28.06.2012. | Автор:

Мыс Терпения, лежащий по наблюдениям нашим в шир. 48°,52,00″ и в долг. 215°,13,45″, весьма низок. Он состоит из двойного холма, тупо оканчивающагося, от которого простирается низменная остроконечная пологость на довольное расстояние к S. На севере от мыса, берег так же очень низмен. Первая возвышенность в сем направлении есть вышеупомянутой плоской берег, лежащий в широте 48°,57. Он хотя по малому своему возвышению и не может быть далеко усмотрен, однакож делает мыс Терпения довольно приметным. Средина Тюленьего острова, окруженного каменьями, коих заднюю часть мы видели 24 Мая, и которая по причине льдов была пределом тогдашнего нашего к N плавания, лежит в широте 48°,32,15″, долготе 215°,37,00″, на SW от мыса Терпения, в 30 милях. О северовосточных и югозападных пределах рифа, окружающего сей остров упомянуто уже выше.

По определении положения сих двух важнейших мест юговосточного берега Сахалина, пошли мы к N вдоль берега, уклоняющагося в направлении своем от плоского берега несколько к западу. Скоро потом открылось великое в берег углубление, конца коего не досязало зрение и с саленга; почему я и велел держать на WNW и плыть до тех пор, пока не уверились, что оное не составляло пролива, разделяющего здесь остров. Сей залив находится в широте 49°,5 и окружен со всех сторон низкими берегами; я назвал его низкобрежным. Мне казалось вероятным, что в оной вливается большая река; на северном его берегу возвышается земля до посредственной высоты мало по малу к северу. Нигде не усматривали мы отличающагося места, которое могло бы служить к вернейшему снятию берега.

Дватцатый день Июля обещал нам лучший успех в наших исследованиях. Предъидущею ночью сделался ветр от SSW; мы взяли курс прямо к берегу, от коего находились в расстоянии около 10 миль, где глубина от 75 до 80 саженей, грунт каменистый. В 4 часа утра узнав, где находились, пошли на NW при прекраснейшей погоде, каковой давно уже не имели. Мы надеялись, что SSW ветр освободит нас от туманов, находивших вдруг и почти всегда при SO и О ветрах. Берег, коего направление от северной оконечности низкобрежного залива простирается до 49°,30 широты, NW 19°, имеет вид во всем единообразной с виденным вчера, далеко во внутренности только оного казались многие ряды гор по большей части высоких. Краи берегов вообще каменистые, белого цвета. Между двумя, довольно выдавшимися оконечностями, скрывается, может быть, хорошая пристань; но мы, находясь и в недальнем расстоянии, не могли в том увериться; ибо густой туман, расстилавшийся между оконечностями, тому препятствовал.

Судя по положению берега, заключать следовало, что здесь впадает в море речка. Я желал изведать с точностию сию часть; но как наставший первый ясный день не льстил нас в сих туманных странах надеждою на продолжение хорошей погоды, то я и не мог решиться употребить дорогое время на изведание, не обещавшее верного в чем либо успеха. Впрочем, чтобы подать мореплавателю после нас способ найти место сие без трудности, означаю я здесь широту и долготу оного 49°,29 и 215°,42. Оно находится на SSW в семи милях от оконечности, лежащей под 49°,35, широты и 215°,33 долготы, названной мною мысом Беллинсгаузеным, именем четвертого нашего Лейтенанта.

Прерывая описание дальнейших наших испытаний восточного берега Сахалина, которой удалось нам обойти и изведать первым из всех Европейских мореходцев, неизлишним почитаю я сказать здесь нечто об астрономических определениях, служивших главным основанием к составлению карты сего берега, утверждая притом, что оные заслуживают довольную доверенность. Оба наши хронометры No. 128 Арнольдов, и Пеннингтонов[157] со времени отбытия из Камчатки разнствовали один от другого только тремя секундами. С нетерпением ожидал я хорошей погоды, дабы посредством лунных наблюдений увериться, что причныою сего сходства была не одинакая погрешность обоих хронометров, как то случилось в плавание наше от островов Вашингтоновых к Сандвичевым. Июля 17 го учинили мы с Г. Горнером по шести вычислений расстояний луны от солнца. Среднее из моих показало погрешность хронометров 21,30″, среднее же из вычислений Г. Горнера 27,45″. Столь великая погрешность казалась нам невозможною, и мы приписывали оную лунным расстояниям показанным на сей день в Парижском календаре; Г. Горнер, вычислив долготу луны по Бирговым таблицам, нашел действительную погрешность календаря 57 секунд, которая произвела неверность в определении географической долготы 28,45″, следовательно погрешность хронометров по моим наблюдениям была 7,15″, по наблюдениям же Г. Горнера 1,00″ восточная. Июля 19 го при благоприятствовавших обстоятельствах сделали мы с Г. Горнером по десяти вычислений, из коих каждое состояло обыкновенно из пяти и шести расстояний. Сим образом найдена опять разность между долготами по хронометрам и наблюдениям почти 20. Итак погрешность календаря и сего дня долженствовала быть немалою. Г. Горнер, вычислив и в сей раз по Бирговым таблицам, нашел погрешность в долготе луны 40 секунд, от чего и произошла разность в определении долготы 19 минут. Погрешность хронометров оказалась по наблюдениям Г-на Горнера только 15 секунд в градусной мере, а по моим 3,12″ восточнее. Июля 20 го вычислили мы опять по пяти расстояний каждый; по моим вышла погрешность хронометров 9,49″, по Горнеровым 15,30″ восточнее. Наблюдения, произведенные 21 го Июля показали погрешность, только несколько секунд. Поелику наблюдения, учиненные 19 го Июля, суть вернейшие и числом превосходнейшие, при коих долгота луны вычислена была по Бирговым таблицам; то я и принимаю настоящую погрешность хронометров 1 1/2 минуты, как среднее число, найденное по моим и Г-на Горнера наблюдениям, которая в самом деле столь маловажна, что даже за ничто почтена быть может. Хотя тридневные наблюдения и показывали погрешность хронометров всегда восточнее, однако истинная погрешность может быть равномерно несколькими минутами и западнее; ибо наблюдения, делаемые на море подвержены гораздо большей погрешности.

Оставьте комментарий » Log in