашему мнению, каша. Однако бывает, что на первых порах неопытные «повара» дают промашку с солью. Если каша получилась недосоленная, надо развести нужное количество соли в кипятке, влить этот раствор в кашу и тщательно перемешать. Засыпать соль в загустевшую кашу нельзя — соль не разойдется. Если, напротив, каша получилась пересоленная, поступайте следующим образом. Прежде всего, ее надо попробовать многим участникам похода. Может быть, она не так уж сильно пересолена, как кажется. Если ж е все находят, что соли слишком много, залейте кашу кипя тком, перемешайте и слейте воду. Каша будет не такая вкусная, как могла бы быть, но станет менее соленой.

Сахар, если его не положили до того, как каша начала загустевать, следует сначала развести в кипятке в отдельной кружке. Разумеется, это касается рафинада, а не сахарного песка.

Помешивать кипящую над костром пищу ложкой неудобно. Лучше сделать мешалку из чисто о бструганной палки.

Мясные консервы, прежде чем класть в кашу или суп, надо в отдельной миске разделить по волокнам. Иначе при раздаче кому-то достанутся крупные куски мяса, кому-то ничего.

Если к моменту, когда каша начала загустевать, в костре образовалось достаточно углей, лучше снять ее с огня и поставить доходить на угли. Так значительно проще избежать пригорания каши.

Многие ребята, заваривая чай в походе, засыпают его прямо в ведро с кипящей водой. Это пр иводит к повышенному расходу чая на заварку и заставляет пить одинаковый чай всех: и тех, кто любит крепкий чай, и тех, кто не привык к нему. Лучше иметь в группе отдельный небольшой котелок для заварки. Перед тем как заваривать чай, его надо сполоснуть горячей водой. Потом насыпать чаю и долить кипятком так, чтобы вода чуть — чуть прикрыла заварку. Можно положить туда и кусок сахару.

После этого нужно закрыть котелок крышкой и поставить на угли или золу минут на пять потомиться, затем долить кипятком и дать еще минут пять настояться. Не следует ставить заварку чая на огонь и кипятить — этим можно только испортить вкус чая.

Для приготовления какао его порошок нужно сначала развести в теплой воде до густоты сметаны, растерев все комки, затем влить эту массу в кипящую воду и варить. Почему-то об этом юные туристы очень часто забывают и снимают какао с огня сразу же, как только оно закипит. Нев ерно, Надо дать ему минут десять повариться на медленном огне и только потом разливать по кружкам. А вот кофе долго кипятить не следует.

Заварив его в кипятке и доведя до кипения, нужно сразу же снять его с огня. Кстати, в какао и кофе можно положить щепотку соли — многие находят, что так вкуснее.

Необходимо еще раз подчеркнуть, что приведенные здесь рекомендации в большей части являются примерными. Главное состоит в том, чтобы, постепенно накапливая опыт, творчески используя его в зависимости от целей, про должительности похода, состава группы, научиться самостоятельно решать все вопросы, связанные с организацией питания в походе.

Категория: Азбука туризма  | Комментарии закрыты
09.09.2011 | Автор:

Что представляет собой ориентирование? В литературе, где оно обычно описывается, — в справочниках и руководствах по топографии — термин «ориентирование» употребляется широко и подчас в разном смысле. Говорят об ориентировании по карте, подразумевая под этим умение, находясь на открытой местности с широким обзором, найти на карте точку своего стояния. Говорят об ориентировании карты, имея в виду отыскание такого ее положения (за счет поворота карты в горизонтальной плоскости), при котором северная сторона рамки была бы обращена к северу на местности. Говорят об ориентировании по компасу: в этом случае обычно речь идет об определении сторон горизонта (север — юг, запад — восток), но иногда под ориентирован ием по компасу разумеют умение выдержать на местности нужное направление с помощью компаса. Встречается такие выражения, как ориентирование в горах, в лесу, в пустыне и т. д. Здесь имеется в виду умение, строя свои действия, принимать во внимание особенности того или иного вида природного ландшафта. Нередко речь заходит об ориентировании по небесным светилам (солнцу, звездам, луне). Под этим подразумевают умение определить по ним стороны горизонта. Достаточно часто употребляется выражение «ориентирование по местным предметам». Чаще всего здесь имеют в виду способность приблизительно определить стороны горизонта по муравейникам, кронам деревьев, замшелым пням и камням и тому подобным предметам. Но иногда под этим подразумевают умение соотнести с картой место своего нахождения, опираясь на характерные местные предметы (колокольни, отдельные деревья, тригонометрические пункты и т. д.).

Не будем дебатировать, какое употребление слова «ориентирование» является более точным или более правильным. Условимся, что под

Ориентированием мы будем подразумевав способность с п омощью компаса и

126

Карты передвигаться на незнакомой местности и выходить в назначенный пункт, т, е. навык, практически нужный туристу. Кстати, все действия, о которых шла речь выше, начиная с умения правильно развернуть карту и кончая использованием местных предметов, направлены к одной цели — обеспечить ориентирование, т. е. способность прийти куда надо, без хаотических блужданий по незнакомой местности.

Из всех знаний и навыков, которые необходимо приобр ести туристу, умение ориентироваться является самым сложным и трудноусваиваемым и потому требующим наиболее тщательной отрабо тки, больших усилий со стороны обучающихся и пристального внимания со стороны руководителя.

Многие туристские навыки можно постепен но усвоить и без специально организованного обуч ения, если регулярно участвовать в походах. Правильно укладывать рюкзак, разводить костер, ставить палатку, одеваться и обуваться по погоде и по сезону можно научиться во время путешествия с более опытными товарищами. Натягивая вместе с ними палатку или складывая костер и наблюдая за их работой, нетрудно понять, как это делается. Замечания, которые они делают новичкам по ходу работы, помогают быстро изжить неизбежные вначале ошибки («Поставь колышек ближе к се бе. Нет, нет… Еще… Вот так хорошо!.» «Сильнее тяни! Смотри — провис получился». «Оттяни больше в сторону, иначе будут складки»). Подобные замечания новичок слышит постоянно, когда он работает с опытным туристом. Без них нельзя: иначе попросту не удастся поставить палатку. Обучение идет при этом само собой, так что «учитель» и «ученик» не всегда это замечают. После того как новичок несколько раз н атягивал таким образом палатку, он и сам начинает понимать, куда лучше вбить колышек, насколько сильно нужно натянуть веревки и т. п. Примерно то же можно сказать и про поддержание костра, про устройство очага, укладку рюкзака и многое другое. Совсем иначе обстоит дело с ориентированием.

Простое наблюдение за действиями человека, умеющего

Ориентироваться, почти ничего не дает новичку. Дело в том, что

127

Ориентирование — это действие в уме, осуществляемое в основном про себя. Конечно, результатом его будут передвижения на местности, но это уже вторичные, исполнительные действия, это реализация решений, принятых в уме. В каком-то смысле это похоже на игру в шахматы. Шахматист все ходы, и свои и возможные ответы противника, обдумывает про себя, и вся цепь его размышлений, в результате которых он решает сделать тот, а не другой ход, остается скрытой для зрителей. Зритель видит только сделанный ход, а почему сделан именно этот, а не другой ход, зритель не знает, и обычно об этом догадывается только достаточно опытный шахматист. Сходным образом обстоит дело и с ориентировании. Новичок может заметить, что руководитель сначала шел в одном направлении, потом стал немного забирать в сторону, через некоторое время резко свернул вправо и т. д. Но почему он стал забирать в ту сторону, а не в другую, почему он начал это делать не сразу по выходе, а лишь через некоторое время, понять все это, только наблюдая за действиями человека на местности, очень трудно. Во всяком случае, для новичка это вряд ли возможно. Отсюда некоторые практич еские выводы. Рассчитывать, что умение ориентироваться придет само собой, в ходе накопления походного опыта, практически не приходится. В этом отличие ориентирования от большинства других туристских навыков. (Сказанное не следует, конечно, понимать абсолютно. В конце концов, можно научиться ориентироваться и в процессе самообучения. Просто на это уйдет очень много времени (по наблюдениям автора — порядка 2— 3 лет регулярных занятий туризмом, и то при условии систематического обращения к литературе по топографии и постоянных попытках применить на местности описанные там приемы). Обучение же новичков, как оно о писано ниже, требует (опять же по наблюдениям автора) самое большое 40 часов работы на местности. После этого юный турист может свободно, ориентироваться).

Значит, ориентированию нужно обучать. Естественный вопрос: когда и

Как это делать? Здесь все зависит от календарного плана туристского, кружка

128

Или секции. Надо только помнить, что если зад умано на каникулах провести большой поход, то там обучать ориентированию будет уже поздно. Лимит времени и вся обстановка обычно не позволяет этого сделать. Обычно така я группа обеспечивает прохождение маршрута силами 2—3 ребят, умевших ориентироваться и раньше. Они-то, конечно, пополнят свой походный опыт, но для остальных ориентирование так и останется загадочной тайной за с емью печатями. Если же по ходу дела выясняетс я, что никто, включая наиболее опытных ребят и сам ого руководителя, не может ориентироваться достаточно уверенно, то после одного-двух случаев потери ориентировки и хаотических блужданий поход обычно сводится к «отшагиванию» километров от дерева ни к деревне по проселочным дорогам. Вряд ли он оставит светлые воспоминания у его участников.

Обучать ориентированию лучше всего в туристском лагере или в серии воскресных походов. В этих условиях обучение ориентированию может быть основной целью каждого выхода, це лью, которой подчиняются все остальные. По терминологии, которой мы пользовались в первой главе, это б удут походы с учебными целями. Превратить же многодневный поход в учебный, как правило, дело трудное: там практические цели обычно доминируют над учебными. А если иметь в виду обучение ориентированию, то эффективность нескольких однодневных походов будет заметно выше равного им по длительности многодневного похода. Желательно только при этом не собирать большие группы, с тем, чтобы каждый из ребят мог неско лько раз попробовать себя в роли ведущего.

И, наконец, последнее замечание. Говорят, чтобы научиться плавать, надо войти в воду. Учиться плавать на берегу бессмысленно. Аналогичным образом научиться ориентироваться, можно только на местности. Отнюдь не в классе. Занятия в классе могут играть лишь вспомогательную роль. Если в отношении плавания это понятно всем, то иначе обстоит дело с ориентированием. Обычная ошибка неопытного руководителя? состоит в том,

Что львиную долю времени, отведенного на обучение ор иентированию, он

129

Тратит на занятия в классе: например, два двухчасовых занятия в неделю — класс и одно воскресенье в месяц — выход. Надо ли объяснять, что это похоже на обучение плаванию на суше?

Категория: Азбука туризма  | Комментарии закрыты
09.09.2011 | Автор:

Под этим названием объединяют ряд заболеваний брюшной полости, требующих неотложной хирургической помощи (острый аппендицит, прободная язва желудка, острый холецистит и др.). Пусть вероятность таких заболеваний в походе ничтожно мала, но быть знакомыми с ними все же следует. Эти заболевания весьма опасны сами по себе, но эта оп асность возрастает особенно из — за известного сходства их симптоматики с пищевым отравлением. Принимаемые же меры являются прямо пр отивоположными в том и в другом случае. Сильные боли в животе, тошнота и рвота — симптомы «острого живота», сходные со случаем отравления. Они-то обычно и привлекают внимание в первую очередь. Но есть и другие признаки, позволяющие отличить этот случай от отравления: запор и неотхо ждение газов, значительное напряжение мышц брюшной стенки, вздутие живота, боль при ощупывании. Боль эта возникает достаточно характерно: если медленно надавить на брюшную стенку, а затем руку быстро отдернуть, то резкая боль возникает в момент отдергивания руки.

Больному с «острым животом» нельзя промывать желудок, давать слабительное, его нельзя кормить и поить, так как это приводит к усилению боли. Ему нельзя давать никаких лекарственных средств (в том числе и обезболивающих), чтобы не смазать симптоматику заболевания и не привести врача к ошибочному диагнозу и неправильному лечению. Первая помощь состоит в том, что заболевшему надо создать покой, дать холод на живот и затем немедленно организовать транспортировку в ближайшую больницу.

Категория: Азбука туризма  | Комментарии закрыты
09.09.2011 | Автор:

Под костровым хозяйством подразумевают все то оборудован ие, которое используется с целью подвешивания посуды над огнем для варки пищи и просушки вещей.

Наиболее распространенный и, пожалуй, наиболее универсальный тип очага — это две рогульки с лежащей на них перекладиной. Их вырубают из бросовых и быстрорастущих деревьев — осины, ольхи. Вопреки распространенному мнению, можно изготовить рогульки и перекладину также из сухого дерева. Только в этом случае их надо делать потолще и вбивать подальше друг от друга, так, чтобы огонь непосредственно их не касался. Конечно, при мощном костре, какой, например, туристы ра зводят при ночевке на снегу, без палатки, сухие рогульки и перекладины не годятся. Но ведь костры подобного типа юные туристы почти не используют. Не годятся они и для нелепых «костров до небес», разводить которые часто любят новички, Но такие костры и не надо разводить.

Выбирая рогульки для очага, не следует брать те, которые имеют равномерное разветвление вершинки: загоняя такую рогульку в землю, придется бить в середину разветвления и, скорее всего, она п опросту расколется. Лучше выбрать рогульку с отходящим в сторону сучком. Забить такую рогульку не представляет никакого труда.

Очень часто юные туристы, заготовляя рогульки, срубают начисто все сучки, кроме одного верхнего. Напрасно. Имеет смысл оставить еще один-два сучка ниже основной развилки, обрубив их так, чтобы на каждый из них тоже можно было положить перекладину. Это удобно для того, чтобы рег улировать высоту подвески посуды над огнем. В этом случае рогульку можно сделать выше обычной, рассчитав ее так, чтобы перекладина лежала не на самом верхнем, а на среднем сучке. Тогда у дежу рных всегда будет возможность по желанию поднять или, наоборот, опустить перекладину. Например, когда приготовление пищи подходит к концу, обычно надо уменьшить жар, и это легко сделать, подняв перекладину на верхнюю развилину. Конечно, этого можно добиться и другими способами — сдвигая посуду в сторону или регулируя пламя костра, но изменить высоту перекладины проще всего. С другой стороны, бывает иногда нужно и опустить перекладину, например, когда ветер начинает временами задувать костер и относить пламя в сторону или когда дров маловато и дежурные предпочитают, довести пищу до готовности на углях. Обычно юные туристы считают, что перекладина над костром всегда должна лежа ть строго горизонтально. Найти же такие две рогульки, чтобы все их развилки точно соответствовали одна другой, конечно, трудно. Но к этому и не надо стремиться. Ничего страшного не произойдет, если какое-то время перекладина будет лежать немного наклонно, важно только, чтобы посуда не съезжала при этом в одну сторону. Разумеется, те две развилки, которые будут основными, надо расположить на одном уровне. За этим надо следить, когда рогульки забивают в землю.

Бывает, что туристам надо повесить над костром то лько одну посудину, например, когда готовят не полный обед, а просто хотят вскипятить чай на привале. Тогда можно обойтись одной рогулькой вместо двух. При этом шест, на который вешается посуда, одним концом закрепляется на земле. Это можно сделать разными способами. Можно, заострив конец, с силой воткнуть шест наклонно в землю и потом немного пригнуть, чтобы он лег на рогульку. Можно подсунуть этот конец под лежащее бре вно, под корни пня, под какой-нибудь камень или что-то подобное. Конечно, далеко не всегда подходящее бревно, пень или камень найдутся на месте бивака. Но обычно дежурный, если он знает, что можно, приготовляя пищу, обойтись одной посудиной, приглядывает место для бивака так, чтобы н ечто подобное там было. Если же ничего подходящего нет под р уками, то можно закрепить конец шеста в земле, вырубив маленькую рогульку и вбив ее развилкой вниз.

Обычно для этого можно использовать обрубленные ветви и сучья, которые

268

Остались после изготовления главной рогульки. Вряд ли следует использовать для этой цели рюкзак. Прежде всего, в однодневных походах он, обычно, слишком мал, чтобы надежно удерживать шест с кастрюлей воды на конце, а главное — даже на коротком биваке почти всегда бывает необходимо несколько раз залезть в рюкзак. Отсюда вероятность опрок инуть весь очаг или вылить часть воды в костер. И уж совсем недопустимо использовать рюкзак вместо основной рогульки. После этого, скорее всего, придется навсегда проститься с этим рюкзаком.

Иногда приходится оборудовать ночлег на каменистой почве, в которую не удается надежно забить рогульки или колья. Если при этом есть под руками крупные камни, то можно соорудить очаг из них, уложив два камня примерно одинаковой величины на некотором расстоянии друг от друга так, чтобы они служили опорой для посудины. Найти такие камни обычно бывает нетрудно, но только для одной посудины. Подобрать два камня так, чтобы на них можно было установить два или три ведра, кастрюли или котелка, бывает очень сложно. В этом случае можно устр оить очаг на двух связанных треногах, положив на них сверху перекладину. Веревка для этого почти всегда найдется в любой группе. В крайнем случае, можно вынуть ее из горловин у двух рюкзаков. Если тренога стоит неустойчиво, то основания у жердей можно укрепить, подложив туда крупные камни.

Не рекомендуется использовать для очага отдельную треногу, разводя под ней огонь. Прежде всего, веревка, связывающая треногу, оказывается над огнем и может, в конце концов, перегореть. Можно, конечно, вместо веревки использовать проволоку, но она, как правило, мож ет оказаться в группе лишь случайно. Неудобно и подвешивать посуду к такому очагу. Сколько — нибудь большой огонь развести нельзя — загораются основания жердей, образующих треногу. И, наконец, главное — больше одной посудины повесить над огнем тут невозможно. Ну, а если так, то лучше очаг из двух камней (если достаточно одной посудины) или двух треног с перекладиной (если нужно повесить несколько).

Все, что до сих пор было сказ ано о костровом хозяйстве, подразумевало использование подручных средств. Но в посл едние годы среди туристов все большее распростран ение приобретают различные сам одельные приспособления (рис. 28).

Рис. 28. Самодельные приспособления для приготовления пищи на

Костре.

И это хорошо со всех точек зрения. Прежде всего, меньше приходится рубить деревьев. Правда, ольха и осина пока что считаются породами, не имеющими ценности, и вырубить колы и рогульки из них не возбраняется. Но уничтожение лесов, особенно вокруг больших городов, сейчас приобретает угрожающие размеры, и вполне вероятно, что через 10—15 лет нам придется беречь ольху и осину так, как мы сейчас бережем березу. И хотя «лепта», которую вносят туристы в дело изведения лесов, нев елика, но не худо бы и ее уменьшить: ведь количество занимающихся туризмом растет с каждым годом.

Самодельные костровые приспособления хороши и с более утилитарной точки зрения: они экономят время при разбивке бивака.

Что же представляют собой эти приспособления? Самое простое из них — металлические рогули, рассчитанные на ввинчивание или забивание в деревянный кол. А найти подходящий кол в лесу гораздо проще, чем деревянную рогульку.

Очень удобным приспособлением оказались металлические крючки для подвешивания посуды. Если надо снять котелок или кастрюлю с огня, можно легко сделать это, не снимая перекладины с висящей на ней остальной посудой. С помощью крючков легко менять высоту подвешивания посуды над огнем. Если нужно ее опустить, дежурный просто цепляет лишний крючок, а при необходимости поднять — убирает его.

Многие туристы пользуются в походе таганками различных типов, но среди них нет конструкций, получивших всеобщее признание. Некоторые из таких таганков показаны на рисунке 28. Зато все большую популярность начинает завоевывать металлический трос для подвешивания посуды, который приспособлен для натягивания между деревьями. Он, действительно, очень удобен тем, что избавляет от необходимости что — либо искать и вырубать. Вынул его из рюкзака, закрепил на деревьях — и можно подвешивать на крюках посуду. Этот трос должен быть достаточно длинным (6—8 м), чтобы его можно было растянуть между далеко стоящими друг от друга деревьями. Разводить костер между близко растущими деревьями, как уже было сказано, не следует.

Можно использовать и укороченный трос (длиной 2—3 м), Тогда к петлям на его концах надо привязать веревки и уже их прикреплять к деревьям. Правда, к использованию троса, как, впрочем, почти любого снаряжения, надо привыкнуть. В особенности это касается двух моментов. Когда на трос вешают посуду, он под ее тяжестью прогибается и посуда оказывается несколько ниже, чем предполагалось. Поэтому первые два-три раза, когда берут трос в поход, его приходится несколько раз п еретягивать, регулируя высоту подвески посуды над огнем. Но умение на глаз выбрать нужную высоту троса приходит очень быстро. Во всяком сл учае, не дольше, чем умение подбирать рогульки подходящей высоты и толщины.

Второй момент, требующий привычки к тросу, заключается в следующем. Очаг, сделанный из подручных средств, как было описано ранее, по своим размерам лишь немного превосходит костер. Во всяком случае, весь он находится в поле зрения одновременно с костром. Трос же натянут на большую длину, и поэтому видна только средняя часть троса с висящей посудой. Остальная его часть заметна хуже, а ночью и вообще не видна. Поэтому во время суеты у костра люди сначала довольно часто н атыкаются на натянутый трос, особенно те из них, кто много раз имел дело с очагом из двух рогулек и привык спокойно ходить вокруг костра. Чтобы быстрее привыкнуть к натянутому тросу, можно повесить на нем в стороне от костра какие-нибудь светлые предметы — носовой платок, косынку, кусок газеты и т. п. Если ничего подходящего нет под руками, можно использовать для этих целей просто несколько веток.

Кроме того, натянутый трос надо учитывать и при планировке лагеря. Скажем, обычный очаг из двух рогулек можно расположить с одинаковым успехов в центре или на краю лагеря. Некоторые туристы предпочитают делать его даже посредине, чтобы костер был своеобразным центром бивака.

Иначе обстоит дело с тросом. Трос, натянутый посредине лагеря, разрежет его

272

На две части и будет все время мешать. Поэтому лучше натянуть его на краю лагеря, чтобы и палатки, и вещи, и люди наход ились по одну сторону от троса. Место по другую сторону от троса можно отвести для работы кострового и сложить там дрова, а можно и вообще не использовать.

Все эти нехитрые приспособления, о которых было рассказано, нетрудно изготовить в любой слесарной мастерской. Это под силу любой школе, любому туристскому кружку или секции. Поэтому, как только туристские походы пер естают быть случайными событиями в жизни школы и приобретают более или менее регулярный характер, следует понемногу обзаводиться самодельным костровым х озяйством.

Категория: Азбука туризма  | Комментарии закрыты
09.09.2011 | Автор:

Содержание

1. ВВЕДЕНИЕ 3 ЛИЧНОЕ СНАРЯЖЕНИЕ

2. ОБУВЬ

3. НОСКИ, СТЕЛЬКИ, ПОРТЯНКИ 9

4. ОДЕЖДА 14

5. СПАЛЬНЫЕ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ 20

6. РЮКЗАК 24

7. МЕЛОЧИ

ГРУППОВОЕ СНАРЯЖЕНИЕ

8. ПАЛАТКА 34

9. ТОПОР 37

10. КОМПАСЫ 41

11. ПОСУДА ДЛЯ ПРИГОТОВЛЕНИЯ ПИЩИ 47

12. МЕДИЦИНСКАЯ АПТЕЧКА 51

13. РЕМОНТНЫЙ НАБОР 54

14. МЕЛОЧИ 55

Категория: Азбука туризма  | Метки:  | Комментарии закрыты
09.09.2011 | Автор:

Итак, обычная задача на ориентирование, которую приходится решать туристу, состоит в том, что надо прийти из одного пункта в другой, пользуясь только компасом и картой. Местность незнак омая и к тому же закрытая, т. е. лишенная сколько-нибудь широкого обзора. Пусть мы находимся на высоте 211,5 и нам нужно прийти к домику лесника (см. рис. 8).

Рис. 8. Отсчет азимута по карте. Точка стояния — высота с отметкой 211,5; азимут на дом лесника 35°; обратите внимание, что азимут на высоту с мельницей составляет не 40°, а 360° — 40° , т. е. 320° .

На запад от нашей высоты местность открытая, хорошо просматриваемая, Прийти на высоту с мельницей нам не представляло бы никакого труда. Но дом лесника находится за лесом, и с высоты 211,5 его не видно. Как нам попасть к нему? Теоретически эт о задача несложная. Сначала мы измерим по карте угол между направлением на север и направлением на дом лесника, как показано на рисунке, так называемый азимут. Азимуты измеряются в градусах и отсчитываются в направлении по часовой стрелке. В данном случае он составит примерно 35°. Значит, если мы будем идти через лес под углом 35° к северу (или, как принято говорить, по азимуту 35°), то мы должны выйти, куда требуется. В ыдержать же нужное направление на местности нам помогает компас. Все как будто очень про сто. Но просто лишь на первый взгляд, так как для этого, во — первых, надо уметь хорошо читать карту, во-вторых, надо уметь правильно пользоваться компасом, в -третьих, нужно уметь, зная свой азимут, в ыдержать нужное направление во время движения.

Итак, три разных умения. На первых двух мы останавливаться не будем, и отошлем читателя к справочникам и руководствам по топографии, где они описаны, как правило, достаточно подробно и хорошо. Мы сосредоточим свое внимание на третьем пункте — умении выбрать и выдержать нужное направление по ходу движения. Дело в том, что оно является наиболее сложным и к тому же описыв ается в литературе по топографии значительно хуже, чем первые два.

Начнем с того, что движение по азимуту не может осуществляться математически точно. Оно неизбежно дает значительную погрешность. Из-за чего же возникает эта погрешность?

Прежде всего, могут быть неточности при измерении по карте. Имеются в виду не разные нелепые ошибки, которые часто допускают новички, а те неточности, которые содержатся в совершенно правильно выполненном измерении. Так, неточность, которая получается вследствие помятости бумаги, из-за ошибки, присущей человеческому глазу, погрешности отсчета по масштабу и т. д., составляет приблизительно 0,5 мм. Это значит, что на карте М 1: 100000 такая погрешность измерения дает отклонение примерно ± 50 м, на карте М 1: 200000 — ± 100 м и т. д.

Но это еще сравнительно небольшие погрешности. Гораздо большую погрешность дает нам компас. Цена деления компаса Адрианова составляет 3°. Выдержать такую точность на местности никогда не удается. Практически при самых благоприятных условиях и самой тщательной работе всегда может возникнуть ошибка как минимум в 5°. А ошибка в 5° дает отклонение от нужного направления примерно на 1/10 пройденного пути, т. е. при движении на расстояние в 1 км это отклонение составит 100 м. Поэтому, если, пройдя 1 км, вы не вышли на нужный предмет, его надо искать в пределах окружн ости радиусом в 100 м. При движении на 10 км боковое смещение будет равно уже целому километру. Значит, при самых благоприятных условиях придется вести поиск в окружности диаметром в 2 км! И это при максимально возможной точности выдерживания направления. А при менее благоприятных условиях отклонение может быть значительно больше. Зона поисков е ще больше возрастет!

Как же быть в складывающейся ситуации? Практика знает здесь, два разных способа действия. Первый из них основан на том, чтобы свести к минимуму допускаемую погрешность при движении по азимуту. Он заключается в использовании ряда приемо в, направленных на всемерное повышение точности выдерживания нужного направления. Второй способ состоит в том, что человек сознательно идет на отклонение от азимута, заведомо превышающее возможную погрешность, но отклонение и звестное и учитываемое. И заранее планирует, где и как внести необходимую поправку, используя особенности данной местности. Для этого тоже существуют свои приемы, о которых будет идти речь ниже.

Понятно, что в основе того и другого способа лежит разное отношение к неизбежной во время движения погрешности, Принимая первый из них, мы допускаем, что эта погрешность может быть сведена если не до нуля, то, во всяком случае, до какой-то незначительной величины, которой можно пренебречь, Принимая второй, мы как бы соглашаемся с тем, что указанн ая

Погрешность присуща самому ориентированию и потому неустранима. В силу

133

Этого мы концентрируем усилия не на том, чт обы ее избежать, а на том, чтобы сделать погрешность поддающейся учету.

Рассмотрим теперь приемы, соответствующие каждому из этих двух способов.

Категория: Азбука туризма  | Комментарии закрыты
09.09.2011 | Автор:

Длительные переезды на транспорте могут вызвать у кого — то из участников группы болезнь укачивания: начинается головокружение, тошнота, иногда рвота, головная боль, отмечается побледнение лица, появление холодного пота. Не все люди одинаково склонны к этому заболеванию. Поэтому, если в походе предстоят продолжительные поездки на автобусе, судне, самолете, руководителю следует заранее осведомиться у ребят, с кем из них раньше случалось укачивание. Их следует усадить так, чтобы они меньше подвергались качке или тряске (например, в автомашине — ближе к кабине водителя), предупредить, чтобы они во время движен ия поменьше смотрели по сторонам, или даже просто огр аничить боковое зрение (например, надев капюшон штормовки). За полчаса час до отъезда дать таблетку аэрона, который на случай длительных переездов нужно включать в аптечку. Иметь под руками полиэтиленовые мешочки, чтобы при необходимости использовать как гигиенические пакеты. Избегать переполнения желудка перед поездкой, равно как и поездок совсем натощак.

Если укачивание неожиданно началось в дороге, применяют те же меры. Вместо аэрона можно дать таблетку валидола (положить под язык и сосать, не глотая). Если есть возможность, сделать остановку на 10—15 минут, побыстрее вывести заболевшего на свежий воздух, дать ему немного посидеть или походить. Как правило, этого достаточно, чтобы благополучно завершить поездку.

Категория: Азбука туризма  | Комментарии закрыты
09.09.2011 | Автор:

Хотя костер и считается первым другом туриста, однако, общаясь с этим другом, надо принимать некоторые меры предосторожности. К сожалению, это не всегда понимают юные туристы. В первых походах, пока костер еще в диковинку, с ним обращаются осторожно. Потом к нему привыкают, и меры предосторожности начинают казаться чем — то ненужным: «Ничего не случится. Что я первый раз развожу костер, что ли?» Совершенно неправильное рассуждение.

Костер хранит потенциальную опасность, которая может не напоминать о себе настолько долго, что о ней забывают. Так вот, опытный турист отличается от новичка не тем, что он этой опасностью пренебрегает, а как раз наоборот — тем, что о ней помнит, а значит, и соблюдает меры предосторожности.

В чем же они заключаются? Самое первое, что должен запомнить юный турист: покидая место бивака, следует обя зательно залить костер. Не надо думать, что если дрова уже прогорели, если в к острище остались только тлеющие головешки да угли, то заливать его не обязательно. Эти головешки могут разгореться, спустя много времени после ухода группы. Чтобы убедиться в этом, можно посоветовать как-нибудь проделать такой эксперимент. Пусть дежурные попытаются утром развести костер, не пользуясь спичками, а, раздувая угольки, которые сохранились в золе костра со вчерашнего вечера. Если только ночью не шел дождь, это удастся с делать довольно быстро. Времени потребуется не н амного больше, чем на разжигание костра спичками. Конечно, далеко не всякий костер, оставленный не залитым, разгорится после ухода группы и не всякий разгоревшийся приведет к лесному пожару, И все — таки не будем забывать, что главной причиной страшных лесных пожаров были и остаются плохо загашенные костры. Поэтому надо взять за правило перед уходом заливать кострище. Ведь бивак почти всегда устраивается в месте, где есть вода. Правда, иногда за водой надо спуститься в лощину или терпеливо набирать ведро, черпая кружкой из маленького родника. Для того чтобы сварить обед, л юбой из туристов готов это сделать. А вот когда заходит речь о том, что надо залить костер, вдруг слышится; «Да ну, еще ходить… И так ничего не сделается». Да, может быть, в этот раз ничего не сделае тся, и во второй раз тоже, и в десятый, и в сотый. Но когда-нибудь сделается, причем, может сделаться такое, что заставит горько пожалеть о том, чего вернуть нельзя.

Конечно, для всякого правила ест ь пределы целесообразного применения. Скажем, осенью в слякотную погоду, во время дождя, вряд ли оставленный костер наделает бед. И все — таки, если есть хоть тень сомнения, надо принести воды и залить кострище, уходя с бивака.

Очень часто в справочниках и руководствах по туризму встречается требование окапывать костер канавкой, чтобы от него не загорелись трава, хвоя, листья, лежащие на земле. Такую рекоменд ацию следует считать весьма спорной. Прежде всего — чем окапывать? Окапывать топором — значит портить топор. Очень скоро он будет не пригоден для использования по основному назначению. Окапывать заостренными кольями или чем-нибудь подобным? Малоэффективно. Так можно процарапать много борозд на почве, а по-настоящему окопать костер не удастся. Не случайно в туристской практике окапывание костра не прижилось, хотя настоятельные советы делать это кочуют из одного спр авочника в другой.

Конечно, лучше окопать костер, если оказалась под рукой лопата. Скажем, ее взяли с собой для выполнения каких-нибудь краеведческих заданий или группа остановилась на обед возле дома лесн ика. Но нести лопату с собой специально ради окапывания костра большинство, туристов считает обременительным. Кстати сказать, окапывание не очень эффективно. Сухие листья и хвою, которые могут заго реться, можно просто отгрести в сторону, траву — или вырвать, или, если нет ветра, дать ей пр огореть по

Периметру кострища, а потом быстро затоптать. Ну, а от летящих искр или

275

Угольков, которыми иногда «стреляет» костер, окапывание не спасает. Одним словом, практика показывает, что без окапывания вполне можно обойтись, если соблюдать все другие меры предосторожности.

Никогда не следует разводить огонь непосредственно под деревьями. На деревьях, особенно хвойных, есть чему загореться. Да и корни деревьев легко повредить. Обычно юные туристы избегают располагать костер вблизи деревьев, но, например, в дождь это искушение бывает достаточно велико.

Нельзя разводить костры там, где имеется торф. Он может тлеть не только на поверхности, но и в глубине, поэтому пож ар может возникнуть даже через 1—2 дня после ухода группу. Нельзя также разводить чрезмерно большие костры. У юных туристов, после того как они научатся немного обращаться с огнем, очень часто почему — то возникает стремление разжечь «костер до небес». И вот они тащат со всех сторон сухие елки. Куча дров в костре угрожающе растет, пламя поднимается в рост ч еловека, а то и выше. Зачем все это? Ужин на таком огне не сваришь — тут и подойти близко трудно, не то, что помешать кашу. Искрит и «стреляет» он так, что сушить вещи на нем нельзя — будут прожженные дыры. «Зато светло и весело», — говорят обычно незадачливые туристы. Но для того чтобы было светло, можно использовать один из тех костров, о которых шла речь выше, например «три бревна». Ну, а веселье больше за висит от самих туристов, чем от костра. Большой костер может легко стать источником неприятностей. Сноп искр, взвивающийся над костром, становится очень большим и даже при небольшом ветерке легко достает деревья, которые, казалось бы, стоят в стороне. «Стреляет» такой костер на большое расстояние и довольно крупными головешками. Наваленные в беспор ядочном множестве дрова, немного прогорев, начинают оседать, приводят в движение другие, легко обрушиваются вниз, катятся в сторону. Наконец, большое пламя вообще легко может выйти из-под контроля. А сколько оно пожирает топлива!

Не следует оставлять костер (даже гаснущий) без присмотра. Обычно эта забота кострового или дежурных. Но вообще полезно выработать у каждого туриста привычку: находясь у огня, быть чуточку настороже, поглядывать, не занялась ли трава на краю кострища, не загорелись ли чьи — нибудь носки или кеды и т. д. Вначале может показаться, что это будет мешать отдыху, создавать у людей какое — то внутреннее напряжение. Пожалуй, на первых порах что — то похожее действительно бывает. Но довольно быстро это дело становится привычным, напряженность, если она была, исчезает, турист может о тдыхать у костра, петь песни, беседовать, в то же время краем глаза следить за тем, как себя ведет огонь.

Если предполагается поддерживать огонь всю ночь, чтобы его тепло согревало спящих, нужно организовать у костра дежурство. Иначе от случайной искры почти наверняка прогорят спальные мешки или одеяла.

При разведении костра глубокой осенью или ранней весной, когда на деревьях лежит снег, надо предварительно непременно отряхнуть его с ближайших деревьев, постучав по стволам обухом топ ора. Иначе, когда костер станет достаточно жарким, весь бивак окажется под дождем. А может и пласт снега упасть на огонь или кому — нибудь на голову.

Особенно внимательно надо следить за костром, когда кругом много сухой травы и когда дует сильный ветер. Обилие сухой травы в средней полосе России бывает обычно сразу же, как только со йдет снег. Пара солнечных деньков, и прошлогодняя трава становится совер шенно сухой, а новая, зеленая, еще только чуть пробивается. Именно в эти дни обычно выбираются за город первые группы т уристов-школьников, именно в эти первые весенние деньки очень хочется развести костер не в лесу, погруженном в тень, а на какой-нибудь веселой солнечной полянке. Необходимо помнить, что по с ухой траве огонь распространяется очень быстро (практически со скоростью ветра) и что совсем не об язательно огонь пойдет непосредственно от самого костра. При сильном порыве ветра язык

Пламени может оторваться от костра и зажечь траву в двух-трех метрах в

Стороне. Поэтому, если кругом сухая трава, надо постараться найти для костра место, защищенное от ветра.

Вообще ветер бывает то противником, то союзником кострового. Вначале, когда надо разжечь костер, — это противник. Он гасит спички, сбивает пламя с растопки, не дает заняться хворосту. Пр иходится складывать из дров что-то вроде ветрозащитной стенки или просить товарища постоять рядом с плащом или одеялом в руках. Затем, когда костер занялся, ветер становится союзником кострового. Он раздувает пламя, дрова разгораются быстро и жарко. Вот тут важно не проглядеть момент, когда ветер снова сделается противником и начнет разносить пламя, угрожая поджечь что — нибудь в стороне. Это упускают из виду иной раз даже сравнительно опытные костровые. Намучившись с разжиганием костра на ветру и добившись, наконец, своего, костровой сидит у огня в самом благодушном настро ении. Ветер превратился в союзника, начал работать на него, костер весело трещит, пламя разгорается, вода в ведрах быстро закипает. Но вот вылетел из огня уголек довольно далеко в сторону, потом второй… Загорелась трава на краю кострища. Костровой, не спеша, затоптал ее. Затем взвился сноп искр, их понесло в сторону соседних деревьев. Огонь уже набрал си лу, и ветер грозит вывести его из повиновения.

Не нужно дожидаться этого. Надо уменьшить пламя, вынуть из костра лежащие сверху дрова, если они еще не очень разгорелись, отложить их в сторону, но только не кучно, чтобы они вновь не з анялись, разворошить оставшиеся в костре дрова, так, чтобы они оказались лежащими подальше друг от друга, если нужно — плеснуть на некоторые из них водой. А дальше нужно подкладывать дрова только понемножку, чтобы держать огонь «на голодном пайке». Не стоит бояться, что костер м ожет начать затухать и погаснет. Ветер не допустит этого — он снова станет союзником кострового.

Одним словом, разводя костер, нельзя пренебрегать мерами предосторожности. И пусть то, что здесь было названо мерами

Предосторожности, войдет в привычку юного туриста, стане г способом его

278

Общения с огнем. Тогда огонь навсегда станет надежным другом, который никогда не обманет и не подведет.

Категория: Азбука туризма  | Комментарии закрыты
09.09.2011 | Автор:

Для пешего похода лучшей обувью являются хорошо разношенные ботинки на низком каблуке, желательно с рифленой подошвой. Ботинки должны быть достаточно просторными, чтобы в них мо жно было вложить

И с» / и

Войлочную стельку и поддеть толстый носок (шерстяной или вигоневый). Можно брать ботинки на номер больше обычного. В случае, если они будут слишком свободны, в них можно вложить не одну, а две стельки или поверх шерстяного носка надеть еще хлопчатобумажный. До п охода ботинки надо несколько раз пропитать специальной мазью для спортивной и охотничьей обуви, продающейся в спортивных магазинах, или любым несоленым жиром. Делается это следующим образом. На ботинок чистой тряпочкой наносится слой жира, и затем он слегка подогревается на газу, пр имусе и т. д. Когда жир впитается — на глаз кажется, что он просто просох, — нужно нанести еще один слой и снова прогреть ботинок у огня. Но будьте при этом вн имательны — едва смазка высохнет, надо немедленно нанести следующий слой, иначе от жара кожа может покоробиться. Эта процедура повт оряется несколько раз. В период отопительного сезона можно, смазав ботинки, поставить их на ночь под батарею отопления. Этот способ более безопасный для ботинок, но запах от них будет держаться всю ночь. Надо иметь в виду, что если впитать в ботинки слишком много жира, то качество их может ухудшиться — кожа станет чересчур мягкой. Поэтому если при сильном нажиме на кожу ботинка из нее начинает чуть-чуть выдавливаться жир, значит, дальнейшую пропитку надо прекратить.

Если ботинки жестки, или образуют складки (чаще всего поперечные у пальцев или продольные у голеностопа), их полезно поставить в распор. Для этого носовую часть ботинка надо туго набить бумагой (лучше всего,

Скатывая ее при этом в тугие валики), а в задник вставить какой — либо предмет,

72

Обеспечивающий распор, например стеклянную банку. При этом надо следить, чтобы она была вставлена туго и расправляла складки на коже. Для этого саму банку снаружи обкладывают бумажными в аликами, деревянными брусочками, вообще — любыми подходящими предметами, оказавшимися под рукой.

Кроме того, ботинки обязательно следует разносить, походив в них в школу, по дому, на прогулку. Обычная ошибка, допускаемая при выборе обуви юными туристами, а чаще их родителями, заключается в том, что ботинки приобретаются буквально накануне похода. Это происходит иногда потому, что взрослые наивно полагают, что в поход лучше идти в новом снаряжении — оно и красивее, и прочнее. В итоге — стертые ноги, пузыри, намины.

Итак, для пешего похода годятся любые ботинки на низком каблуке. Полуботинки хуже: они не держат голеностопа. Продающиеся в магазинах польские и чешские туристские ботинки с рифленой подошвой, стоим остью до 15 рублей, зарекомендовали себя неплохо, но у них довольно грубая кожа и их надо покупать заблаговременно, чтобы успеть пропитать жиром и разносить.

В последнее время в продаже появились туристские ботинки стоимостью 10—11 рублей, но они менее прочны.

Хорошо применять в походах баскетбольные кеды с толстой стелькой. Однако при этом надо иметь в виду, что при намокании и последующем высыхании кеды очень сильно садятся. Поэтому, приобретая кеды для похода, надо выбирать их номера на два больше обычно й обуви. Дома их следует намочить под краном и затем просушить. Тогда кеды приобретут тот размер, который они реально примут в походе. Если они при этом окажутся чуть велики, то в них, как и в ботинки, можно положить двойную стельку или поддеть второй носок.

Годятся для похода и полукеды, теннисные туфли, но их недостаток

Состоит в том, что, как полуботинки, они не держат голеностопа.

73

Категорически не подходит для похода обувь на высоком ка блуке: в ней просто нельзя пройти по пересеченной местности сколько — нибудь значительное расстояние. Не годятся также различные сандалии, сандалеты, босоножки, которые родители часто предлагают юным туристам, исходя из того, что в них удобно было ходить на даче. В походных условиях нога в них слишком «гуляет», да и ремешки, как правило, не надежны. Еще менее подходят для похода туфли без задника и обувь типа домашних тапочек. Даже обычные тапочки на тонкой подошве неудобны для пешего похода. В них легко можно ушибить пальцы, наткнувшись на корни деревьев или выбоины на дороге; на твердом грунте в них быстро отбиваются и начинают болеть пятки; наконец, они плохо защищают от острых предметов, которые случайно могут попасться на дороге.

Для походов в межсезонье, в период дождей и распутицы» хорошо зарекомендовали себя резиновые сапоги. В них тоже следует вложить войлочную стельку, а если позволяет размер, то и две. В сапоги можно поддеть шерстяной носок (один или два), а еще лучше портянку или портянку поверх носка. Если для сапог сшить фетровые или меховые носки, то их можно будет носить и по снегу, во всяком случае, до тех пор, пока он не станет слишком глубоким.

Обычные кирзовые сапоги армейского типа в походах не прижились. Они слишком тяжелы для лета и не обладают непромокаемостью резиновых сапог для походов в межсезонье.

В походе любую туристскую обувь надо периодически просушивать. Даже в сухую погоду она может намокать изнутри от пота, снаружи от вечерней или утренней росы, от случайного шага в лужу и т. д. Лучше всего сушить обувь на солнце, а если его нет — в укрытом от дождя месте на воздухе, лучше на ветру. Если есть поблизости сухое сено — набить его в обувь. Сушить обувь возле костра, что очень любят делать начинающие туристы, следует с большой осторожностью. Под влиянием жара обувь легко

Может или сгореть, или потерять эластичность, потрескаться. Научиться

74

Следить за обувью, сохнущей у костра, не так просто. Недаром одно время у туристов бытовала поговорка, что н астоящим туристом человек становится не раньше, чем сожжет у костра три пары обуви. Поэтому юным туристам вообще не рекомендуется сушить обувь непосредственно у огня. Гораздо лучше поместить ее несколько в — стороне, куда доходит теплый воздух (но не жар, не искры). При этом надо позаботиться, чтобы теплый воздух проникал внутрь обуви. Для этого ее обычно надева ют на воткнутые в землю палки, предварительно вынув стельки для отдельной просушки. Если есть сомнения, что жар для сушки слишком велик, лучше без колебаний отодвинуть обувь подальше. В конце концов, пусть ботинки останутся чуть сыроватыми, не то вообще можно остаться без них, Все это, однако, в овсе не значит, что можно вообще обойтись без просушки обуви. Брошенная, как попало, обувь не успевает просохнуть за ночь, даже если ночь стоит сухая. Сырая обувь легко натирает ноги, а в межсезонье может стать причиной простуд и даже обморожений.

Кстати говоря, очень полезно иметь с собой вторую пару обуви на случай, если первая все — таки испортится при просушивании, или кто — то сотрет ногу и ему понадобится более просторная либо б олее мягкая обувь, или, наконец, просто для того, чтобы не сидеть босиком, пока твои ботинки сохнут. В дальних походах, учитывая возможность выхода обуви из строя, опытные туристы берут вторую пару обязательно. Для юных туристов соблюдение этого правила не обязательно — не настолько уж их походы сложны, но желательно, чтобы примерно половина состава группы имела запасную обувь. Для воскресных походов достаточно, если вторую пару захватят один-два человека, в зависимости от численности группы.

Некоторые юные туристы, проведя лето в деревне или н а даче и привыкнув там ходить босиком, думают, что так можно ходить и в походе. Грубое заблуждение. Прежде всего, ни в деревне, ни на даче никому не приходится проходить в течение нескольких дней подряд по столько

Километров, как в турпоходе. И если в тапочках на тонкой подошве можно

75

Сбить ноги, то тем более это легко сделать тем, кто пойдет босиком. Обычно желание пройтись в походе босиком высказывают лишь отдельные ребята, но походить босиком на привале желают довольно многие. Между тем на привале почти так же легко поранить ногу, как и на марше. Достаточно наступить на острый сучок, консервную банку, на брошенный без присмотра нож, на сидящую в траве осу. Следует помнить, что на даче или в деревне повредивший ногу всегда может просидеть несколько дней дом а. Иное дело в походе. Группа не может бросить туриста, из-за своей неосмотрительности повредившего ногу и оказавшегося не в состоянии продолжать путь. Приходится или сидеть на месте в ожидании, пока подживет рана, или заниматься эвакуацией пострадавшего. И в том, и в другом случае приходит конец всем заранее намеченным планам, а очень часто — и всему походу.

Категория: Азбука туризма  | Комментарии закрыты