28.06.2012. | Автор:

Я не стану входить в дальнейшие подробности, но должен заметить, что своеобразное строение северных Мальдивских атоллов (принимая во внимание, что море свободно проходит через бреши в них) получает простое объяснение в факте роста вверх и наружу кораллов, первоначально опиравшихся на отдельные маленькие рифы в их лагунах, — как то происходит в обыкновенных атоллах, — и на разрушенные части вытянутого краевого рифа, такого, какой ограничивает все атоллы обычной формы. Не могу не отметить еще раз своеобразие этих сложных сооружений: большой, обыкновенно вогнутый песчаный диск круто поднимается из неизмеримых глубин океана; центральное пространство его сплошь усеяно, а края симметрично окаймлены овальными впадинами коралловой породы, лежащими у самой поверхности моря, иногда одетыми растительностью, и в каждой находится озеро прозрачной воды!

Рассмотрим подробнее еще один вопрос, поскольку известно, что из двух соседних архипелагов на одном кораллы процветают, а на другом наблюдается обратное явление, и поскольку на существование кораллов влияет столько факторов (уже перечисленных выше), то представлялось бы совершенно непонятным, если бы рифообразующие кораллы вечно продолжали свою жизнь в каком-нибудь месте или на каком-нибудь пространстве, тогда как земля, воздух и вода все время подвергались изменениям. А поскольку, согласно нашей теории, площади, заключающие в себе атоллы и барьерные рифы, опускаются, то иногда мы должны встречать рифы отмершие и вместе с тем затопленные.

У всех рифов подветренная сторона, куда направляются осадки, вымываемые водой из лагуны или лагунного канала, наименее благоприятна для длительного энергичного роста кораллов, и потому с подветренной стороны рифа нередко встречаются отмершие участки, — все еще сохраняя правильную форму стены, они теперь кое-где уже погрузились под воду. На архипелаге Чагос в настоящее время по какой-то причине, возможно из-за слишком быстрого опускания, сложились обстоятельства, гораздо менее благоприятствующие росту рифов, нежели существовавшие прежде условия; так, часть краевого рифа одного атолла, имеющая 9 миль в длину, мертва и затоплена; на другом имеется лишь несколько совсем небольших живых участков, поднимающихся к поверхности; третий и четвертый полностью мертвы и затоплены; пятый — не что иное как обломок с почти изгладившимися чертами строения. Замечательно, что во всех этих случаях отмершие рифы и части рифов лежат почти на одной и той же глубине под поверхностью, а именно от 6 до 8 фатомов, — как будто опущенные вниз одним равномерным движением. Один из этих «полузатонувших атоллов», названных так капитаном Морсби (которому я обязан множеством неоценимых сведений), имеет огромные размеры — 90 морских миль в одном направлении и 70 миль в другом — и замечательно интересен во многих отношениях. Так как из нашей теории следует, что во всякой области опускания обыкновенно образуются новые атоллы, то против этой теории можно было бы выдвинуть два веских возражения: во-первых, что число атоллов должно было бы бесконечно возрастать, и, во-вторых, что в старых областях опускания каждый отдельный атолл должен был бы неограниченно расти в толщину, — если бы, однако, нельзя было привести доказательств, что они иногда разрушаются. Итак, мы проследили всю историю этих громадных колец коралловой породы, от их возникновения через все этапы их нормальных и случайных изменений вплоть до их отмирания и окончательного исчезновения.

К моему сочинению «Коралловые образования» я приложил карту, на которой раскрасил все атоллы темно-синим цветом, барьерные рифы — светло-синим, а окаймляющие рифы — красным. Эти последние образуются, пока суша неподвижна или — как то часто явствует из присутствия поднятых органических остатков — пока она медленно поднимается; наоборот, атоллы и барьерные рифы вырастают во время прямо противоположного движения — опускания, которое должно происходить крайне постепенно, а в случае атоллов совершаться в таких громадных размерах, чтобы скрыть под водой все горные вершины на огромных пространствах океана. Из этой карты со всей очевидностью мы видим, что рифы, окрашенные светло-синим и темно-синим и возникшие в результате движений одного и того же порядка, как правило, стоят один около другого. Далее, мы видим, что области, занятые рифами этих двух цветов, необыкновенно обширны и лежат в стороне от протяженных береговых линий, окрашенных красным; оба этих обстоятельства могут быть установлены в виде выводов, естественно вытекающих из теории, согласно которой характер рифов определяется характером движения земной коры. Достойно внимания, что в ряде случаев, там, где отдельные красные и синие кружки подходят близко друг к другу, происходили, как я могу показать, колебания уровня; ибо в таких случаях красные или окаймленные кружки обозначают атоллы, первоначально образовавшиеся, согласно нашей теории, во время опускания, но впоследствии поднятые, и, наоборот, некоторые светло-синие, т. е. окруженные, острова сложены коралловой породой, которая должна была быть поднята до ее настоящей высоты, прежде чем произошло то опускание, во время которого выросли вверх ныне существующие барьерные рифы.

Оставьте комментарий » Log in