Архив категории » Ай-Петри — Большой каньон «

31.07.2013 | Автор:

1. Дорога от Ялты до Ай-Петри и далее до 42 км доступна для автотранспорта с мая по вторую половину октября, часто до ноября (это зависит от состояния снежного покрова на нагорье и склонах горной гряды).

Движение рейсовых автобусов обычно уста­навливается с первых чисел мая до второй половины октября. Экскурсионные автобусы (Ялтинского экскурсбюро) начинают ходить по этому маршруту как только сойдет снег на нагорье и подсохнет грунт на тропах.

Бензоколонок на дороге этого маршрута нет (общее расстояние в оба конца — около 90 км).

2. На всем ’пути от Ялты до Большого кань­она в летнее и осеннее время работают рес­тораны: на 6 км от Ялты у водопада Учан-Су (ресторан «Водопад») и на Ай-Петринском перевале (ресторан «Ай-Петри»). В рестора­нах, кроме холодных закусок й прохладитель­ных напитков, есть горячие блюда, преимуще­ственно крымские шашлыки и чебуреки.

Практика показывает, что если экскурсия по этому маршруту рассчитана на один день, то экскурсанты устраивают второй завтрак

После выезда из Ялты на Ай-Петринском пе­ревале и обед на конечной остановке — в каньоне. Отправляясь на экскурсию, заготовь­те еду (в том числе и термос с кофе или ча­ем). Питьевая вода будет на Ай-Петри, нском перевале (в ресторане), на 40-м километре и в Большом каньоне. После еды остатки пищи и мусор закопайте в землю. Аккуратность — лучшая визитная карточка груп’пы. Что из того, что вас не схватили за руку: те, кто при­дут после, помянут вас по заслугам.

3. Необходимо обратить внимание на обувь. Ни в коем случае нельзя пользоваться обувью на кожаной подошве. Такая обувь на камени­стых и травянистых склонах скользит. Понят­но, что ходить по тропам или дорогам в туф­лях на высоком каблуке — недопустимо. Не рекомендуется надевать тапочки и сандалии. При спусках и подъемах по щебенистым тро­нам в них попадают камешки и мешают ходь­бе. Обувь должна быть на номер больше той, что вы носите обычно, так как летом при ходьбе ноги немного опухают.

Для экскурсии в горах в условиях Крыма лучшей обувью являются парусиновые туфли на резиновой подошве или кеды. Резиновую обувь необходимо надевать на две пары нос­ков (бумажное и шерстяные).

4. В летнее время лучше всего надевать лег­кий спортивный костюм, но обязательно захва­тить с собой шерстяной свитер (или кофточку) и плащ.

5. Все, что берете с собой, уложите в не­большой рюкзак. Не забудьте взять индиви­дуальную аптечку.

1. Если в экскурсии участвует несколько человек, необходимо строго соблюдать следу­ющие правила:

А) Идти цепочкой (гуськом), не отставая друг от друга. Двигаться толпой — кто по тропе, а кто сбоку ее — не разрешается.

Б) Первым (ведущим) и последним (замы­кающим) должны идти самые сильные,’ вы­носливые. Если предпоследние отстают, замы­кающий должен передавать по цепочке веду­щему, чтобы ОІН шел медленнее.

В) За ведущим должны идти наиболее сла­бые и менее выносливые (пожилые, дети, женщины), за ними все остальные.

2. На остановках и привалах, в частности по пути к зубцам Ай-Петри, не подходите близ­ко к обрыву. Помните, что края обрыва часто покрыты мелкой щебенкой. За 2—3 метра до края обрыва можно легко «поехать» вниз вме­сте со щебенкой.

3. При подъемах и спусках ставьте ногу на всю ступню, а не на носки или пятки.

4. В горах быстро меняется погода. В ясный солнечный день на все плато может вдруг на­бежать облако или упасть туман. В таких слу­чаях будьте особенно осторожны. Ни в коем случае не сходите с тропы и не разрывайте це­почку идущих. Потеряв тропу, вы можете не­заметно подойти к обрыву, к расщелине или зайти в лес.

5. При передвижении по сухой части русла реки в Большом каньоне будьте осторожны.

Не делайте больших прыжков с камня на камень, особенно когда прыгаете на мокрый камень. Помните, что даже резиновая подош­ва может соскользнуть с камня.

Не ходите в обуви по воде. Если случайно намочили обувь — снимите ее, выжмите нос­ки, вновь наденьте, а подошву вытрите о тра­ву. После этого передвигайтесь по камням осторожно, не прыгайте, пока подошвы не вы­сохнут.

6. В горах категорически запрещается сбра­сывать вниз камни, палки, даже сосновые шишки, так как любой предмет может явить-

MAFШPY^__

Г/ УГ 42%/*

Ии-Летринс/(чое

Трех глажка. / „агОрЬ*

Подготовка к экскурсии

С К. шишко

*УБЧь, Лй_Пеіпрц £?

^4 ЯЛТА “море"

Схема экскурсионного маршрута Ялта—Ай-Петри— Большой каньон.

Ся причиной камнепада, а внизу всегда могут оказаться люди. Кроме того, в каньо*не, осо­бенно в его самой узкой части, не рекоменду­ется громко кричать — здесь даже эхо может вызвать падение камней.

7. В лесу обязательно соблюдение ‘правил противопожарной безопасности. Всем извест­но, что леса наше богатство. Для Крыма они имеют особенно большое водоохранное значение и являются важным фактором в формировании климата. Тушить пожары в горном лесу очень трудно. Поэтому курите в местах, специально отведенных для этой цели, не разжигайте костров. Одним словом, будьте осторожны с огнем! Берегите лес!

И последнее — горячий призыв ко всем, кто путешествует по нашим горам. Не забывайте, что после вас по этим же тропам пройдут еще тысячи людей, и поэтому бережно относитесь к природе, охраняйте ее чистоту.

Почему об этом приходится говорить? Да потому, что больно видеть, как захламляются самые замечательные уголки. Один бросил папиросную коробку, другой бумажку от конфеты, третий — консервную банку, четвер­тый — еще лучше! — разбил о камни бу­тылку…

У туристов есть замечательное правило: пос­ле привала не должно оставаться грязи, мусо­ра, бумаги, объедков. Человек должен быть благороден перед лицом великолепной при­роды.

Будем же помнить об этом!

[1] Роза ветров — диаграмма режима ветра на дан­ной местности. Расходящиеся из одного центра лучи имеют длину, пропорциональную какой-либо количест­венной характеристике ветров данного направления (их повторяемости, средней скорости и т. д.). Кроны сосен формируются господствующим на нагорье вет­ром, дующим с определенным постоянством.

[2] Лакколит — масса изверженных горных пород, залегающая среди осадочных толщ в форме громадных куполов и иногда выступающая на поверхность землей в виде отдельных гор.

[3] С. П р о р о к о в а. Левитан. «Молодая гвардия», 1960, стр. 55.

[4] Спелеология — наука о пещерах, их особенностях

[5] Фитонциды — летучие вещества, выделяемые рас­тениями и обладающие антибиотическим действием.

[6] Геральдика — составление, истолкование и изуче­ние гербов; одна из вспомогательных исторических дисциплин. Геральдический символ означает отличи­тельный знак, знак принадлежности государству, городу, роду, местности.

[7] Топонимика — наука, изучающая географические названия, а также совокупность географических назва­ний какой-либо территории.

[8] К. Попов. Ботанические экскурсии по горному Крыму. Крымиздат, 1960, стр. 36—37/

30.07.2013 | Автор:

Пока по лесной тропинке вы будете идти от дуба к каньону, я напомню вам, что называ­ется каньоном. Глубоко врезанные, узкие до­лины с высокими, иногда несколько скошен­ными или ступенчатыми склонами геоморфо­логи называют каньонами. По дну каньона обычно пролегает русло речки. Возникают та­кие долины в результате «работы» реки в те­чение очень долгого периода времени. Река как бы пропиливает русло в горных породах. Когда я произношу «каньон», не вспоминают­ся ли вам школьные годы, уроки географии и рассказы учителя о Большом Каньоне реки Колорадо в Северной Америке, необыкновен­ные картинки в учебнике?

Всемирно известный Большой Каньон в Се­верной Америке (штат Аризона) .— один из грандиозных памятников природы. Его назы­вают чудом природы.

В течение долгого времени река Колорадо пропилила себе путь не только в мощных пластах известняков, но и в лежащем под ни­ми гранитном массиве. Высота склонов дости­гает 1800 м, длина 320 км.

Размеры Большого каньона Крыма значи­тельно скромнее: длина его всего 3 км, а вы­сота склонов не превышает 350 м.

В Крыму есть второй каньон — в среднем течении р. Черной, но размеры его меньше, почему каньон по течению р. Коккозки (Ау — зун-Узень) и назван Большим.

В образовании Большого каньона Крыма

В ДОЛИНЕ ХРУСТАЛЬНОЙ РЕЧКИ И Исполиновых котлов

Размывающая деятельность была облегче­на некоторыми геологическими процессами.

В далекие геологические эпохи горный Ай — Петринский массив с горой Бойка представ­лял единое целое. Позже, в третичное время (около 10 млн. лет назад), когда на террито­рии современного горного Крыма происходили активные горообразовательные процессы, в зоне нынешнего каньона, весьма вероятно, произошел разлом, так же как и на прилежа-

Правый борт каньона.

В ДОЛИНЕ ХРУСТАЛЬНОЙ РЕЧКИ И Исполиновых котлов

Идем участке возвышенности Бойка, где ряд таких разломов осложнен небольшими сбро­сами. Промываясь водами из большого водо­сборного амфитеатра, зона разлома и усилен­ной трещиноватости пород превратилась в каньон, по дну ‘которого протекает речка Кок — козка.

Большой каньон — совершенно своеобраз­ный, уникальный памятник природы. Поэтому понятен интерес к нему со стороны туристов и экскурсантов.

…От дуба тропа идет довольно широкая, ровная, с небольшим подъемом. Наконец подъем кончается. Оглядимся. Прямо перед нами лежит громадная расселина с крутыми, почти отвесными склонами. Кое-где на фоне серых известняков зеленеют пятна чудом уце­пившихся там деревьев и кустов. Откуда-то из глубины доносится шум бегущего потока, но воды еще не видно — все дно каньона покры­то густым лесо>м. Слева возвышается непри­ступный утес, получивший название Стороже­вого, — он действительно как будто сторожит вход в каньон; дальше видны выступающие утесы правого берега — Второй, Третий, Чет­вертый: (Пещерный). На левом берегу четко выделяется утес Сосновый — на его вершине прилепилось несколько крымских сосен с пло­скими кронами. Там же, но чуть ближе к вам, лежит урочище Алманчук. Это небольшая до­линка, спускающаяся к каньону, по которой » протекает речка Алманчук (Яблоневая). Урочище и речка не случайно получили та­кое название — там растет много диких яблонь.

Подножие утеса Сторожевого — это, мож­но сказать, единственное место недалеко от устья, откуда <в, идна вся панорама каньона и где можно почувствовать его размеры.

Тропа теперь уводит вас вниз. Все явствен­нее слышен шум речки и, придерживаясь пра­вой тропки, мы, наконец, выходим к воде вблизи Яблоневого брода. Здесь Алманчук впадает в Коккозку и образует пойму, густо заросшую лещиной и кизилом. Если пере­браться на противоположный берег, то, под­нимаясь вдоль речки Алманчук, можно выйти на Ай-Петринскую яйлу.

Возле самой речки ваше внимание привле­кает навес, образованный громадным камнем. Под ним можно укрыться от дождя, да и пе­реночевать тоже.

За гротом тропа становится все уже, она то круто поднимается, то вдруг снова спускает­ся к самой речке. И если к концу лета, когда уровень воды падает и обнажаются покрытые зелеными водорослями камни, можно спу­ститься почти к самому руслу, то весной и в начале лета приходится идти по довольно кру­тым склонам. Не забывайте при этом, что прежде чем ухватиться за куст или камень, нужно убедиться в их прочности и надежности. А то они могут и подвести!

Наконец вы вышли к небольшому плесу. Река стала немного глубже и даже как будто спокойнее. Здесь в заводях водится форель, но рыбка эта очень чутка, и нужно терпение, чтобы увидеть ее. Чуть левее плеса — неболь­шой островок в шапке белокопытника. Это растение с огромными листьями, похожими

По дну каньона.

подпись: 
по дну каньона.
*

На листья всем известной мать-и-мачехи, глянцевитыми снаружи и с мягким пушком внизу. Путешественники пользуются этими листьями для изготовления шляп и зонтиков. Хоть прочностью эти изделия и не отличают­ся, но на какое-то время могут спасти от па­лящих лучей солнца и даже от дождя, если он не проливной.

В двух десятках метров отсюда еще один брод. Слева из-за утеса не спеша тянется до­вольно мелководная в этом месте Коккозка А на противоположном берегу из густого тем­ного леса по обомшелым камням несется по­ток. Это источник «Пания», самый крупный в верхнем течении реки, дающий ей большое ко­личество холодной (около 9°С) родниковой воды.

Тропа идет вдоль берега, местами исчезая, иногда раздваиваясь, но все время вдоль реч­ки. И, наконец, вы пришли к той части русла, которая наиболее характерна для каньона, где особенно хорошо видна работа вэды. На­чинаются исполиновые котлы и «ванны».

Протекая по узкому руслу, стесненному на­валом обломков известняковых глыб различ­ных размеров, река ищет себе путв. То она устремляется под камни и, разбившись на несколько струй, появляется где-то в стороне; то, вырвавшись из каменного плена, вдруг с шумом падает со скалы вниз или бесшумно стекает по гладкой поверхности каменного лотка, выточенного ею же. В некоторых ме­стах русло представляет серию выточенных в каменистом ложе углублений причудливой формы, издали напоминающих кружева за-

Тейливого рисунка. Перетекая из одного уг­лубления в другое, струи воды как бы трога­ют клавиши чудесного клавесина. Прислушай­тесь к тишине, и вы оцените мастерство кань — онной речки.

Удивительными ‘произведениями, созданны­ми речкой, являются исполиновые котлы. Падая со скалы высотой 3—5 м, речной поток выдалбливает сначала небольшое углубление. Потом в это углубление попадает принесен­ный речкой камень. Беспорядочно вращаясь вместе с водой, он помогает речке углублять и расширять водобой. Постепенно камень при-

Прозрачна вода в ваннах на дне каньона.

В ДОЛИНЕ ХРУСТАЛЬНОЙ РЕЧКИ И Исполиновых котлов

В ДОЛИНЕ ХРУСТАЛЬНОЙ РЕЧКИ И Исполиновых котлов

Хочу быть вечно юной…

Нимает округлую форму «кату, на». Величина «катуна» достигает иногда значительных раз­меров. Активный процесс углубления продол­жается до тех пор, пока так называемый «прыжок» ’падающей струи не будет затоплен водой, находящейся в котле.

Так образуются исполиновые котлы. По течению реки в Большом каньоне их несколь­ко. Самый значительный исполиновый котел находится в конце маршрута, куда вы и подошли. В последнее время туристы стали называть его «Ванной молодости», и это имя прочно вошло в обиход. Глубина его около 5 м. В нем никогда не иссякает вода, она хо-

Л одна и прозрачна* В «Ванну молодости» по — стоя«™ поступает родниковая вода. У «Ван­ны молодости» обычно делают основной при­вал — отдыхают, загорают, самые храбрые купаются.

Здесь экскурсйя кончается, но каньон тя­нется еще километра полтора. Идти дальше без специальной ‘подготовки и снаряжения очень трудно и небезопасно.

За «Ванной молодости» дно каньона загро­мождено обломками скал. Иногда они обра­зуют высокие пороги, которые нельзя преодо­леть без веревки. Каньон здесь очень узок: вы­тянутыми в стороны руками можно коснуться отвесных склонов. В этой теснине сумрачно даже в ясный солнечный день. Проходить по наиболее узкой части каньона в дождливую или ветреную погоду надо осторожно: с высо­ты могут упасть камни или каменный дождь. Кроме того, в верхнем участке каньона по руслу реки после летних ливней несется бур­ный поток, а спрятаться в узком ущелье не­куда…

Возвращаться назад не хочется, но надо. Сильные впечатления тоже должны иметь предел. Вы еще не раз побываете в Большом каньоне Крыма. Нет туриста, который не по­любил бы его верной и долгой любовью. До встречи в каньоне! ^

29.07.2013 | Автор:

Вам предстоит спуститься с плато то север­ному склону Главной гряды, и примерно через час езды вы окажетесь почти у входа в кань­он. Оттуда пройдете пешком по руслу речки Коккозки (Аузун-Узень), протекающей по дну глубокого ущелья, и вернетесь к автобусу через три-четыре часа.

От Ай-Петри. нского нагорья до каньона (на 42-м километре бахчисарайской дороги) око­ло 19 км.

Дорога проходит по смешанному листвен­ному лесу с преобладанием крымского бука. Кроме того, здесь встречаются сосна красно- ствольная, сосна крымская и древесно-ку­старниковые породы в подлеске.

На 40-м км бахчисарайской дороги, на по­вороте — источник с хорошей водой. Здесь можно сделать остановку и полюбоваться ландшафтом. Долина реки Коккозки зажата между гор: с запада и юго-запада — скалами Орлиного залета, которые являются северо — восточными обрывами горы Седам-Кая, с во­стока — горой Бойка. С левой стороны, ближе к дороге, видна остроконечная скала Сююр- Кая (Острая), отколовшаяся от горного мас — сива Седам-Кая. Скала Острая расположена напротив входа в Большой каньон. Но мы не видим его, хотя он и рядом. Лес скрывает вход в каньон даже от опытного взгляда.

Вдали, там, где Коккозка впадает в Бель — бек, видна широкая в этом месте Бельбекская долина и село Голубинка. Теперь уже близко до каньона: через два километра дорога сде­лает плавный »поворот, пересечет по мосту балку горной речки Сары-Узень (приток Кок — козки), и автобус остановится напротив до­мика лесной службы.

Отсюда вправо, вниз от дороги, начинается хорошо проторенная тропа ё каньон.

Через минуту спуска тропа пересекается говорливой речкой Сары-Узень (Желтая), которую вы без всяких затруднений перейдете по камням.

Сейчас же за Са»ры-Узенью, через несколько метров, протекает в том же направлении реч­ка Коккозка, ее также легко перейти по набро­санным в русле камням. Обе речки встреча­ются в небольшой «пойменной котловине, чуть ниже того места, где вы их перешли. Котлови­на густо заросла кустарником и мелколесьем, среди которого поднимаются высокие дубы, вязы, грабы и буки. Пройдя котловину, та же тропа уводит вправо, в гору, в тенистый лес.

Но вот подъем кончился, тропа выходит на небольшую площадку и раздваивается: нале­во — в село Соколиное, направо — в Большой каньон. На развилке в глубине площадки сто­ит могучий дуб скальный.

Дереву, как утверждают ботаники, не мень­ше 500 лет, диаметр ствола на высоте груди—

ПО ДОРОГЕ К БОЛЬШОМУ КАНЬОНУ

Спуск к каньону с яйлы.

Более одного метра. Там, где от ствола отхо­дят три огромных ветви, видно отверстие дуп­ла. Многие туристы и экскурсанты, посещаю­щие каньон, оставляют в дупле свои письма— впечатления. За лето их собирается великое множество. И в каждом бьется светлая ра­дость от общения с природой и жажда твор­чества, созидания.

Опросили как-то у лесника, куда деваются письма из лесного почтового ящика.

— Да вот уже вторую осень приезжает сю­да на своей машине один писатель в берете,— ответил лесник. И, немного помолчав, доба­вил: — Приедет, влезет на дерево и полдня так и просидит. Выберет, сколько ему надо

Записок, и радостный уезжает. Говорит, что нашел клад человеческих характеров…

Вот несколько писем. Письмо студентов:

«Почтовому Ящику в Большом каньоне Крыма. Май, 1962 г.

Милый старый Дуб!

На пути путешественников ты стоишь и, го-, степриимно открыв свою грудь, принимаешь и хранишь человеческие радости.

У твоих узловатых корней мы сидели и де­лились впечатлениями. Говорили о любви. Тема любви — вечная. Ты был свидетелем наших разговоров, споров. А когда вдруг по­шел сильный дождь, листья стали тяжелыми от крупных капель, ты склонил свои ветви и укрыл нас. Мы молчали, зачарованные всем происходящим вокруг.

Кто-то вспомнил Невский в Ленинграде, другой Крещатик в Киеве, а я — Моховую в Москве…

И вдруг мы ощутили тысячи невидимых ни­тей, которые тянутся к тебе…

Тебя никто здесь не ставил, никто тебя не «очищает» по установленному графику поч­тамта; письма опускаются без марок.

Но все они доходят до адресата. Доходят потому, что в них столько радостного, хоро­шего, непосредственного.

Мы уходим, наш старый друг. Через два дня разъедемся в разные города, но тебя бу­дем помнить долго…

Прощай, наш лесной Почтовый Ящик.

Под диктовку студентов Ната».

Коллективное письмо молодых ткачей из Иванова:

«Нас шестеро ткачей из Иванова. Всем нам вместе 146 лет. Самой младшей — Светла­не — 20. Ее двадцатилетие, исполнившееся сегодня, 12 августа 1962 года, мы отпраздно­вали в каньоне. Мы все завидовали Светке: день рождения в такой романтической обста­новке!

Света — художник ‘по тканям. Она любит свою профессию, и в ее рюкзаке вместе с бу­ханкой хлеба, сырками и помидорами — ак­варельные краски, цветные карандаши и аль­бом для рисования. После экскурсии в каньон у Светки появилось 4 новых эскиза-компози­ции. Их она считает самыми удачными за по­следний месяц. Если ее работа будет принята художественным советом фабрики, она ткань назовет так:

«Прозрачный воздух, жемчужная вода и

Дрожащий лист папоротника каньона».

Хотя и длинно, но зато отражает ее настро­ение.

Как хорошо на свете жить!»

Письмо почтенного профессора:

«Дорогие ребятки! Прочел я ваши письма, и на душе стало светлее, радостнее. Я уже не молод. Свой отпуск, как правило, провожу в Крыму и обязательно бываю в каньоне. Это чудесный уголок Крыма. Я лесовод и за мно­гие годы посещений каньона изучил здесь все: где растет какое дерево, кустик и даже тра­винка. Да, да — травинка! И должен сказать, что многое изменилось с тех ‘пор, как я здесь был, ну, скажем — лет двадцать назад. Неко­торых своих лесных знакомых я уже не вижу. Они исчезли, потому что не пользовались с на­шей стороны вниманием и, чего греха таить, иногда бессмысленно уничтожались.

Или, вот пример — наш уважаемый лесной Почтовый Ящик. Казалось бы, мы должны благодарить его за добросовестное хранение наш, их писем. И вот встречаются же среди нас «Оли» и «Вани», ножом вырезающие на ство­ле свои имена и символические стрелы, увеко­вечивающие свою глупость.

Не позволяйте, друзья, делать этого».

Перед тем как покинуть старый дуб, про­чтите еще цитату из интересной книжки «Бо­танические экскурсии по горному Крыму»[8].

«Необходимо заметить, что нигде в Крыму сейчас не найти такого скопления тиса, как в Большом каньоне. Именно здесь еще сохра­нилась единственная’ в Крыму тисовая роща, насчитывающая вместе с подростом около 100 экземпляров этого очень редкого дерева. Ро­щица расположена у самого начала теснины ущелья, где почти отвесные стены внизу ме­стами отстоят друг от друга всего лишь на 2—3 м. И это при высоте стен в 250—300 м! Создается впечатление, что Большой кань­он — своеобразное убежище, в котором тис ягодный избежал вымирания…

О том, что Большой каньон действительно является убежищем отдельных вымирающих растений, свидетельствуют следующие факты. Именно в каньоне до наших дней сохранился

Чрезвычайно редкий в Крыму папоротник — листовник сколопендровый с цельными ленто­видными листьями…

…Очень редкими растениями горного Кры­ма являются также встречающиеся в каньоне орхидея Венерин башмачок и иглица подъ­язычная. Изящные цветки Венерина башмач­ка имеют своеобразную ловушку для на- секомых-о. пылителей — золотистого цвета «туфельку» и яркие коричнево-красные, кре­стовидно расположенные листочки венчика. Иглица подъязычная—вечнозеленый приземи­стый кустарник, на первый взгляд, с обычны­ми листьями. На самом же деле — это вовсе не листья, а уплощенные зеленые побеги. На­стоящие листья у иглицы представлены сухи­ми бурыми чешуйками. Осенью на «листьях» иглицы красуются ярко-красные блестящие ягоды, что вполне подтверждает стеблевое происхождение этих листовидных выростов.

Как и тис, листовник сколопендровый, Вене­рин башмачок и иглица подъязычная являют­ся живыми памятниками природы Крыма и должны тщательно оберегаться от уничтоже­ния. Но разве не следует сохранять неповто­римую красоту природы каньона в целом?..»

Вам ясно, друзья, какая ответственность ле­жит на человеке во время посещения кань­она?

Большой каньон — это музей, созданный самой природой, и его живые экспонаты дол­жны жить вечно — для современников и для будущих поколений. Так будьте же достойны­ми хранителями этого музея!

27.07.2013 | Автор:

Вы осмотрели сравнительно оживленные ме­ста на Ай-Петринском перевале, где в послед­ние годы вырос небольшой поселок. Теперь отправимся в пустынную часть нагорья — к зубцам Ай-Петри. «

Проехав несколько десятков метров по бах­чисарайской дороге, свернем налево. Это ти­пично горная дорога, неблагоустроенная, ка­менистая. Но разве красота нагорья не в том, что оно неприрученное, неблагоустроенное, ди­кое? Через пять минут покажется высокая мач­та Ай-Петринского телевизионного ретрансля­тора (телевизионная станция начала работать с октября 1963 года). Высота ретранслятора (вершины мачты) — 1290 м над уровнем моря. Два мощных передатчика по разработ­кам советских инженеров были изготовлены на чехословацких предприятиях «Тесла».

В контрольном монтаже и настройке аппара­туры вместе с советскими инженерами уча­ствовали чехословацкие специалисты.

Через несколько минут дорога круто пово­рачивает вниз. Отсюда до вершины Ай-Петри лучше пройти пешком.

Вершина хорошо видна с дороги, она отчет­ливо, неправильным треугольником рисуется на фоне неба. Ниже, на наклоненной поверх­ности плато, приметное пятно лиственного ле­са. Слева от вершины горы — зубцы Ай — Петри.

Вам надо держать ориентиром вершину го­ры и, спустившись до ровной части плато, пе-

К ЗУБЦАМ АЙ-ПЕТРИ

Ред подъемом к вершине выйти на тропинку, которая приведет к опушке леса. Когда спус­титесь к большой ровной поляне, обязательно обратите внимание на карстовые воронки. Они здесь ясно выражены. На склонах воронок краской написаны цифры — учетные номера карстовых образований. Карстологи описали их, взяли на учет и периодически исследуют. Здесь же указатель с надписью: «К пещере Трехглазке».

Всего несколько десятков шагов — и вот вход в пещеру. Вы сразу понимаете, почему эта карстовая вертикальная шахта названа Трехглазкой: вход завален скалистой глыбой, оставившей три отверстия-зазора, по форме напоминающие глаза. В 1963 году Алупкин — ское отделение Ялтинского экскурсионного бюро оборудовало пещеру безопасным спус­ком на глубину около 40 м. Пещера — ледя­ная. В ней круглый год не тает лед, а краси­вые сосульки напоминают сталактиты.

После осмотра ледяной пещеры надо вер­нуться к указателю и выйти на тропинку, ко­торая приведет к опушке леса. Перед подъе­мом осмотрите тис ягодный. Он находится с левой стороны, в нескольких метрах от тропы. Это почтенное тысячелетнее дерево — досто­примечательность нагорья. О нем упоминает­ся во многих книгах.

Теперь — к вершине горы! В буково-грабо­вом лесочке сумрачно и прохладно. В суровых горных условиях буковые деревья приобрета­ют кустистую форму… Тропа карабкается по крутому склону. Вот кончился лес, и перед вами круто поднимающийся к вершине горы участок плато, ограниченный с двух сторон обрывами.

Не спешите, не старайтесь штурмом преодо­леть крутизну. Остановитесь у опушки леса и постойте пять-шесть минут. Когда дыхание придет в норму, начинайте подъем. Подни­маясь, обратите внимание на кустарниковое растение, отчетливо выделяющееся темной зеленью хвои на фоне горно-луговой травяни­стой растительности. Сильные ветры на плато заставили растение прижаться к земле, рас­пластав в разные стороны ветви. Это стелю­щаяся форма можжевельника.

Еще несколько минут подъема — и вы на вершине горы. Трудности пути забыты, они от­ступили перед величием и красотой лежащей у ваших ног панорамы Южного берега от Медведь-горы до г. Кошки у Симеиза. Даже самые флегматичные натуры не могут не вол­новаться на этой высоте, где так явственно ощущение полета, безграничности и просто­ра.

С вершины Ай-Петри (1233 м над уровнем моря) линия морского горизонта видна на расстоянии около 135 километров. Здесь ле­том можно наблюдать не поддающуюся опи­санию картину восхода солнца, а счастливчи­ки ловят таинственный «зеленый луч».

Помните роман Жюля Верна «Зеленый луч»? Там есть такое место: «Наблюдали ли вы когда-нибудь Солнце, заходящее за гори­зонт моря? Да, без сомнения. Проследили ли вы за ним до того момента, когда верхний край диска соприкасается с линией горизонта и затем исчезает? Вероятно, да. Но заметили

К ЗУБЦАМ АЙ-ПЕТРИ

Ай-Петри властно приковывает к себе взоры.

Ли вы явление, происходящее в то мгновение, когда лучезарное светило бросает последний луч, если при этом небо свободно от облаков и совершенно прозрачно? Быть может, нет. Не пропускайте же случая сделать подобное на­блюдение: в ваш глаз ударит не красный луч, а зеленый, дивного зеленого цвета, такого, ка­кого ни один художник не может получить на своей палитре и какого не воспроизводит сама природа ни в разнообразных оттенках расти­тельности, ни в цвете самого прозрачного моря».

Волшебный луч можно увидеть с вершины Ай-Петри при восходе солнца. Впервые при­роду «зеленого луча» подробно описали зна-

Комый уже вам астроном А. П. Ганский и другие. Думаю, вам не будет скучно, ес­ли я немного расскажу об этом.

Когда Солнце стоит выше горизонта, свет диска перебивает гораздо менее яркие цвет­ные сине-зеленые и красно-желтые полоски, расположенные по краям диска, и люди их не замечают вовсе. Но в моменты восхода и за­хода, когда почти весь диск скрыт за горизон­том, видна синяя кайма верхнего края. Она двухцветная: выше расположена синяя полос­ка, ниже — голубая, от смешения синих и зе­леных лучей. Когда воздух близ горизонта со­вершенно чист и прозрачен, можно наблюдать «синий луч».

Но чаще синие лучи рассеиваются атмосфе­рой, и остается одна зеленая кайма — «зеле­ный луч». Однако в большинстве случаев рас­сеиваются мутной атмосферой и синие и зеле­ные лучи — тогда Солнце закатывается баг­ровым шаром. Чтобы человек мог поймать «зеленый» или «синий» луч, горизонт дол­жен быть чист и резок. Эти условия всего лучше складываются на море; вот почему «зеленый луч» так хорошо известен морякам.

Дорогие туристы-энтузиасты, встречая Солн­це на Ай-Петри, не забывайте о «зеленом луче». Восхищаясь разливом красок по небо­склону ‘перед восходом дневного светила, под­стерегите изумительный волшебный луч. Су­ществует поверье, будто он приносит радость и счастье…

Вы стоите над обрывом, а в нескольких мет­рах, чуть ниже, из бездны поднимаются два скалистых шпиля, или, как принято их назы-

Вать — Ай~Петринские зубцы. Ветер и вода, тепло и холод — эти коллективные скульпто­ры—много и лолго трудились, чтобы отделить их от массива плато.

Трудно представить себе панораму Ялты, Алупки и Мисхора без зубцов Ай-Петри. Они, как геральдические символы[6], принадлежат только этим местам.

Вы часто слышали название «Ай-Петри». Не пора ли объяснить его? Оно сохраняется, по-видимому, с давних времен. Академик П. С. Паллае, одним из первых ‘побывавший в Крыму в 1793—1794 гг. и давший системати­ческое географическое и историческое описа­ние Крыма, отмечал, что местные жители на­зывают зубчатую часть горной гряды Петер — кая (Петрова скала) или греческим именем Ай-Петри. В 30-х годах прошлого столетия известный исследователь Крыма академик П. И. Кеппен писал, что, по его мнению, в «Ай-Петри» соединены два слова: «агиос» — святой и «Петри» — искаженное Петр, и в своем капитальном труде «Крымский сбор­ник» утверждал, что в районе Ай-Петри он обнаружил остатки греческого монастыря.

Исследователи Крыма конца прошлого — начала нашего века проф. А. И. Маркевич, А. Л. Бертье-Делагард видели в соединении двух слов (Ай-Петри, Айя, Ай-Василь, Ай — Иори и др.) дошедшие до нас греческие топо­нимические[7] названия Южного берега Кры­ма и горной части, часто искаженные местным населением и итальянцами…

Я рад, что могу раскрыть перед вами еще неизвестную страницу в биографии зубцов Ай-Петри.

…Летом 1950 г. в Ялтинский краеведческий музей пришел Николай Павлович Анцифе­ров — научный сотрудник Московского лите­ратурного музея. Он рассказал, что в 1907 г., еще юношей, вместе со своим другом совер­шил восхождение к зубцам Ай-Петри и на од­ном из них увидел изрытые пулевыми ямками остатки надписи «Долой царизм». Молодые люди сфотографировали ее. Через 43.года Ни­колай Павлович разыскал интересную фото­графию и передал ее музею. Прошло несколь­ко лет, пока сотрудникам музея удалось вос­становить картину появления революционного призыва на неприступной скале.

…Осенним утром 1905 года на вершине Ай — Петрмнского шпиля затрепетало алое знамя, а ниже его появилась надпись «Долой ца­ризм». Это было время, когда первая русская революция шла на подъем. Самодержавие металось в страхе и ярости. И вот здесь, в «благословенной Тавриде», такой далекой от рабочих центров России, у летней царской да­чи Ливадии тоже появился призрак револю­ции. Местный градоначальник генерал Дум — бадзе мобилизовал все силы полиции. Но кто

Отважится взобраться на вершину Аи-Петри? Обратились к каменотесам Гаспры и Кореи — за, обещая большое вознаграждение. Они на­отрез отказались.

Наконец, выход был найден: решили… рас­стрелять знамя и революционный призыв. На Ай-Петри был отправлен пулеметный взвод.

■ Скошенное пулеметной очередью древко знамени дрогнуло и упало, но не свалилось в пропасть. Красное полотнище зацепилось за расщелины скалы. Вновь и вновь поливал его свинцовый дождь, рвал в клочья. Тщательно выбивался пулями каждый сантиметр надпи­си на скале. Но долго еще после этого можно было видеть обрывки знамени в расщелинах Ай-Петринского шпиля, различить надпись. Остатки ее и видел в 1907 году Николай Пав­лович Анциферов.

Возник вопрос: кто взобрался на вершину зубца и за одну, сравнительно короткую ночь укрепил знамя и сделал надпись, каждая буква которой была в рост человека?

После продолжительных розысков музей­ным работникам удалось найти участника этой смелой демонстрации. В 1957 году они встретили его в Москве: А. А. Теодорович ра­ботал сотрудником Института лекарственных растений. Передаю его рассказ.

Небольшая группа туристов-шведовпри­ехала на Южный берег. Но «шведы» удиви­тельно хорошо, без акцента говорили по-рус­ски. В Мисхоре они нашл/и проводника, кото­рый провел их к подножию зубцов. Вырубив

В скале несколько ступенек и пристроив под­весную люльку, «шведы» установили красное знамя и сделали надпись.

Проводником этой опасной экспедиции был каменщик из Мисхора И. Д. Ананьев (скон­чался в 1947 г.), а «шведы» оказались члена­ми РСДРП(б), эмигрировавшими за границу и нелегально ‘приехавшими в Россию в 1905. году.

Сейчас Ай-Петринские зубцы смело штурму­ют скалолазы. Они могли бы водрузить на одном из зубцов красное знамя — память о революционных боях первой русской револю­ции…

* * *

Вот и завершается экскурсия на Ай-Петри. Давайте отдохнем и помечтаем! О чем? О лыжных соревнованиях на приз крым­ского эдельвейса…

Вы приехали на Южный берег Крыма ран­ней весной. В парках буйно и торжественно цветут субтропики. Бело-розовой шапкой по­крыты миндальные деревья. Пылает багрян — ник. Люди успели уже загореть.

В местной газете объявление: «Сегодня в полдень на Ай-Петри состоятся лыжные со­ревнования на приз крымского эдельвейса. Вагоны подвесной дороги отправляются через каждые пять минут».

Вы читаете объявление и недоверчиво по­глядываете на Ай-Петри. С набережной Ялты вам кажется, что склоны горной гряды чуть припорошены снегом. Вас допекает любопыт­ство:

— Алло! Ай-Петринская метеостанция? Ска­жите, у вас на плато снег есть?

— В семь утра снежный покров был толщи­ной один метр.

— Один метр… Это сто сантиметров?!

— Да…

Без четвертій двенадцать (как бы не опоз­дать!) вы уже на станции подвесной дороги. Опускаете в автомат монету и садитесь в ва­гончик. Короткий зуммер, и вагончик плавно поднимается. Через минуту диктор объявляет: «Мы поднялись на высоту 100 метров над уровнем моря», еще через минуту тот же го­лос называет цифру 200, потом 300… 500… 800.

Легкий толчок. Остановка. Вы выходите и не верите своим глазам. Что это? Десять ми­нут назад вы гуляли по весеннему ‘парку, где вот-вот должны распуститься розы, а здесь снежное безмолвие. На километры вокруг рас­кинулось покрытое толстым слоем снега наго­рье…

Безмолвие? Нет-нет, это не так! Доносятся звонкие голоса спортсменов и болельщиков. Красными флажками обозначены старт и фи­ниш. Тренируются лыжники. Они в ярких сви­терах, и издали кажется: разноцветные буси­ны то рассыпаются по белоснежному сверка­ющему полю, то собираются вновь, словно на — низываясь на невидимую ниточку большого ожерелья. Вы тоже можете рискнуть и про­катиться на лыжах, все необходимое снаря­жение есть на базе. Впрочем, возможно, вы из Сибири или с Урала и вам не страшны скользкие спуски и трудные подъемы.

К ЗУБЦАМ АЙ-ПЕТРИ

Штурмуем зубцы Ай-Петри.

В три часа дня соревнования закончились. Под гром аплодисментов переходящий приз— крымский эдельвейс, блестящее соцветие из хрусталя на серебряной цветоножке, — вру­чается команде-победительнице. И как-то не­обычно выглядели возвращающиеся лыжники на солнечной набережной Ялты.

Трудно сказать, так ли все будет, как мы мечтаем. Но наверняка — мечта наша была очень скромной.

Окутанная облаками вершина Ай-Петри.

К ЗУБЦАМ АЙ-ПЕТРИ

Подвесную дорогу на Ай-Петри уже проек­тируют, снег на плато подготовит сама приро­да, остается только своевременно завезти в Ялту лыжи…

А теперь — снова в путь, дальше, к Боль­шому каньону Крыма.

26.07.2013 | Автор:

У самой дороги справа и слева несколько одноэтажных домиков, метеорологическая пло­щадка, за ней памятник, словно вырастающий из необработанных глыб гранита.

Если вы впервые совершаете экскурсию по этому маршруту, то сейчас испытываете страінное чувство неожиданности, необычности окружающего и легкого разочарования: слиш­ком резок переход от динамики и разнообра­зия подъема к безлесному пространству яйлы.

Вас словно выбросило в какой-то другой мир, и вы должны привыкнуть к его стран­ному ландшафту. Каменистая безжизненная слегка всхолмленная равнина настороженно молчит. Громадное необъятное небо опроки­нулось над вами и кажется особенно глубоким и синим. А если сгущаются облака, то они идут так низко, будто хотят прижать вас к этой пустынной земле.

С чего же начать осмотр? Не торопитесь! Справа от дороги видна тропа. Она ведет к скале с видовой площадкой, обнесенной же­лезной оградой. Ее хорошо видно с дороги, она правее памятника — вот туда мы и пой­дем.

Поднявшись по каменной лестнице, мы ока­зываемся на видовой площадке на скале Ши­шко (инженер-полковник Шишко в конце про­шлого века руководил строительством шоссей­ной дороги от Ялты на Ай-Петринский пере­вал, высота ее над уровнем моря 1182 м). Помолчим немного! Я уже знаю по опыту,
что человек, который впервые попадает на эту высоту, две-три минуты обязательно хочет помолчать, — как всегда перед величествен­ным явлением природы, перед захватываю­щей красотой…

АЙ-ПЕТРИНСКАЯ ЯЙЛА

Суров и пустынен ландшафт яйлы,

подпись: суров и пустынен ландшафт яйлы,
Панорама побережья ’перед нами.

Слева (на восток) в море выступает Никит­ский отрог Главной гряды. Оконечность отро­га — мыс Никитский, или Мартьян. Здесь на­ходится Государственный Никитский ботани­ческий сад (основан в 1812 году). Наивысшая точка Никитского отрога—вершина Авинда— 1473 м над уровнем моря. За мысом Никит­ским видна Медведь-гора (Аю-Даг), лакко­

Лит[2] с характерным горбообразным конту­ром.

І

подпись: і

Ближе к нам от горной гряды отходит отрог Иограф. Продолжение его в черте Ялты — холмы Дарсана, водораздел речных долин Во­допадной (Учан-Су) и Быстрой (Дерекойки), где расположена Ялта.

Сразу бросается в глаза конусовидная гора Могаби, покрытая лесом. Ее вершина почти на 400 м ниже скалы Шишко. Почему-то мно­гие думают, что Могаби потухший вулкан. Очевидно, правильная конусовидная форма ее породила это представление. В действительно­сти Могаби — отторженец горной гряды, ка­ких немало встречается на Южном берегу. Могаби скрывает от нас ту часть берега, где расположены Ливадия и Ореанда. К западу от Могаби открывается вид на побережье, где расположен мисхорский курортный район. Из-за склона Могаби виден мыс Ай-Тодор с «Ласточкиным гнездом».

Панорама южнобережья со скалы Шишко надолго приковывает внимание. Сначала глаз охватывает всю видимую картину, ‘потом оста­навливается на деталях… Вот небольшая тучка на минуту закрыла солнце, и все сразу измени­лось: иначе легли тени от гор, море стало зе­ленее, потускнели яркие краски. И снова вы смотрите, смотрите неотрывно…

Льющиеся потоки яркого света, синева неба
и моря поражали художников-северян, впер­вые приехавших на Южный берег Крыма. По­бывавший здесь впервые И. И. Левитан в мар­те 1886 года писал А. П. Чехову:

«Как хорошо здесь! Представьте себе те­перь яркую зелень,, голубое небо, да еще какое небо! Вчера вечером я взобрался на скалу и с вершины взглянул на море, и знаете ли что, — я заплакал, заплакал навзрыд; вот где вечная красота и вот где человек чувствует свое полнейшее ничтожество! Да что значат слова, — это надо самому видеть, чтобы по­нять!»[3].

И людей вновь и вновь влечет на Ай-Петри в любое время года, чтобы увидеть картину побережья, написанную каждый раз по-ново­му самой природой.

Но вот вы повернулись спиной к морю, и перед глазами, словно в картинной галерее, новый »пейзаж… Ай-Петринское нагорье. Без­лесное, покрытое многолетними дикорастущи­ми травам«.

Часто можно услышать, как сообщество трав, растущих на плато Главной гряды Крым­ских гор, называют альпийскими лугами (так именуют луга не только Альп, но вообще в, сех горных стран, лежащие выше верхней грани­цы леса, то есть там, где деревья и кустарники уже не могут существовать из-за неблагопри­ятных климатических условий). Но это выра­жение никак нельзя употреблять по отноше­нию к травянистой растительности крымских яйл: ее следует считать гарной, лугово-степной и горно-луговой. Кое-где в понижениях, укры­тых от ветра, можно встретить небольшие ле­са из бука, граба, осины да бесстрашные крымские сосны.

До настоящего времени ботаники, геологи, гидробиологи не пришли к единому мнению о прошлом флоры нагорья. Одни ученые счита­ют, что в далеком прошлом оно было покрыто лесом. Другие исследователи думают, что из — за климатических условий и водного режима яйлы лесов здесь не было. Вопрос этот еще не решен окончательно.

Крымское нагорье, по определению одного из первых исследователей крымского кapcfa А. А. Крубера, является классическим карсто­вым районом нашей страны.

Поговорим о карсте. Вы, наверное, уже обратили внимание на своеобразную поверх­ность плато: замкнутые понижения в виде во­ронок или ванн, многочисленные трещины, маленькие долины. К сожалению, со скалы Шишко типичный карстовый ландшафт почти не виден. Ближайший участок такого рельефа расположен у подножия ай-петринских зуб­цов. Туда вы отправитесь чуть позже. Главная гряда в верхней своей части сложена извест­няками, в основном — верхнеюрского возраста, которые легко растворяются водой. Развитие карста началось с того времени, когда извест­няки вышли из-под уровня моря и образовали сушу. За много десятков миллионов лет атмо­сферные осадки, растворяя известняки, про­делали в их толще многочисленные ходы раз­личной величины и формы. Советские спелео­

Логи[4] вместе с учеными, изучающими карст, за последние годы открыли и исследовали много карстовых ‘пещер в Крыму.

17

подпись: 17Карстовые пещеры иногда тянутся на не­сколько километров в толще известняков (знаменитые Красные пещеры), со сказочной роскошью убраны 4 природой причудливыми натечными образованиями.

Областям карстовых явлений свойствен и свой гидрологический режим. Здесь нет по­верхностных рек и ручьев. Атмосферные осад­ки, выпадающие на поверхности плато, очень быстро стекают по карстовым пустотам внутрь известняковой толщи, образуя подземные ручьи и реки. Они выходят на поверхность там, где системы полостей выклиниваются на гор­ные склоны и дают начало всем рекам Крыма. Вот почему Главная гряда гор, состояние ее нагорья имеют исключительно большое народ­нохозяйственное водоохранное значение. За- карстованные известняки гор являются есте­ственным регулятором водного стока, питаю­щего реки Крыма. Важное значение для достижения равномерности этого стока имеет лесоразведение на каменистой поверхности горных плато — яйл, когда слой почвы, укреп­ленный травянистой растительностью и лесом, превратит стихийное и быстрое проникновение атмосферных вод в карст в медленное и посте­пенное.

В настоящее время строго запрещено нару­шать почвенный покров на плато, во многих местах ведутся опытные посадки леса. К со жалению, они еще не охватывают каменис­тых оголенных территорий, да и выпас скота все еще продолжается на многих горных плато.

Посадки леса видны и со скалы Шишко — с левой стороны, если смотреть вдоль дороги на Бахчисарай. Кстати, здесь же впервые по­сажены и гостьи с севера — березки. Они прижились, и хотя им по два-три года, пока чувствуют себя не хуже, чем в средней Рос­сии.

Сравним попутно климатические особенно­сти Южного берега и Крымского нагорья, чтобы убедиться, как они отличаются друг от друга. Известно, что с высотой температура воздуха обычно понижается. На Южном бе­регу Крыма это уменьшение равно 0,65° на каждые 100 м подъема. В то же время коли­чество атмосферных осадков с высотой увели­чивается. Если в Ялте среднегодовое количе­ство осадков равно 560 мм, то на Ай-Петр. и их выпадает почти в два раза больше — более 1000 мм.

Климат Южного берега Крыма — среди­земноморский. Поэтому не случайно южнобе — режье часто называют Средиземноморьем в миниатюре. Район же Ай-Петринекого наго­рья, как и центральную часть горного Крыма, занятую лесами, относят к климату умеренно холодных влажных лесов с засушливым ле­том.

Говоря о климате, нельзя не упомянуть об Ай-Петринской метеорологической станции, расположенной вблизи скалы Шишко. Благо­даря работе метеорологов, которые ведут си­стематические наблюдения уже около 70 лет, стало возможным судить о некоторых клима­тических особенностях Ай-Петринского наго­рья: в 1895 г. Главная физическая обсервато­рия (в Пулкове) открыла первую в Крыму станцию на плато Главной гряды (позже вто­рая станция была открыта на Караби-яйле).

Работникам Ай-Петринской метеорологиче­ской станции иногда приходится вести наблю­дения в очень сложных условиях. Многие ту­ристы и экскурсанты, приезжая сюда летом* греясь на солнышке, вдыхая чистейший воз­дух, насыщенный фитонцидами[5] горных трав, не подозревают, какой коварной бывает пого­да осенью и особенно зимой. Предоставляю слово очевидцу, который помнит один слу­чай.

«Это было в 1947 году. К 10 часам утра 22 декабря по заснеженным тропинкам я до­брался из Ялты до Ай-Петринского перевала. Движение автотранспорта через перевал пре­кратилось с 1 декабря. Снежный покров, тол­щиной в несколько десятков сантиметров, был не только на плато, но и на дороге из Ялты, начиная с шестого километра.

На метеоплощадке начальник станции А. И. Афонин проверял надежность дополнительной растяжки флюгерного столба.

— Что, ожидается шторм?

— Ждем, отрывисто ответил он, и мы направились к домику станции.

В кабинете дежурного барограф за послед­ний час вычертил характерную кривую — тен­денцию к резкой перемене погоды.

Скоро повалил густой снег, сила ветра все увеличивалась. Радист передал в службу по­годы «шторм-телеграмму». Из окна кабинета дежурного была видна картина настоящей се­верной зимы. На минуту снежные тучи разо­рвались, мелькнуло синее небо и море. В мор­ской бинокль я успел разглядеть освещенную солнцем набережную Ялты. Потом тучи со­мкнулись, стало еще темнее.

Наступил срок наблюдений. Вместе с де­журным я вышел на метеоплощадку.

Вокруг было все бело. Глаза слепил снег.

Внезапно высокий флюгерный столб под­нялся в воздух, и в следующее мгновение, при­няв горизонтальное положение, улетел в об­рыв. Полет столба с вращающейся флюгар­кой напоминал полет фантастического сна­ряда.

Дом метеостанции содрогался от сильней­ших порывов ветра, некоторые стекла в окнах были выдавлены.

В этот день наибольшая сила ветра достигла 42 метров в секунду…»

В летописи станции можно встретить много интересных дат и имен известных ученых. Здесь работали основоположник учения о реч­ном стоке Д. И. Кочерин и ботаник Е. В. Вульф, почвовед Н. Н. Клепинин и астроном А. П. Ганский, неутомимый и вечно молодой, ныне здравствующий биолог И. И. Пузанов и многие другие.

В зимнее ненастье станция не раз станови­лась убежищем для попавших в беду. В годы Великой Отечественной войны в полуразру­шенном здании станции отогревались парти­заны.

О многом может рассказать пока еще не написанная история метеорологической стан­ции на Ай-Петри. С ней связаны имена А. П. Ганского и Д. И. Кочерина.

А. П. Ганский, «крестный отец» Симеиз­ской обсерватории и первый её директор, был одним из талантливейших астрофизиков сво­его времени. Замечательный альпинист, он не раз поднимался на Монблан, где работал в обсерватории под руководством известного французского ученого Жансена. За ученые труды, написанные в это время, Парижская Академия наук наградила его орденом По­четного легиона.

Д. И. Кочерин — один из первых исследова­телей нагорья, видный руководитель партии Крымских водных изысканий. Величайшая заслуга Кочерина прежде всего заключается в том, что он предложил новые методы гидро­логических расчетов стока, которые были не­обходимы для успешного развития электри­фикации народного хозяйства нашей страны.,.

Есть на крымской земле памятники, встре­тив которые человек испытывает особенное волнение. Их можно видеть близ дорог, в сте­пи и в лесу, на берегу моря и вершинах гор. Это памятники нашим современникам, тем, кто сложил голову за счастье человечества в

Грозные годы Великой Отечественной войны. И на плато Ай-Петри воздвигнут монумент ялтинским партизанам, погибшим в бою с не­мецко-фашистскими захватчиками 13 декабря 1941 года.

Ялта была занята противником в ночь с 6 на 7 ноября 1941 года. К этому времени сфор­мированный заранее Ялтинский партизанский отряд ушел в горные леса.

Немецко-фашистское командование всеми силами старалось уничтожить партизан, нано­сивших чувствительный урон боевой силе и технике захватчиков.

Ялтинский партизанский отряд оказался в трудном положении, так как гитлеровцы зна­ли его дислокацию и бросили против него ба­тальон солдат, вооруженных пулеметами, ми­нометами и горной артиллерией. Противник поставил задачу окружить и уничтожить отряд. Один из многих боев произошел в на­чале декабря 1941 года. Руководил боем ге — нерал-майор Д. И. Аверкин — командир IV партизанского района. В течение дня гитле­ровцы предприняли несколько атак. Над от­рядом нависла угроза окружения. Тогда груп­па партизан во главе с Д. И. Аверкиным, командиром отряда Д. Г. Мошкариным и ко­миссаром С. Н. Белобродским решила оття­нуть на себя значительные силы противника. Маневр удался. Гитлеровцы, предполагая, что они окружают весь отряд, навалились на. группу. До последнего патрона дрались ге­рои и погибли в неравном бою. е А ялтинские партизаны — в составе армии народных мстителей — продолжали героиче-

АЙ-ПЕТРИНСКАЯ ЯЙЛА

Памятник партизанам на плато Ай-Петри.

Скую борьбу с захватчиками и помогли Совет­ской Армии освободить красавицу Ялту вес­ной 1944 года.

Памятник на братской могиле партизан от­крыт 5 ноября 1959 года (по проекту архитек­тора А. С. Хотелова).

26.07.2013 | Автор:

Ай-Петри властно притягивает к себе взоры всех, кто приезжает на Южный берег Крыма. Серая громада зовет сильных и смелых на единоборство. Тот, кто не рискует стать ска­лолазом, вспоминает, что к плато Ай-Петрин — ской яйлы есть удобная автомобильная доро­га. Иные, вздыхая, слушают восторженные рассказы очевидцев о необычности и красотах Ай-Петри.

Я приглашаю вас в увлекательное путешест­вие и обещаю: впечатления, которые вы при­несете с Ай-Петри, не забудутся долгие го­ды.

Прежде чем попасть на дорогу, ведущую к Ай-Петри, вы проедете автобусом 3 км на запад до ливадийского гаража, минуете цент­ральную часть Ялты, увидите главный вход Приморского парка им. Юрия Гагарина (ко­лоннаду с арками) и начнете подниматься по севастопольской дороге. По обеим ее сторонам здравницы и дома отдыха… За санаторием «Россия» поворот направо, зеленый тоннель из виноградных лоз, виноградники совхоза «Ливадия». Еше километр пути — и, вот ав­тобусная остановка «Ливадийский гараж».

Путь на Севастополь идет прямо, а у раз­вилки стоит указатель с надписью: «До Ай — Петри — 22 км, до Бахчисарая — 79 км». Вы начинаете подъем по бахчисарайской дороге. Подъем крут и извилист, он вьется по склону горы Могаби. Горная дорога ведет вас от пышной южнобережной растительности к ого­ленным плато яйлы.

В конце первого километра пути — неболь­шое водохранилище, расположенное на кру­том склоне справа от дороги («Кулинэ»—по названию урочища). Его водой орошаются табачные плантации совхоза «Горный».

А сейчас обратите внимание на дорогу, пе­ресекающую бахчисарайскую, ту, по которой вы едете. Она отходит от новой, обводной, по­строенной для разгрузки Ялты от транзитного и грузового автотранспорта (окончена в 1962 г.). Из окон автобуса видно, как она ду­гой пролегла над городом, несколько ниже границы горного леса.

Хорошо видна и строящаяся горно-троллей­бусная трасса Ялта — Севастополь. От Ялты и Севастополя, штурмуя горные преграды, строители идут навстречу друг другу. Новая победа строителей-дорожников не за горами.

Через несколько минут, точно в конце вто­рого километра, автобус проезжает мимо во­рот санатория «Узбекистан». До Октябрьской революции небольшой загородный дворец в мавританском стиле и окружающий его парк принадлежали эмиру Бухары. Дворец был построен в 1908 году по проекту ялтинского архитектора Н. Г. Тарасова. За последние го­ды санаторий значительно расширен. Если вам

Захочется провести время среди жителей сол­нечного Узбекистана, увидеть их националь­ный наряд, услышать музыку и отведать ку­шанья — приезжайте в чайхану санатория. Здесь вас встретят по-восточному, усадят на циновку или пестрый узбекский ковер, пода­дут традиционный плов и ароматный зеленый чай.

За санаторием «Узбекистан» до Ай-Петрин — ского перевала не встретить значительных населенных пунктов. На четвертом километре слева и справа промелькнут на косогорах плантации лаванды, издали напоминающие округлой формы кочки пепельного цвета. В середине лета лаванда цветет, покрываясь лилово-сиреневыми соцветиями на высоких стебельках, и в воздухе повисает густой аромат. Лавандовое эфирное масло очень це­нится и широко используется в парфюмерной, пищевой, фармацевтической промышленности.

Дорога все время вьется среди деревьев лиственного низкорослого леса. Но смотрите-, появились красивые, стройные крымские сос­ны, а начиная с шестого километра, они пре­обладают.

В начале седьмого километра слева у доро­ги виден ресторан «Водопад», напротив — дом дорожной службы, и тут же от дороги отходит широкая ровная тропа (длина 220 м) к водопаду Учан-Су.

9

подпись: 9Водопад Учан-Су — достопримечательность ближайших окрестностей Ялты. В пределах Главной гряды Крымских гор и ее отрогов есть несколько водопадов и невысоких (до двух метров) водопадов-каскадов. Но по вы-

2 Зак. 664.

Соте свободного падения Учан-Су — самый грандиозный: серебристая лента воды «низвер­гается с высоты более 95 метров. Как и все водопады горного Крыма, Учан-Су питается карстовыми водами, а это значит, что только весной, когда тает снег, после ливней и про­должительных осенних дождей он несет наи­большее количество ВОДЫ. Летом же ОН быСТ" ро иссякает, и по отвесной скалистой стене стекает несколько слабых струй. Возможно, что, приехав к водопаду, вы увидите его имен­но таким. Но не печальтесь! Как красиво во­круг, как чист воздух, великолепен лес из крымской сосны!

От водопада дорога проходит в сосновом лесу. Иногда высокие деревья стоят на самой обочине, а густой подлесок из кизила, лещи­ны, боярышника образует непроходимую сте­ну по обе стороны дороги. В летние дни в зеленом тоннеле прохладно. Осенью лес рас­цвечивается неподражаемыми сочетаниями красок: от светло-желтого до темно-бордо-

Вого…

А сейчас едем дальше. Но что это? На деся# том километре подъема лес вдруг поредел, высокие сосны, вопреки всяким правилам, стоят не вертикально, а слегка клонятся в разные стороны. Это следствие оползней, ко­торые на Южном берегу Крыма наблюдаются во многих местах. С давних пор это место называется «Пьяной рощей».

После «Пьяной рощи» можно считать, что половина пути до перевала — позади. Вторая половина дороги изобилует крутыми поворо­тами. На тринадцатом километре налево от-

Ходит дорога в пионерский лагерь «Тюзлер» (в переводе на русский — ровные места или поляны). Высота этого места над уровнем моря более 700 м.

Лес заметно редеет, а деревья становятся ниже’ На поворотах все чаще открывается вид на амфитеатр гор, окружающих Ялту.

Между четырнадцатым и пятнадцатым ки­лометрами дорога проходит мимо домика до­рожного смотрителя «Пендикюль» (Пять озер) на высоте около 900 м над уровнем моря. За дорожным домиком, на следующем повороте, от дороги отходит тропинка к видовой пло­щадке «Серебряная беседка» (на дороге стоит указатель).

Еще два километра пути — и лес кончается, вьются близ скалистого обрыва последние крутые повороты дороги. На оголенных ска­лах, цепляясь за расщелины, стоят одино­кие низкорослые крымские сосны с приплюс- > нутой сверху кроной, напоминающей флажок. Кроны деревьев представляют собой своеоб­разные естественные «розы ветров»[1].

И вот вы на плато.

26.07.2013 | Автор:

Е. ВОРОНЦОВ

Отправляясь из Ялты в путешествие к Ай — Петри и в Большой каньон Крыма, не забудь­те взять с собой меня. Я о многом расскажу вам в пути и на привалах, попытаюсь заме­нить экскурсовода. Не случайно же имя мое— путеводитель.

Понятно, я не в состоянии обо всем дать исчерпывающие сведения — на это потребова­лась бы уйма времени, а оно вам нужно, что­бы смотреть и видеть, чтобы любоваться при­родой и ее чудесными творениями. Нет, я буду рассказывать лишь о самом главном, самом важном, а если вы захотите узнать больше, подробнее — буду отсылать вас к литературе. Список такой литературы вы найдете на пос­ледней странице.

Маршрут Ялта — Ай-Петри — Большой каньон Крыма можно пройти за один день, он рассчитан на 14—16 часов. Но лучше сделать это в два приема: сначала от Ялты до Ай-Пет­ри, а на следующий день — Большой каньон. Можно, не возвращаясь в Ялту, заночевать в лесу вблизи каньона, а на другой день ос­мотреть его. От ваших возможностей зависит выбор варианта экскурсии.

Если вы хотите пройти маршрут пешком с ночевкой в лесу, то это займет у вас до двух с половиной дней.

Прежде чем отправляться на экскурсию, обязательно познакомьтесь с основными пра­вилами поведения в горах. Я рассказываю и о них.

Итак, вперед на Ай-Петри!