Архив категории » Азбука туризма «

09.09.2011 | Автор:

Для того чтобы увеличить точность движения по азимуту, руководства по топографии рекомендуют следующие приемы.

Первый из них — это использование промежуточных ориентиров. Определив по компасу направление на местности, которое соответствует нашему азимуту, надо наметить какой-нибудь предмет (дерево, куст и т. п.), находящийся строго на нужном направлении. Этот предмет и будет нашим первым промежуточным ориентиром. Нужно только чтобы ориентир был достаточно заметным и не терялся из виду при приближении к нему. Дойдя до первого промежуточного ориентира, таким же п орядком определяют второй промежуточный ориентир и двигаются, пока не достигнут его. Достигнув второго промежуточного ориентира, находят себе третий ориентир и т. д.

Второй прием — провешивание пройденного пути с целью выдерживания направления по створу (створом называется вертикальная плоскость, проходящая на местности через каткие — то две точки). Начав движение по азимуту, оставляют на своем пути через известны е промежутки какие-то вехи — забитый кол или еще что-то. Оглядываясь в ходе движения назад, следят, чтобы направление движ ения не отклонялось от линии, отмеченной оставленными вехами. Допущенное отклонение от требу емого направления здесь легко обнаружить. На выпавшем снегу вместо провешенной линии можно движение по створу осуществлять, наблюдая за оставшейся позади лыжней или цепочкой следов.

Третий прием — использование товарища для выдерживания нужного направления. Ведущий намечает нужное направление и по казывает его одному из товарищей. Тот начинает движение в ук азанном ему направлении, а ведущий, находясь сзади, корректирует движение. Заметить отклонение от требуемого направления, допущенное идущим впереди человеком, значительно легче, чем свое собственное. Этот прием можно считать вариантом движения по створу. Понятно, что если выслать вперед не одного, а двух-трех человек или больше, то точность выдерживания направления возрастет. Наибольшей она окажется, если ведущий станет в конец группы и будет видеть перед собой всю цепочку туристов. В этом случае легко заметить сравнительно небольшое расхождение между требуемым аз имутом и направлением, по которому движется группа. Но практика показала, что если вперед вышло более двух человек, то ведущему становится трудно управлять ими. Его часто недослышат, плохо ре агируют на его команды, подчас возникает перебранка, группу приходится останавливать. Обычно в качестве «впереди идущего» используют одного, реже двух человек.

Четвертый прием направлен на погашение ошиб ки, возникающей при обходе мелких препятствий — плотно растущих групп деревьев, кустов, завалов и т. д. Чтобы такая ошибка не накапливалась, рекомендуется обходить их поочередно то справа, то слева.

Пятый рекомендуемый, в руководствах прием заключается в с чете шагов. Представьте себе, что, следуя по азимуту 35° от высоты. 211,5 на дом лесника (см. рис. 8), группа несколько уклонилась вл ево. Тогда она может пройти неподалеку от этого домика, не заметив его, и уйти куда — то за обрез карты, полностью потеряв ориентировку. Чтобы такого не случилось, важно знать, какое расстояние прошла группа. Для этого и рекомендуется вести подсчет шагов. Предварительно надо узнать длину собстве нного шага. На каком-нибудь участке местности, длина которого хорошо известна, вроде участка между километровыми столбами вдоль дороги, нужно сосчитать, сколько шагов требуется сделать, чтобы пройти это расстояние, а затем вычислить среднюю длину шага. Если участок был коротким — метров 100 или меньше, такое измерение следует повторить нес колько раз и взять среднее по всем измерениям. Теперь, зная длину своего шага, можно, идя по азимуту, вести счет шагов, чтобы знать пройденное расстояние, и не начать искать

Нужный предмет слишком рано или, напротив, пройдя где — то поблизости от

136

Него, не уйти дальше по взятому направлению. При этом рекомендуется считать не каждый шаг в отдельности, а считать шаги парами, ведя счет под левую или под правую ногу.

Следующий прием — шестой — рассчитан на тот случай, если на пути встречается непреодолимое препятствие, значительное по размеру. Пусть, как показано на рис. 9, это будет озеро.

Рис. 9. Обход препятствий с сохранением прежнего направления движения. ОА — принятое направление движения. Угол "а" — азимут обхода; угол "в" — азимут, обратный "а"; штриховая линия — движение группы; расстояние обхода указано в парах шагов.

В таком случае рекомендуется обходить его следующим образом. Пойти вдоль препятствия, заметив новый азимут и ведя счет пар шагов. Дойдя до края препятствия, повернуть и пойти по прежн ему азимуту. Когда

Препятствие будет обойдено, взять азимут, обратный тому, по которому

137

Происходило движение вдоль препятствия (обратным считается азимут, отличающийся от данного на 180°). Пройдя по обратному азимуту точно такое же число пар шагов, затем снова повернуть на первоначальный азимут.

Седьмой прием из числа рекомендуемых в справочниках и руководствах по топографии состоит в следующем. Если нужно пройти маршрут длиной, скажем, 4 км, то берется азимут не сразу на коне чную точку, а весь путь разбивается на ряд отрезков, ограниченных какими-то ясными ориентирами. Например, если нужно пройти с высоты 211,5 через лес к дому лесника (см. рис. 8), то движение осуществляется не напрямик по азимуту 35°, как показано на рисунке, а сначала до пункта триангуляции, затем до ямы, от нее до вырубки и, наконец, до нужного объекта — дома лесника. Смысл этого приема заключается в том, чтобы ожидаемую на дистанции 4 км ошибку бокового смещения, равную примерно 400 м. распределить на четыре отрезка. На каждом из отрезков она может (так же как по всей дистанции) составлять 1/10 пройденного расстояния, но поскольку каждое из этих расстояний составляет приблизительно 1 км (немного больше или немного меньше), то для каждого отдельного случая ошибка снизится примерно до 100 м. А искать в пределах 100 м — это значит искать в пределах, обозримых для человека.

Наконец, восьмой прием заключается в предварительной подготовке всех данных, необходимых для движения, и оформлении их в виде схемы движения по азимуту и в виде соответствующе й таблицы. Заниматься этим на маршруте значительно сложнее. Тут может быть и дождь, и мороз, и ветер, и темнота, и подступающая усталость, способствующая появлению ошибок, и даже просто неудобная обстановка — негде ровно расстелить карту, приходится работать, держа ее на весу, и т. д. Поэтому вся эта работа проделывается заранее. Сначала изучается по карте маршрут предстоящего движения, разбивается на короткие участки, определяются хорошо заметные и легко опознающиеся на местности предметы, которые будут сл ужить ориентирами, обозначающими начало и конец каждого участка. З атем

Определяются по карте расстояния от ориентира до ориентира (т. е. длина

138

Каждого участка), которые выражаются в парах шагов, по карте определяют азимут от одного ориентира до другого. Наконец, берут лист бумаги и, разграфив таблицу, выписывают туда участки пути, соответствующие им азимуты, длину этих участков в парах шагов. Завершает эту работу составление схемы по табличным данным. Она зарисовывается на небольшом листе, чтобы ей было удо бнее пользоваться на маршруте. На схеме показывают начальный и конечный пункты маршрута, а также все ориентиры, отделяющие один участок от другого. Масштаб схемы произвольный, но, показывая ориентиры на схеме, стараю тся правильно передать их взаиморасположение. Ориентиры соединяют прямыми линиями и делают около них подписи, указывающие азимут для данного участка и его длину (в парах шагов).

Таков комплекс приемов, рекомендуемых руководствами по топографии с целью повышения точности и правильности движения по азимуту.

Категория: Азбука туризма  | Комментарии закрыты
09.09.2011 | Автор:

Носовое кровотечение может появиться в результате разных причин — перегревания, перегрузки, простуды, иногда без всякой видимой причины. Больного надо усадить в тени, положив один или два рюкзака, чтобы можно было опираться на них, расстегнуть воротник одежды, дав приток воздуху. При этом стараться избегать резких движений и не создавать вокруг нервозной обстановки. Предупр едить больного, чтобы он старался воздержаться от кашля, сморкания, разговора, которые усиливают кровотечение. Далее кладут холод на переносицу, а в ноздрю закладывают ватные шарики — тампоны. На вате кровь сворачивается довольно быстро. Можно попытаться остановить кровотечение также сжав нос пальцами слева и справа. Можно сочетать это с закладыванием в нос ваты. Дышать при этом следует открытым ртом. После остановки кровотечения не торопиться извлекать тампон и начать движение, пострадавшему следует дать некоторое время для отдыха.

Категория: Азбука туризма  | Комментарии закрыты
09.09.2011 | Автор:

Содержание

1. ВВЕДЕНИЕ 3

2. ЧТО ТАКОЕ ОРИЕНТИРОВАНИЕ И КАК ЕМУ ОБУЧАТЬ

3. ПОГРЕШНОСТИ ПРИ ОРИЕНТИРОВАНИИ

4. ПЕРВЫЙ СПОСОБ ОРИЕНТИРОВАНИЯ

5. ВТОРОЙ СПОСОБ ОРИЕНТИРОВАНИЯ

6. СОПОСТАВЛЕНИЕ ДВУХ СПОСОБОВ ОРИЕНТИРОВАНИЯ

7. АЗИМУТ ИСТИННЫЙ И АЗИМУТ МАГНИТНЫЙ

8. ПРАВИЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ДВИЖЕНИЯ

Категория: Азбука туризма  | Комментарии закрыты
09.09.2011 | Автор:

Большинство опытных туристов даже в летних походах предпочитают надевать мягкие шерстяные носки. Они хорошо впитывают пот, удобно облегают ногу, на них почти никогда не образуются складки, которые могут натереть ногу. Кроме того, в них мягче идти. Важно только, чтобы носки были целыми. Если они порвались, то заштопать их надо аккуратно, чтобы не было рубцов и утолщений, которые могут стать причиной наминов и потертостей. Юные туристы часто думают, что в шерстяных носках летом будет очень жарко, и предпочитают хлопчатобумажные. Напрасно. Большинство людей легко привыкает к теплу в ногах, а хлопчатобумажные носки легко сбив аются и дают натирающие ногу складки. Лучше надевать их как дополнение поверх шерстяных носков, чтобы те меньше протир ались. Наконец, в холодную погоду обнаруживается еще одно преимущество шерстяных носков — они греют ноги, даже будучи мокрыми. Одним слово м, носки для похода надо в первую очередь брать шерстяные или вигоневые. Необходимо только помнить, что все преимущества их турист почувствует только, в том случае, если будет следить, чтобы ноги были чистыми, носки по возможности тоже. Пот в смеси с грязью раздражает кожу ног, в первую очередь на пальцах, особенно если нога перегрета, а раздраженная кожа легко подвержена наминам и потертостям. Короче говоря, пользоваться шерст яными носками удобно, но надо тщательно следить за ногами: ежедневно мыть их — на большом привале и вечером. Шерстяные носки нужно просушивать на солнце, когда это позволяет обстановка, и раз в несколько дней стирать. Хлопчатобумажные носки стирать (или менять) следует чаще — можно даже ежедневно. Поэтому для похода продолжительностью в неделю или более, лучше всего иметь 3 пары шерстяных или вигоневых носков. Одна из них (всегда сухая) хранится в рюкзаке для ночевки на случай холодной погоды, а две другие можно попеременно носить и стирать. Хлопчатобумажные но ски берут обычно в том же количестве, что и шерстяные. Можно обойтись и двумя парами шерстяных носков, но тогда, вероятно, придется сделать один — два перехода в хлопчатобумажных носках или р искнуть использовать неприкосновенную пару (из рюкзака). В однодневном походе можно обойтись и одной парой.

Некоторые опытные туристы одну — две пары хлопчатобумажных носков заменяют эластичными, которые хорошо обтягивают сверху шерстяной носок. Другие не любят их, считая, что из — за них нога сильнее потеет. Дело здесь, по-видимому, в индивидуальных особенностях потоотделения, поэтому новичку вряд ли можно дать категорический совет в этом отношении. Лучше всего ему самому испр обовать и решить, будет ли он в дальнейшем пользоваться в походе такими носками. Впрочем, это к асается также использования в летнем походе шерстяных носков. Большинство опытных туристов предпочитают именно такие носки, но некоторые их не любят. Ходить же в походе в одних только к апроновых носках не рекомендуется — они слишком тонкие, усиливают потение.

Обычная ошибка юных туристов — стремление надеть обувь на босу ногу, а у девочек — заменить носки привычными чулками. Между тем нога, не защищенная носком, легко натирается от н езначительных дефектов обуви, которые в носке не чувствуются. Мелкие соринки, камешки, отдельные хвоинки, пыль, скатывающаяся под действием пота в комочки, могут вызвать раздражение и потертости кожи на ноге, не защищенной носком.

Чулки, конечно, защищают ногу не хуже, чем носки, но их неудобно менять, если они промо кнут. Носки в этом случае легко снять и замен ить запасными, а вот смена чулок вызывает у девочек з атруднения, так как они не могут заменить чулки у всех на глазах. Кроме того, приобрести мягкие шерстяные носки легче, чем чулки такого же качества. Летом теплые чулки, облегающие всю ногу, перегревают ноги. Короче говоря, девочкам лучше отказаться от городских привычек и надевать носки.

Несколько слов о стельках. Надо принять за правило, что стельки обязательны для походной обуви. Лучше всего применять войлочные стельки — они хорошо впитывают влагу, хоро шо сушатся, при необходимости их можно даже стирать. Несколько хуже стельки из тонкого войлока или байки, подшитые на картонную основу. Размокший картон легко ломается, стирать эти стельки нельзя. Худшие стельки — картонные, обклеенные материей: они ломкие, плохо впитывают влагу, а если нам окают, то легко выходят из строя. Но лучше иметь такие стельки, чем никаких.

В продолжительном походе следует иметь с собой запасные стельки, желательно большого размера (подрезать их никогда не поздно), так же как и несколько пар запасных шнурков.

Портянки все реже и реже применяются в походах даже бывалыми туристами. Причина тому, по — видимому, одна: для пользования ими необходим известный навык. Вместе с тем портянки лучше подходят для сапог, чем носки, они и удобнее, и меньше протираются. Нога в портянке практически завернута в два слоя ткани, и ноге тепло, а при кратковременном попадании ногой в воду намокает только наружный слой портянки. Портянка легко сушится, а в случае недостатка времени ее достато чно перемотать на ногу, начиная с другого конца:

Стопа снова окажется сухой и в тепле, а голень к сырости не так чувствительна.

Известно, что чрезмерно просторная обувь так же малоприятна в походе, как и чрезмерно тесная. Она болтается на ноге и легко натирает ее. Использование портянки — один из способов плотно посадить на ногу болтающуюся обувь. Неоднократно было замечено, что портянка становится влажной, тогда как носок под ней остается сухим. Одним словом, пренебрегать портянками нет оснований.

Для портянок используются чаще всего хлопчатобумажная ткань, а в холодное время — байка или сукно. Примерный размер портянки 35Х90 см.

Ткань не нужно подрубать по краям и не сшивать из отдельных кусков —

79

Швы и рубцы будут натирать ногу. Не следует использовать для портянок также старую, выношенную ткань. Такие портянки порвутся на первом же переходе и будут натирать ноги.

Заворачивать портянку надо следующим образом (рис. 1).

Рис. 1. Наворачивание портянки.

Поставив ногу наискось у края портянки, загните правой рукой правый передний угол и подверните его под подошву так, чтобы стопа оказалась обернутой тканью. Левой рукой нужно натянуть л евый конец портянки и расправить складки на стопе. Пальцы при этом не должны высовываться наружу, но возле них не должен также торчать «хвост» в несколько сантиметров длиной. После того как стопа обернута правым углом портянки, нужно обернуть стопу, подошву и пятку левым длинным ко нцом портянки, передавая ее из левой руки в правую, следя, чтобы при этом не получалось складок. Затем нужно натянуть передний край свободной части портянки вверх вдоль голени, а задний край загнуть и обернуть вокруг голени; конец портянки подоткнуть сверху под образовавшуюся обмотку. Правильно обернутую портянку не надо укреплять какими -либо дополнительными завязками. Разматыванию портянки в сапогах препятствуют голенища, а в ботинках — манжеты туристских брюк, опущенные поверх портянки.

Категория: Азбука туризма  | Комментарии закрыты
09.09.2011 | Автор:

Первой особенностью этого способа является иное отношение к азимуту. Он перестает рассматриваться в качестве идеальной линии движения, которую необходимо выдержать как можно точнее. Здесь азимут рассматривается лишь как одно из направлений, которые турист мысленно учитывает, находясь на местности.

Двумя другими являются направления на стороны горизонта (север, юг, запад, восток), образующие прямой угол, внутри которого находится азимут. Двигаясь на местности, турист все время мысленно, представляет себе два основных направления, которыми ограничена четверть, в пределах которой осуществляется движение. Так, двигаясь на северо — восток, он все время представляет себе, в какой стороне находится север и в какой восто к, двигаясь на юго-запад — где запад и где юг, и т. д. Третье направление, которое необходимо четко представить себе, — это азимут на искомый пункт. Но четко представлять — не значит следовать по нему.

Представлять себе этот азимут необходимо для того, что бы иметь возможность совершенно сознательно отклониться от него, но отклониться, учитывая величину этого отклонения, так, чтобы мо жно было в нужный момент внести в свои действия соответствующую поправку. В этом состоит вторая и, пожалуй, главная особенност ь этого способа ориентирования.

Чем же определяется направление и величина допускаемого отклонения? В основном двумя факторами — удобством передвижения и удобствами ориентирования. Поясним, что это значит.

При использовании первого способа ориентирования п риходится, стремясь точно выдержать нужный азимут, пробираться через кусты и болота, частый подлесок и густую крапиву, валежник и разветвленные овраги. Воспользоваться попадающимися дорогами невозможно, если только они не

Ведут точно в нужном направлении, что случается крайне редко. При втором

140

Же способе ориентирования, решившись на отклонение от азимута, турист может выбирать какое-то более удобное направление движения, если оно, конечно, не чересчур отклоняется от нужного азимута. В этом случае обычно можно использовать многие из встречающихся на маршруте лесных и проселочных дорог, троп, просек, наконец, просто выбирать удобные по своему рельефу, степени гу стоты подлеска, состояния грунта и т. п. направления движения. Возьмем крайне простой пример. Группа движется через лес, разбитый на кварталы, в направлении на северо-восток от точки А в точку Б (рис. 10).

Рис. 10. Использование особенностей местности

Можно, конечно, двигаться по азимуту 40°, стремясь как можно точнее

Выдержать линию движения. Это первый способ. Но можно во спользоваться

141

Просеками. Это проще, чем продираться через лесную чащу. Учитывая длину и ширину кварталов, можно фактически движение на сев еро-восток заменить поочередным движением то на север, то на восток с тем же к онечным эффектом. Это второй способ. Пусть приведенный пример упрощен, но он хорошо иллюстрирует основную идею — отклонение от азимута ради удобства передвижения.

Теперь об отклонении с целью удобства ориентирования. В этом случае турист отклоняется от ази мута и выбирает в пределах данной четверти горизонта такое направление, которое поможет ему в нужный момент однозначно определить свое местонахождение, используя какой — то

И и с» о и /

Пройти совсем близко, не заметив его. Гораздо целесообразнее значительно

142

Характерный местный предмет, либо так называемый линейный ориентир (т. е. воспользоваться как ориентиром каким-то предметом, имеющим значительную протяженность на местности, — рекой, дорогой, вытян утым озером, линией связи и т. п.), либо еще что-то, помогающее в ориентировании. Проиллюстрируем сказанное простым примером (рис. 11).

Рис. 11. Использование линейного ориентира Вряд ли из точки О целесообразно брать азимут сразу на хутор: при сравнительно небольшом отклонении от взятого направления влево можно

Отклониться от этого азимута, так, чтобы выйти на реку, затем пройти вверх по течению и от моста по тропке прийти к хутору. При движении к реке можно направление по компасу выдерживать очень приблизительно, не заботясь о большой точности: если отклонишься от взятого направления вправо, все равно выйдешь на реку, если влево — на тропу. Ошибка в 10—15° тут роли не играет.

Конечно, заведомо решаясь на существенное отклонение от азимута, турист примерно представляет себе и направление, Ю и величину допустимой погрешности, а главное, знает, как погасить ее. Б олее того, он ясно понимает, что все предварительные расчеты приблизительны и заранее предста вляет себе, что произойдет в случае отклонения, ожидает его и готов к нему.

Возьмем еще один простой пример (рис. 12).

Рис. 12. Использование заведомого отклонения от нужного азимута Из точки А надо выйти на хутор, расположенный на берегу реки. Если взять азимут прямо на хутор (сплошная линия на рису нке), то велика

Вероятность того, что, достигнув реки и не увидев хутор, турист не будет

143

Знать, в какую сторону он отклонился, и поиски займут много времени. Гораздо выгоднее пойти с заметным отклонением от нужного азимута с тем, чтобы заранее знать, что отклонение произошло либо вправо, либо влево от хутора (штриховые линии на рисунке). И снова, как и в предыдущем примере, можно не заботиться о большой точности движения по компасу, а это сильно облегчает действия и экономит время.

То, что выше было названо особенностями второго способа ориентирования — мысленное представление себе трех направлений (двух на стороны горизонта, третьего на нужный предмет), отклон ение от измеренного азимута ради удобства передвижения или ориентирования (с запланированным погашением погрешности), одновременно можно считать приемами, используемыми при этом спос обе.

Рассмотрим еще два приема, относящиеся ко второму способу ориентирования, помогающие оценить пройденное расстояние (в первом способе был один такой прием — счет пар шагов). Первый — учет времени движения. Второй — широкое наблюдение за местностью и сопоставление ее с картой.

Остановимся вначале на времени движения. Уже у мало — мальски опытного туриста обычно выработано чувство темпа своего движения. Он достаточно ясно различает скорость 3 км/ч, 4 км/ч, 5 км/ч, т. е. может определить ее с точностью до 1 км/ч. По — настоящему опытный турист определяет ее с точностью до 0,5 км, а бывает, что еще точнее, например: «побольше 3, поменьше 3,5» (3,2—3,3 км/ч), «побольше 3,5, поменьше 4» (3,7—3,8 км/ч). Юный турист, понятно, не обладает таким развитым чувством темпа, но оценивать скорость своего движения с точностью до 1 км/ч он научается довольно быстро, если руководитель продемонстрирует ему разный темп движения. Если же руководитель сам не обладает чувством темпа, можно во время воскресных походов, когда представится случай, пройти участок маршрута, длина которого примерно известна, заметив по часам время его прохождения. После нескольких таких попыток турист, как правило, сможет примерно оценить скорость своего движ ения.

Остальное просто. Перед выходом на маршрут по карте определяется расстояние до нужного пункта. Замечается время выхода. Прикидочно определяется, в котором часу группа придет к этому пункту, если пойдет со скоростью 3, или 4, или 5 км/ч. Минут через 30—40 после выхода, а то и раньше становится ясно, с какой скоростью фактически идет группа. После этого время ожидаемого пр ихода уточняется. Знать путевое время и, следовательно, пройденное расстояние необходимо, чтобы в случае непредвиденной ошибки не пройти мимо нужного пункта, своевременно начать его поиск.

Другой прием оценки, расстояния заключается в использовании непрерывного и широкого наблюдения за местностью. Предварительно изучив маршрут по карте, турист заранее представляет, как будет меняться характер местности по мере продвижения. Предположим, он обратил внимание на то, что начало пути представляет собой спуск к слабо выраженной низине с последующим подъемом на другую сторону ее. Это займет примерно четвертую часть пути. Затем приблизительно до половины пути будет идти очень пологое понижение по направлению движения. Далее крутизна понижения ув еличится, а когда до конечной цели останется примерно четверть пути, должно начаться понижение справа, в сторону проходящего там длинного оврага. Внимательно наблюдая за ме стностью по ходу движения, турист может по этим признакам определить, когда он прошел 1/4, 1/2, 3/4 пути и тем самым определить, когда он приблизился к конечной цели. В приведенном примере надо было следить за изменением рельефа местности. Число признаков, по которым можно судить о пройденном расстоянии, очень велико: это изменение характера грунта — появление, например, заболоченной почвы; изменение характера растительности, когда, например, хвойный лес сменяется смешанным, а потом

Лиственным или лес — лесопосадками, не говоря уже о таких резких переходах, как смена леса лугом или пашней и многое другое. Описываемый прием может показаться сложным, но на практике он дает, как правило, хороший результат, особенно в сочетании с контролем времени. Понятно, что такое наблюдение за местностью должно быть непрерывным и широким, т. е. юные туристы не должны смо треть лишь себе под ноги, хотя часто они любят ходить именно так, не обращая внимания по сторонам. Конечно, эффективность использования этого, как и любого др угого, приема возрастает по мере накопления туристского опыта, но первые положительные результаты он приносит уже новичкам.

Категория: Азбука туризма  | Комментарии закрыты
09.09.2011 | Автор:

Помимо травм и заболеваний, в походе могут возникнуть состояния, требующие оказания помощи, связанные с физическим воздействием окружающей среды. Наиболее распространенным из них является солнечный ожог.

С этим видом поражения кожи знаком, наверное, всякий человек. Кому не случалось обгорать на пляже. В походе это чаще всего случается на водных маршрутах, где в солнечные дни многие туристы плывут, раздевшись по пояс. В пеших походах это обычно происходит на дневках, когда юные тур исты, стремясь поскорее приобрести загар, неумеренно жарятся на солнце. Предупреждение солнечных ожогов заключается в разумном дозировании времени загорания, правильном подборе одежды и г оловных уборов (см. главу 3). Нужно также следить за собой и товарищами, принимая солнечные ванны или двигаясь по маршруту легко одетыми (скажем, в трусах и майках). При первых же беспокоящих ощущениях (типа слабого жжения кожи или небольшом покраснении ее) надо прекратить загорание, а на маршруте надеть шаровары и рубашку с длинными рукавами. Первая помощь при обгоран ии на солнце оказывается так же, как и при других видах ожогов (см. выше).

Категория: Азбука туризма  | Комментарии закрыты
09.09.2011 | Автор:

Разбор однодневного похода в принципе ничем не отличается от разбора отдельного дня в многодневном походе, о котором уже говорилось (см. гл. 4). Единственное, что здесь дополнительно обсуждается, — это качество подготовки к походу. Ранее было сказано также и о том, в каких случаях проводить разбор однодневного похода нецелесообразно.

Что касается многодневных походов, то итоговый разбор их, как правило, целесообразен. Для обсуждения на таком разборе можно порекомендовать четыре группы вопросов:

1. Был ли интересен маршрут? Соответствовал ли он уровню подготовки группы: не слишком ли труден или, наоборот, легок? Оправдались ли ожидания, возлагавшиеся на поход, или хотелось чего-то другого? Каковы пожелания на будущее?

2. Что было сделано правильно и что неправильно в походе?. Какие из мероприятий оправдали себя, а какие — нет? Что мешало и что способствовало успеху похода? Что следует сделать, чтобы в будущем походы проходили лучше?

3. Как проявил себя каждый из участников при подготовке и проведении похода? Что он показал в смысле владения туристскими навыками, исполнения обязанностей в группе, отношения к товар ищам? Что является его сильной, что слабой стороной? Оправдал л и возлагавшиеся на него надежды? Отдельно (ввиду важности вопроса) следует оценить: искал ли он самостоятельную работу на биваке? Правда, формально этот вопрос является частным случаем исполнения обязанностей.

4. Что удачно и что неудачно делал руководитель группы? Нетрудно видеть, что первая группа вопроса касается выбора маршрута и целей, поставленных перед походом. Вторая сводится к оценке организации жизни

Группы, правильности тактических решений в походе, результативности

282

Учебного процесса (если таковой осуществлялся). Третья особенно важна для воспитания и самовоспитания ребят. Она помогает каждому сопоставить собственное мнение о себе с мнением товарищей по группе. В сильной туристской группе перед ребятами можно ставить еще вопрос о рекомендациях для каждого на будущее. Ребята довольно тонко определяют, кому следовало бы еще раз пойти в подобный же п оход, кому — в более трудный, кому можно поручить более ответственную должность, а кому еще раз побывать рядовым участником. Разбор этих вопросов требует от руководителей особой чуткости и внимательности; не следует забывать о повышенной впечатлительности ребят подросткового возраста. Нужно заранее взвесить, на каких поступках или чертах характера того или иного участника похода можно заострить внимание при разборе, а какие лучше обойти деликатным молчанием или упомянуть о них лишь вскользь. Ошибки, вытекающие из незнания или неумения, подлежат, конечно, разбору и разъяснению, но в деловом и спокойном тоне. Проявление эмоций со стороны руководителя допустимо лишь при обсуждении неблаговидных поступков, совершенных умышленно. Насколько глубокому обсуждению подвергнутся на разборе личные особенности участников похода, выясняется обычно лишь в ходе самого разбора. Во всяком случае, руководителю не следует непременно стремиться к такому углубленному разбору. Например, в однодневном походе обычно достаточно отметить, кто как выполнял свои обязанности. Ведь за один день туристский коллектив в группе еще не смог сложиться, и над оценками, которые дают ребята, почти н еизбежно будут довлеть сформировавшиеся в школьных условиях симпатии и антипатии.

Несколько слов об оценке действий руководителя. Для многих педагогов сама мысль о том, чтобы поставить такой вопрос на обсуждение ребят, кажется недопустимой. Вместе с тем не т ничего более ошибочного, чем убеждение руководителя в том, что само его положение ограждает от критики. К сожалению, педагоги, впервые проводящие поход, нередко

Пытаются настаивать на том, что все их решения являются верными уже потому, что они приняты ими. Такая линия поведения обычно приводит к дискредитации педагога в качестве руководителя группы и полной потере им авторитета у ребят. Гораздо правильнее поступают те, кто, понимая свою туристскую неопытность, пытается привлечь р ебят к обсуждению и выработке решений, сохраняя за собой лишь право окончательного выбора одного из предложенных вариантов. Однако, для того чтобы такие обсуждения были действенными, надо о бсуждать также и последствия принятых решений, а значит, в том числе и действий руководителя.

Разумеется, ставить четвертый пункт разбора на обсуждение группы имеет смысл только тогда, когда у руководителя сложились с группой нормальные деловые отношения. Если поход, как это, к сожалению, случается, вылился в сплошную цепь ребячьего баловства, а руководитель занимался исключительно тем, что делал замечания и одергивал ребят, если он к концу похода мечтает только о том, чтобы этот поход поскорее закончился, тогда, конечно, незачем выносить этот пункт на разбор. Впрочем, в этих случаях надо хорошо подумать, нужно ли вообще устраивать разбор. Но, во всяком случае, не следует уклоняться от разбора только, из — за опасения, что в разговоре будет упомянута т уристская неопытность руководителя. Не надо бояться признать ее.

Предполагается, что с педагогическим отчетом руководитель группы выступает на педсовете, однако на практике это соблюдается далеко не всегда. Нередко форму этого отчета и основные вопр осы, которые должны быть в нем освещены, руководитель похода просто согласовывает с директором школы.

При подготовке педагогического отчета нужно иметь в виду следующее. Как правило, и директора, и коллег-учителей, да, пожалуй, и родителей интересует в первую очередь воспитательный аспект. И это не случайно. Туризм представляет собой одно из важных средств коммунистического воспитания. Действительно, воспитание, например,

Патриотизма начинается с углубленного познания Родины, это отмечал в свое

284

Время еще М. И. Калинин. Понятно, что в познании своей страны туризм вне всякой конкуренции стоит на первом месте. В эт ом смысле с ним не может сравниться не только ни один другой вид спорта, но, пожалуй, и вообще никакой другой вид общедоступной деятельности. Занятия туризмом знакомят человека с природой родной страны, ее историческим прошлым, памятниками культуры, природными богатствами, с жизнью ее городов и сел, развитием промышленности и сельского хозяйства, культуры и науки. Даже такая, казалось бы, простая вещь, как установление близкого контакта с природой, несет в себе огромный воспитательный заряд. Вспомним, как говорил поэт, признаваясь в свой любви к Родине:

Но я люблю, за что не знаю сам, Ее степей холодное молчание, Ее лесов дремучих полыхание, Разливы рек ее, подобные морям.

Чтобы все это запало в душу, надо познакомиться и с могучим колыханием лесов, и с холодным молчанием степей, и с безбрежными разливами рек не на экране кино или телевизора, не из окна ваг она или мчащегося мимо всего этого автобуса, а непосредственно лицом к лицу. Многие горожане забыли о таких встречах. Туризм возвращает им эту возможность. Тесный контакт с природой оставляет в душе человека очень глубокий след. И когда пытаешься осознать это, всплывает такое же глубокое, как у поэта, неподвластное разуму чувство; «Но я люблю, за что не знаю сам…»

Очень большое значение в воспитании и меет непосредственное знакомство и общение туристов с людьми разных, часто незнакомых ранее профессий, другого уклада жизни, несколько иных по сра внению с привычными обычаев. Так, короткое замечание, сделанное во время похода

Опытным туристам, о том, что нельзя идти напрямик через засеянное поле, а необходимо обойти его краем, пусть даже потеряв на этом какое — то время, нередко дает для воспитания у школьников — горожан уважения к сельскому труду больше, чем иная лекция.

Нельзя забывать и о глубокой воспитательной силе самого походного уклада жизни, складывающегося в туристском коллективе. При правильно построенных взаимоотношениях жизнь в таком коллективе строится на основе самоуправления и самообслуживания. А это развивает у ребят активность и любознательность, инициативу и самодеятельность, способствует формированию многих ва жных навыков, которые пригодятся в дальнейшей жизни. Многие из знаний, полученных на уроках в школе, вновь оживают в туристском походе, подчас в довольно неожиданном преломлении. Это способствует более глубокому усвоению знаний, связи их с реальной жизнью и в целом содействует задачам политехнического обучения.

Не будем специально останавливаться на таких вопросах, как физическая закалка, воспитание коллективизма, способность быстро принимать решения, чувство ответственности за порученное дело и т. п., здесь роль туризма признается всеми. Обратим внимание на следующее обстоятельство.

Туризму органически присуща многообразная воспитательная роль, которая была охарактеризована выше. Участие в походах всегда оказывает воспитательное воздействие на человека, хотя порой замечается это далеко не сразу. (Имеются в виду, конечно, правильно проведенные походы; если туристский поход, как это, к сожалению, иногда бывает, превратился в обыкновенный пикник на лоне природы или в «детский визг на лужайке», то о воспитательном воздействии такого похода говорить не приходится.) Если ребята активно готовили поход, если поход прошел нормально, без каких — либо «ЧП», если после похода у его участников возникло жел ание снова сходить в поход, то можно быть уверенным, что такой поход внес добрую лепту практически во все направления воспитания. Между тем приходится

Встречаться с непониманием этого некоторыми учителями, директорами школ и самими руководителями детских турпоходов. Это непонимание нередко всплывает при проведении о тчета. Мощный воспитательный заряд, органически присущий правильно проведенному походу, в т аких случаях не принимается во внимание, а вместо этого начинается рассмотрение похода как суммы проведенных мероприятий: посетили могилу павших бойцов или музеи боевой славы — проводилось патриотическое воспитание, не посетили — не проводилось; отчитали кого-то на вечернем разборе за нарушение дисциплины — велось воспитание коллективизма, обсуждали только пройденный маршрут и никого не разбирали — воспитанием коллективизма не занимались и т. д. Нет ничего более ошибо чного, как попытка оценить воспитательное воздействие похода по числу проведенных мероприятий.

Бывает, что руководитель группы соглашается с подобной оценкой похода, просто не зная, что можно ей противопоставить. Между тем возьмем то же патриотическое воспитание. Чувство личной сопричастности к родной земле, к успехам своей страны не обязательно возникает при запланированном посещении музея или места захоронения героев-воинов. Все зависит от того, как проведешь такое посещение. С другой стороны, это чувство нередко возникает, как уже говорилось, под влиянием те сного общения с природой, но это ни в какие разделы отчета не занемеешь. В группе, где на разборе можно было сосредоточиться на пройденном маршруте и не пришлось никого обсуждать, дело с во спитанием коллективизма, скорее всего, обстоит вполне благополучно. В группе же, где случаются н арушения, дело воспитания коллективизма, вероятно, хромает — почти всякое нарушение в той или иной мере связано с пренебрежением интересами коллектива.

Ни директорам школ, ни руководителям походов не следует сводить воспитательный эффект похода к количеству проведенных мероприятий: в плане трудового воспитания сделано то-то и то-то; в плане эстетического воспитания — то-то и то-то и т. д. Необходимо помнить о внутренне

Присущей туризму воспитательной силе: если поход был проведен хорошо, то

287

Свою воспитательную роль он просто не мог не сыграть. К выявлению того, прошел поход хорошо или плохо, и должен сводиться отчет.

Логическим центром отчета должен быть вопрос о цели похода, как она изложена в главе 1: насколько удачно была выбрана цель похода, и если неудачно, то что именно не было учтено при ее о пределении; была ли достигнута цель похода, и если нет, то что этому помешало.

Если цель похода была намечена удачно, если поход прошел во всех отношениях успешно и цель была достигнута, значит, можно быть уверенным и в том, что воспитательный эффект такого похода был полож ительным, хотя, может быть, этот эффект и не слишком заметен и вообще, как это чаще всего бывает, обладает отсроченным действием. Если же цель похода была выбрана неудачно или не была достигнута или сам поход оказался омраченным какими-то нежелательными происшествиями, то из этого еще не следует, что воспитательный эффект похода обязательно негативен. Очень часто именно какой-то неуспех, неудача помогают руководителям и участникам похода задуматься, критично отнестись к себе, осознать допускаемые ошибки. Поэтому и неудачный поход порой может сыграть в воспитательном плане положительную роль. Каждый раз в этом надо разбираться конкретно.

Категория: Азбука туризма  | Комментарии закрыты
09.09.2011 | Автор:

Site about fashion

Предметы нашей повседневной одежды — костюмы, платья, тем более пальто — очень неудобны для похода. Они тяжелы, стесняют движения, мешают при преодолении препятствий, при энергичной ходьбе приводят к перегреванию и т. д. Наиболее подходящей для похода является одежда спортивного или полуспортивного типа, одинаковая и для мальчиков, и для девочек. Летом в жаркую погоду лучше всего взять в поход рубашку — ковбойку и легкие брюки, а к ним — трусы и майку. Для однодневного похода этого достаточно. На дневном переходе можно идти в майке и трусах, а к вечеру, когда немного холодает, надевать брюки рубашку. Брюки также обязательно надевают, если проходят населенные пункты и перед посадкой на транспорт. Трусы и майки — это форма одежды, принятая у нас только на спортивных соревнованиях, на пляже. Поэтому появление туристской группы в трусах и майках в электричке или в деревне выглядит проявлением неуважения к людям. Настоящий турист всегда считается с обычаями местного населения, даже если они кажутся ему устарелыми и ненужн ыми. Следует помнить, что появление людей в «раздетом виде» часто вызывает у местных жителей чувство обиды за родную деревню: «Что вы разделись, как в бане? Здесь все-таки тоже люди живут». Так что лучше задержаться на несколько минут перед деревней, чтобы надеть брюки.

Очень удобные для таких походов сатиновые шаровары сейчас вышли из моды и исчезли из продажи, их надо специально шить. Если такой возможности нет, можно использовать рабочие брюки, типа «джинсов», если только они не пошиты из слишком плотной и тяжелой ткани.

Вместо ковбойки и брюк часто надевают тренировочный хлопчатобумажный костюм, хотя он менее удобе н. Во-первых,

Тренировочные брюки выпускаются сейчас узкие, с резинкой внизу, которая

82

Проходит под стопой. В результате этого снимание и надевание брюк превращается в долгую процедуру: сначала приходится снимать обувь. Нельзя и подтянуть такие брюки до кол ен, если, например, придется идти после дождя по грязной дороге. Во-вторых, трикотажная ткань легко цепляется за всякие сучки и рвется: брюки — при ходьбе через кусты или густой подлесок, рубашка — при переноске дров и сучьев. В — третьих, рубашка в тренировочном костюме делается глухая; ее нельзя, как ковбойку, расстегнуть, если стало жарко, застегнуть, если стало холодно.

Зато тренировочный костюм обычно не надо специально покупать. Он имеется у каждого школьника для уроков физкультуры. В однодневные походы, если нет ни «джинсов», ни тренирово чных брюк, девочки могут взять широкую юбку.

Очень удобны для таких походов — и для мальчиков, и для девочек — шорты, или, как их часто называют туристы, тирольки — короткие, выше колен, брюки. Главное их преимущество перед трусами заключается в наличии карманов, куда удобно положить компас, ножик, носовой платок и т. д. Надо только помнить, что местное население разницы между тирольками и трусами обычно не усматр ивает.

Вместо ковбойки можно взять какую -то другую рубаху, плотную и немаркую, лучше с длинными рукавами, которые в случае необходимости всегда можно закатать выше локтей.

Обязательным в походе является головной убор, который исключает возможность солнечного удара, прикроет голову от дождя. У каждого найдется дома старая кепка, тюбетейка, пилотка, панама, косынка. Одно время опытные туристы — и мужчины, и женщины — предпочитали всем головным уборам косынку, перенеся этот обычай из таежных походов, где ею обвязывают уши и шею, спасаясь от комаров и гнуса. Многие со храняют эту традицию и доныне, хотя появившиеся в продаже средства, отпугивающие комаров, лишили косынку ее прежнего утилитарного смысла. Сейчас все

Большую популярность получают так называемые таллинки — легкие

83

Шапочки из белого полотна с пластмассовым козырьком. На худой конец, если кто-то забыл головной убор, можно сделать шапку из газеты.

Если в походе предполагается устроить купание, то надо взять с собой плавки и купальные костюмы. Нельзя купаться и идти на переходе в одних и тех же трусах. Даже если они остались после купания только чуть-чуть сырыми, они могут сильно стереть ногу в паху. На случай купания хорошо иметь также полотенце. Но некоторые ребята привыкли после купания в жаркий день не вытираться, а обсыхать. Им можно позволить такое и в походе.

В однодневный поход на случай дождя рекомендуют брать с собой плащ. Но в жаркое время, при хорошем прогнозе погоды это нецелесообразно. Кратковременные прогнозы сейчас обычно бывают достаточно точными. Ну, а если вопреки прогнозу все же пойдет дождь, то, скорее всего, он будет кратковременным и его нетрудно переждать под елкой. Следует помнить, что обычные сейчас хлорвиниловые и полиэтиленовые плащи изготавливают в расчете на городские условия. В походе они легко рвутся, зацепившись о любой сучок, или расползаются по швам при небольшой нагрузке, когда, например, человек энергично потянет руку, а плащ придавлен к плечу лямкой рюкзака. Зато эти плащи очень легкие и в свернутом виде не занимают много места. Лучше всего, надев такой плащ, идти не по лесу, а п о дороге или по просеке, где меньше возможностей зацепиться за что — нибудь. На бивачных работах такой плащ требует особой осторожности—здесь он особенно легко рвется. При первой же возможности его вообще следует снять. Если у туриста, отправляющегося в похо д, есть возможность выбирать, то следует предпочесть тот плащ, который просторнее. Пусть он сидит как балахон, но зато шансы расползтись по шву у него меньше, чем у плаща, плотно облегающего фигуру. Учитывая все это, некоторые туристы предпочитают брать в поход не плащ, а просто кусок полиэтилена. В случае дождя его набрасывают на рюкзак, два передних угла через плечи выводят на грудь, протягивают вниз и затыкают за пояс. Для летних походов этого вполне достаточно.

Вот, пожалуй, и вся одежда, которую следуе т иметь для однодневного

___________ »-» »-» Т- ___________________________________________________________________________ ____

Похода на случай жаркой погоды. В случае, если лето стоит холодное, если погода неустойчива или по утрам и вечерам бывает значительно холоднее, чем днем (это часто наблюдается в июне и сентябре), то к перечисленной одежде следует добавить куртку из какой-то плотной ткани и заменить сатиновые или трикотажные брюки тоже какими-то более плотными. Лучше всего для этого подходит штормовой костюм, применя емый туристами в дальних походах, а также в альпинизме. Он изготавливается из плотной, непродуваемой материи— перкаля, плащ-палаточной ткани. Иногда в справочниках и руководствах встречае тся указание, что штормовка (так обычно называют этот костюм туристы и альпинисты) не промокает под дождем. Это неверно. Промокает, хотя если новая, то не сразу. Но главное ее достоинство состоит в том, что она очень быстро сохнет, особенно на ветру. Причем, даже будучи мокрой, такая куртка продолжает защищать от ветра. Нередко, например, осенью, когда дождь часто сменяется холодным ветром, опытный турист не снимает с себя промокшую штормовку, зная, что другая одежда будет продуваться, а штормовка защитит от ветра и сама понемногу высохнет. Кроме того, штормовка — это костюм, специально предназначенный для походных условий, и поэтому он имеет целый ряд деталей, создающих его владельцу много мелких удобств по сравнению с другой одеждой: имеется откидной капюшон, по периметру капюшона вдет шнурок, позволяющий по желанию плотно прижимать его к лицу. На плечах, со стороны спины, там, где больше всего намокает кур тка, поставлен двойной слой ткани. В рукава вшита сатиновая муфта с отверстием, по краям которого вдета резинка, отчего ветер не задувает в рукава. Вдоль одного из бортов куртки сделан клапан, так что в запах не задувает ветер. Брюки имеют карман, удобный для фотоаппарата, полевого дневника и т. д. Вообще, надо сказать,

Что карманов на штормовке достаточно много — 4 на куртке и 4 на брюках.

85

Они удобны по размеру, фасону и размещению. Штормовка достаточно просторна, под нее можно надеть теплые вещи, вплоть д о ватника и ватных брюк. Штормовка давно получила всеобщее признание в дальних туристских походах — как летних, так и зимних.

К сожалению, в продаже она бывает очень редко, но зато обычно есть в прокате.

В охотничьих магазинах можно приобрести так называем ые охотничьи куртки. Это несколько упрощенный вариант шторм — куртки (сняты верхние карманы, убраны муфты из рукавов). Такая куртка также вполне подходит для похода. Вошли в обиход и всегда имеются в магазинах рабочие брюки, получившие название техасских. Пр авда, у них неудобные накладные карманы, в которые мало что можно положить, а то, что положили, легко выскакивает. Они очень узки — снять их можно только без обуви. Наконец, после стирки или хорошего дождя они часто сильно садятся.

В общем, для похода в прохладную погоду можно взять любые плотные брюки, лучше с резинками в нижней части штанин. Хорошо иметь примерно такую же куртку — плотную, немаркую, застегивающуюся доверху. В продаже есть много кур ток самых разных фасонов, удовлетворяющих этим требованиям. Есть они и почти в любой семье.

Весной, осенью, а также в сколько -нибудь продолжительных походах надо иметь с собой шерстяной свитер или спортивный тренировочный костюм, но не трикотажный, о котором шла речь раньше, а шерстяной. Модные шерстяные джемпер ы с большим вырезом на груди в походе не очень удобны. Лучше иметь свитер с закрытой грудью.

Если предстоит поход с ночевкой, то желательно иметь специальную одежду для сна: пару белья, тренировочный костюм (для этих целей он подходит безоговорочно). Очень удобна для ночевки тел ьняшка: она длинная (почти до колен), достаточно теплая. Конечно, к ней нужны и брюки. В летние не очень продолжительные походы ее иногда берут вместо свитера.

Некоторые туристы утверждают, что спать можно в той же одежде, в которой идешь. Конечно, можно. Но вряд ли нужно. Во — первых, это не очень гигиенично, во-вторых, не всегда удобно, так как одежда может быть влажной или мокрой после дождя или вечерней росы. Конечно, ее можно поп ытаться просушить, но это — новая заготовка дров, затягивание отбоя и т. д. В — третьих, возникает вопрос: а зачем вообще это надо? Что этим достигается? Противники второй пары одежды мотивируют это тем, что турист должен бороться за максимальное уменьшение веса рюкзака. Это рассуждение правильно лишь формально, а по существу получается следующее. В сравнительно коротких походах турист не несет столь тяжелый груз, чтобы требовалось экономить буквально на всем. Вес трикота жного белья или хлопчатобумажного тренировочного костюма не будет существенно ощущаться в рюкзаке, который и без того нетяжел. А в дальнем, продолжительном путешествии, когда можно ожидать неоднократной перемены погоды в течение похода, лишняя пара одежды одновременно служит резервом на случай похолодания.

Для походов глубокой осенью или ранней весной туристы часто берут с собой ватник, меховую безрукавку или еще что — нибудь подобное. На марше обычно идут без них и надевают только на бив аке, чтобы не мерзнуть. Эти вещи теплые, достаточно удобные, но, к сожалению, тяжелые. Так что, е сли можно, лучше обойтись лишней курткой, свитером, запасной парой белья и т. д. Существует много легких курток на поролоне или Других синтетических материалах, но по теплоте они пока еще уст упают доброму старому ватнику.

В общем, собираясь в поход впервые (а первый похо д — это обычно однодневный поход) или после долгого перерыва, не надо бояться захватить лишнюю пару одежды и обуви. В следующий раз уже будет ясно, что было взято лишнего, возможно, потребуются какие — то замены. Так, уточняя свою экипировку от похода к походу, можно постепенно научиться правильно одеваться сообразно погоде и сезону — иметь все необходимое и ничего лишнего.

Категория: Азбука туризма  | Комментарии закрыты
09.09.2011 | Автор:

Для того, чтобы лучше уяснить себе существо двух рассмотренных способов ориентирования, сопоставим их, показав, как одна и та же задача решается с помощью каждого из них. Задача вполне реальная, и заимствована она в одном из учебников по топографии (равно как и решение ее первым способом).

Пусть необходимо пройти от с. Никитское до желе знодорожного моста юго-восточнее Згарево (рис. 13). Как рекомендуется де йствовать по учебнику?

Сначала маршрут разбивается на участки, и намечаются ориентиры, служащие границами участков. Ориентир 1 — северная окраина с. Никитское; ориентир 2 — курган с подписью +1,0; ориентир 3 — брод через р. Каменистая; ориентир 4 — яма с подписью -2,5; ориентир 5 — юго-восточный угол пашни; ориентир 6 — скрещение лесных просек; ориентир 7 — мост, у которого и заканчивается маршрут.

Измеряются по карте азимуты для каждого участка. Для участка Никитское — курган азимут составит 25°, для участка курган — брод 330°, брод — яма 20°, яма — пашня 327°, пашня — скрещение просек 75°, скрещение просек — мост 27°.

После этого, используя масштаб, определяют по карте расстояния от ориентира до ориентира, или, иными словами, протяженность каждого участка. Измерение дает: 1200 м, 525 м, 575 м, 680 м, 680 м, 345 м. Затем все эти расстояния переводятся в пары шагов. Принимая, что пара шагов составляет 1,5 м, получают: 800 п. ш., 350 п. ш., 383 п. ш., 420 п. ш., 420 п. ш., 230 п. ш.

Рис 13. Местность, на которой демонстрируется использование разных

Способов ориентирования

Все эти данные сводятся в таблицу, и составляется схема для движения по азимутам (рис. 14).

Участок пути

Азимут

Расстояние

1. Никитское — курган

25

800 п. ш.

2. Курган — брод

330

350 п. ш.

3. Брод — яма

20

383 п. ш.

4. Яма — угол пашни

327

420 п. ш.

5. Угол пашни — скрещение просек

75

420 п. ш.

6. Скрещение просек — мост

27

230 п. ш.

Рис. 14. Схема для движения по азимутам

На исходной точке определяют по компасу нужный аз имут, находят с помощью визирного приспособления какой-нибудь местный предмет, находящийся строго в этом направлении (отдельный куст, скопление камней, пень, кривое дерево, белый камень и т. д.), и, приняв этот предмет за промежуточный ориентир, начинают движение к нему, ведя счет пар шагов.

Дойдя до первого промежуточного ориентира тем же п орядком, намечают следующий промежуточный ориентир и так далее, пока не будет пройдено 800 пар шагов и не достигнут курган — значащийся на схеме ориентир 2. Здесь визирное приспособление устанавливают на новый азимут и далее действуют точно так же, как на первом участке, и т. д. При дв ижении через лес рекомендуется, выдерживая направление по комп асу, держать его

Все время перед собой. Кроме того, р екомендуется выделить ведущих,

149

Которые будут определять направление движения, и отдельно назначить счетчиков шагов.

Все это время первый способ ориентирования в самом чистом виде.

Теперь представим, как в данной ситуации будет действовать турист, использующий второй способ ориентирования.

Прежде всего, он оценит по карте общий характер мес тности и имеющихся на ней препятствий. Что это дает ему? Не вдаваясь в детали, он выделит два главных момента. Во — первых, местность пересекается р. Каменистой в общем направлении с запада на восток. Значит, не миновать брода через нее. Во-вторых, оз. Черное с заболоченными берегами делает невозможным движение после брода напрямую к железн одорожному мосту, а текущий из озера в р. Каменистую ручей в болотистых берегах исключает обход озера с востока. Значит, озеро придется обходить с запада, оставляя его правее себя.

В общих чертах маршрут уже ясен: сначала до брода, а затем, огибая озеро с запада, до моста. Выйдя на северную окраину Никитского, турист пойдет в общем направлении на север, не особенно заботясь о точности выдерживания направления, но помня, что отклонение к востоку всё же предпочтительнее, чем отклонение к западу. Здесь же заранее наметит, как погасить неизбежную ошибку. Если он выйдет на обрывистый берег р. Каменистой, значит, вопреки ожиданию он слишком отклонился к западу и надо идти вдоль реки вниз по течению до места, где ее пересекает полевая дорога. Здесь и будет брод. Если же раньше, чем достигнет реки, он выйдет на полевую дорогу, значит, допущено отклонение к востоку, и надо пойти по дороге влево. Она и приведет прямо к броду. Если турист выйдет к реке на участке, лишенном особых примет, значит, направление на север выдержано более или менее точно. Нужно пойти вниз по реке до брода.

Никаких промежуточных ориентиров, никакого счета пройденных шагов вести не требуется. Даже о выдерживании точного направления не требуется особенно беспокоиться: важно не допустить очень уж грубой ошибки (на 30° или более).

Теперь посмотрим, как будет действовать турист после брода через р. Каменистую. Прежде всего, он не станет покидать дорогу, которая после брода пойдет лесом и поэтому заслуживает названия уже не полевой, а лесной дороги. Решение использовать эту дорогу може т служить хорошей иллюстрацией одного из названных выше приемов, используемых при втором способе ориентирования: направление дороги сильно отличается от нужного, но, тем не менее, турист может построить свои де йствия так, чтобы на каком — то участке воспользоваться ею. В нашем случае целесообразно пройти по дороге до пересечения ее с просекой. Отклониться с дороги невозможно, просека в этом районе единственная, и место их пересечения определяется совершенно однозначно. Отсюда нужно взять азимут на участок паш ни, окруженной лесом. Поскольку участок пашни имеет достаточную протяженность, опять-таки можно не особенно заботиться о точности направления: любой азимут, лежащий в пределах от 10 до 30°, выведет к нужной цели. Значит, самое разумное — следовать по азимуту 20° с допустимым отклонением ±10°. С такой точностью выдержать направление может даже малоопытный турист. Кроме того, не допустить слишком большой погрешности поможет внимательное наблюдение за местностью. Впереди слева по ходу движения на карте показан а овальная высота. Вряд ли она будет видна в лесу, но направление склонов должно быть достаточно заметным для внимательного наблюдателя. Первую часть пути подъем местности должен чувствоваться по ходу движения впереди слева, з атем слева и, наконец, оказаться сзади слева, или, иными словами, можно будет почувствовать понижение местности в направлении вперед вправо. Поэтому, если вскоре после выхода окажется, что ощ ущается подъем прямо по ходу движения, значит, произошло отклонени е влево от намеченного пути и группа начала подъем на овальную высоту. Можно будет тут же внести коррекцию в

Направление движения, приняв вправо. Если сходным образом окажется, что

151

Заметен спуск прямо по ходу движ ения, значит, произошло сильное отклонение вправо и группа начала спуск в низину, где лежит оз. Черное. Опять-таки можно будет внести коррекцию в направление движения. Разумеется, перед тем, как производить такую коррекцию, нужно проверить направление движения по компасу. Отмеченные изменения релье фа должны служить сигналом для такой проверки, а не сигналом для внесения ко ррекции. Если произошла ошибка, она тут же выявится при контроле по компасу. Если же показания компаса говорят, что ошибки нет, а слабо заметные особенности рельефа (как на нашем маршруте) наводят на мысль, что ошибка могла произойти, надо отдать предпочтение компасу. Дело в том, что на закрытой слабо — и среднепересеченной местности даже довольно опытный путешественник показанные на карте изменения рельефа может спутать с локальными повышениями и понижениями, которые заметны на местности, но слишком незначительны, чтобы быть отмеченными на карте. Чтобы этого не произошло, в сомнительных случаях лучше доверять компасу.

Если на первой части пути помогают избежать значительной погрешности изменения рельефа, то на второй части этому же будут способствовать некоторые приметы, относящиеся к лесу. Наблюдение за просветами между деревьями обычно позволяет на довольно значительном расстоянии подметить, когда позади них оказывается открытое про странство. В нашем случае карта показывает, что болота, окружающие оз. Черное, безлесны. Точно так же участок пашни, на который надо выйти представляет довольно большую безлесную площадь внутри лесного массива. Поэтому, если по мере продвижения стало заметно, что впереди угадывается открытое место, значит, можно думать, что группа следует правильно и выходит к намеченной цели. Если открытое пространство станет заметно слева по ходу движения, можно предполагать, что группа отклонилась слишком вправо, т. е. фактически шла по азимуту I 40—5.0°, и теперь выходит в «угол» между пашней и болотом, ближе к участку пашни. Сл учай, когда безлесная площадь

Окажется вправо по движению, маловероятен, но и его надо принять во внимание: он будет означать, что допущена очень большая, грубая ошибка. Группа либо очень отклонилась к северу, т. е. шла строго на север (или даже немного на северо-запад), и теперь справа проглядывает участок пашни, либо отклонилась слишком к востоку и теперь выходит в уже упомянутый «угол», но ближе к болоту. Все высказанные соображения могут служить иллюстрацией еще одного приема, используемого при втором способе ориентирования: широкого и непрерывного наблюдения за местностью.

Использование этого приема позволяет и на этом участке маршрута заранее наметить, как обнаружить и погасить возможную ошибку.

Выйдя на участок, занимаемый пашней, следует прежде всего определиться, т. е. понять, к какому краю участка группа вышла. Это удобнее всего сделать, соотнеся видимые направления границы леса и пашни с э тими направлениями, показанными на карте. Нужно только помнить, что, если карта старая, эта граница могла несколько измениться. Определившись, надо выйти к восточному краю пашни и пойти вдоль опушки леса на север — северо-запад, пока не встретится начало просеки. Кстати, чуть дальше этого места к краю пашни подходит лесная дорога из Згарево. Поэтому если, как это иногда бывает, начало просеки плохо видно со стороны пашни, то место выхода дороги обычно хор ошо заметно. Если группа подошла к этому месту, значит, начало просеки осталось позади и надо немного возвратиться назад. Кстати, если группа устала или у нее мало времени и т. п., то наиболее простой способ достигнуть конечной цели маршрута, это пройти по лесной дороге до железнодорожного полотна и затем вд оль него вправо к мосту. Но интереснее, конечно, воспользоваться обнаруженной просекой. По ней нужно пройти до места, где с юга к ней подходит еще одна просека (ведущая к озеру). Это скрещение просек при решении задачи первым спос обом использовалось в качестве одного из ориентиров (ориентир 6). Тогда отсюда прямо на мост брался азимут и принимались меры, чтобы возможно точнее выдержать его. При втором способе турист возьмет азимут на речку ниже

Моста и, как обычно, не заботясь о точном соблюдении направлени я, выйдет к

153

Реке и далее вверх по ее течению к мосту. Или же возьмет азимут на железную дорогу и, выдержав его в самом грубом приближении, дойдет до полотна и вдоль него вправо к мосту. Пройденный путь будет, конечно, несколько больше, чем при первом спос обе, но затрата времени будет такой же или даже уменьшится в связи с тем, что нет необходимости тщательно выполнять приемы точного соблюдения азимута ив особенности сч итать пары шагов.

Итак, мы видели, как одна и та же задача на ориентирование решается первым способом, построенным на жестком соблюдении измеренного азимута, и вторым способом, построенным на заведомом отклонении от измеренного азимута с заранее предусмотренным погашением возникающей погрешности. Надо сказать, что в большинстве случаев в походе с чисто практической целью (выйти в тот или иной заданный пункт) более целесообразно использование второго способа. Хотя на первый взгляд он представляется менее точным, на практике он дает лучший результат. Дело в том, что приемы первого способа отличают ся некоторой искусственностью и их трудно провести в жизнь. Исключение представляет, пожалуй, лишь использование промежуточных ориентиров (первый прием по нашему описанию) и движение в створе с идущим впереди товарищем (третий прием).

В первую очередь, в походе оказывается трудно правильно считать шаги. Даже характерные для средней полосы России такие совсем простые препятствия, как кочки, кустарники, густой лес, овраги и небольшие промоины, приводят к тому, что турист легко сбивается со счета. И не только препятствия.

Стоит на секунду отвлечься, подумать о том, как обойти лужу или бревно, услышать замечание товарища или руководителя, и счет бывает тут же потерян.

Искусственным является провешивание пути (второй прием). Вехи надо или заготавливать заранее и носить с собой, либо тратить очень много

Времени для их изготовления на месте. Кроме того, провешивание пути

154

Вообще неприменимо на закрытой местности, Т. е. именно там, где ориентироваться труднее всего. Поочередный обход препятствий (слева — справа) менее искусствен, но ведь препятствия редко бывают одинаковой ширины. Обход крупных препятствий с использованием обратн ого азимута (шестой прием) представляется безупречным, но, видимо, лишь за счет того, что для наглядности иллюстрируется простыми, упрощенными примерами. Достаточно, взять не овальное вытянутое озеро, а часто встречающееся в природе озеро неправильной формы (рис. 15), как четкая геоме трия этого приема поломается.

Рис. 15. Схема, иллюстрирующая трудности использования обратного азимута

При обходе препятствия

Турист вышел к берегу озера. Повернул под 90° налево, пошел, ведя счет шагов. Немного прошел — вышел к заливу того же озера, который не был виден издали. Еще раз повернул под 90°—через некоторое время попал на болото. Новый поворот и т. д. Если туристу придется совершить все многочисленные повороты, показанные на рисунке, то скорее всего он пр осто собьется и запутается.

Разбивка маршрута на участки (седьмой прием), конечно, позволяет уменьшить допускаемую ошибку, но все же не может свести ее до нуля. А на

Закрытой местности этот прием может вообще оказаться неприменимым из — за

155

Отсутствия нужного числа видимых ориентиров. Так, очень сомн ительным представляется использование в качестве ориентира ямы, нах одящейся среди леса, — случай из рассмотренного выше решения задачи. Скорее всего, идя на участке ориентир 3 — ориентир 4, турист просто упрется в болото и не будет представлять себе, куда он о тклонился от искомого ориентира и насколько велико это отклонение. Да и курган высотой 1 м (ориентир 2) не слишком надежный ориентир, даже для открытой местности.

Наконец, последний из приемов этого способа — составление таблицы и схемы движения по азимуту (см. рис. 14). Он отчасти полезен, поскольку заставляет туриста поработать с картой, оценить местность, промерить требуемые расстояния. Но рекомендация использовать такую схему вместо карты на маршруте может привести к самым неприятным последствиям. Такая схема составляется, исходя из предпосылки, что ориентирование является действием, допускающим однозначну ю определенность местонахождения. Достаточно небольшой неточности — и турист, не выйдя на очередной ориентир, не будет представлять, где он находится и что надо делать, ибо на такой схеме отсутствует дополн ительная информация, которая могла бы ему помочь восстановить ориентировку. Если нельзя взять в поход карту, более правильно сделать выкопировку карты в полосе 3 —5 км по обе стороны предполагаемого маршрута.

Несмотря на отмеченные недостатки первого способа ориентирования, юных туристов следует знакомить с ним. Дело в том, что второй способ оправдывает себя в основном при движении на знач ительные расстояния — несколько километров и более. На малых расстояниях его не всегда можно применить. Поэтому при решении ряда задач на ориентирование, с которыми может встретиться юный турист (в особенности на различных слетах), например соревнования по ориентированию, глазомерная съемка местности, приходится использовать первый способ или как — то комбинировать приемы, относящиеся к разным способам ориентирования.

Категория: Азбука туризма  | Комментарии закрыты
09.09.2011 | Автор:

В яркий солнечный день свет, отражаясь от снега, слепит глаза. В результате возникает острое заболевание глаз — снежная слепота. Ее надо опасаться в основном тем, кто путешествует в горных районах юга. Но в весенних походах она может случиться и на севере. Известны случаи возникновения слабых форм этой болезни под действием солнечных лучей, отразившихся от водной поверхности. Наступает она не сразу, а через 4 —5 часов после воздействия света, и поэтому жертвой ее подчас ст ановятся даже опытные путешественники: шел по снежнику, глаза немного слепило, но было терпимо, и вдруг вечером на биваке что-то началось с глазами… Обычное начало заболевания — ощущение попавшего в глаз песка. Затем сильная резь, покраснение слизистой, отек. Болезненная реакция на свет. Иногда временная потеря зрения. Первая помощь при снежной слепоте заключается в промывании глаз бледным раствором марганцовки или холодным чаем, применении холодных примочек, а главное, изолировании глаз от действия солнечного света. Если есть возможность, заболевшего доставляют в темное помещение, если нет, по окончании примочек просто завязывают глаза и создают условия покоя. Через 1—2 дня болезнь идет на убыль, и пострадавший может продолжать маршрут, пользуясь темными очками. Главная предупредительная мера против снежной слепоты — приобретение до начала похода темных очков на каждого члена группы.

Категория: Азбука туризма  | Комментарии закрыты