Архив категории » Первое путешествие Россиян вокруг света «

28.06.2012 | Автор:

7 и 8). Гиау и Фаттуугу, два необитаемые же острова. Первой имеет в длину восемь, а в ширину две мили. Южная его оконечность лежит по наблюдениям Гергеста и Астронома Гуча, которые на нем были и нашли множество кокосовых дерев, под 7°,59 широты и 140°,13 долготы. Средина второго, гораздо меньшего и круглого, лежит под широтою 7°,50, долготою 140°,6. Оба отстоят от западной Нукагивской оконечности на шестьдесят миль и на NNW от середины острова. жители близ лежащих островов приезжают на оные для собирания кокосовых орехов. Инграм назвал оба сии острова Knox и Hancock Islands. Маршанд первой Masse, второй Chanal; Гергест Roberts Islands; Робертс первой Freeman; второй Langdon Island.

Испытав сам собою на острове Нукагиве, величайшем и по объявлению жителей плодоноснейшем пред всеми прочими, крайний недостаток в мясной провизии, не советую я мореплавателям приставать ни к Мендозовым, ни к Вашингтоновым островам. Свиней, которые одни только из употребляемых в пищу животных здесь и водятся, как на первых так и на последних достать чрезвычайно трудно. Кук, первый из посещавших острова сии в новейшие времена, получил оных весьма мало, а Маршанд, бывший 17 ью годами после, еще меньше. Невозможность достать довольного числа свиней произходит не столько от малого оных здесь количества,[41] сколько от того, что Островитяне не хотят их променивать, почитая их лучшим кушаньем в их пирах, которые они по обычаю своему отправляют при похоронах своих родственников, жрецов и главных начальников. Выше упомянуто, что Король долины Шегуа при всех наших стараниях и надежде получит от нас хорошую цену не решился расстаться с своею свиньею хотя и имел их несколько и мы видели их в долине великое множество. Плодов так же недостаточно. Кокосовые орехи получать можно для ежедневного только продовольствия; но оные и составляют почти единственную, свежую пищу; потому что бананов и плодов хлебного дерева не много; по крайней мере испытали мы то в заливе Тайо-Гое. В порте Чичагова выменяли мы бананов более; но плодов хлебного дерева не получили ни сколько. Итак мореплавателю, по совершении плавания около мыса Горна из Бразилии, на которое нельзя полагать менее трех месяцов, не можно надеяться подкрепить людей своих свежею в сих местах пищею для продолжения плавания к северозападному берегу Америки, или в Камчатку, где так же доставание свежей провизии не верно. Вода и дрова суть единственные потребности, которыми на островах сих запасаться можно; но и то без помощи Островитян, искусных переправлять вплавь чрез буруны бочки крайне трудно и опасно, а особливо в случае нечаянного несогласия с дикими, во время коего посланные за водою люди могут вдруг быть отрезаны. Островитяне столько беспокойны, что часто самая малость, или одно недоразумение, как то мы сами испытали, подают им повод к неприятельским поступкам, которых ни сам Король, по маловластию своему, остановить и прекратить не может. Для кораблей, назначенных в Камчатку и идущих около мыса Горна, выгоднее держать путь из Бразилии прямо к островам Товарищества, и мореплавателей или к островам дружества, где по крайней мере на шесть или на восемь, недель можно запастись свежими жизненными потребностями. Сей путь, вопервых прямее; во вторых может подать случай к точнейшему изведанию еще мало известных островов, как то например, принадлежащих, к купе островов Фиджи, Бабакосо, Гапай, Вавао и проч. так же и к открытию новых, которых в тех морях вероятно много еще находится. Но для кораблей, идущих к северозападному берегу Америки или к острову Кадьяку удобнее заходить в порты области Хили, изобилующей свежими жизненными потребностями, где сверх того можно брать рожь и пшеницу, которые весьма нужны для Кадьяка и наших селений Американского близ лежащего берега. Переход из Хили к Кадьяку не слишком дальней. Если же оной будет многотруден; то Сандвичевы острова, лежащие не далеко от пути сего, служить могут новым местом для отдохновения, починки и запасу свежею провизиею.

Показав подробно маловажные выгоды, которые мореплаватели на островах сих находить могут, не совсем безнужным почитаю я сообщить описание залива Тайо-Гое и берегов Нукагивских, из коих осмотрели мы с точностью, один только южной. Оной состоит вообще из высоких отрывистых, диких камней, скатывающихся утесами, с которых стремятся прекраснейшие водопады. Между ними отличается преимущественно один, находящийся у южной оконечности. Ширина сего водопада казалась нам в несколько саженей; он низвергается с горы, возвышающейся до 2000 футов и составляет немалой источник, низливающийся наконец в порт Чигчагова. Сему каменистому хребту прилежат многие, высокие, по большой части голые горы, из коих, кажется состоит вся внутренняя часть острова. К северозападу только от южной оконечности берег низменнее и ровнее. Мы были к сей стороне не близко, и потому не могли различить заливов, которые по мнению моему, должны там находиться, хотя Гергест и описывает западную сторону вообще каменистою и не имеющею ни одного залива. Агличанин Робертс рассказывал нам часто о долине западного берега, называемой Готти-шиве, которая по словам его столько многолюдна, что 1200 воинов выставляет. Но как он сам никогда там не был; то и не знает, находится ли там какой либо залив, безопасной для якорного стоянья. На восточной стороне в близости к северной оконечности есть так же залив, в котором Нева имела первое сообщение с Нукагивцами. у южного берега находятся три пристани, в которых с совершенною безопасностию стоять можно. Оные суть заливы; Гоме, названный Гергестом Comtrollers Bay. Тайо-Гое, наименованный им же портом Анны Марии и порт Чичагова. Между двумя последними хотя и находятся многие малые заливы, но оные, поелику мало защищены от ветров и каменисты, не удобны для якорного стоянья. О порте Чигчагова упомянуто мною выше; залив же Гоме прошли мы только мимо и не могли осмотреть оного. Итак я ограничиваюсь здесь одним описанием порта Анны Марии. Планы сего порта, на точность коих совершенно положиться можно, хотя и послужат наставлением к безопасному входу; однако следующие примечания не будут, думаю, излишним к тому дополнением. Подходя на вид острова Нукагивы с восточной стороны первой откроется мыс Мартин; он имеет весьма отличительной вид; почему никак нельзя признать вместо оного какую либо другую оконечность. Прилежащий ему берег составляет восточную сторону залива Гоме; самая оконечность выдается много и состоит из неровных, прерванных камней, претерпевших по видимому великия естественные перемены. К сей оконечности, равно и вообще ко всему южному берегу приближаться можно без всякого опасения, даже на одну Аглинскую милю, где глубина от 35 до 50 саженей, грунт мелкой песок. Скоро потом становится виден большой черной камень, лежащий от мыса Мартина в расстоянии около четверти мили. Сей камень всегда должно оставлять в правой руке и тогда открывается залив Гоме, имеющий направление от севера к югу, так же и другой меньший залив несколько западнее. Когда залив Гоме будет виден весь; тогда надобно пройти в параллели к берегу, простирающемуся от ONO к WSW, от 5 до 6 миль; после сего покажется малой остров, называемый Маттау,[42] лежащий от восточной оконечности входа в 30 ти саженях. Как скоро откроется сей узкой проход; то надобно идти к нему прямо и обойти его потом в расстоянии от 100 до 150 саженей, после сего представится глазам весь залив Тайо-Гое. На западной стороне входа лежит так же остров, одинакой величины с островом Маттау, отделяющийся от берега каналом шириною около 30 саженей, которым могут проходить только лодки. Второй малой остров, называемый Островитянами Мутоное,[43] приметен еще по камню, лежащему от него в 15 саженях. Острова Маттау и Мутоное составляют вход в залив Тайо-Гое. При входе и выходе остерегаться должно западного острова, равно и вообще стороны западной и не подходить к ней близко; потому что восточной ветр, хотя и слаб будет, соединясь с постоянным от Оста течением, может подвергнуть опасности. Во время свежого и постоянного ветра вход совершенно безопасен. К обоим берегам подходишь можно на 50 саженей, к восточному же еще ближе. Но при слабом и переменном ветре, что по причине высоких окружающих залив гор весьма часто случается, не должно отваживаться входить под парусами. Ежеминутно переменяющийся ветр, дующий то с восточной, то с западной стороны, и сопровождаемый нередко шквалами, делает то невозможным. Надобно непременно верповаться. Сей способ ко входу и выходу, по причине чрез

28.06.2012 | Автор:

Во весь день окружало нас множество Японских лодок, ходивших туда и сюда в разных направлениях. Но они не подходили к нам ни однажды так близко, чтоб можно было переговаривать с бывшими на оных людьми; напротив того всевозможно старались держаться от нас далее. Мы делали им знаки и заставляли земляков их кликать громогласно на Японском языке; но все было тщетно. Рабское повиновение есть как будто врожденное Японцев свойство, которое бесспорно, досталось им так же в удел, как и всем другим народам, несущим иго Азиатского деспотизма. Им повелено не иметь с иностранцами ни малейшего сообщения. Исполняя сие в совершенной строгости, не отвечают они ни одного слова даже на приязненные, невинные вопросы. Пред самым наступлением ночной темноты, увидели мы надводной риф, состоявший из многих черных камней. По положению и виду берега я имел причину думать, что подобные сему рифы и от других частей острова выдались, a сие понудило меня взять курс несколько западнее. Риф сей лежит в широте 31°,42,20″ и в долготе 230°,26, 30″ на NW 39° от югозападной оконечности Меак-Сима в 7 милях. Я назвал его именем нашего корабля Надежда.

На рассвете следующего дня увидели мы к N берег, признанный нами островами Гото, и два малые каменные островка к W, из коих один плоской, другой же, лежащий на одну милю южнее и имеющий около 2 х миль в окружности, довольной высоты, с двумя острыми вершинами. Последний, вероятно, есть тот самой, которой на Арро-Смитовой карте называется ослиными ушами. На нашей карте как сей, так и первой означил я одним сим именем. Они лежат в широте 32°,2,30″ и в долготе 231°,23,30″ на SW 9°, от мыса Гота в 33 милях, а от югозападной оконечности Меак-Сима NW 65° в 58 милях. Склонение магнитной стрелки найдено в сей день 0°,55 западное.

В полдень обсервованная широта нашего места была 32°,22,3″. Мыс Гото, находился от нас в сие время на NW 39°; северовосточнейшая же оконечность островов сего имени, на NO 14°. В 4 часа по полудни приближились мы к берегу на 3 или 4 мили. Ветр сделался слабой, течение к NO было сильно; почему и поворотили от берега. Островов Гото видели мы малую часть, почему я не могу сказать об оных ничего удовлетворительного. Бурная и туманная погода, сопровождавшая нас по отплытии из Нангасаки, воспрепятствовала осмотреть опять оные; однако положение мыса Гото, югозападнейшей оконечности островов сих и всех прочих, принадлежащих к Японии, определено нами с довольною точностию. Он лежит в широте 32°,34,50″ и в долготе 231°,16,00″. Острова Гото, лежащие близко один к другому, составляют по видимому обширную цепь гор, простирающуюся от WSW к ONO, к коей прилежит множество малых островов, возделанных наилучшим образом. На оных не видно ни одного местечка, которое не было бы покрыто прекраснейшею зеленью. Промежутки сих малых островов усеяны надводными камнями, из коих один особенно отличается, как величиною своею, так и тем, что кажется разделен на три части выпуклыми полосами; почему и может служить приметою. Он лежит в широте 39°,34 и на SSO от высокой горы, которая одна на сих островах отличается своею высотою.

При слабом ветре, сделавшемся под вечер свежее, поплыли мы в сие время под всеми парусами к OSO. Ночью ветр переменился и благоприятствовал нам идти на NO. Сим курсом надеялся я достигнуть Нангасаки. На рассвете увидели мы прямо пред собою ту часть острова Киузиу, где находится Нангасаки. Берег в сем месте вообще горист. К S отличаются два высокие мыса, из коих южный лежит в широте 32°,30 в долготе 230°,11; северной-же выдающейся более к западу, в широте 32°,35,10″, в долготе 230°,17,30″. Сей последний весьма высок и состоит из двувершинной горы. Полагать должно, что он есть тот самой, которой показан на старых картах под именем Номо, как южнейшая оконечность берега, на коем находится Нангасаки; но сей причине и удержал я сие древнее его название. Мысы Номо и Сеирот, лежащие один от другого на NtW и StO в 25 ти милях, суть две оконечности, заключающие великой залив, усеянный островами и большими надводными камнями.[87] Берег, простирающийся от мыса Номо до входа в залив Нангасаки, окружен особенно опасными местами. Не нашед сего залива в том месте, где он на всех старых картах показан, а именно в широте 32°,32 % пошли мы параллельно берегу в близком расстоянии от больших надводных камней, каковые приметили мы и далее. Пред северною оконечностию залива Киузиу, находится несколько островов, которые, кажется составляют продолжение островов Гото, протягивающихся цепью на NO. расстояние, в котором находились мы от северовосточной оконечности и от упомянутых островов, не позволило нам определить оных с некоторою точностию. От мыса Номо до входа в залив Нангасаки, видны были позади маленьких каменных островков, многие малые заливы, с прекраснейшими по берегам их долинами. Берег представлял вообще взору нашему яснейшие признаки рачительнейшего возделывания земли, с прелестными видами, украшаемыми необозримыми рядами насажденных дерев. Позади долин простирается земля к северу цепью гор, одна другой прилежащих. В полдень обсервованная широта нашего места была 32°,36,40″, но мы находились еще южнее Нангасаки. В сие время пришла к кораблю нашему лодка с Японским чиновником, которой, разведав несколько об нас немедленно, удалился. Чрез два часа потом прибыл к нам другой чиновник и оставался на корабле до тех пор, пока мы войдя в залив Нангасаки в половине шестого часа вечера стали на якорь на глубине 33 х саженей, грунт мелкой серой песок. Тогда северозападная оконечность острова Иво-Сима находилась от нас SW 13°; остров Папенберх NO 85°; мыс Факунда SW 85°; расстояние корабля от ближайшего берега было 3/4 мили.

28.06.2012 | Автор:

Наставший от WNW довольно свежий ветр позволил нам на рассвете следующего дня продолжать плавание к северу. Мы проходили между островами О-Сима и K°-Сима в расстоянии от первого, лежащего западнее второго, не более трех миль, в каковом расстоянии и 100 саженями достать дна было не можно. Оба острова суть не что другое, как голые камни. О-Сима лежит под 41°,31,30″ широты и 220°,40,45″ долготы, имеет вид круглый, и в окружности своей около шести миль. Его вершина, подобная жерлу, и виденный нами исходивший дым ясно свидетельствуют, что он принадлежит к огнедышущим. Излучистые потоки изверженной лавы, примеченные на скате горы, удостоверили Г-на Тилезиуса, что за немногие еще годы назад произходило извержение. Остров Ко-Сима, лежащий под 41°,21,30″ широты и 220°,14 долготы, имеет вид продолговатый и около 10 миль в окружности. У северной оного оконечности в недальнем расстоянии находится большой, довольно высокой камень. Сии острова лежат между со бою NWtW 3/4 W и SOtO 3/4 O. Ширина канала, разделяющего их, есть 20 миль.

В признании западного входа в пролив Сангар не можно никак ошибаться, хотя бы посмурная погода и воспрепятствовала определить широту наблюдениями. Если приближаться к нему от юга; то первый, весьма отличный признак есть гора Тилезиус; она пирамидообразна, превосходит высотою своею несравненно все прочия ее окружающие, и покрыта вечным снегом. Мыс Грейг, от которого мыс Сангар лежит на NOtO в 9 милях, приметен столько по своему виду и цвету, что в признании его также нельзя ошибиться. Но когда случится придти от севера; тогда острова Ко-Сима и О-Сима послужат вернейшими признаками, от коих видны также гора Тилезиус и мыс Грейг. Проход между сими островами совершенно безопасен. Ко-Сима лежит прямо против средины пролива. Надобно только обращать внимание на течение, сила коего у пролива гораздо увеличивается. Западный берег Ессо, город Матсумай и мыс Надежда имеют также довольные признаки, а особливо если примечать оные по видам, приобщенным к картам моего атласа, которые срисованы Г-м Тилезиусом с великою точностию.

Не задолго пред полуднем увидели мы остров, показанный на карте Российских открытий под именем Окозир, а на северовостоке от оного высокой мыс, названный на той же карте Ота-Ницаву. В полдень находился от нас мыс Синеко на NO 79°; остров Окозир HaN; мыс Ота-Ницаву на NO 22°; мыс Надежда на SO 11°, мыс Сангарской на SO 6и°, мыс Грейг на SO 48°, О-Сима на SW 54°, Ко-Сима на SW 43°. Обсервованная широта места корабля была 41°,35,49″, долгота же по хронометрам 20°,32,52″. Склонение магнитной стрелки найдено поутру западное, ввечеру восточное; а посему и румбы по компасу не требовали ни какой поправки.

В 5 часов по полудни приближились мы к острову Окозир на 8 миль. Средина его лежит под 42°,09 широты и 220°,28 долготы; он имеет направление NNO 3/4 O и StSW 3/4 W, в длину 11 ть, а в ширину около 5 миль. Сей остров казался быть необитаемым. Густый лес покрывает его от одного конца до другого. В некотором расстоянии от северовосточной его оконечности идет к востоку ряд больших, черных камней, которые делают, так сказать, особенный остров; почему проход между островом Окозире и мысом Ота-Ницаву, хотя ширина его составляет и 11 ть миль, казался быть, если не невозможным, то по крайней мере весьма затруднительным.[132] У южной оконечности: сего острова находится высокой, пирамидальной, большой камень; западная сторона оного усеяна также каменьями.

Мыс Ота-Ницаву лежит по наблюдениям нашим в широте 42°,18,10″, долготе 220°,14,00″, на NW 8°, в 40 милях от мыса Синеко. Свежий ветр, дувший прямо от запада, и настоявшая надобность обойти с южной стороны остров Окозир, воспрепятствовали нам подойти ближе к сей части острова Ессо; однако ясная погода, не взирая на дальное расстояние, благоприятствовала нам к осмотрению сего берега. Он выключая высокие, снегом покрытые, далеко во внутренности стоящие горы, везде единообразен, не имеет ни великих углублений, ни далеко выдавшихся оконечностей. Сделавшийся под вечер тихий ветр был причиною, что мы в продолжении ночи не удалились от острова Окизир столько, чтобы потерять его из вида. На рассвете увидели мы на NtO от мыса Ота-Ницвву высокой гористой, выдавшийся берег, которой составляет вместе с мысом сим залив, довольно пространный, и простирающийся к востоку, казалось нам что на северной стороне должно быть хорошее якорное место, защищаемое с западной стороны мысом Цуцуки, означенным на Российской карте. Залива сего на оной не показано, а потому и назвал я его именем Морского Департамента Генерал-Лейтенанта Голенищева-Кутузова. К северу от упомянутого гористого берега находится великой залив, простирающийся к SO на 20 миль. Сии два залива придают лежащему между ими берегу вид острова; однако оный соединяясь с твердою землею, сходствует точно с мысом Россиян. Длина сего мыса, имеющего направление от севера к югу составляет 15 миль; я назвал его в честь бывшего Президента Адмиралтейств коллегии Голенищева-Кутузова известного долговременною полезною своею службою и обширными знаниями. Стоящую на средине сего мыса высокую гору означил я сим же именем. Она лежит в широте 49°,37,00″, долготе 219°,59 ,00″.

28.06.2012 | Автор:

В 4 часа по полудни показался высокой берег на NW, имевший вид острова по средине песков, его окружающих. Далее во внутренность острова покрывались все места густым лесом. Мне казалось не невероятным, что гористой берег на NW был тот самой, которой назвал Лаперуз мысом Бутен. В 8 часов вечера увидели мы оконечность, казавшуюся нам пределом песчаного берега; она лежала от нас на NW 40° и приметна очень по своему холму кругловатого вида. Сию оконечность, находящуюся в широте 51°,53,00″ и долготе 216°,46,30″, назвал я мысом Песчаным. Она не составляет предела песчаного берега, продолжение коего за оною к северу есть одинаково с южным. За нею лежит залив глубины довольной. На рассвете казался нам песчаной мыс на SWtS в расстоянии около 20 миль. Желая изведать залив за сею оконечностию обстоятельно и надеясь, может быть, найти здесь пролив, разделяющий остров, приказал я держать SW; но ветр, сделавшийся скоро потом прямо от SW, принудил нас плыть на WNW; однако мы приближились между тем столько, что могли уже видеть задней низменной берег залива. В одном месте только оставалось немалое пространство, которое все еще ласкало меня обманчивою надеждою; оно находилось от нас в 8 часов на NW. Даже с саленга не усматривали там берега, хотя расстояние наше от берега было едва 10 миль и глубина 17 саженей. Я тотчас стал держать курс к сему месту; но по прошествии одного только часа, увидели и тут соединение берегов с марса, а скоро потом и со шканец.

В полдень находились от нас на NW пять валообразных холмов, которые представлялись цепью островов на сей безмерной ровнине. И здесь весь берег, также как и на юге, едва возвышается над поверхностию моря. Он состоит из одного песку и несколько далее во внутренность острова покрывается густым, низким лесом. На NWtN виден был также песчаной холм, отличавшийся несколько своею высотою и плоским видом. В полдень определена наблюдениями широта 59°,17,29″, долгота 216°,38,28″; расстояние наше тогда от берега было 5 1/2 миль; глубина 15 саженей. Склонение магнитной стрелки, которое со времени прихода нашего к сему берегу не превышало никогда одного градуса попеременно к востоку и западу, найдено средним числом из утренних и вечерних наблюдений = 0,57 западное.

С полудня начала глубина мало по малу уменьшаться. Сие обстоятельство принудило нас держать несколько далее от берега. В 5 часов находились мы уже от оного в 9 ти милях, где глубина была только 10 саженей. Лот бросали с обоих руслинов беспрестанно. Глубина уменьшилась неожиданно от 10 ти до 8, скоро потом до 5 ти и вдруг после до 41 саженей по обеим сторонам. Мы немедленно поворотили и легли OSO. Глубина оставалась несколько минут еще 41°, но скоро потом начала опять увеличиваться. Во время ночи держались мы под малыми парусами на NO. Сия отмель, первая найденная нами у сего берега, при меньшей с нашей стороны осторожности могла бы сделаться опасною; потому что глубина уменьшилась вдруг до трех саженей. Она лежит в широте 52°,20, долготе 216°,42,00″, и вероятно, простирается на многие мили к северу и югу, а от берега в море на расстояние около 10 ти миль. Грунт находили мы здесь везде мелкой песок с кусочками звезд морских. Прежде нашествия нашего на отмель произвели мы с Г. Горнером в сей день наблюдения при благоприятствовавших обстоятельствах и пятью вычислениями лунных расстояний нашли долготу, в полдень 216°,39,10″. А сию долготу и хронометры наши показывали.

Берег, которой от Песчаного мыса простирается прямо к северу, составляет против найденной нами отмели оконечность, от коей направление его почти нимало не переменяется. Он также низмен, песчан и покрыт мелким лесом. Вблизи оного рассеяны холмы. Последнюю оконечность достойную примечания по отмели, назвал я Мысом Отмели. Он лежит в широте 52°,32,30″, долготе 216°,42,30″ и отличается посредственной высоты холмом.

Июль. Август. 1–2

Сей, единообразием своим наводивший на нас скуку, низменной, песчаной берег простирался еще далее к северу, и лишил нас чрез то совсем уже надежды найти здесь разделение Сахалина. При захождении солнца находился от нас севернейший, один из двух виденных холмов прямо на W. Я полагал широту его 52°,42,30″. Далее к северу от него не показывалось никакого отличающагося предмета, Берег, простиравшийся так далеко, пока могло досязать зрение, казался все низменным, песчаным. В 9 часов легли в дрейф. В 29 e и 30 е число Июля осмотрели мы с великою точностию около 80 миль сего берега. Без случившейся чрезвычайно хорошей погоде не могли бы мы подходить к нему так близко; ибо он часто скрывался в расстоянии 7 и 6 милей. Мы опасались, что по двудневной ясной погоде скоро последует худая, и опасались не без причины. По безветрии и густом тумане, скрывавшем от нас совсем берег и продолжавшемся чрез весь 31 день Июля, настал ночью на 1 е Августа крепкой ветр от О прямо на берег. Глубина была 26 саженей, следовательно находились мы недалеко от берега. Итак долженствовали поставить столько парусов, сколько возможно было и стараться удалиться от оного. В полдень сделался ветр еще крепче, но нам удалось достигнуть глубины в 50, а под вечер и в 80 саженей. Ночью ветр стал стихать постепенно, а поутру 2 го Августа отошел к N, тогда мы взяли курс W прямо к берегу, которой увидели в 2 часа по полудни. Он был в сем месте посредственной высоты, однако гораздо возвышеннее виденного нами прежде к S; напротив того к N не видно было ничего, кроме песчаной низменности с малою коническою горою, бывшею пределом нашего горизонта на севере, и находившеюся от нас в 2 часа, скоро по усмотрении берега, на NW 60°. Ближайшее расстояние от нас было 9 миль; глубина 38 саженей. В полдень по наблюдениям широта 53°,28,4″, долгота 216°,19,15″; следовательно находились мы 45 милями севернее холма, виденного нами 30 Июля в широте 52°,42,». Мы должны были идти назад к сему холму для связания с оным нашей описи; по сей причине назвал я его холмом Соединения. Но прежде, нежели направили путь к нему, держали прямо W к одной довольно выдавшейся оконечности, между которою и лежащим за нею гористым берегом казался быть большой залив. Я имел великое желание найти у северной части Сахалина якорное место, и на оном остановиться, почему и не хотел оставить залива сего неизведанным. В половине 1 го часа оказалось однако, что предполагаемое устье мнимого залива было не иное что, как низменной повсюду песчаными мелями окруженной берег, где бурун весьма силен. Итак мы переменили курс свой на SW. Берег простирался здесь до StW и состоял из одной песчаной низменности. В некоторых токмо местах показывались несколько выдавшиеся оконечности, между которыми находятся глубокия понижения, казавшиеся издали заливами; но близкое, часто не более трех миль, расстояние, в каковом проходили мы мимо берега, удостоверило нас в противном. Бурун у берега был везде весьма силен. Во многих местах простирались узкие надводные рифы далеко в море, в близости коих глубина вдруг уменьшалась, что принуждало нас часто переменять курс от SW до SOtS, и удаляться от берега на 7 и 8 миль; однако, не взирая на то, не скрылось от нас ни одно место. При умеренном ветре и течении к югу плыли мы так скоро, что я надеялся усмотреть холм Соединения до захождения еще солнца. В 5 часов по полудни показались далеко во внутренности берега некоторые немалые возвышения, а в 7 часов и другие, лежащие далее к югу, также и одна оконечность, от коей направление берега склоняется несколько к западу. Сию оконечность, лежащую в широте 52°,57,30″ долготе 216°,42,00 , назвал я по имени уважаемого мною друга Статского Советника Вирста. В 8 часов увидели мы ясно холм Соединения. Усмотрение оного было для нас немаловажно; ибо я опасался уже, чтобы не оставить на карте нашей без точного определения пространства на несколько миль. Хотя мы и находились от холма Соединения в 19 милях; однако если разделить сие расстояние по полам и принять, что мы 30 Июля под вечер, когда лежал от нас сей холм прямо на W, могли осмотреть от него берег на 9 1/2 миль к северу,[158] равномерно 2 го Августа на 9 1/2 миль к югу; то и должно быть вероятным, что от осмотра нашего не скрылось ничто примечательное.

28.06.2012 | Автор:

Октября 21 го учинено для широты наблюдение, хотя не довольно точное; но долготы вовсе определить было не можно. Дождь шел беспрестанно при свежем ветре от S и SSW. Теплота настала великая; термометр показывал 18°. В следующий день определена широта 36°,36 долгота 201°,58. Вскоре по полудни сделалось безветрие, при котором шел сильный продолжительный дождь. Зыбь была от N чрезвычайная. Никогда не случалось мне испытать столь чрезмерной качки, как в сие безветрие, продолжавшееся до 8 ми часов вечера и часто наводившее на нас боязнь, что лишимся всех мачт, да и в самом деле необычайное волнение вырвало несколько болтов. Ночью сделался наконец слабой ветр восточной. В следующий день показались тропические птицы и урилы; мы полагали, что видим берег, к коему начали держать курс немедленно; однако после оказалось, что мы признали облака берегом. В полдень найдена широта 35°,18, долгота 210°,54; курс держали SSO. Склонение магнитной стрелки 7°,36 восточ. Дувший ветр несколько часов от NW перешел к NO и наступила пасмурная, мрачная погода, каковая обыкновенно бывает при NO и О ветрах. Наш курс теперь был SWtW к островам Гваделупас. Октября 26 го учинены точные наблюдения, по коим находились мы в широте 31°, 5, 25″, долготе 208е, 33 г, Октябрь. 2q»# Ветр продолжался чрез весь день южной. Под вечер начали оказываться попеременно то безветрие, то порывы от разных сторон горизонта, что продолжалось чрез всю ночь, с беспрестанною зарницею. Небо покрывалось черными облаками; сильной дождь шел долгое время; все предвещало наступающую бурю, к которой мы приготовились. Ртуть в барометре опустилась на 29 дюймов и 2 1/2 линии. В 4 часа пополуночи начался шторм сильными порывами, коими изорвало оба наши марсели. В 8 часов свирепствовал шторм жестоко, в 11 ть же часов свирепость его еще увеличилась. Волнение было чрезвычайное, так что корабль, если бы построен был с меньшею крепостию и не имел бы самого хорошего такелажа, не мог бы противостоять силе оного. Сия буря сравнялась бы с тифоном, которой претерпели мы прошедшего года в той же параллели, если бы продолжалась столько же времени, и была впрочем самая жесточайшая во все наше путешествие. Она началась подобно тифону от OSO и равным образом, но не вдруг, перешла к NW. В 2 часа по полудни несколько смягчилась, в 4 ре же могли мы уже отвязать разорванные паруса и привязать новые. Великое множество морских прожор окружало корабль даже и в самое свирепствование бури; в третьем часу поймали оных шесть и подняли на корабль.[197] В 6 часов поставили зарифленные марсели и пошли к S, к чему принудила нас великая зыбь от SO, причинявшая чрезвычайную качку, которая, продолжавшись беспрестанно более 14 дней при жаркой погоду, ослабила ванты столько, что при избрании курса должно было взять в рассуждение и целость мачт. В вечеру поймали двух глупышей и еще одну береговую птицу; как сии, так и многие тропические птицы и плававшие около корабля морские свиньи служили признаками, что мы находились от земли в недальнем расстоянии. Ближайший к нам берег, в отдалении около 100 миль, долженствовал быть водяной остров, открытый известным Бениовским.[198] Невероятность повествовании сего выходца, ослабившая столь много любопытство к достопримечательной судьбе его, была причиною, что Географы не поместили на картах своих его открытий. Все признаки заставляли нас впрочем полагать близость берега. Ночь была светлая; мы шли под малыми парусами; я приказал внимательно смотреть, не увидим ли берега; однако никакого не открылось.

Октября 29 го дня сделалась наконец погода светлая; но воздух был столь влажен, что гигрометр, коего разделение составляло не более 70°, показывал беспрестанно 65°. По разведении огня в моей каюте при теплоте на открытом воздухе в 21°, увеличилась оная до 25°, однако гигрометр показывал только 11 ью градусами меньше против прежнего. Мы нашли широту 29°,31,47″, долготу 210°,20,00″. Склонение магнитной стрелки, из многих вычислений утренних наблюдений азимуфов и амплитудов солнца, разнствовавших от 3°,30,30″ до 5°,9,40″, вышло среднее 4°,42,50″ восточное; по наблюдениям же вечерним 5°,45,00″; среднее из утренних и вечерних наблюдений = 5°,13,55″. С отбытия нашего из Камчатки могли мы теперь в первой раз только взять лунные расстояния; но по причине сильной качки корабля удалось нам с Г. Горнером произвести только по два вычисления. По моим, оказалась долгота в полдень 210°,38,35″; по наблюдениям Г. Горнера 210°,22,37″; по хронометру No. 128 в тоже время 210°,19,45″.

28.06.2012 | Автор:

От 6 го до 11 го Апреля могли мы производить каждый день лунные наблюдения. Взятые мною 120 расстояний показали погрешность No. 128 го 28,10″; измеренные же 120 Г-м Горпером 33,20 восточную; и так средняя выдет 29,40″, которая, как настоящая погрешность, принята быть может в 9 ый день Апреля.

Апрель. 15

Апреля 15 го по утру дул ветр крепкой от OSO при пасмурной с дождем погоде. Ход корабля под зарифельными марселями был 9 1/2 узлов. Но не взирая на сей свежий благополучной ветр, разлучились мы с Невою. В 10 часов утра видели мы Неву прямо за кормою в небольшем расстоянии под одними марселями. Пасмурность закрыла ее потом скоро. В 4 часа по полудни погода прояснилась; однако мы не усматривали Невы и с саленга. Хотя Надежда в ходу гораздо хуже была; но не можно думать, чтобы Нева в продолжении 6 ти часов могла пройти мимо нас вперед, и скрыться потом вовсе из виду. И так разлучение Невы с нами могло не иначе последовать, как то она взяла другой курс, весьма различествующий от WtN, которым мы плыли в 10 часов утра. Я не переменял его до 7 ми часов вечера и в сие время делал многократно сигналы пушечными выстрелами, а в продолжение ночи жгли мы фальшвеер через каждые два часа, но не получали на то никакого ответа, и мы отчаялись соединиться с Невою до прибытия нашего к острову Св. Елены, как месту назначенному для соединения. В полдень при разлуке находились мы в широте 34°,55, долготе 331°. В сии сутки перешли мы чрез меридиан Санкпетербурской, следовательно и совершили обход вокруг земного шара.

Апреля 17 го по утру в 8 часов приметили мы перемену в цвете воды, почему бросили лот, и нашли глубину 80 саженей, грунт мелкой серой песок. Сия глубина показывала, что течение действовало сильно к западу. Полуденные наблюдения в широте 36°,00 и долготе 338°,20, то подтвердили, и сила оного была в последние сутки 17 миль к S и 1°,20 к W. Мне кажется, что Г. Реннель один только советует не держаться к берегу, а по направлению течения, означенному на его карте. Следуя его совету, плыли мы от 332° до 340° долготы в параллели 32 1/2 и 36°, и нашли мнение его весьма основательным; ибо сила течения к W составляла в час 3 1/2 мили. В 6 часов найдена глубина 75 саженей, грунт мелкой серой песок; в полночь 90, в 4 часа 105 саженей, грунт ил жидкой. Последняя глубина показала, что мы перешли уже меридиан мыса Лагуллас.

Апреля 19 го в 9 часов утра усмотрели мы берег на NNO (по компасу). Оной имел вид острова; скоро потом показался гористой берег на NOtO. В полдень широта 35°,05 S, долгота 340°,31,24″ W. Западнейший берег, которой был Мыс Доброй Надежды, лежал тогда на NO 7°, а восточнейший мыс Фальсо на NO 35°. Дна не могли достать 100 саженями. Находившись точно на меридиане самого мыса Доброй Надежды, лежащего по лучшим известным определениям, в долготе 18°,29 восточной, или 341°,31 западной, удостоверились мы, что погрешность наших хронометров составляла один градус, которая и принята до прибытия нашего к острову Св. Елены, В сем месте встретились мы с Американским кораблем, шедшим из Иль-де Франса; но от оного не получили известия о Француской эскадре, крейсировавшей в тамошних водах под начальством Адмирала Линоа. Скоро показался и еще другой корабль, которой поднял также флаг Американской. В 6 часов вечера лежал от нас мыс Доброй Надежды на NO 35° в 36 ти милях; мыс Фальсо на NO 4<Ч°, а столовая гора на NO 23°. Ветр дул свежий от SSO; мы держали курс до 4 х часов NW, а потом переменили оной на NNW к острову Св. Елены. В широте 29° почувствовали мы холодноватость в воздухе; ртуть в термометре не поднималась и среди дня выше 19°, даже под 27° не показывала она выше 14°; мы, приметили, что под 36° широты было теплее. В широте 26°,30 сделался ветр сначала от W, а потом от WSW, и продолжался два дня. Едва перешли мы через южный тропик, то настал настоящий пассат SSO и SO.

Апреля 26 го увидели мы два корабля, один на NW, а другой на NO. Первой признали мы Невою, но как Надежда ходила хуже; то Нева скоро ушла опять из виду, и мы ее уже не видали до нашего прибытия в Кронштат.

28.06.2012 | Автор:

Корабли, идущие к мысу Горн, или на китовую у сих берегов ловлю, не могли бы желать лучше здешней пристани в случае нужды. Она гораздо преимущественнее Рио-Янейро, где с иностранцами, а особливо на купеческих кораблях приезжающими, поступают с такою же оскорбительною предосторожностию, как и в Японии. Даже Г. Кук и Банкс должны были сносить обиды, о коих одно только рассказывание возбуждает в каждом справедливое негодование. На острове Св. Екатерины, в близости коего не добываются алмазы, пользуются совершенною свободою. Гавань отменная, вода прекрасная и удобно получаемая, рубка дров не обложена платою; торгующий оными доставляет на корабль за 10 пиастров тысячу поленьев, из коих каждое длиною около трех футов. Климат чрезвычайно здоров. Служители наши в продолжении семинедельного здесь пребывания все были совершенно здоровы; только при самом начале нашего прибытия, некоторые из них на обоих кораблях чувствовали в животе жестокой рез; но оный продолжался только несколько часов и потом проходил вовсе. Жар, даже в самые летние месяцы, как то в Январе и проч. очень сносен. Термометр на корабле нашем не поднимался выше 22 х градусов. Свежей ветр с моря, ежедневно дующий умеряет оной довольно. Жизненные потребности и плоды всякого рода находятся в изоблии и очень дешевы. Мы покупали быка, весом в 10 пуд, по 8 ми, свинью в 5 пуд, по 10 пиастров; за 5 ть кур платили по пиастру. Апельсинй и лимоны пред отходом нашим не все еще созрели; однако мы могли получить оных несколько тысяч за самую малость. Арбузов, и тыкв множество. Напротив того в рыбе был недостаток, произходящий от жаркого времени года, неудобного к ловле, которая, выключая летние месяцы, по уверению жителей, ловится в великом изобилии. Для рыбной ловли не употребляют здесь никаких других судов, кроме лодок, сделанных из одного цельного дерева. Я видел некоторые из них в 30 футов длиною и в 3 шириною. Лодки сии по несоразмерной длине своей с шириною, чрезвычайно ходки; но во время волнения нельзя пускаться на них в море.

По прибытии нашем, нашли мы здесь один Аглинской капер с двумя Французскими призовыми судами, кои назначены были для китовой ловли. Корабельщики, Американские уроженцы, добровольно отдали, как то все здесь, да и самый Губернатор полагали, вверенные им суда Агличанину, овладевшему оными, вопреки всех народных прав, под пушками крепости Санта-Круса. Поступок сей казался нам столь постыдным, что мы не верили тому до насланного Вице-Королевского повеления, чтобы взять помянутых Американцев под стражу и выдать их после Французскому Правительству. Аглинской Корсар имел все качества морского разбойника. Он в верном чаянии скорого открытия войны между Гишпаниею и Англиею взял на хищническом своем поезде купеческое судно, принадлежавшее первой Державе, и не только привел сей приз к острову Св. Екатерины, где тайно распродал нагруженные на оном товары; но и, вооружив его 16 пушками, употреблял на Португальском рейде вместо брандвахты, для осматривания приходящих кораблей. Начальник сего Англо-Португальского брандвахтенного судна простирал наглость свою так далеко, что послал даже к Португальскому, пришедшему сюда военному бриггу о 18 ти пушках, свою шлюбку, для сделания обыкновенных при таких посещениях вопросов Командиру, удивившемуся не мало, что у самых пушек Португальской крепости таким образом с ним поступают. Сей бригг послан был Вице-Королем для овладения всею эскадрою Аглинских каперов. Гишпанскому вооруженному судну, бывшему брандвахтою, удалось уйти, так же и одному Французскому призу; капер же с другим призовым судном подпали власти Губернатора.

Сии, впрочем малоудовлетворительные известия о месте, где семь недель продолжалось наше пребывание, заключаю учиненными нами здесь наблюдениями, относящимися к мореплаванию и Астрономии. Вход сюда удобен. Карта, находившаяся в Атласе под No. 3 покажет то яснее, нежели описание, почитаемое мною излишним. В различении островов Гала и Альвареда нельзя ошибиться. Первой менее последнего, лежит более к северу, и очень приметен по белым длинным полосам видным на утесистых сторонах оного, и по двум малым островкам, лежащим у юговосточной оконечности. В расстоянии около 9 ти миль глубина 30 саженей, но потом уменьшается постепенно. Если случится придти от севера; то надобно держаться между островами Гала и Альвареда так, чтобы малой каменной остров Сан-Пенедо, лежащий от средины Альвареда на WNW 3 1/2 мили, находился вправе. Курс SSW и SWtS, ведет прямо к крепости Санта-Крусу. Становиться на якорь везде очень безопасно, как к северу, так и к югу от сей крепости; однако для удобнейшего сообщения с городом и местом Св. Михаила, где самая лучшая вода, выгоднее стоять от Санта-Круса к югу. Если должно идти от острова Св. Екатерины на юг; то надобно держать курс между островами Альвареда и Св. Екатерины. Проход безопасен совершенно. Буде сделается ветр противной, тогда можно лавировать без опасения; поелику глубина близ самого берега 4 сажени. У берегов Альвареда также безопасно.

28.06.2012 | Автор:

Из сего описания Нукагивцев, которое покажется, может быть, невероятным, но в самом деле основано на совершенной справедливости, каждой удостоверится, что они не знают ни законов, ни правил общежития, и будучи чужды всякого понятия о нравственности, стремятся к одному только удовлетворению своих телесных потребностей. Они не имеют ни малейших следов добрых наклонностей и без сомнения не людьми, но паче заслуживают быть называемы дикими животными. Хотя в описаниях путешествий Капитана Кука и выхваляются жители островов Товарищества, Дружественных и Сандвичевых; хотя Форстер и жарко защищает их против всякого жесткого названия; однако я (не утверждая впрочем, чтоб они вовся не имели никаких хороших качеств), не могу иного о них быть мнения, как причисляя их к тому классу, к какому Господин Флерье причисляет людоедов, каковыми почитаю я всех Островитян.

[55]

Надобно представить себе только тех Островитянь, о коих доказано уже, что они точные людоеды, на пример: Ново-Зеландцев, жестоких жителей островов Фиджи, Навигаторских, Мендозовых, Вашингтоновых, Новой Каледонии, Гебридских, Соломоновых, Лузиады и Сандвичевых; добрая слава о жителях островов Дружественных со времен произшествия, случившагося с Капитаном Блейем и в бытность на оных Адмирала Дантре-Касто так же весьма много помрачилась; и нельзя уже в том ни мало сомневаться, что сии Островитяне одинакого свойства и вкуса со своими соседами, населяющими острова Фиджи и Навигаторские. Одних только жителей островов Товарищества, не подозревают еще, чтоб они были людоеды. Одних их только признают вообще кроткими, неиспорченными и человеколюбивыми из всех Островитян великого океана. Они-то наиболее возбудили новых философов, с восторгом проповедывать о блаженстве человеческого рода в естественном его состоянии. Но и на сих островах мать с непонятным хладнокровием умерщвляет новорожденное дитя свое, для того, чтобы любостраствовать опять беспрепятственно. Да и самые сообщества Ареоев запщищаемые Форстером с великим красноречием, не состоят ли из предавшихся любострастию, из коих каждой может быть назван отцеубийцем? Для таковых людей переход к людоедству не труден. Может быть чрезвычайное плодородие островов их есть доныне одною причиною, что они не сделались еще ниже других животных.[56]

Сколько ни приносит чести Куку и его сопутникам, что они желали оправдать в неприкосновении к людоедству таких Островитян, которые навлекали их в том на себя подозрение, однако следовавшие за ними путешественники доказали потом неоспоримо, сколь легко одни поверхностные замечания доводить могут до несправедливых заключений. Позднейшие путешествия и точнейшее рассмотрение сих диких людей доставят конечно, еще многие подобные доказательства погрешностей прежних наблюдателей. Капитан Кук принят был Ново-Каледонцами наилучшим образом; а потому не только не имел на них подозрения в людоедстве; но и приписывает их свойствам величайшую похвалу. Он столько их одобряет, что отдает даже преимущество пред всеми народами сего океана, и говорит, что приметил в них гораздо более кротости, нежели в жителях островов Дружественных. Форстер описывает их столь же выгодно. Напротив того Адмирал Дантре-Касто открыл между ими несомненные следы людоедства и горе тому мореходцу, которой будет иметь несчастие претерпеть кораблекрушение у опасных берегов сего острова! Погрузившийся в безъизвестность Лаперуз, оплакав горькую участь несчастного своего сопутника,[57] соделался, может быть, и сам жертвою сих варваров! —

ГЛАВА X. ПЛАВАНИЕ ОТ НУКАГИВЫ К ОСТРОВАМ САНДВИЧЕВЫМ, А ОТТУДА В КАМЧАТКУ

Надежда и Нева оставляют Нукагиву. Путь к островам Сандвичевым. Тщетное искание острова Огива-потто. Сильное течение к NW. Прибытие к острову Оваги. Нарочитая погрешность хронометров на обоих кораблях. Совершенный недостаток в жизненных потребностях. Гора Моуна-Ро. Описание Сандвичевых Островитян. Разлучение Надежды с Невою и отплытие Надежды с Камчатку. Опыты над теплотою морской воды. Тщетное искание земли, открытой Гишпанцами на востоке от Японии. Прибытие к берегам Камчатки. Положение Шипунского носа. Вход Надежды в порт Св. Петра и Павла.

1804 год Май, 18–19

28.06.2012 | Автор:

Января 16 го прислал на корабль Посланник нарочного просить меня приехать к нему с Доктором Еспенбергом сколько возможно поспешнее. По прибытии нашем нашли мы у него двух Баниосов, многих толмачей и других Гражданских чиновников. Причиною сему был один из привезенных нами Японцев, покусившийся на лишение себя жизни. Благовременное усмотрение воспрепятствовало ему в исполнении самоубийства. Господин Лангсдорф, поспешающий унять течение крови,[99] не допущен Японскими часовыми, потому, что о сем не донесено было еще Губернатору. Несчастной долженствовал до учинения того, и до прибытия присланных Баниосов, валяться в крови своей. Но и сии не позволили ни Доктору Еспенбергу, ни Господину Лангсдорфу подать помощи раненому, а послали за Японским Доктором и Лекарем.[100] Между тем оказалась рана неопасною. При самом приходе нашем в Нангасаки просил Губернатор Посланника отдать ему привезенных нами четырех Японцев; но он на то не согласился; поелику хотел самолично представить их Императору. Губернатор повторил опять сию прозьбу через несколько недель после; но ему отказано было также, как и прежде. Случившееся приключение побудило Посланника просить Губернатора, чтобы он взял от него привезенных Японцевь; но последний отвечал, что поелику он просил о сем прежде двукратно и ему отказано было; то он теперь и сам согласиться не хочет; впрочем приказал уведомить, что пошлет в рассуждении сего курьера в Эддо. Но оттуда не получено на сие никакого ответа и привезенные нами Японцы оставались в Мегасаки до самого дня нашего отбытия. Итак сии бедные люди по преодолении трудного пути, продолжавшагося четырнадцать месяцов, хотя и прибыли в свое отечество, однако не могли тотчас наслаждаться полным удовольствием, которое они в отчизне своей обрести надеялись, но вместо того принуждены были семь месяцов находиться в неволе и заключении. Да и не известно возвратятся ли они когда либо на свою родину, которая была единственною целью их желания, понудившего их оставить свободную и малозаботую жизнь, каковую препровождали они в России.

Чтобы такое понудило нещастного покуситься на жизнь свою, того не могу утверждать с достоверноситю, хотя многие причины делают Японцам жизнь их несносною; ужасная мысль лишиться навсегда свидания с своими родными, находясь так сказать по среди оных, была вероятно первым тому поводом. Сию догадку основываю я на том, что в продолжение нашей здесь бытность пронесся слух, что привезенные в 1792 году Господином Лаксманом Японцы осуждены на вечное заключение и не имеют ни малейшего сношения со своими единоземцами. Сверх сего полагали тому причиною и следующее; по прибытии нашем подал, как говорили, сей Яаонец Баниосам письмо, в котором жаловался не только на жестокие с ними в России поступки; но и на принуждение их к перемене веры, прибавив к тому, что и посольство сие предпринято главнейше с намерением испытать, нельзя ли ввести в Японию Христианского исповедания. Одна только чрезмерная злость могла сему Японцу внушить таковые бессовестные нарекания. Ко мщению не имел он никакого повода; поелику принят был в России с товарищами своими человеколюбиво. При отъезде одарены они все ИМПЕРАТОРОМ; на корабле пользовались всевозможным снизхождением. Сие письмо не имело однако никакого успеха. Неудача в исполнении предприятия и угрызение совести в рассуждении бесчестного своего поступка, довели его, может быть, до покушения на жизнь свою. По залечении раны твердил он беспрестанно, что Россияне весьма добродушны, но он только один зол и желал прекратишь свою жизнь.

1805 год Февраль. 19–28

Февраля 19 го известили Посланника, что Японской Император отправил в Нангасаки уполномоченного с восьмью знатными особами для вступления с ним в переговоры. Хотя толмачи и не говорили явно, что Посланнику не надобно будет уже ехать в Эддо; но не трудно было сие заключить, потому, что отправленный Императором уполномоченный был высокого достоинства, которое по словам толмачей, состояло в том, что он предстоя своему Монарху, может даже смотреть на его ноги,[101] не смея впрочем возвышать более своего зрения. Чтобы такая знатная особа отправлена была в Нангасаки, для одного сопровождения Посланника в Эддо, о том думать было не можно. Желание Японского правительства сбыть нас с рук в начале Апреля, обнаружено довольно прибывшими к нам толмачами. Они приехали на корабль 28 го февраля по повелению Губернатора разведать о нашем состоянии. Но при сем случае делали такие вопросы, из коих не трудно было заключать о главном их намерении. Любопытство их, как скоро приготовить можно корабль к отходу, произвело в нас немалое удовольствие. Сего благоприятного признака нельзя было оставить без внимания. С сего времени начал я всемерно пещися о приведении корабля в надлежащую готовность к выходу в море; при чем не имел никакой причины негодовать на медленность Японцев, в рассуждении доставления всего, что только мною требовано ни было.

28.06.2012 | Автор:

При сем поставляю я не излишним сообщить так же свои примечания (сколько бы они недостаточны ни были) и о природных жителях Ессо и южной части Сахалина. Народ сей, столь мало знаемый Европейцами, заслуживает, чтоб сделать известными, по крайней мере некоторые отличительные их свойства. Выше уже упомянуто, что собственное имя жителей острова Ессо есть Аин. Сим же именем называются и южные Сахалинцы. Их рост, одеяние, образ лица и язык доказывают, что они оба одного происхождения. Почему Капитан корабля Кастрикома хотя и был в Аниве и Аткизе, но не узнав пролива Лаперузова, мог остаться при мнении, что оба сии места находятся на одном и том же острове. Итак все сообщаемое мною об Аинах относится как до жителей Ессо, так и южной части Сахалина. Они должны составлять тот самой народ, которой со времени Шпангберга называется мохнатыми Курильцами.

Аины среднего и все почти равного роста; не выше 5 ти футов и 2 или 4 дюймов; цвет лица так темен, что близко подходит к черному, борода густая и больщая, волосы черные и жесткие, висящие к низу, по которым, выключая бороду, походят на Камчадалов; но только черты лица их гораздо правильнее. Женщины чрезвычайно безобразны: весьма темный цвет их, черные как уголь чрез лице висящие волосы, синия губы и насеченные на руках изображения при не чистом и не опрятном одеянии не удобны к тому, чтоб они могли понравиться. Таковы были те, которых видели мы на северной оконечности Ессо. На берегу Анивского залива имели мы правда случай видеть несколько молодых женщин и девушек, в глазах коих светился огнь живости, почему многие из нас не почитали их безобразными; однако я признаюсь откровенно, что отвращение мое к оным было таковое же, каковое и к первым. Впрочем надобно отдать им справедливость в том, что они чрезвычайно скромных нравов и представляют собою совершенную противуположность в отношении к Нукагивским и Отагитским женщинам. Скромность их простирается даже до застенчивости, чему, может быть, виною ревность их мужей и бдительность родителей. они не выходили ни на минуту из хижин, когда мы были на берегу, оказывали величайшее замешательство, когда Г-нь Тилезиус снимал с некоторых из них портреты. Аины более всего отличаются добросердечием, изображающимся ясно в чертах лица их. Примеченные нами поступки их подтверждали то совершенно. Игра их лиц и телодвижение при первом взгляде предубеждают в пользу их нравственности. Хищничество, общий порок диких народов южных островов восточного океана, им совсем чуждо. В бытность нашу в заливе Румянцова привозили они на корабль рыбу и отдавали нам оную, не требуя за то ничего; когда же мы предлагали им подарки, то они сколько оными ни любовались, однако не хотели признавать их своими, покуда из разных знаков наших не уверились, что вещи сии точно отданы им в собственность. В заливе Лососей не имели мы случая испытать обстоятельнее их бескорыстия, потому что они на корабль не приезжали, что уповательно запрещено было им Японцами.

Одеяние Аинов состоит по большей части из кож дворных собак и тюленей. Я видел некоторых однако и в другом платье, подобном Камчадальской парке, которая не иное что есть, как просторная рубашка, надеваемая сверху на нижнее платье. Жители берега Анивы одеты были все в шубы. Сапоги свои делают они из кож тюленьих. Женское платье вообще из оных же. На берегу залива Румянцова видел я двух женщин, из коих на одной была медвежья, а на другой собачья шуба; на прочих же платье из желтой грубой ткани из басты, в чем удостоверились мы в их хижинах; у некоторых обшито было оно сукном синим. Под сим верхним платьем носят они другое тонкое из бумажной ткани, вымениваемой вероятно у Японцев. Здесь не видал я ни на ком сапогов, каковые носят жители Анивского берега. Вместо оных употребляются всеми Японские соломенные туфли. Некоторые только надевают короткие чулки, сшитые из тойже грубой ткани, из коей их верхнее платье, прояия же все ходят в одних туфлях, не прикрывая впрочем ничем ног своих. Таковое великое различие в одеянии Аинов острова Ессо и Сахалина должно произходить от большего благосостояния последних, которые кажутся быть бодрее и веселее первых. Но что сему причиною? превосходнейшее ли изобилие в рыбе и пушном товаре, доставляющем им чрез постоянную торговлю с Японцами всегдашнюю выгоду, или меньше зависимое от Японцов их положение? того достоверно утверждать не могу; однако полагаю первую причину основательнее. Теплых шапок не видал я ни на одном; большая часть не покрывают ничем головы своей, на некоторых только были соломянные шляпы, имеющие вид конуса. Обычая стричь волосы, думаю, не имеют, не взирая на то, что я видел несколько человек, у коих до полголовы оные острижены. Вероятно, что это были только подражатели Японцев. Женщины, даже самые молодые, не украшают ничем ни головы, ни шеи, ни носа, ни ушей своих, одни только губы натирают вообще синею краскою, чрез что Европейцу, привыкшему любоваться цветом розовым, кажутся очень отвратительны. Мущины одни, да и то не многие, имели серги, состоящие в простых кольцах из желтой меди. Мне удалось выменять пару серег у одного молодого человека. они состояли из серебрянных колец, из коих в каждом было по большему зерну искуственного бисера, бусом называемого. Лаперуз говорит, что ему случилось видеть такия же у одного из жителей берегов залива де Ланель. Молодый человек, коему принадлежали вымененные мною серги, ценил оные очень дорого. Великой трудности стоило ему выпустить их из рук своих. Два раза брал он серги назад и увеличивал цену. Старой кафтан, два бумажных платка и лист жести склонили его наконец к тому, что он мне их отдал. Впрочем медные пуговицы и поношеное платье были такия вещи, на которые охотнее променивали они нам свои трубки и другие малости, не имевшие для нас иной цены, кроме их редкости.