28.06.2012. | Автор:

Состояние Европейской торговли в Китае подверглось в продолжении последних двадцати лет великим переменам. До революционной Француской войны, кроме России и Германии, имели все Европейские державы участие в знатных выгодах оной; но при всем том Агличане, по принятии в 1784 году новых мер,[235] вывозили из Кантона Китайских товаров более, нежели все прочие Европейцы совокупно. Соделавшиеся тогда недавно независимыми Американцы начали участвовать также в сей торговле[236] и усилились в оной столько, сколько другие нации, кроме Англии, ослабели. Их соперничество не может однакож угрожать подрывом Аглинской торговле, как то прежде думали; потому что вывозимые Агличанами из Кантона Китайские товары все расходятся или в самой Англии, где как известно, употребляется чрезвычайное количество чаю, или в пространных их Ост и Вест-Индийских колониях, в Америке и Новой Голландии.

После Агличан были первые Голландцы, производившие торг в Кантоне; но они не посылали туда никогда более пяти кораблей ежегодно, хотя близость богатых их колоний на Яве, (не говоря о владении на Малакке, Банке, Суматре и Борнео, из коих можно было бы привозишь в Китай корицу, перец, свинец, птичьи гнезда и другие вещи) и могла бы много им способствовать к распространению сей торговли. С 1795 го года не приходил в Кантон ни один корабль Голландской. Впрочем они, в ожидании лучших времен, продолжают содержать там свою факторию и шести членам оной доставляют каждой год жалованье, кои, хотя и не имеют никакого дела, но по прежнему обычаю приезжают в Кантон в Октябре месяце, а в феврале возвращаются обратно в Макао.

Французы не производили никогда с прилежанием Китайской торговли, которая со времени революции совсем пресеклась. Гишпанцы могли бы торговать с Китаем по близости Филиппинских островов своих весьма выгодно; но они посылали в Кантон редко более двух кораблей, а часто и ни одного не приходило. Со времени последней войны их с Англиею сей торг совсем прекратился, выключая нескольких малых судов, приходящих и теперь еще из Маниллы в Емой на юговосточном берегу Китая.

Португальцы, владея городом Макао и будучи свободны чрез то от корыстолюбивых притязаний правительства и таможенных чиновников, равно и от великих издержек, каковые принуждены платить другие нации в Вампу, могли бы привести сию отрасль своей торговли в цветущее состояние; однако они довольствуются тем, что отправляют ежегодно в Европу только два или три малых корабля и от пяти до шести в Бенгал; но привозимые грузы последними принадлежат Агличанам, которые посылают из Бенгала в Кантон свои товары под Португальским флагом. Торговля Шведов с Китаем со времен нового о Китайском торге постановления в Англии, и войны Швеции с Россиею, в которую взял Король у Готтенбургской компании великия суммы денег, сделалась очень слабою. Впрочем они и прежде того не посылали никогда в Кантон более двух или трех кораблей ежегодно; но потом только по два, а часто и по одному, иногда же и ни одного. В 1805 году не приходили Шведы в Китай вовсе, а теперь, как то я узнал, уничтожилась даже и Готтенбургская компания.

Датчане производят торг свой с Китаем весьма порядочно и хозяйственно; но и они не отправляли никогда в Кантон более двух кораблей. Жребий Австрийской Императорской Ост-Индийской компании в Остенде известен. Хотя и после сего бывали в Кантоне корабли под Австрийским, также под Рагузским, Генуеским, Тосканским, Гамбургским и Бременским флагами: однако оные посылались на щет купцев Аглинских, которые, не принадлежа к Ост-Индийской компании, исключительно пользующейся сим единоторжием, не могут иметь в том сами собою участия.

Из сего краткого обозрения настоящего состояния торговли, производимой Европейцами с Китаем, явствует, что торг Агличан[237] и Американцев довольно немаловажен, и что последние в короткое время чрезвычайно усилились. Американские приходящие в Кантон корабли гораздо менее кораблей других торгующих там держав; но напротив того оных приходит туда от 40 до 50 ти ежегодно. Им не препятствует никакое время года и они приходят и отходят всякой месяц. Большая часть оных приходит от Северозападного берега Америки с пушным товаром, на которой в недавнее время цены хотя и очень унизились;[238] однако, не взирая на то, покупают оной также охотно, как и хлопчатую бумагу, олово и опиум. Американцы приходят также многие прямо из Америки и Европы. Сих грузы состоят в наличных деньгах и Европейских, Американских и Вест-Индийских произведениях, как то Француской водке, роме, вине; корабельных материалах: смоле, мачтах, железе, такелаже, и прочая. Некоторые из них заходят в Батавию и к мысу Доброй Надежды и привозят оттуда целые грузы Арраку и вина для кораблей, стоящих в Кантоне. Они берут вместо того китайку, фарфор и шелк, а наипаче чай, в получении которого никогда не бывает затруднения. Магазейны Китайских купцов наполнены всегда чаем; а потому и продается оной не только для покупающего выгодно; но и товар, получаемой вместо оного, ценится всегда выше. Китайка и шелк почитаются в Кантоне, как наличные деньги, на которые купец неохотно покупает. Если нет довольной причины сомневаться о доверенности; то Китайские купцы, чтобы сбыть скорее с рук свой чай, дают оного охотно даже в долг целые грузы. Почему Американцы и берут сей товар преимущественно; ибо они имеют притом ту выгоду, что продают свои товары дороже, скорее оканчивают свои дела, и не медля отправляются в обратной путь. Последнее обстоятельство в Кантоне особенно важно; потому что тамошнее пребывание сопряжено с великими издержками, а сверх того и для здоровья вредно. Употребление чаю в Америке сделалось столь же всеобщим, как и в Англии; почему и расходится оного там весьма великое количество; но если Американские купцы не надеятся продать всего взятого в Кантоне чаю в своем отечестве; в таком случае отправляют во Францию, Голландию и в порты северной Германии.

Оставьте комментарий » Log in