28.06.2012. | Автор:

На следующее утро, после того как мы бросили якорь, я отправился на берег на остров Дирекшен. Эта полоска суши имеет всего несколько сот ярдов в ширину; со стороны лагуны располагается белый известковый пляж, и отражавшиеся от него лучи палили в этом знойном климате просто нестерпимо; со стороны наружного берега сплошная широкая стена коралловой породы отражала бурный натиск открытого моря. Почва вся состоит из окатанных обломков коралла, и только поблизости от лагуны есть немного песку. На такой сыпучей сухой каменистой почве только тропический климат мог породить буйную растительность. Нет ничего изящнее того леса на некоторых мелких островках, в котором смешались, не нарушая симметричного характера каждого отдельного дерева, молодые и старые кокосовые пальмы. Пляж ослепительно белого песка окаймлял эти сказочные места.

Приведу теперь краткий очерк естественной истории этих островов, которая ввиду ее крайней скудости представляет особенный интерес.

На первый взгляд весь лес состоит из одних только кокосовых пальм, однако тут растет еще пять-шесть деревьев. Одно из них достигает очень больших размеров, но из-за необыкновенной мягкости древесины бесполезно; другое дает превосходный лес для судостроения. Кроме этих деревьев число растений чрезвычайно ограниченно, и все это никудышные сорные травы. В моей коллекции, в которую входит, я полагаю, почти вся флора, насчитывается 20 видов, не считая одного мха, лишайника и гриба. К этому числу следует прибавить еще два дерева: одно из них при мне цвело, а о другом я только слышал — единственный экземпляр его рос около пляжа, куда, без сомнения, волнами было занесено всего одно семя. Guilandina также растет лишь на одном островке. В упомянутый выше перечень я не включаю сахарный тростник, банан, некоторые овощи, плодовые деревья и ввезенные травы. Так как острова целиком состоят из коралла и некогда, должно быть, существовали просто в виде омываемых водой рифов, все наземные произведения должны были быть принесены сюда морскими волнами. В связи с этим маленькая флора этих островов и носит характер убежища для нуждающихся в пристанище; профессор Генсло сообщает мне, что из 20 видов 19 принадлежат к различным родам, которые в свою очередь относятся не менее чем к 16 семействам!

В «Путешествиях» Холмена приводятся, со слов м-ра А.-С. Ки-тинга, который прожил 12 месяцев на этих островах, сведения о различных семенах и других предметах, о которых известно, что они выбрасываются морем на берег. «На наветренный берег островов прибоем выносятся семена и целые растения с Суматры и Явы. Среди них найдены кимири, родом с Суматры и полуострова Малакка; кокосовые орехи из Бальси, известные своей формой и размерами; дадасс, который малайцы высаживают вместе с перечной лозой, так что последняя обвивается вокруг его ствола и держится на нем при помощи шипов своего стебля; мыльное дерево; клещевина; стволы саговой пальмы; наконец, различные семена, неизвестные малайцам, живущим на островах. Полагают, что все они пригоняются северо-западным муссоном к берегам Новой Голландии, а оттуда — юго-восточным пассатом — к этим островам. Здесь находят, кроме того, громадное количество яванского тэкового дерева и желтого дерева, а также огромные деревья красного и белого кедра и стволы эвкалиптов из Новой Голландии в совершенно свежем состоянии. Все стойкие семена, например лазящих растений, сохраняют свою всхожесть, но более мягкие, к которым относится, в числе прочих мангостан, портятся в пути. Бывают случаи, что на берег выбрасывает рыбачьи челноки, очевидно с Явы». Таким образом, выясняется любопытное обстоятельство — удивительная многочисленность семян, которые, происходя из нескольких стран, переносятся водой по Обширным пространствам океана. Профессор Генсло сообщает мне, что, по его мнению, почти все растения, которые я привез с этих островов, являются видами, обычно встречающимися на берегах Индонезийского архипелага. Однако, судя по направлению ветров и течений, вряд ли представляется возможным, чтобы они могли попасть сюда прямым путем. Если же, как предполагает м-р Китинг и что весьма вероятно, их сначала несло к берегам Новой Голландии, а оттуда — обратно, вместе с произведениями этой последней страны, то семена, прежде чем прорасти, должны были проплыть от 1 800 до 2 400 миль.

Оставьте комментарий » Log in